В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

"Что делать?" и "Кто сделает?"

Виталий КОРОТИЧ 27 Апреля, 2005 21:00
Мне часто вспоминается один из героев классической английской прозы, который был чужд романтического мышления.
Виталий КОРОТИЧ

Мне часто вспоминается один из героев классической английской прозы, который был чужд романтического мышления. Когда в его присутствии всплескивали руками от предчувствия житейских неудач или тревожились об изменениях планетного климата, он переводил беседу в сферу сугубо конкретную вроде рассуждений о меню ближайшего ужина или раздумий о том, брать ли зонтик при выходе на улицу сегодняшним утром.

У нас таких героев недостает и в литературе, и в жизни, а они необходимы. Еще в позапрошлом веке философ Владимир Соловьев отмечал, что у нас охотно задают безразмерный вопрос: "Что делать?", почти никогда не связывая его со вполне конкретным "Кто сделает?".

Термин "реальная политика" мы тоже употребляем нечасто, потому что он связан с ясным пониманием своих достоинств и недостатков, возможностей и шансов в любой ситуации. Чем-то вроде стойкой традиции стало у нас умение посмеиваться над разными немцами-перцами с их регламентами и прилежным следованием букве закона. В книге о боксерах Кличко я писал, как, гостя у братьев в Гамбурге, удивлялся, увидев, что даже собаки в Германии переходят улицу только на зеленый свет. В ответ мне пришло несколько читательских писем с ироническими пассажами по поводу заорганизованности разных западных фрицев, их тупого образа жизни, который, мол, совершенно чужд нам, романтичным и свободным славянам.

На самом деле, это серьезная проблема. Мы не умеем и, кажется, не желаем относиться к добру или злу холодно, спокойно и трезво, уважать прописанные в наших же законах правила. Зато собственные недостатки мы охотно романтизируем и почти что возвели на пьедестал. Из прошлого в легенды вросло немало безудержных драчунов и выпивох, совершавших главные подвиги как бы по наитию, а не по обдуманному и просчитанному плану. Так и с нашим сегодняшним "движением в Европу". С одной стороны, мы верим в него, стремясь к законности, рыночной экономике и гражданскому обществу. С другой - мечтая о порядке, далеко не всегда хотим ему подчиняться. Тоскуем по единой морали и национальной идее, не умея даже сформулировать толком ни того, ни другого. Соединение мечты со списком конкретных действий по ее осуществлению - занятие скучное, и оно не пользовалось у нас популярностью никогда. Это как раз и есть дистанция между двумя вопросами, заданными философом: "Что делать?" и "Кто сделает?".

В советские времена нас организовывали вокруг нереальной, но постоянно внушаемой бредовой мечты о скором построении общества всеобщего равенства и справедливости. Народу было рекомендовано сосредоточиться на возведении этого самого светлого будущего, а тем временем его руководители строили для себя светлое настоящее, от борьбы за которое многие из них не отвлекаются до сих пор. Невзирая даже на то, что в стране вроде бы сменился общественный строй. Бюрократия же у нас никогда не была не то что побеждена - даже приручена. Наши лидеры постоянно оказывались слабее наших чиновников и во все времена то ли сливались с ними, то ли попадали от них в зависимость. Слегка подраненная при Сталине, бюрократия воспрянула с середины прошлого века и уже ни разу не выпустила из рук державные вожжи. Чиновники разрешают нам мечтать, романтизируя окружающий мир, но всю конкретность этого мира стараются контролировать без нас.

Остается ждать и надеяться. С того самого момента, когда отмеченная еще бывшим киевлянином Михаилом Булгаковым "разруха в мозгах" сменится массовым и конкретным пониманием задач и возможностей, у страны и ее народа станут вполне реальными внешняя и внутренняя политика. Понимая, кто в доме хозяин, мы сможем обустроить свой дом.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось