В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Сын за отца

Сын многолетнего лидера СССР Сергей ХРУЩЕВ: «С Брежневым мы в замечательных отношениях были, он ко мне вроде со всей душой: и целовался, и все остальное, неизменно хорошим коньячком от него пахло, хотя и не пил. Он в основном по девушкам — большой был жизнелюб»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 17 Декабря, 2013 22:00
Часть VI
Дмитрий ГОРДОН

(Продолжение. Начало в № 4650) 

«СЕЛО НИКИТА В КРЫМУ В БОТАНИЧЕСКОЕ ПЕРЕИМЕНОВАЛИ, ЧТОБЫ БРЕЖНЕВА ЛИШНИЙ РАЗ НЕНАВИСТНОЕ ИМЯ НЕ РАЗДРАЖАЛО»

- Брежнев в московском верховном раскладе случайным был человеком?

- Отнюдь - при Хрущеве он с 30-х годов находился, и когда Никита Сергеевич команду свою добирал, пригласил и Брежнева. Это в условиях демократии вы сами себя выдвигаете: баллотируетесь в парламент, деретесь, ведете борьбу с соперниками и, став депутатом Верховной Рады, показываете себя, в прессе выступаете, а при авторитарной системе власть - это узкий кружочек, и отсюда туда вы можете попасть, только если кто-то скажет: «Работник он вроде хороший - его я знаю, а тех, остальных, нет». Хрущев пытался обновить кадры, выдернул вот министром сельского хозяйства Воловченко... «Не нужны мне эти бюрократы, - говорил, - а он директор совхоза», а оказалось, что такой же бюрократ, да еще менее к работе на новой должности подготовленный, поэтому Никита Сергеевич выбирал из тех, кого знал.

- Вы с Брежневым плотно общались?

- Мы в очень хороших отношениях были.

- Дядя Леня?

Никита Хрущев, Леонид Брежнев, Алексей Косыгин, Дмитрий Полянский, Алексей Кириленко, Сергей Хрущев и другие на охоте в Завидово под Москвой, 1960 год

- Ну, дядей Леней я его не называл, но видеть Леонида Ильича был рад всегда. И он ко мне вроде со всей душой: и целовался, и все остальное...

- Целовался, судя по всему, хорошо...

- Это точно, и неизменно хорошим коньячком от него пахло, хотя и не пил. Он в основном по девушкам - большой был жиз­нелюб.

- Добрым был?

- Можно и так сказать. Работать не любил, но опытным был - всю кухню знал. Ему нравились - это ярко потом проявилось - ордена, представительские функции, приемы.

- Зато беззлобный...

- Да, хотя Хрущева потом всеми фибрами своей души ненавидел - именно как добрый человек. Ему необходимо было в первую очередь себе доказать, что Никита Сергеевич, который его наверх привел, - и здесь вроде прикрыл, и там поддержал - такой был плохой, что я его снял...

Фрол Козлов, Никита Хрущев, Леонид Брежнев иМихаил Суслов во время XXII съезда КПСС, октябрь 1961 года. «У Леонида Ильича все время — как всегда у слабых людей! — ненависть росла, ему необходимо было постоянно ее подкреплять»

- ...и правильно сделал...

- Да, и все время у него - как всегда у слабых людей! - ненависть эта росла, росла... Ему необходимо было постоянно ее подкреплять, и доходило вообще до смешного. В Крыму, куда Брежнев ездил на дачу, Никитский ботанический сад был, так село Никита в Ботаническое переименовали, чтобы его лишний раз ненавистное имя не раздражало.

Из книги Сергея Хрущева «Никита Хрущев. Пенсионер союзного значения».

«Невольно вспомнилось, как отец на маневрах Черноморского флота присутствовал, - наше Опытное конструкторское бюро (им руководил академик Владимир Николаевич Челомей) тоже свои достижения демонстрировало, и я находился среди участников. Все внимательно следили за пусками ракет, заинтересованно обсуждали доклады гражданских и военных специалистов, а когда объявили двухчасовой перерыв, отец привычно собрал свою объемистую коричневую папку, позвал помощника и отправился в каюту.

Никита Хрущев, его супруга Нина Петровна, дочь Елена, Анастас Микоян, Леонид Брежнев в московской резиденции на Воробьевых горах, 1961 год

- Пойду почитаю почту и поработаю над постановлением по флоту, - бросил он.

На палубе остались Брежнев, Подгорный, Кириленко, Гречко, Устинов, министры, адмиралы, конструкторы... Напряженно-внимательное выражение с лица Леонида Ильича спало, глаза его повеселели.

- Что ж, Коля, - обратился он к Подгорному, - забьем козла?

Принесли домино, Брежнев, Подгорный, Кириленко и Гречко отдались любимому занятию. К возвращению отца стол очистили...

В том 1964 году Леонид Ильич впервые взял инициативу на себя.

Нужно сказать, что, несмотря на общую непринужденность встреч, этикет выдерживался строго: гости приезжали с семьями, но отдельно от главы семьи ни жен, ни детей не приглашали никогда.

Тем летом в одном из ялтинских санаториев отдыхала моя старшая сестра Юлия Никитична, и она была чрезвычайно удивлена, когда получила приглашение на такую встречу, уст­­раиваемую Брежневым. В этом необычном приглашении, видимо, сыграли роль прямо противоположные эмоции - с одной стороны, Леониду Ильичу очень хотелось показать и, очевидно, в первую очередь себе, что он тут без пяти минут хозяин, а с другой - опасаясь Хрущева, пригласив Юлию Никитичну, он демонстрировал верноподданнические чувства.

Сестру поразило поведение Бреж­нева на приеме, причем говорила она об этом еще до отставки отца - по ее словам, Брежнев вел себя как полновластный хозяин и был со всеми необычайно фамильярен: таким она его не видела никогда. К концу вечера он даже забрался на стул и стал декламировать стихи собственного сочинения - по всему чувствовалось, что он чрезвычайно доволен собой.

Никита Сергеевич на XXII съезде КПСС. В президиуме: Анастас Микоян, Арвид Пельше, Леонид Брежнев, Фрол Козлов и другие, октябрь 1961 года

Резкая перемена в поведении Леонида Ильича вызвала недоумение у многих, но мотивов ее не разгадал никто - как у нас водится, решили, что выпил лишнего.

В августе аналогичная история приключилась и со мной. В Москве отца тогда не было, он отправился на целину, а мы с коллегами по служебным делам в Центр подготовки космонавтов поехали. Приняли нас радушно, мы ходили по залам, разглядывали тренажеры, разговаривали с космонавтами... Сопровождал нас генерал Николай Петрович Каманин - в то время заместитель начальника Главного штаба ВВС, занимавшийся вопросами подготовки космонавтов. В конце этой экскурсии мы зашли в одну из лабораторий посмотреть тренажер первого пилотируемого корабля «Восток», и внезапно в дверь вбежал запыхавшийся адъютант Каманина:

- Товарищ генерал! Товарища Хрущева просили позвонить товарищу Брежневу.

Представьте мое удивление, ведь никогда прежде Леонид Ильич мне не звонил - кто я и кто он?.. Я быстро прошел с адъю­тан­том в кабинет Каманина и набрал номер телефона Брежнева в ЦК.

Он поднял трубку:

Леонид Брежнев и Никита Хрущев с китайским государственным политическим деятелем Лю Шаоци на приеме в Кремле в начале 60-х. В октябре 1968-го 12-й пленум Центрального комитета Коммунистической партии Китая постановил исключить Лю Шаоци из рядов КПК, сняв его «со всех по стов внутри и вне партии» как одного из главных противников политической линии Мао Цзэдуна

- Вот что, - услышал я, - Никиты Сергеевича нет, а завтра открытие охоты на уток. Мы все едем в Завидово, приглашаю и тебя - поедешь?

- Конечно. Спасибо, Леонид Ильич, в субботу вечером буду там, - обалдело ответил я, пораженный.

Личного приглашения на утиную охоту от члена Президиума ЦК я не ожидал - отец, бывало, меня брал, но исключительно в виде «бесплатного приложения». Иногда привозил с собой сына и Дмитрий Степанович Полянский,

«Работать Брежнев не любил, но опытным был — всю кухню знал. Ему нравились — это ярко потом проявилось — ордена, представительские функции, приемы... Хрущева потом всеми фибрами своей души ненавидел»

но одно дело - поехать на охоту с отцом, а тут вдруг зовут на равных - не скрою, такое предложение мне очень польстило.

Когда я вернулся в лабораторию, Каманин смотрел на меня влюбленными глазами.

- Наверное, Леонид Ильич вам час­тенько звонит? - спросил он.

Я не знал, что ответить, и пробормотал:

- Да. Нет... Не очень...

В то время я не слишком над этим звонком задумывался, приняв его за простой знак внимания и симпатии.

Вернувшись в Москву, отец спросил ме­ня:

- Ну как поохотился? Мне по телефону Брежнев сказал, что он тебя не забыл и в Завидово с собой пригласил.

Видимо, этот звонок был еще одним шагом, чтобы задобрить отца, - другого объяснения я, признаться, не нахожу».

Сергей Хрущев, украинский политик Владимир Горбулин и Дмитрий Гордон. «В условиях демократии вы сами себя вы двигаете: баллотируетесь в парламент, ведете борьбу с соперниками, в прессе выступаете, а при авторитарной систе ме власть — это узкий кружочек»

Фото Сергея КРЫЛАТОВА

(Продолжение следует)



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось