В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ответный шаг

Ольга СУМСКАЯ: "За такие оскорбления бьют по физиономии, подают в суд, вызывают на дуэль. В скандалы меня втянуть не удастся"

5 Апреля, 2005 21:00
"Уважаемый Михаил Юрьевич..." - примерно так начинала я каждое свое заявление, адресованное Вам, в течение 11 лет, когда каждый раз приходилось просить разрешения уехать на киносъемку, телезапись, на концерт...

"Уважаемый Михаил Юрьевич..." - примерно так начинала я каждое свое заявление, адресованное Вам, в течение 11 лет, когда каждый раз приходилось просить разрешения уехать на киносъемку, телезапись, на концерт... И в этот же раз повторю: "Уважаемый Михаил Юрьевич...", несмотря на то что публикация в газете "Бульвар", подготовленная моим родным театром, любого человека повергла бы в шок, оставила бы ощущение какой-то абсурдности, откровенного хамства...

Я никогда не думала, что буду после такого неприличного "разоблачения" чувствовать себя оскорбленной и в то же время даже немного вдохновленной... Потому что мне нечего прятаться за чьи-то спины или просить других коллег (не тех, которые меня оскорбили на страницах газеты) рассказывать, какая я замечательная или талантливая, - мой зритель и мои истинные поклонники, уверена, сами поймут, где правда, а где клевета и грязь... Думаю, Вы и сами это прекрасно понимаете. Иначе не появилась бы эта оскорбительная статья. И иначе я никогда не обращалась бы именно к Вам...

11 лет мы вместе существуем в одном коллективе. Вы - руководитель. Я - актриса. Я никогда не была занята в Ваших постановках. Просто потому, что Вы меня в них никогда не звали - значит, не видели меня в каких-то ролях. Кто же виноват? Хотя я помню свое замечательное театральное впечатление от Вашей постановки "Кафедра" на сцене Русской драмы.

Сидя в зале, я уже тогда мечтала участвовать в каком-нибудь Вашем спектакле. Что ж, не судьба... Иногда я жалела, что не ушла из родного театра сразу же после того, как из него ушли Ада Роговцева, Евгений Паперный, Георгий Дрозд, Виталий Борисюк, Дмитрий Лаленков - мои прекрасные коллеги, прекрасные актеры, которым тоже, к сожалению, не нашлось места в театре, который строили Вы... Но привязанность к этим стенам оказалась сильнее эмоциональных всплесков.

Я люблю этот театр. Это мой дом. Моя судьба. Как и ваша, впрочем. Разве вы не помните, как более 10 лет назад я получила всего лишь маленькую роль в Вашем спектакле "Молодые годы короля Людовика", начинались увлекательные репетиции, и однажды Вы подошли ко мне и почему-то тихо и вкрадчиво произнесли: "Вы самоуверенная девочка, Оля... Вы привыкли играть здесь главные роли? Так вот, у меня этого не будет..."? Кажется, так?

До сих пор не могу понять, почему Вы мне это тогда сказали. Ведь я была уже не дебютантка. За плечами были большие работы в спектаклях Владимира Петрова, Романа Виктюка, Ирины Дуки. Многие спектакли, где мне посчастливилось участвовать, пользовались большим успехом у зрителей - "Приглашение в замок", "Звезды на утреннем небе", позже - "Дама без камелий" (когда я заменила Людмилу Погорелову в роли Хетти).

В тот период у меня действительно было много ярких интересных работ. И никогда не возникало проблем с главными режиссерами Владимиром Петровым или Эдуардом Митницким, когда нужно было определиться с днями для съемок, чтобы это было не в ущерб театру. Мне всегда шли навстречу. Видимо, ценили фанатичную преданность родной сцене и понимали, что актеру необходимо сниматься в кино, участвовать в телепрограммах - это же так понятно... Почему-то с Вами, Михаил Юрьевич, все чаще в этих вопросах возникали трудности.

Я стучала в двери Вашего кабинета - но мне не открывали. Я даже плакала у этих дверей - мне не всегда сочувствовали... Мне казалось, что за каждым моим шагом в театре существует негласная слежка, а каждое мое слово, часто перевирая, преподносят Вам в невыгодном свете... Поэтому не скрываю, иногда приходилось идти и на какие-то компромиссы, чтобы удержаться в профессии, быть на экране, отдавать своему зрителю то, что он от меня ждет.

Ваш подчиненный Герман Царев вспоминает в газете какие-то факты моих дисциплинарных "проступков" почти 10-летней давности! Значит, действительно следили... Причем тот же господин Царев вводит в заблуждение миллионы читателей газеты "Бульвар"! За 17 лет своей работы в родном театре я никогда - слышите, никогда - не срывала спектакли. А давний упомянутый спектакль "Дом, где все кувырком" 10 января 1996 года, к сведению Царева, все-таки состоялся, и играла в нем моя коллега, потому что практически на все постановки с моим участием параллельно распределяли других актрис. Но почему же господин Царев не вспоминает другие прецеденты из жизни театра? Ведь не так давно одна из наиболее занятых сегодня актрис нашего театра попросту не пришла на свой спектакль, где играла центральную роль... И что же? Срочно вместо заранее объявленной в афише постановки был дан концерт. А Сумская, оказывается, под прицелом постоянно...

Не хотелось бы ни перед кем ни в чем оправдываться (это глупо), но домыслы и клевету тоже нельзя поощрять... Мои "контролеры" фиксируют все бюллетени, которые я предоставляю руководству театра, чтобы, по их словам, "конферировать концерты"... Так вот, я вернусь к случаю с ролью в спектакле "Лулу. История куртизанки".

Меня упрекают в том, что из 23 репетиций я присутствовала только на 10-ти... Но почему же эти "документалисты" не говорят главного? Того, что в это же время я лежала на сохранении в родильном доме, взяв долгосрочный больничный? Почему они не говорят об истинных причинах руководству театра?.. И после этого меня еще и снимают с роли Лулу, мотивируя тем, что "О. В. Сумская стоит выше интересов театра...".

Уважаемый Михаил Юрьевич, выше интересов материнства не может быть ничего. И, уверена, вы это понимаете как отец (в отличие от своих подчиненных).

Да, мне порою приходилось разрываться между репетициями в театре и съемочными площадками. Но кто может осудить актрису, время которой уходит каждую секунду, каждый миг?.. И его уже не вернешь. Но разве я могла об этом сказать Вам хоть когда-нибудь? На собраниях нашей труппы никогда никто из моих коллег и не выступил, отстаивая хоть какую-то свою точку зрения (увы, каюсь, молчала и я). Мне кажется, что многие просто боялись не то что говорить, а даже дышать... Но почему же те, кто так боялся сказать Вам что-то ценное непосредственно на собрании, вдруг с такой ненавистью заговорил о своей же коллеге на заседаниях профкома?

Я никогда бы не подумала, что мой коллега Давид Вольфович Бабаев (партнер по сериалу "Роксолана", между прочим) способен так унизить и оскорбить женщину, мать двоих детей, назвав ее (цитирую): "подлой", "наглой", "развращенной"... За такие оскорбления бьют по физиономии, подают в суд, вызывают на дуэль... Но Бог ему судья. Знаю одно - такого человека больше для меня не существует. Мне было безумно больно, когда в числе своих хулителей обнаружила и свою замечательную партнершу Ларису Валентиновну Кадочникову, ведь в двух спектаклях она играла мою маму...

Низкий поклон и Николаю Николаевичу Рушковскому, моему учителю, который подобным примером вряд ли уже сможет научить чему-то хорошему новое поколение будущих актеров. А ведь когда-то именно он мне сказал: "Да, Олечка, ты моя самая именитая ученица!". Но наибольшим шоком стало для меня то, что из старых протоколов профкомовских заседаний Вы извлекли высказывание покойного человека - народного артиста Валерия Сивача, к которому всегда относилась с такой нежностью и которому я, увы, уже никогда не смогу позвонить и спросить: "А вам-то зачем это нужно, Валерий Николаевич?".

Может быть, я слишком наивная или даже "неумная", как Вы считаете, но все же уверена, что люди приходят в театр, чтобы прикоснуться к чему-то высокому и духовному. Но что подумают о моем родном театре, когда прочитают низкую ругань Бабаева? Мне стыдно и горько... Ведь я болею за этот же театр так, как и Вы, Михаил Юрьевич. Этот театр такой же Ваш, как и мой. Я искренне хочу, чтобы в него когда-нибудь вернулись и Ада Николаевна Роговцева, и Евгений Васильевич Паперный, и многие другие замечательные артисты, и я не боюсь говорить об этом открыто, вслух даже на "высшем" уровне. Как не боялась во время "оранжевой революции" стоять на Майдане, хотя не все в театре разделяли мою позицию.

Я благодарна Вам, Михаил Юрьевич, за то, что в течение 11 лет вы все же нашли возможность предложить мне хотя бы несколько достойных ролей в спектаклях "Маскарад", "Ревизор", "Крокодил", "Бешеные деньги". И хочу, чтобы вы знали: я мечтаю только о хороших ролях (совсем не о той пошлости, что мне пытались навязать в будущем спектакле "Девичник") - и ни в какие скандалы меня втянуть не удастся. Я жду не оскорбительных пасквильных выпадов от некоторых своих "коллег", а режиссерской просьбы: "Оля, пойдем репетировать!".

Ольга СУМСКАЯ, заслуженная артистка Украины, лауреат Государственной премии имени Тараса Шевченко.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось