В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Коня на скаку остановит

Гуляй, шальная императрица!..

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 5 Апреля, 2012 21:00
Покидая сцену, Ирина Аллегрова дала в киевском дворце «Украина» два сольника
Любовь ХАЗАН
О своем решении завязать с активной концертной деятельностью Ирина Александровна объявила в октябре прошлого года, у порога своего 60-летнего юбилея, почему-то не «по месту прописки» в Москве, а в Киеве. Но тем шире раскатилось эхо. Интригу подхватила пресса. Все гадали: может, еще передумает?

«ИНАЧЕ БЫ ЦВЕЛ МОЙ САД, ВСЕ БЫ ПОШЛО НА ЛАД ТРИ МУЖА ТОМУ НАЗАД»

Решение певицы казалось особенно нелогичным после прекращения концертной деятельности Пугачевой. Все ведь много лет наблюдали за тем, как упорно Аллегрова работала над образом Императрицы в противовес образу Примадонны. Когда же, как не теперь, реализовать шанс безраздельно владеть и властвовать? Но вот она, прощальная гастроль. Царствующая особа манифестирует желание почить на лаврах достигнутого в преддверии безграничного самодержавия.

Попрощаться с Ириной Аллегровой в «Украину» пришли ее творческие партнеры - композитор Сергей Аристов и поэт Юрий Рыбчинский. Расселись и зрители, одни согласно купленным билетам, другие по пригласительным - в три приставленных прямо под сцену ряда. Однако начало затягивалось, и около 20-й минуты ожидания где-то на балконе импровизированный хор завел ее фирменное «Привет, Андрей!». Зал откликнулся бурной овацией.

Ситуация становилась комично-критичной, но, к счастью, концерт все же начался, и через несколько номеров страстная мольба к загадочному «любовнику» и «дуэлянту» («Привет, Андрей! Ну где ты был? Ну обними меня скорей!») прозвучала в непревзойденном оригинальном исполнении.

Преобладающим цветом изысканных платьев певицы оказался черный. Правда, его жесть существенно смягчали декольте, обилие блестяшек, кружев и полупрозрачных юбок, под которыми недвусмысленно угадывались стройные формы. «Картина маслом», - как говорил один киноперсонаж.

Черный, неразменный, судя по всему, ее любимый цвет. Он тормошит неясными ассоциациями - то ли с балетным черным лебедем, то ли с монашкой, ускользнувшей на вечеринку прямо из-под носа настоятельницы. Во время исполнения знаковой «Императрицы» («Гуляй, шальная императрица!..») черный был заменен королевской горностаевой мантией.

«Я пропагандирую любовь. При том, что у меня нет мужа», - констатирует Ирина Александровна. Замужем певица была четырежды, но в Киеве спела «Три мужа» («До сих пор чего-то жалко мне, девочки. Взять бы поменять мозги у той пионерочки. Иначе бы цвел мой сад, все бы пошло на лад три мужа тому назад»).

Четыре мужа тому назад ей было 18. О первом бывшем публично не вспоминает. Вторым был худрук ансамбля «Молодые голоса» Владимир Блехер, затем другой Владимир - Дубовицкий, который вместе с Игорем Крутым заглянул на огонек ВИА «Факел», где Ирина была солисткой.

В специально созданном для нее «Электроклубе» Дубовицкий последовательно лепил из жены звезду, но ей не подошел предложенный им образ студентки в демократически потертых джинсах, белых майках и куртках на молнии. Кстати, шикарные кроссовки Ирина купила где-то за границей на деньги, с трудом вырученные от нелегальной продажи прямо на мостовой нескольких хрустальных стаканчиков.

Все это было не царское дело. Да и некогда знаменосный революционный рок стал пожиже и не выдерживал конкуренции с попсой за зрительские уши и кошельки. «Электроклуб» развалился, Дубовицкий увлекся киевлянкой Татьяной Овсиенко, а Ирина пошла своей дорогой.

«УЛЫБКА ПАПЫ МНЕ НОЧЬЮ СНИТСЯ»

На прощальном концерте, вспоминая прошлое, Аллегрова не могла не спеть веселенькую драму об угнанном у подружки возлюбленном, вновь задавшись восхитительно-наивным вопросом: «Угнала тебя, угнала, ну и что же тут криминального?».

Ее песни часто, но не всегда автобиографичны. А вот «угон» действительно был, за рулем сидела «угонщица» Аллегрова, а танцовщик ее коллектива Игорь Капуста, по его словам, выскочил из подъезда дома, где навсегда оставил безумно ревновавшую девушку, и сел на переднее сиденье.

Потом они обвенчались, купили «мерседес» и «на немыслимо бешеной скорости», как поется в «Угонщице», умчались «на красный свет». В перерывах гонки Ирина Александровна построила гнездышко на двоих - мини-дворец на месте купленной у Оскара Фельцмана дачки. Во дворце, как положено, баня с бассейном. Они-то, а также массажисты и штат прислуги, помогают певице сохранять фигуру, не прибегая к диетам.

Поэтому еще одно ее любимое помещение - кухня. Аллегрова не хочет следовать примеру мамы, актрисы оперетты, которая ради сцены морила себя голодом. Отменная кулинарка и гостеприимная хозяйка, Ирина и гостей может от души накормить яствами собственного приготовления, и сама от трапезы не уклонится.

Но главное дело ее жизни на все сто совпало с музыкальным псевдонимом, который носил еще папа Александр Григорьевич Саркисов. Заслуженный артист двух советских республик, свою актерскую карьеру он начал в цирке и музтеатре. Будучи чрезвычайно энергичным молодым человеком, получил музыкальное прозвище, произведенное от «аллегро» - живо, резво. Псевдоним превратился в семейную фамилию и путеводную звезду.

Кажется, нет интервью, где бы Ирина Александровна с искренним пиететом не вспомнила папу. И песня у нее такая: «Улыбка папы мне ночью снится». На прощальном концерте открыла секрет, как Игорь Крутой принес на прослушивание песню «Бабы-стервы» (к слову, со смачным азартом она исполнила ее на семилетии «Бульвара Гордона»). Одним этот попсовый шедевр кажется вульгарным, другим - по-простецки юморным, но подпевают и те, и другие. Крутой, вспоминала Аллегрова, спросил тогда: «Ирунчик, споешь такое слово?». Она не задумываясь ответила: «Спою». «Когда мой папа, светлая ему память, - объяснила Ирина, - видел красивую, талантливую женщину, как сейчас модно говорить, с харизмой (учтите, он безумно любил мою маму), то как творческий человек, которого трогало все красивое, вкусно говорил: «Вот стерва...». Поэтому, девочки, вы понимаете, что я вкладываю в это слово только возвышающий нас смысл».

«ТАКАЯ СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА, ЧТО МОЖЕТ ВЗГЛЯДОМ СТОЛБ СДВИНУТЬ»

Красивая, талантливая, с харизмой стерва - это, конечно, и автохарактеристика. Сбежавший от нее в Питер Игорь Капуста купил билет в первый ряд, когда она приехала туда с концертом. Ностальгировал: «Такая сильная женщина, что может взглядом столб сдвинуть». Но, увидев его, она и бровью не повела. Может быть, и в тот вечер она пела: «Не обернусь, уходя, уже не твоя...».

В разное время Аллегрова эпизодически пробовала выводить на сцену дочь Лалу, по образованию режиссера эстрадных и массовых зрелищ, и внука Сашу, названного в честь дедушки и величаемого певицей по-императорски Александром Вторым. С Лалой они дуэтом пели трогательную «Маму», Саша солировал в «Маме моей мамы». Сейчас это высокий, статный парень, и, как знать, может, он придаст новый блеск артистической фамилии?

А еще Ирина Александровна доверительно поведала киевскому зрителю, что в свой прощальный вечер будет говорить и петь что хочет. Должно быть, это относилось и к композициям, исполненным ею в стиле рок-пифии при драйвовом сопровождении группы «Кабинет». Одна из них - «Пролог» стала мощным аккордом прощания:

Я пройду свой путь, пройду назло
Всем тем, кто счет моим шагам ведет,
Если жизнь моя зачтется как пролог
Для того, кто вслед за мной идет.

В небольшом монологе, предварявшем концерт, Ирина Аллегрова размышляла: «Каждый человек в своей жизни, совершая какие-либо поступки, всегда утверждает, что делает это не для себя, а для родных, близких, друзей. А потом наступает момент, когда человек задается вопросом: а нужно ли это им было?..». Сегодня Императрицу российской эстрады согревает уверенность, что она нужна была зрителям - «сотням тысяч людей».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось