В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Актер Евгений ГАНЕЛИН: "Генералом мне идти рановато, а простым опером - поздно"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 25 Сентября, 2006 21:00
Санкт-петербургского актера Евгения Ганелина сделал известным сериал "Убойная сила".
Людмила ГРАБЕНКО
Санкт-петербургского актера Евгения Ганелина сделал известным сериал "Убойная сила". Если бы он мог это предположить, не пришел бы на пробы в футболке и пляжных шлепанцах. Режиссер скомандовал: "Сразу в кадр!". То, что оперуполномоченный Любимов выходит из трамвая в весьма легкомысленном виде, обнаружили только при монтаже. Но поскольку времени на пересьемку не было, вырезать этот эпизод не стали. В жизни же Евгений Рафаилович человек более чем серьезный. Вы много знаете актеров с ученой степенью? Так вот, у Ганелина она есть.

"ЕСЛИ БЫ Я СО ВСЕМИ ПИЛ ХОТЯ БЫ СИМВОЛИЧЕСКИ, НАВЕРНОЕ, УЖЕ СПИЛСЯ БЫ"

- Женя, вы, насколько я знаю, человек "остепененный"?

- Да, я кандидат искусствоведческих наук и преподаю в театральном институте, теперь он именуется Санкт-Петербургская театральная академия. Моя диссертация называется "Современная театральная педагогика и любительский театр". Почему выбрал имено эту тему? Я с большим почтением отношусь к тому, что делают самодеятельные артисты (сам когда-то вышел из народного ТЮЗа). На мой взгляд, все самое ценное на сцене и экране происходит из любви к профессии. А актерами и режиссерами-любителями движет только любовь - денег они практически не получают. В общем, я твердо уверен: самые счастливые дети появляются у любящих друг друга родителей. Я ведь и сам дитя любви!

Родители были историками и очень хотели, чтобы я пошел по их стопам. Но к моему решению поступать в театральный отнеслись с уважнением. Теперь я понимаю, что им просто деваться было некуда: раз уж получился артист, что ж теперь делать? Правда, папа, когда я радостно показал ему студенческий билет театрального института, спросил: "А когда на истфак поступать будешь?". Мой отец Рафаил Шоломович Ганелин - член-корреспондент Российской академии наук. В какой-то степени я воплощаю его мечту: не только в театре и на сцене играю, но и наукой занимаюсь - диссертацию защитил, научные статьи пишу.

- Вы у родителей один?

- И я один, и у меня один сын. Ужасно боюсь, что он станет актером! Недавно мы с Семеном Стругачевым и Лялей Миропольской выпустили антрепризный спектакль. Сын подошел ко мне после премьеры - глазенки горят! "Знаешь, пап, - говорит, - я думал, это комедия, а оказалось, достаточно грустная история! А это хорошо, когда комедия грустная?".

- Серьезный мальчик!

- Нормальный. Учится не очень хорошо. Но мне нравится, что он растет разносторонним человечком: и английским занимается, и биологией, и музыкой немножко, и на лошадях скачет. В жизни все может пригодиться.

- А у вас с лошадьми как?

- Полное взаимопонимание! Актер должен уметь все, что делает его персонаж. Если, скажем, надеваешь милицейскую форму, нужно понимать, что, где и для чего у тебя пристегнуто. Когда снимался у вас в Киеве, ребята-спецназовцы из "Сокола" показывали мне, как оружие носить, с какой стороны кобура и тому подобное.

- Кстати, как вы относитесь к тому, что вас прославил сериал "Убойная сила"?

- Спокойно. Это же не признание зрителей, а элементарное узнавание. На улицах мне действительно проходу не дают, особенно в Украине - народ у вас южный, экспансивный. Наливают везде! Если бы я со всеми пил хотя бы символически, наверное, спился бы уже. Или сала объелся.

- Вас такое проявление зрительской любви не раздражает?

- Конечно, когда подходит в стельку пьяный человек и предлагает: "Давай выпьем!", это вроде бы неэтично. Но если копнуть славянскую душу, ничего плохого в этом нет. Он же предлагает самое, на его взгляд, святое - 50 граммов. Да, сумасшедших много, это факт, но они тоже люди. Кто-то, бывает, хвалит, кто-то критикует: не так кобуру надел, не так пистолет вытащил. Имеют право! Я к этому нормально отношусь.

- Создатели картины познакомили вас с вашими прототипами?

- Да. Мы увидели, что они и в жизни если не закадычные друзья, то, во всяком случае, добрые товарищи. Актерская компания у нас разношерстная - Хабенский, Федорцов, Кошонин, Сеня Стругачев и я, поэтому мы долго друг к другу притирались. Зато теперь не разлей вода! И если наши коллеги из других сериалов разбежались в разные стороны, поделили одну картину на несколько частей, то мы очень дорожим и "Убойкой", и нашим отношением друг к другу. Более того, мы и в жизни стали дружить, а это среди киношников редко бывает. Если кого-то одного приглашают выступить на концерте, он обязательно обзванивает всех: "Ребята, есть такое приглашение. Пойдем?".
"С ТЕМИ, КТО РУГАЕТ МИЛИЦИЮ, ПРЕДПОЧИТАЮ НЕ ОБЩАТЬСЯ"

- А кто ваш прототип?

- (Смеется). Мой прототип - Сережка Селин, он же - Дукалис!

- ?!

- В сценарии так и было написано: Дукалис. Но ребята из "Ментов" снялись только в первой серии, а дальше отказались - пришлось искать замену. И когда я появился на съемочной площадке, мне нужно было играть Дукалиса. С другой стороны, заказчик - Первый канал российского телевидения - поначалу подталкивал меня сыграть второго Жеглова. Им казалось, что я на Владимира Семеновича Высоцкого похож, и внешне, и голосом. Но как я могу равняться с Высоцким? А его копия и тем более пародия никому не нужна. Да и вообще я другой! Я - актер Ганелин, играющий своего Жорика Любимова. А уж что мой герой выкинет в следующей серии, даже мне неизвестно. Каждый раз сценаристы что-то придумывают: то у меня вдруг дочка появляется, то любовница. А жены пока почему-то не было, хотя я много сезонов снимался с обручальным кольцом.

- Надо так понимать, что вы к своему герою относитесь с симпатией. А всегда ли вы с ним согласны?

- Как судить кого-то другого, если за себя не всегда можешь ответить? Я, например, в одной и той же жизненной ситуации сегодня могу поступить так, а завтра - совсем по-другому. Конечно, когда читаю сценарий, пытаюсь своего Жорика во всем оправдать. Но вот в одной из серий у меня была любовная история... Мой герой любил женщину, которую играла актриса Елена Руфанова, и одновременно ловил преступника на ее сына как на живца. Помню, когда прочитал сценарий, подумал, что никогда бы так не поступил! А спустя какое-то время понял: возможно, для меня, актера Ганелина, такой поступок противоестествен, а милиционер, наверное, только так бы и сделал - все взвесил и рискнул. Зато этот преступник уже никому не причинит вреда.

Профессиональные и моральные человеческие качества в милицейской профессии переплетены, как ни в какой другой. Поэтому с теми, кто ругает милицию, просто предпочитаю не общаться. Я ведь с милиционерами не просто знаком - со многими из них дружу.

- Они вас не зовут к себе работать: дескать, выгонят из актеров, приходи к нам?

- Мы бы, наверное, в звании не сошлись: генералом мне идти еще рановато, а простым опером бегать уже поздно. Да и тяжелая у них работа. Нас ведь вывозили в реальный убойный отдел, мы там долго общались с ребятами. И материалом для сериала являются реальные уголовные дела, правда, прошедшие через суд. Потому что если мы в кино называем человека преступником, его вина должна быть доказана. Но я вам скажу: если все эти рассказы послушать, поверить, проникнуться ими, то ой как страшно жить! Ой какой бандитизм! И в России, и в Украине.

- Как вы думаете, а что милиции помогает все это выдерживать?

- Точно не зарплата. Думаю, у ребят есть что-то за душой, иначе они просто не ввязались бы в эту историю. Бывает, сидим за рюмочкой, вдруг какой-то звонок, человек меняется на глазах и - убегает кого-то спасать! Такая профессия - своего рода "Скорая помощь"... А еще в любой работе очень выручает чувство юмора.

- Не знаю, как в милиции, а в вашем сериале его очень много. Вы на съемках часто друг над другом подшучиваете?

- Не то слово! Андрюха Федорцов как-то монолог свой не выучил и ходил с листочком по убойному отделу, якобы приказ какой-то читал. А Костя Хабенский во время перерыва взял и приклеил листочек к столу. Вообще, мы очень часто друг друга "раскалываем". Я иногда пытаюсь выдавить из себя что-то серьезное, смотрю, а Сережка Кошонин рожи строит! А поскольку камера в этот момент снимает через его затылок, то никому, кроме меня, его "художеств" не видно. Но самый большой любитель пошутить у нас Семен Стругачев, он может такой текст придумать, что вся съемочная группа падает от хохота. К тому же режиссеры с нами работают замечательные.

Когда Саша Рогожкин, создатель знаменитых "Национальных особенностей", снимал свои серии, у нас камера от смеха тряслась. Только Рогожкин мог придумать, что мой Жора Любимов застрял между полом и потолком двух квартир! Как раз моя жена зашла посмотреть на съемки. Увидев меня торчащим из дыры в полу, она захохотала, хотя еще ничего не происходило. Что уж говорить о моменте, когда мой герой, представляясь: "Старщий оперуполномоченный майор Любимов!", не мог честь отдать, потому что у него руки в дырке были.
"ИТАЛЬЯНСКИЙ МОТОРОЛЛЕР НЕ РАССЧИТАН НА ПОЕЗДКИ ПО НОЧНОМУ ХАРЬКОВУ ПРИ 25 ГРАДУСАХ МОРОЗА"

- И часто вы так... веселитесь?

- Да по-разному бывает, случается и наоборот. Столько страху натерпелись, снимая чеченские серии. Происходило это во Владикавказе, где тогда шла война между ингушами и осетинами. Слава Богу, никого из нас не убили и не ранили, но настоящие взрывы мы слышали. А самое ужасное, что снимались в форме, с оружием в руках, поэтому чувствовали себя очень неуютно. На любой горке мог сидеть снайпер, не подозревающий, что мы всего лишь актеры. Спасибо владикавказским омоновцам, которые нас охраняли, прикрывали собой, как детей родных.

Слава Богу, за всю актерскую карьеру коленки у меня дрожали только раз. Зато прочих внештатных ситуаций пруд пруди! В фильме "Ситуация-202", который снимали в Харькове, в сцене погони я должен был ночью преследовать преступника на мотороллере, а тот, как назло, не хотел заводиться! Дело в том, что итальянский мотороллер не рассчитан на поездки по ночному Харькову при 25 градусах мороза (сами помните, какой была в этом году зима!). Но выход мы нашли: мотороллер заводили в теплом универсаме, выкатывали, а уж дальше я как-то ехал. А еще в такую же погоду снимали в вентиляционных шахтах Харьковского метро. Холод был такой, что не только текст говорить, но и думать трудно было! Но ничего, сняли. А разве не жертва во имя искусства то, что я ради этой роли третий год хожу с бородой? У моего героя солидный имидж, вот мне и запретили бриться!

- В таких случаях вам не хочется сказать: "Собачья работа, как же она мне надоела!".

- Н-е-е-ет! Если какой-то актер вам так скажет, значит, он либо кокетничает, либо не актер. Другое дело, что гораздо комфортнее сниматься в тепле, а не в холоде. Но вот ведь парадокс: когда холодно, лучше играешь!

- Как думаете, почему?

- Тут все дело в специфике нашей профессии. Нормальный человек стремится свою энергию сохранить, а актер, наоборот, лучше себя чувствует, когда ее расходует. Холодно, голодно, хочется спать и есть, а надо репетировать или играть. И получается, что, превозмогая себя, по крупицам собираешь энергию и направляешь ее на роль. Бывает, неважно себя чувствуешь, а пришел в театр, надел костюм, отыграл спектакль и сам удивляешься: вроде бы уже и голова не болит, и температура спала. Чем это объяснить?

- Считается, что актер награждает героя чертами своего характера. А бывает наоборот?

- Вообще-то, я стараюсь не растворяться в своих героях, хотя порой очень хочется прочувствовать другого человека и самому стать другим. Иногда получается. Я, например, какие-то свои болячки отдаю вымышленному герою, тогда он ближе становится. А сам я позаимствовал у Жоры Любимова слова "доказуха" и "прессовать", выражение "оперативная необходимость". Кстати, оно вовсе не означает погоню с пистолетом за преступником. Можно, например, пойти с девушкой в ресторан, а жене сказать: "Оперативная необходимость!". Еще мне очень нравится милицейское жаргонное слово "слить" - не только информацию, но и человека. Когда ты примеряешь на себя какие-то профессиональные вещи, роль становится тебе ближе и роднее.

- События, происходящие с персонажем, влияют на жизнь актера?

- Не знаю, влияют ли они, но то, что сыгранные ситуации иногда повторяются в жизни, - это точно. Бывает, иду по улице, останавливаюсь купить лимонада или сигарет и вдруг ловлю себя на мысли, что похожий ларек и похожая погода уже были в каком-то фильме. Очень часто говорю фразами из фильма или спектакля. Или вдруг прорывается интонация, с которой играл "Ликеро-водочный завод" Жванецкого. А ведь это было в 1976 (!) году.

- Так ведь это вечная вещь!..

-...И вдобавок абсолютно всем понятная. Мы играли ее в Италии по итальянски, но почему-то были уверены, что они не поймут. Итальянцы все поняли и смеялись. Попросили только об одном: заменить "Засолочный пункт имени боцмана Дзюлиса" на "Центр сушки огурцов имени Льва Толстого". И все срослось!

- Видимо, искусство и жизнь - два параллельных мира?

- Я считаю, что это один мир. В жизни мы очень часто играем, а на сцену, наоборот, выносим то, что хотели бы пережить, реализовать в реальной жизни. Фрейдовская сублимация, не более!

Киев - Комарово - Киев


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось