В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ах, как хочется вернуться в городок!

Мама народного артиста России Юрия СТОЯНОВА Евгения Леонидовна: «Юра никогда не мог относиться к себе иронично — он вообще человек невеселый, ранимый. Его все время нужно хвалить: и в семье, и в отцовстве, и в профессии...»

Яна КОВАЛЬСКАЯ. Специально для «Бульвар Гордона» 21 Мая, 2009 21:00
Ровно 15 лет назад на канале «РТР» вышел первый выпуск телешоу с незатейливым названием «Городок».
Яна КОВАЛЬСКАЯ
За полтора десятилетия юмористическая программа «Городок» приобрела множество поклонников и не снижает высоко поднятой планки. Секрет в том, что большая половина авторов и один из знаменитых «городошников» — одесситы. Известный российский актер, продюсер, режиссер-постановщик и бессменный руководитель «Городка» Юрий Стоянов родился и вырос в солнечной Одессе. Он часто приезжает в этот город, где живет и работает его мама... Заслуженный работник просвещения Украины Евгения Леонидовна Стоянова охотно согласилась рассказать для любимого еженедельника, каким ее сын был в детстве и за что его недолюбливали чрезмерно «правильные» педагоги.

«Дома я всегда Юру ругала, запрещая обижать людей и хамить»

— Знаете, если у меня в сотый раз станут расспрашивать, как Юра бегал по коридорам школы и кушал булочки, — предупредила меня Стоянова, — просто не вынесу. Он многогранный, умный, эрудированный и общительный человек и не пользовался славой отчаянного хулигана.

— Неужели вам, заместителю директора школы, в которой учился Юра, за сына никогда не приходилось краснеть?

— Конечно, доводилось. Он мог прокомментировать что-то на уроке, пародировать, кривляться или исправить речевую ошибку преподавателя. Всегда был острый на язык, дразнился, впрочем — абсолютно незлобно и находчиво. Только не все это могли понять.

Юрина первая учительница Олимпиада Николаевна страшно обижалась на него, вызывала родителей в школу и оставляла запись в дневнике: «Опять грыз яблоко, ел булку, смеялся, читал книгу». Не букварь, как вы догадываетесь (смеется). Но я всегда была на стороне учителей и дома ругала Юру, запрещая обижать людей и хамить.

— Значит, Юра, хоть и не был трудным ребенком, все-таки хамил?

— Просто так воспринимали его поведение. На самом деле, к нему больше придирались и искали повода для обвинений. За ним как будто охотились, бесконечно наблюдали, может быть, пытались спровоцировать...

Если честно, внутренне я ненавидела тех, кто ходит по пятам за сыном и обсуждает его. Да, может быть, он вел себя несколько вызывающе в силу характера, но принимать за хамство его непохожесть на других нельзя. К каждому ребенку необходим индивидуальный подход...

Помню, как-то сижу в кабинете с одной очень авторитетной, интеллигентной учительницей — она читала у Юры русскую литературу. И вот случайно я открываю классный журнал и вижу, что у Стоянова по ее дисциплине красуются подряд три двойки. Я удивленно спросила, какова причина низких отметок. «Он сказал, что учить стихотворение Маяковского «И жизнь хороша, и жить хорошо» не станет — ему не нравится», — услышала в ответ.


Юра с папой Николаем Георгиевичем, который «был достаточно взрывным человеком, и этим качеством сын очень на него похож»



— Дети, как правило, берут пример с родителей... Может, семья Стояновых неоднозначно воспринимала советский режим?

— Нет, мы не причисляли себя к инакомыслящим, но я достаточно насмешливый, нелицемерный и нетрусливый человек. Юрин папа, в прошлом известный врач-гинеколог (Николай Георгиевич Стоянов умер в 1993 году.Авт.), никогда и ни под кого не прогибался. Признаться, он был достаточно взрывным человеком, и этим качеством сын на него сильно похож.

Кстати, сын в школьные годы мог поразительно весело и точно копировать и поддразнивать не только учителей, но и советских политиков, в том числе Брежнева. Не знаю (разводит руками), может, вовремя должна была приструнить его, сказать: «Замолчи, пожалей семью», но я смеялась вместе с ним.

«В общежитии ГИТИСа многие носили один свитер на два этажа»

— Балагур и весельчак Стоянов везде успевал: стихи писал, играл на гитаре, занимался фехтованием, учился в студии киноактера при Одесской киностудии.

— Незаметно прочитав лирику сына, я показала тетрадь с сочинениями, не уточняя, кто автор, известному в Одессе поэту Юрию Михайлику. Он сообщил мне, что мальчик весьма талантлив, и добавил, что хочет с ним встретиться. Когда я раскрыла дома свою маленькую тайну, Юра возмутился: «Еще чего! Мамочка, ну во что ты меня превращаешь?». Понимаете, он просто боялся стать маменькиным сыночком. Помните, как в том классическом одесском анекдоте: «Леня, иди домой!». — «А что, я уже замерз?». — «Нет, ты уже хочешь кушать!».

Но однажды свои стихи Юра все-таки прилюдно озвучил. Для выпускников на классный час пригласили фронтовиков, а после выступления ветеранов вручали небольшие сувениры — цветы и открытки. И вдруг поднимается Юра и говорит: «У меня есть подарок!». Класс замер, а он начал читать собственные стихи о войне.


В детстве Юра очень боялся стать маменькиным сыночком

— Юра никогда не стремился, как отец, стать врачом?

— Вступительные экзамены в ГИТИС проводились на месяц раньше, чем в медицинский институт. Если бы Юра не поступил в театральный вуз, то, мне кажется, был бы очень неплохим доктором. (Улыбается). Когда он уже учился, я дважды ездила в столицу «на разведку». Первый раз, набив туго два чемодана ценными книгами, наивно полагая, что в общежитии ГИТИСа они студентам необходимы. Молодежь жила в условиях жуткой антисанитарии, многие носили один свитер на два этажа, и мой подарок пришелся не ко двору.

Во второй раз я ехала с полными сумками чистящих средств и кастрюль — ну какая там могла быть поэзия?! Зато будущие актеры: Догилева, Сухоруков, Томашевский и многие другие Юрины однокурсники любили приезжать, порой и без самого Юры, к нам в гости. Всегда к их приезду готовила что-то вкусное, и... если просили, одалживала деньги. А когда в Москву поехал отец и увидел, что сын врача прозябает в нищете, было решено снять для Юры квартиру.

— Сегодня он как анекдот рассказывает о том, что в студенческие годы подрабатывал дворником, за доллар фотографировался с иностранцами, а чтобы за валютные операции не загреметь в тюрьму, оклеивал хрустящими купюрами сортир.

— Я об этом узнала только из его интервью (смущенно). Думаю, что не обо всех сложных моментах в его жизни он до конца кому-то рассказывает, и дело тут не в искренности... Он всегда был очень хорошим сыном и берег нас.

— Евгения Леонидовна, вместе с мужем вы снимали для Юры квартиру рядом с Вахтанговским театром, в самом центре Москвы. Между прочим, такую роскошь мог себе позволить далеко не каждый актер. А сами вы сегодня чувствуете материальную поддержку со стороны сына?

— Колоссальную. Раньше мы обитали в скромной пятиэтажке в районе Черемушек, а в 1997 году, когда все активно начали приобретать недвижимость, Юра мне помог купить новое жилье (сейчас мама Юрия Стоянова живет в трехкомнатной уютной квартире в нескольких кварталах от Дерибасовской.Авт.).

Позже он отреставрировал нашу полуразрушенную дачу возле моря, теперь она, как новенькая. Юра любит там гонять чаи на террасе, хозяйничать, наводить порядки. Вообще, он немного собственник, хотя в личной жизни (грустно) слово «нельзя» не применил вовремя.

Юра очень внимателен, каждый день звонит, чтобы справиться о здоровье, пересылает деньги. Он и Лена (Юрий Стоянов с третьей женой состоит в браке уже восемь лет.Авт.) скупают мне подарки со всего мира. Вот недавно из Америки привезли невероятно удобные туфли на меху. Дети стараются, чтобы я не носила наряды черного цвета, и обновляют мой гардероб яркими оттенками. Эта персиковая кофта с пайетками на мне тоже куплена ими.

— Несмотря на почтенный возраст и стабильную денежную помощь сына, вы все-таки работаете методистом в Одесском педагогическом училище...

— Мои доходы невелики: пенсия с надбавкой за заслуги перед отечеством составляет 1800 гривен, а зарплата — 1500. Но я играю определенную роль в нашем учебном заведении: у меня большой опыт общения с молодежью, много читаю, подбираю литературу для коллег, а еще пишу историю училища. Свободный график позволяет заниматься тем, до чего раньше руки не доходили.


В юности Стоянов увлекался фехтованием, писал стихи, актерствовал, играл на гитаре



— Когда Юра приезжает домой, как мама готовится к приезду любимого сына?

— Это невозможно описать никакими словами (оживленно). Ну конечно, готовлю его любимые и борщ, и плов, и котлеты, устраиваю генеральную уборку. Он всегда подмечает и хвалит, как в доме чисто. Но вот хорошего долгого разговора, к сожалению, у нас почти не получается. Он все время занят на работе (у «Городка» существуют две группы авторов — одесская и московская, которая также состоит в основном из одесситов.Авт.), куда-то бежит. Когда под вечер приходит домой, говорит, что очень устал и хочет спать. Мне даже кажется, он забывает, что мы живем в разных городах и не видимся, как нам бы хотелось, каждое утро. Но я не жалуюсь, Юра — замечательный сын!

В наших разговорах я обычно отмалчиваюсь: Юра не любит, чтобы его перебивали, отвлекали, так что особой ссоры не получается — он главная фигура в разговоре. И только когда говорим по телефону, сын просит, чтобы я не иронизировала. Ну какая там ирония?! Юра никогда не мог и не может относиться к себе иронично, он вообще невеселый, ранимый человек. Его все время нужно хвалить и признавать: в семье, в отцовстве, в профессии...

Еще любит рассказывать о театре, кино, коллегах. По словам Юры, его окружают гениальные люди: Жванецкий, Михалков, Месхиев, Басилашвили и многие другие. Он восторженно и страстно о них отзывается.

«Сын не из тех, кто умеет деньги в кулачок собирать»

— Юрий Стоянов сегодня один из самых высокооплачиваемых актеров...

— Наверное, я не знаю... Он не любит рассказывать о своих гонорарах, тратах на мои и свои покупки. Предполагаю, что бюджетом семьи распоряжается жена, Юра не из тех, кто умеет в кулачок деньги собирать.

— Вы мне представили своего мужа — симпатичного Евгения Михалыча... Как ваш сын с ним ладит?

— Ну, конечно, Юра его считает членом нашей семьи, у них очень теплые, замечательные отношения на протяжении уже 10 лет. Сын чувствует себя спокойнее, зная, что рядом со мной достойный человек. Несколько лет назад Юрочка иномарку новенькую подарил, поставил у порога, домой заходит, а Евгений Михалыч шепчет Юре: «Давай с тобой маме купим посудомоечную машину». Стоянов оборачивается и очень серьезно отвечает: «Знаете что, Михалыч, живите скромно!» (смеется). В «Городке» вы однажды могли видеть чудный образ смешного стареющего интеллигента, удачно списанный с него...


«Юра не любит рассказывать о своих гонорарах и тратах. Предполагаю, что бюджетом семьи распоряжается жена, а в «Городке» деньгами заведует Олейников — Стоянов же отвечает за творчество»

— Простите, но у меня складывается впечатление, что к Одессе Юрий Стоянов относится с безразличием.

— Неправда! Он обожает наш чудесный город и стихи ему посвящает, хотя и недостаточно уделяет ему внимания. Мне кажется, что в сыне соседствуют чувство гордости и болезненное осознание того, что Одесса принимает его не так, как ему бы хотелось...

Как-то сына приглашали вести официальный вечер мэра, но он был очень занят и не смог приехать. «Мама, о таких вещах не предупреждают за неделю», — убеждал он меня, но мне кажется, не следовало отказываться. Да и «Юморину» он посещает крайне редко...

— Лет 30 назад Юрий, тогда талантливый выпускник ГИТИСа, не вернулся на родину, а по приглашению Товстоногова уехал в Ленинград. По его словам, судьба на сцене БДТ не сложилась: за 18 лет он сыграл одну заметную роль — Моцарта в «Амадее», в основном выходил в массовках, крошечных эпизодах.

— Однажды Юра играл в массовке в постановке «Три мешка сорной пшеницы» по повести Вадима Тендрякова. После спектакля спрашивает: «Ну что, мам, ты все действо видела?». — «Да». — «А заметила, что в третьем ряду, пятый справа стоял будущий народный артист?!». — «Нет, Юрочка, не узнала, а кто?». — «Мамочка, ну это же я!». Как видите, он оказался прав. Еще будучи второклассником, сын объявил, что обязательно пройдет по своей улице знаменитым и его все станут узнавать и вслед оборачиваться.

— Когда вашего сына видят на улицах Одессы, мальчишки за ним толпами бегают — автографы просят. Артисты обычно неохотно соглашаются...

— Юра раздает автографы и фотографируется в обнимку, если просят, но не приемлет, когда к нему обращаются панибратски, хлопают по плечу или говорят: «Эй». Когда вижу это, зная специфический характер сына, внутренне вся сжимаюсь: не дай Бог скажет что-то лишнее, но он себе этого не позволяет...

— Поговаривают, что Стоянов — настоящий деспот на съемочной площадке, и матом не ругается, а на нем говорит...

— Один раз я присутствовала на съемках, но ничего подобного не слышала. Да, он строг, иногда кричит: «Плохо, дебилизм!», а все потому, что слишком взыскателен. Сам он ответственен, аккуратен, педантичен и требует того же от окружающих.


Юрий Стоянов с третьей женой Еленой, их общей дочерью (слева) и двумя дочками Елены от первого брака



— Суперпопулярный дуэт Стоянов — Олейников журналисты окрестили «сверхпрочным» за их идиллические отношения друг с другом.

— Они никогда не ссорятся, уважают и ценят друг друга. (Юра Стоянов и Илья Олейников родились в один день, 10 июля, с разницей в 10 лет.Авт.) Но актеры не настолько плотно дружат, как может показаться. Они оба изобретательны и высокопрофессиональны, причем Олейников заведует деньгами, а Стоянов отвечает за творчество.

Вы сейчас поймете, почему не наоборот. Возле нашего дома реставрируют синагогу, ее постройки закрывают наш балкон. Когда Юра приехал, я попросила, чтобы он к ним сходил: «Тебя все знают, скажи, что живешь здесь». Юра вернулся через несколько часов: «Ой, мама, с какими хорошими ребятами познакомился! Такие смешные, жизнерадостные. Спрашивали, как там Клявер (настоящая фамилия Олейникова. — Авт.) поживает. Я их успокоил: «Да, ваш Клявер православие принял».

— Получается, мама Юрия Стоянова пользуется славой сына?

— Нет, но новому соседу намекнула, что я не одинокий человек и чья я мама. Никуда не денешься, у нас, как в деревне, все про всех знают и даже немножечко больше. В конце 90-х, когда начали возникать различные политические компании, мне захотелось попробовать себя в новой роли и заняться политикой, но Юра напомнил, что фамилию Стояновых ношу не только я.

— Знаю, что вы стараетесь не пропускать ни одного эфира «Городка», однако неудачную шутку критиковать не беретесь.

— Я очень осторожна в высказываниях — сын расстроится...

— Как всякое телешоу, «Городок» рано или поздно отснимет последний дубль и закроется. Что тогда?

— Бесспорно, меня тревожит эта мысль... Верю, что Юра будет всегда востребованным. Как каждый артист, он мечтает получить признание в кино, и сегодня за его плечами больше 10 главных ролей. Сейчас снимается в новом фильме известного режиссера Дмитрия Месхиева «Человек у окна». По телефону сын радостно сообщил, что такая роль актеру дается один раз в жизни.

Юрий СТОЯНОВ: «Роман с Догилевой — это громко сказано. Все мои романы заканчивались браком»

Во время интервью Юрий СТОЯНОВ позвонил маме и на некоторые вопросы ответил лично.

— Ваша мама рассказывала, что вы в детстве пародировали советских политиков.

— У меня не было ощущения, что исполняю политическую пародию. Знаете, ярких людей всегда легче показывать. Я воспринимал себя как человека не пародирующего, а играющего.

Смешнее и интереснее было изображать учителей и школьное начальство. Когда меня историк выгонял из класса, я прятался в нише в коридоре и начинал громко говорить голосом директора: «Какой дурак мог выгнать такого красивого, замечательного, талантливого и очень умного парня из класса, это же кем надо быть, чтобы вот так поступать с ребенком в сложном для него подростковом возрасте?!». Конечно, выходил преподаватель и говорил: «Юрочка, заходи».


С Сергеем Гармашем в фильме Никиты Михалкова «12». Стоянов сыграл одного из присяжных, спародировав сына основательницы оппозиционного российского канала Ren-TV Ирены Лесневской

— От вашей мамы я узнала, что вы писали стихи об Одессе, может быть, что-то помните?

— Нет поэта Юрия Стоянова, есть только актер!

— Когда учились на одном курсе с Татьяной Догилевой, у вас был, по ее словам, бурный роман. А вот Евгения Леонидовна о пылких чувствах народной актрисы к ее сыну узнала из прессы...

— Догилева вспомнила о наших отношениях, когда я стал медийным человеком (смеется). Все началось и закончилось в 17 лет. Роман — это громко сказано, все мои романы заканчивались браком.

— Юрий Николаевич, для вас Одесса...

— Это что-то интимное... Город, без которого бывает даже физически тяжело. Он мне помогает поддерживать форму, и если, предположим, я аккумулятор, то Одесса — сеть, от которой подзаряжаюсь. Все творческие профессии проистекают из детства, поэтому важно возвращаться.

Конечно, Одесса изменилась. В этом специфическом городе даже фильм «Ликвидация» не всем понравился. Наблюдаю очень много одесского снобизма, но это идет от самодостаточности: в одессите не увидишь комплекса провинциала, и мне в свое время это помогло, когда поехал поступать в Москву. Я знал, что приехал из красивейшего города на море, не сомневался, что у меня больше знаний и лучшая одежда — толчок уже тогда был...

Какие-то обиды к городу у меня все же есть, иногда гордыня взыграет, но, с другой стороны, с какой стати со мной нянчиться, если не живу здесь очень давно? Да, когда твоей матери синагога закрывает балкон и ты ей не можешь помочь, это бесит. Но я никогда не открою дверь в кабинет чиновника ногой: они на время — я навсегда!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось