В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Недруги познаются в беде

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 22 Июня, 2011 21:00
Давным-давно, когда я учился в киевской школе № 92 и у меня спрашивали о количестве друзей, я исчислял их десятками, причем был уверен, что это друзья на всю жизнь.
Виталий КОРОТИЧ
Давным-давно, когда я учился в киевской школе № 92 и у меня спрашивали о количестве друзей, я исчислял их десятками, причем был уверен, что это друзья на всю жизнь. Уровень поддержки в беде, которым и в детстве измерялась дружба, определялся готовностью дать списать домашнее задание и поддержать в уличной стычке. Затем были институтские годы, когда друзей определенно не прибавилось, но зато отношения стали глубже и определеннее, увеличилось число испытаний дружбы, хотя перечень застольных друзей все еще зашкаливал.

Позже началась взрослая жизнь, дававшая все больше возможностей узнавать друзей на перепутьях судьбы. Оглядываясь, понимаю, что за всю жизнь у меня друзей было совсем немного, а самым трудным было отфильтровать круг близких людей из повседневной толпы.

Никогда не забуду, как писатели Иван Драч и Юрий Щербак были со мной, когда погиб мой старший сын, и навсегда благодарен певице Евгении Мирошниченко, которая самой первой, раньше меня, приходила с цветами в клинику на бульваре Шевченко, где родились мой средний и младший сыновья.

Друзья познавались в радости и в беде - было достаточно и того, и другого. Постепенно избавлялся я и от стандартного утверждения «Друзья познаются в беде», потому что очень уж часто в беде первыми приходили как раз недруги, чтобы поглядеть, стою я еще на ногах или уже рухнул. Перешагивая через десятилетия, вспоминаю рассказы близких людей, которые своих друзей могли перечесть на пальцах одной руки - настоящих, проверенных, верных.

Злопыхателей, увы, тоже помнили. В самом конце жизни замечательная актриса Людмила Гурченко вдруг сказала мне, что написала песню о псевдодрузьях на мои стихи, потому что, мол, в жизни довелось встречать, и немало, мастеров злорадства и фальши.

По-настоящему я осознал и вспомнил это лишь после смерти Людмилы Марковны, прочтя в газете, что сердце ее остановилось, когда она слушала сделанную в Киеве запись песни «Советчики», - она сама перевела для этого песенного монолога мои стихи на русский. Тема эта вечная - о том, как важно не ошибиться и не пригреть предателя. Не одному мне бывало больно от таких мыслей.

В оригинале «Стихи о советчиках» вот такие:

Tиxi друзяки й порадницi,
Як вам жилося у днi,
Коли на голову ратицi
Ставила доля менi?
Теплi, м'якi, наче валянки,
I незамiннi в бiдi,
Славнi мої спiвчувальники,
Як вам жилося тодi?
Бути смiливим порадили,
Радили нищити зло...
Iскри з очей менi падали.
Як вам? Чи свiтло було?
Вiршi - розхлюпане паливо
В зраненому лiтаку...
Як же менi спiвчували ви,
Пошепки, в темнiм кутку!..
Де ви сьогоднi?
Ще любите
Слiзку пустити плiтку?..
Де ви? Кого ви голубите
У спiвчутливiм кутку?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось