В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Умом Россию не понять

Экс-депутат Госдумы России Владимир РЫЖКОВ: «В России ведутся разговоры о возможных досрочных выборах президента — власть хочет воспользоваться сегодняшним высоким рейтингом Путина»

Елена ПОСКАННАЯ 23 Июля, 2015 21:00
Война на Донбассе объединила российское общество вокруг Владимира Путина, и нет никакого сомнения в том, что он пойдет на следующий президентский срок, заявил в интервью интернет-изданию «ГОРДОН» историк и политик, один из авторов доклада «Путин. Коррупция»
Елена ПОСКАННАЯ

Следующие президентские выборы в России могут перенести на 2016 или 2017 год, чтобы обеспечить Путину еще один срок у руля государства, считает либеральный российский политик, профессор московской Высшей школы экономики Владимир Рыжков.

Он был депута­том Государственной думы четырех созывов. В середине 1990-х стал одним из лидеров созданного по инициативе Ельцина движения «Наш дом — Россия», а с 2010 по 2014 год вместе с Борисом Немцовым и Михаилом Касьяновым возглавлял партию «РПР-ПАРНАС». Являлся также членом правления общественной организации «Открытая Россия», которую спонсировал бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. Вместе с Гарри Каспаровым выступал соучредителем комитета «2008: Свободный выбор».

Рыжков — один из авторов доклада «Путин. Коррупция», где впервые были описаны схемы обогащения высших чиновников и президента России. По мнению политика, именно государственная деятельность Путина привела страну к глубокому кризису.

«БОЛЬШИНСТВО РОССИЯН ИСКРЕННЕ ВЕРЯТ, ЧТО УКРАИНА ПРОСТО МАРИОНЕТКА В РУКАХ АМЕРИКИ, КОТОРАЯ СТРЕМИТСЯ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ НАПАКОСТИТЬ РОССИИ»

— Насколько война между Украиной и Россией повлияла на позиции Владимира Путина?

— Война сейчас играет огромную роль во внутренней политике. Происходит мобилизация общества вокруг Путина. Власть чрезвычайно популярна.

Конфликт оказался очень полезным для президента. Ему удалось представить всю эту историю как защиту национальных интересов от агрессии Запада. Большинство россиян искренне верит, что Украина просто марионетка в руках Америки, которая стремится как можно больше напакостить России. И что Путин всего лишь защищает интересы страны, но ни в коей мере не нападает на Украину. Поэтому рейтинги президента весь последний год держатся на рекордной отметке. Даже независимый «Левада-центр» дает уровень поддержки 89 процентов, что является абсолютным рекордом.

— Можно ли предположить, что Путин, как и планировал, останется президентом России до 2024 года?

— Судя по опросам, сегодня он выиграл бы выборы в первом туре с огромным преимуществом, получив 70 процентов голосов. Президентские выборы должны пройти через три года. К тому времени ситуация может измениться, так как экономика падает. Время работает против Путина. Поэтому сейчас ведутся разговоры о возможных досрочных выборах президента. Речь идет о 2016 или 2017 годе. Власть вполне может приблизить выборы, чтобы воспользоваться высокой популярностью и не дожидаться, когда рейтинг упадет. В целом нет никаких сомнений, что Путин не планирует уходить.

— Это законно?

— У нас в Конституции написано, что одно лицо не может избираться более двух раз подряд. Формально Путин это требование выполняет. Он был президентом два раза подряд с 2000 по 2008 год, потом уступил кресло Дмитрию Медведеву — наступил перерыв. Так что у него опять первый срок.

— Сейчас россияне готовятся к местным выборам. При таком высоком доверии к власти каковы шансы оппозиции заполучить голоса избирателей?

— Рейтинг Путина автоматически не переносится на региональные и местные выборы. Люди у нас весьма критически настроены к губернаторам, мэрам городов и особенно к представителям правящей партии «Единая Россия». Поэтому, я считаю, что оппозиция (она у нас разная: есть легальная — КПРФ Геннадия Зюганова и ЛДПР Владимира Жириновского, а есть демократическая — партии «Яблоко», ПАРНАС, «Гражданская инициатива») имеет неплохие шансы и может получить если не большинство, то значительное количество мест в региональных парламентах и органах самоуправления.

— А вы будете участвовать в выборах?

— В этом году — нет. Но ко мне обратился мой давний товарищ, бывший министр экономики России Андрей Нечаев, возглавивший новую партию «Гражданская инициатива». Я в нее не вхожу, но по мере сил помогаю им. Это демократическая оппозиционная партия с хорошей программой и людьми. В будущем году я планирую принять участие в выборах в Госдуму по округу в Алтайском крае, у себя на родине.

— В России принят закон, по которому иностранные и международные организации могут быть объявлены «нежелательными» и запрещены без суда. Каким образом это повлияет на политическую активность людей?

— За последние 20 лет Россия интегрировалась не только в мировую экономику, но и в гражданское сообщество. У нас активно действуют Greenpeace, Фонд дикой природы (WWF), Transparency International, Human Rights Watch и другие международные организации. Есть опасность, что именно они будут объявлены нежелательными. А по закону, который только что принят, с ними вообще никак нельзя взаимодействовать. Любой гражданин, начавший сотрудничать с ними, подпадет под административную и даже уголовную ответственность.

Таким образом у нас в стране идет планомерный разгром третьего сектора, авторитетных некоммерческих общественных организаций. Объявление «нежелательными» — это автоматический запрет деятельности в России. Объединения, которые занимаются правами человека, оценивают уровень демократии, защищают природу и свободу слова, будут уничтожены, что окончательно превратит Россию в диктатуру и еще больше усугубит внутренние проблемы.

«РОССИЯНЕ НЕ СВЯЗЫВАЮТ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРУДНОСТИ С КРЫМОМ — ПОЛУОСТРОВ МАЛЕНЬКИЙ, И ВСЕМ ПОНЯТНО, ЧТО КОРЕНЬ ПРОБЛЕМ НЕ В НЕМ»

— Недавно два украинских банка подали иск в международный арбитраж в Гааге (Нидерланды) о возмещении убытков, полученных в результате аннексии

С 2010 по 2014 год Владимир Рыжков вместе с Борисом Немцовым и Михаилом Касьяновым возглавлял политическую партию «РПР-ПАРНАС»

Крыма. В разных странах мира начались аресты имущества России по требованию акционеров компании ЮКОС. Насколько серьезно воспринимаются данные угрозы?

— Мнения расходятся. Некоторые юристы считают, что особой опасности нет. Тяжбы растянутся на многие годы, и ничего особо взыскать не удастся. По мнению других, суды стран Запада начнут принимать решения не в пользу России и станут изымать активы. Трудно сказать, как будет на самом деле. Я лично оцениваю угрозу как достаточно высокую. Потому что каждый день приходят новости о возбуждении новых исков. В принципе, в течение ближайших лет это может превратиться в головную боль России и постоянный кошмар, когда активы будут арестовывать по всему миру.

— В России уже почувствовали действие санкций, которые введены странами Запада?

— Экономическое положение за прошедший год стало хуже, но нельзя сказать, что катастрофически хуже. Идет не обвал экономики, а достаточно плавный и стабильный спад. Важно заметить, что падение темпов роста началось до украинского кризиса — с 2011 года. Еще до аннексии Крыма они были близки к нулю. Это объясняется, как говорят экономисты, наличием структурных проблем: не растет спрос населения, уменьшаются объемы инвестиций, низкая конкурентоспособность. Все эти причины не имеют отношения к Украине. Они накопились за ряд лет и носят внутренний характер.

Санкции, введенные против России, после событий в Крыму и начала войны на востоке Украины, только усугубили экономическое положение. Из нулевого роста мы перешли в спад. В этом году ожидается снижение на уровне четырех процентов ВВП, а также большой отток капиталов — более 100 миллиардов долларов. По данным Госкомстата, реальные доходы населения уже сократились на 10 процентов по сравнению с прошлым годом. Негативные тенденции развиваются, и пока ситуация не стабилизировалась. С каждым месяцем экономика работает все хуже.

— Крым ждет от Москвы финансовой помощи и инвестиций. Понятно, что жители полуострова напряжены — они не получают тех денег от туризма, которые были прежде. Как вы думаете, Россия, имеющая такие экономические проблемы, в состоянии содержать захваченную территорию?

— При всех трудностях Россия очень богатая страна, с объемной экономикой, крупным бюджетом и резервами. Для нее в отличие от Украины Крым — не такой уж большой регион. Там всего два миллиона населения. Туда вливаются значительные суммы. Точных оценок нет, но речь идет о сотнях миллиардов рублей, и конечно, крымчане это ощущают.

Я своими глазами видел, как ведется строительство дорог по всему полуострову. Когда был в октябре прошлого года в Севастополе, бюджетники рассказывали, что их реальная зарплата выросла в три-четыре раза. У одного моего знакомого военного дочь рожала в Севастополе. Он рассказал, что если раньше за все брали деньги (место в роддоме, лекарства, услуги врачей), то сейчас было бесплатно и в хороших условиях. Выходит, люди видят значительное улучшение, особенно в бюджетной сфере, дорожном строительстве и медицинском обслуживании.

Наряду с этим есть и большие проблемы. Например, транспортная доступность. В Симферополь летают сотни рейсов и работает паром, но этого недостаточно. В ближайшие годы эту задачу сложно будет решить, потому что мост строится долго.

— То есть Крым оказался России по карману?

— Безусловно. В структуре российских расходов траты на полуостров не столь критичны. Возможностей и денег в России гораздо больше, чем в Украине. С другой стороны, понятно, что средства, которые идут сейчас на Крым, у кого-то забирают. А они могли бы пойти на Сибирь, Дальний Восток, другие регионы.

— Не приведет ли такая несправедливость к народному возмущению?

— Нет, россияне в целом не связывают экономические трудности с Крымом. Полуостров маленький и далеко, понятно, что корень проблем не в нем.

«В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ СТОЯТ ГОТОВЫЕ ФРЕГАТЫ, А У НИХ НЕТ ДВИГАТЕЛЕЙ, ПОТОМУ ЧТО ДО ЭТОГО ИСПОЛЬЗОВАЛИ УКРАИНСКИЕ»

— Из-за войны на Донбассе украинцы стали покупать намного меньше российских товаров и, главное, газа. Это ощутили на себе россияне?

— Потери оказались существенными. Мое личное мнение — больше всего пострадала оборонная промышленность обеих стран. Там была высокая степень интеграции. Все российские вертолеты (военные и гражданские) летают на украинских моторах, которые выпускает «Мотор сич». Насколько я знаю, в Санкт-Петербурге стоят готовые фрегаты, а у них нет двигателей, потому что до этого использовали украинские. Также значительная кооперация по ракетной технике, электронике, радиоэлектронным средствам борьбы и так далее. Получается, что конфликт самый тяжелый удар нанес по российской армии и военному экспорту.

Что касается газа. Последние несколько лет «Газпром» теряет европейского потребителя, его доля на рынках стран ЕС уменьшается. Опять-таки это не связано с Украиной. Просто газ дорогой, и появляются новые источники энергии, например, сжиженный газ. Кроме того, Европа отчасти возвращается к использованию угля.

— С начала июля Украина вовсе отказалась покупать газ у «Газпрома»...

— «Газпром» в любом случае несет убытки: и при снижении стоимости газа, и при отказе Украины от закупок. Надо понимать, что требования по цене — не чистая политика. Компания стремится продать подороже, потому что стоимость газа и так падает, а у нее большие долги и значительные средства нужны на строительство новых газопроводов.

Падение цен на нефть и сокращение реализации газа больно бьет по «Газпрому», который быстро теряет доходы и капитализацию. Газопроводов в Китай еще нет, и неизвестно, когда они появятся. Мало того, если их и запустят, Китай намерен покупать газ дешевле, чем Европа. Значит, денег от этих сделок будет меньше.

— Западные санкции и возникшие из-за них экономические трудности заставят россиян уйти из Донбасса?

— Руководство России отрицает присутствие своих войск на востоке Украины (хотя я лично убежден, что военное присутствие есть, чему существует масса доказательств), а раз так, то, с его точки зрения, и выводить некого.

На мой взгляд, ситуация зашла в тупик. Киев не хочет наступать, развязывать войну и содержать разрушенные регионы. Москва тоже не желает давать денег и платить за восстановление Донецка и Луганска. Оттуда, по некоторым оценкам, уже выехали 2,5 миллиона человек. До 1,5 миллиона перебрались в Украину, около 1 миллиона — в Россию. Остались в основном пенсионеры, дети и часть бюджетников. Экономика и хозяйственные связи разрушены.

Скорее всего, там сохранится статус-кво, как сегодня. То есть Москва будет заявлять, что Донбасс — часть Украины, мол, договаривайтесь сами. Киев будет обвинять Кремль в том, что он не позволяет восстановить суверенитет на этих территориях. В общем, появится такое подобие Приднестровья — непризнанный анклав с кучей социальных и иных проблем.

Самое главное теперь для Украины — заниматься внутренними реформами и продемонстрировать успех. Если будет экономическое, социальное и политическое развитие, высокий уровень жизни, то через какое-то время люди сами попросятся назад.

«СОРОКАЛЕТНЯЯ ЭПОХА ОСОБЫХ ДРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МОСКВЫ И БЕРЛИНА ЗАКОНЧИЛАСЬ. ПРИЧИНОЙ ТОМУ СТАЛ ИМЕННО УКРАИНСКИЙ КРИЗИС»

— Анализируя ситуацию в Армении, вы заявили, что диктатуры, возникшие на постсоветском пространстве, демонстрируют определенную слабость. Однако ни в Армении, ни в Беларуси, ни в других республиках не проявляются тенденции к их демонтажу. Почему?

— По двум причинам. Во-первых, в Армении и особенно в Беларуси — достаточно суровые полицейские режимы, которые жестоко расправляются с оппозицией. Во-вторых, их устойчивость связана с ежегодной огромной финансовой помощью России. Кремль тратит примерно по 20 миллиардов долларов в год на поддержку постсоветского пространства — Киргизии, Таджикистана, Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья, Крыма, Беларуси, Армении. Согласитесь, это огромная сумма.

Последний пример: когда начались беспорядки в Армении из-за повышения тарифов на электричество, Москва тут же пообещала Еревану 200 миллионов долларов на субсидирование. В октябре этого года будут выборы в Беларуси. Лукашенко идет на очередной срок. По разным оценкам, он уже получил от четырех до пяти миллиардов долларов в этом году в виде скидок на нефть и нефтепродукты, кредитов и так далее. Для Беларуси это огромные деньги.

Фактически все постсоветские режимы могут рассчитывать на то, что в случае народного возмущения Кремль даст им денег, чтобы загасить протест. Украинцы тоже столкнулись с этим, когда во время Евромайдана Россия пообещала Януковичу 15 миллиардов долларов.

— Постсоветским диктатурам нужны российские деньги. Тут все понятно. А зачем эти режимы России?

— Для президента Владимира Путина все, что связано с постсоветскими странами, — большая геополитика. Он вполне готов тратить огромные ресурсы, чтобы его ставленники держали пространство. И украинский кризис был связан с этим. Шло перетягивание каната между Москвой и Брюсселем. Когда Киев выбрал европейский вектор развития, Россия тут же решила дестабилизировать Украину. Так что все режимы, безусловно, нужны Путину для его внешнеполитического престижа.

— Из истории мы знаем, что вопреки всем противоречиям Россия и Германия всегда находили общий язык. Сейчас в отношениях двух стран наметились разногласия. Насколько они на самом деле критичны?

— На экономической конференции в Барнауле мы обсуждали этот вопрос с докладчиками из Германии. Действительно, начиная с 70-х годов СССР и потом Россия были дружны с Германией. Сейчас в отношениях двух стран произошел колоссальный разлом, самый серьезный кризис за 40 с лишним лет. И проявляется он во всем.

Во-первых, Германия выступает лидером по введению санкций против Кремля. Лидером! Невозможно было себе представить, что такое когда-нибудь произойдет. Во-вторых, Германия очень четко артикулирует свою позицию: Меркель однозначно говорит об аннексии Крыма и о военной поддержке боевиков на востоке Украины со стороны Москвы. Риторика крайне жесткая. В-третьих, значительно сокращаются экономические связи. Немецкий бизнес настроен пророссийски, здесь работают тысячи их компаний, вложены миллиардные инвестиции. Тем не менее под давлением правительства немцы сворачивают экономические проекты.

Так что в целом конфликт беспрецедентный. Мы можем говорить, что 40-летняя эпоха особых дружеских отношений Москвы и Берлина закончилась. Причиной тому стал именно украинский кризис. Для немцев силовое решение россиян — забрать чужую территорию и начать на ней гибридную войну — оказалось абсолютно неприемлемым.

 



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось