В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Наталья ВАРЛЕЙ: «Вицин, Моргунов и Никулин относились ко мне по-хулигански — когда несли, застегнув в спальный мешок, усердно мяли и тискали»

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 22 Июня, 2011 21:00
22 июня исполняется ровно 45 лет с тех пор, как на съемочной площадке гайдаевской кинокомедии «Кавказская пленница» отметила свой 19-й день рождения Наталья Варлей — «спортсменка, комсомолка и просто красавица»
Дмитрий ГОРДОН
Ее называли секс-символом СССР, хотя Наталье Варлей этот фривольный титул не нравился никогда. Поклонники ходили за ней хвостом и укладывались в штабеля, но если в кино товарищ Саахов пытался купить ее любовь за жалкое стадо баранов, в жизни воздыхатели обещали бросить к ее ногам звезды с небес, причем осаждали красавицу не только доморощенные кавалеры, но и заграничные, такие, как сын министра обороны Бельгии Люсьен Хармегинс. Приехав в числе студентов европейских театральных вузов в Москву, он просто потерял от юной Наташи голову и настойчиво звал ее то в Брюссель, то на виллу в Ниццу.

С тех пор вся биография актрисы писалась в свете софитов и под прицелами кинокамер - как-никак на ее счету более 60 ролей, сыгранных в кино, и 40 - на театральной сцене. Казалось бы, любопытствующая публика знает о ней все: и то, что Наталья состоит в родстве с бабушкой Станиславского актрисой-француженкой Мари Варлей, и то, что она трижды отличница (окончила с красным дипломом цирковое училище, театральное имени Щукина и Литературный институт), и то, что когда родители пришли впервые на цирковое представление с участием своевольной дочери, мама всплакнула, а папа вздохнул: «Ну что ж, в семье не без урода»... Известно даже, что в «Кавказской пленнице» за нее говорила Надежда Румянцева, пела Аида Ведищева, а гонорар самой Наташи составил 1219 рублей...

Что интересно, редкой популярной артистке удалось окружить себя столь же плотной завесой тайны. Ей-Богу, так и кажется, что Варлей брала уроки конспирации у своего свекра Тихонова-Штирлица и усвоила их на пятерку с плюсом, поэтому по сей день любители почесать языками и желтая пресса вычисляют, кто отец ее второго сына Александра и какую фамилию носил третий муж-строитель, а недавно бывшая соперница «кавказской пленницы» подбросила сплетникам свеженькую тему: дескать, отцом ее первенца Василия был вовсе не Владимир Тихонов, а однокурсник Константин Райкин, что доказывается их поразительным внешним сходством. Что ж, предъявлять толпе результаты генетической экспертизы или фото старшего сына Наталья отнюдь не намерена - ей, человеку интеллигентному, с тонкой душевной организацией, вступать в такого рода полемику претит и опускаться до этого уровня противно.

Сегодня Наталья Варлей в кино не снимается, зато часто появляется во всевозможных телепрограммах, но лично мне больше всего запомнилось телевизионное шоу «Две звезды», где она пела дуэтом с Николаем Гнатюком. Как красиво сливались два уже тронутых временем, не очень сильных голоса: мужской и женский, - оттеняя, дополняя и поддерживая друг друга! Увы, практически всю жизнь ей приходится вести сольную партию, а три ее любимых мужчины: два сына и внук Женька - носят фамилию Варлей. «У папы не было сыновей, - объясняет актриса, - а мне не хотелось, чтобы эта фамилия прервалась», но я почему-то думаю, что, если бы среди сотен, тысяч поклонников ей встретился бы единственный, все было бы иначе.

Недоласканная, недолюбленная... Когда-то она опаздывала после антрепризного спектакля на поезд и киевский композитор Владимир Быстряков дал ей перед представлением дельный совет: «Ты побыстрее текст говори и все поцелуи и ласки, которые там прописаны, пропускай - уже в поезде с партнером наверстаешь».

Фото УНИАН

Хохотала Наталья долго, а плачет она, когда никто ее слез не видит - ночами в подушку, и совсем не оттого, что поставить на ноги двух сыновей хрупкой женщине было труднее, чем самой выполнять опасные трюки на съемочной площадке «Кавказской пленницы».

Когда-то она, мечтательная и романтичная, совсем не похожая на Нину в легендарной комедии Гайдая, девочка Ассоль вела долгие беседы о литературе с партнером по фильму «Вий». «Ненавижу Грина, - говорил Леонид Куравлев, - потому что он обманщик - такой любви не бывает». Тогда верить ему Варлей наотрез отказывалась, а спустя годы на собственном опыте убедилась: счастливая любовь все же бывает... но лишь к детям, профессии и природе. Поэтому, очевидно, и появились в ее стихах такие полные горечи строки:

Проходит жизнь, как сон, как боль,
Мечты сдаются и стареют.
И постаревшая Ассоль
Уходит, не дождавшись Грэя.

«В ДИПЛОМЕ У МЕНЯ - ОН КРАСНЕНЬКИЙ, С ОТЛИЧИЕМ! - НАПИСАНО: «АРТИСТКА-ЭКВИЛИБРИСТКА СОЮЗГОСЦИРКА»

- Дорогая Наташа!.. Хотел вот официально к вам обратиться - Наталья Владимировна, но произнести это слово - Владимировна - не получается. У вас, наверное, многие допытывались: как удается вам так отчаянно хорошо выглядеть - в чем секрет?

- (Пауза). И тут я замолчала надолго... Не знаю, потому что иногда действительно удается, иногда - не очень.

- Перед началом беседы вы мне признались, что провели несколько бессонных ночей, - представляю, какая вы, когда выспитесь...

Наташа Варлей. Пока еще пионерка и просто красавица...

- Когда высплюсь, выгляжу хорошо - это точно, и хотя то, что вы говорите, вызывает сейчас у меня сомнение, все равно спасибо. Думаю, природа все-таки постаралась - все женщины в моем роду достаточно моложавы. Маме сейчас 86 лет, и хотя она уже, в общем-то, старенькая и болеет, тем не менее на свой возраст не выглядит, а одна из моих тетушек (из жизни она ушла за месяц до своего столетия) и в 85, и в 90 шутила, смеялась, рассказывала анекдоты и чувствовала себя абсолютно молодой.

- Вам, делаю вывод, предстоит долгая счастливая жизнь...

- (Смеется). Ну, не знаю - актрисами они все-таки не были, а ведь актерская профессия эмоционально выматывает. Вот я вчера отыграла спектакль - некоторое время после этого чувствую себя в тонусе, а утром потом не могу проснуться.

- У вас необычная, особенно для России, фамилия - что она означает и где ваши корни?

- В Уэльсе - мои предки валлийцы (так называют французов, которые живут в Англии) и когда-то перебрались в Россию. В советские времена папа рассказывал, что два брата Варлей были жокеями, но потом всплыла другая история: оказалось, они были владельцами конного завода. Оба женились на русских, но это было уже достаточно давно, и в моей крови целый коктейль из разных национальностей. Не обошлось тут и без родни по маминой линии.

Девичья фамилия моей бабушки была Барбот-де-Марни - она сама и весь ее род из Петербурга, а по мужской линии все сплошь профессора горного дела (эта профессия в царской России считалась очень престижной), а их родоначальник - французский офицер Жорж Барбот-де-Марни приехал служить Петру да так здесь и остался.

- И фамилия, короче, у вас нездешняя, и красота...

- Спасибо. Думаю, у меня уже мало английских и французских осталось кровей, потому что внесли свою лепту и русские, и мордвины, и немцы...

- Удивительно, но в отличие от многих актрис с детства вы о кино не мечтали. Если не ошибаюсь, окончили эстрадно-цирковое училище и были эквилибристкой, воздушной гимнасткой в Московском цирке на Цветном бульваре?

«Пожалуй, меня привела в цирк жажда полета, которая изначально каждому человеку дана. Даже мысли бросить арену и уйти в кино у меня не было»

- Действительно, работала в цирке на Цветном, но, вообще-то, в дипломе у меня - он красненький, с отличием! - написано: «Артистка-эквилибристка Союзгосцирка» (тогда такой существовал), и не было так, что один артист прикреплен к цирку на Цветном бульваре, а другой - к цирку на Вернадского. Просто все ездили, как цыгане, по стране, за рубежом выступали.

- Такая работа была...

- Первым моим городом после того, как окончила цирковое училище, был Волгоград, а потом по разнарядке (что такое разнарядка, думаю, объяснять не надо) меня в Саратов направили - там воздушная гимнастка была нужна. Я попала совсем в другой коллектив, белорусский, который там тогда гастролировал, а затем в Одессу приехала, где тоже не хватало в программе воздушной гимнастки.

Программы были обычно сборные, и я с Леней Енгибаровым выступала. Сейчас сын иногда из интернета выуживает мне всякие небылицы, дескать, «она работала в номере Енгибарова, и тот посоветовал, порекомендовал ее кинематографистам».

- Вранье?

- В том-то и дело, что не стопроцентное. Действительно, я попала в программу, в которой работал Леня, - в цирке друг другу все помогают, и естественно, участвовала в одной из реприз Енгибарова на подхвате. Это была смешная история о том, как клоун идет на свидание к девушке, но понимает, что без цветов явиться нельзя. Он покупает букет, а когда денег расплатиться не хватает, снимает с себя последние брюки и отдает. Завидев любимую, клоун вскакивает на пьедестал, изображая статую, но тут к девушке какой-то хулиган приставать начинает, и он за нее вступается. В этом и заключалось наше с Леней сотрудничество, а поскольку девочка я была хорошенькая...

- ...да, безусловно...

- ...он, конечно, пытался за мной ухаживать. Даже какие-то стихи читал и цветочки дарил - вот и все...

«В моей крови целый коктейль из разных национальностей»

«ГАЙДАЙ ВСЕГДА ГОВОРИЛ: «РЕЖИССЕР ДОЛЖЕН БЫТЬ В СВОЮ ГЕРОИНЮ ВЛЮБЛЕН»

- Как сегодня, когда столько прошло лет, вы считаете: великим он был клоуном?

- Да, однозначно, и думаю, время свое опередил, потому что был клоуном-философом. Впрочем, или опередил, или, наоборот, опоздал... Он был таким беллевским клоуном, и действительно, из-за того, что Леня снимался в кино, я тоже начала сниматься - тут интернет пишет правду.

Его тогда пригласил в свою дебютную картину «Формула радуги» Юра Хилькевич, вернее, Георгий Юнгвальд-Хилькевич - Леня играл у него какую-то совершенно невнятную роль. Юре просто захотелось, чтобы клоун мелькал где-то там, рядом с главными героями, которых должны были играть Коля Федорцов и эстонская девушка Маре Хелластэ. Он пришел к Лене на представление и увидел меня под куполом цирка, а на другой день объявил: «Хочу, чтобы вы снимались в моей картине». Правда, что мне там делать, было неясно... Придумали роль медицинской сестры, и я бегала за главным героем со шприцем в руках, а потом Юре пришла вдруг такая странная мысль, что главную роль в этой картине должна играть не Маре, а я.

Фото «РИА Новости»

- Наверное, он влюбился...

- Ну, не знаю... Вообще-то, Гайдай всегда говорил: «Режиссер должен быть в свою героиню влюблен», так что, может, и да, увлекся. Нравилась я ему явно - милая, славная... В 18 я была совершенным ребенком примерно лет на 14, поэтому все вели себя по отношению ко мне бережно - ухаживали за мной, соблюдая дистанцию.

Юра сначала снял с роли Хелластэ, но нужно было, поскольку это была картина Одесской киностудии, чтобы в Киеве на главную роль утвердили меня. Давай он, короче, проводить кинопробы. По сценарию героине должно быть 22-23 года, потому что она аспирантка...

- ...а вам 14...

- ...и костюмы, начесы, довольно яркий грим все больше и больше эти 14 подчеркивали. Получался такой самодеятельный школьный театр, где дети пытаются играть взрослые роли...

- ...и прошло?

- Конечно же, нет. В глазах Хилькевича...

- ...влюбленного Хилькевича...

 

- ...я разглядела отчаяние - он отчетливо понимал, что ничего не получится, потому что ребенок, которому сделали на голове начес и которого в какую-то взрослую нарядили одежду, от этого выглядит еще моложе. Ну и так получилось, что за этими страшными метаниями наблюдала Татьяна Михайловна Семенова, ассистентка Гайдая, которая искала для его новой комедии девочку...

- Потрясающе!

- Ходит просто масса всяких разговоров, что Юра Хилькевич якобы позвонил Гайдаю и за бутылку коньяка сказал: «У меня замечательная девочка снимается». Не верю абсолютно - Юра это придумал, но сейчас, по-моему, уже и сам в свою байку поверил.

- Так бывает...

- Да, потому что, когда я вела на РТР передачу «Домашние хлопоты с Натальей Варлей», пришел ко мне в гости и эту историю рассказал. «Юра, - я возразила, - не может такого быть», а он в ответ: «Ты ничего не знаешь». Впрочем, я знаю точно, что это не так, а в конце концов, в этой картине Хилькевича снялась Раечка Недашковская.

Таким вот образом история с «Кавказской пленницей» завязалась, а что касается того, что Енгибаров меня привел в кино... На самом деле, я снималась, еще учась в цирковом училище.

«ОТ ПРИРОДЫ Я БЫЛА ЗАСТЕНЧИВОЙ И ЗАКОМПЛЕКСОВАННОЙ»

- Цирк вы любили?

- Ой, ну а как же иначе? - я вообще все делаю по любви.

Фото «РИА Новости»

- Странно: я где-то читал, что вы высоты боялись...

- ...боялась...

- ...и из-за этого якобы стали воздушной гимнасткой. Хотелось себя преодолеть?

- Не только поэтому - мне просто очень хотелось...

- Это какой же риск!

- В цирке у меня было два пути, потому что, когда впервые увидела цирковое представление, просто эстетически влюбилась в двух прекрасных женщин: Раису Немчинскую, которая летала в белом трико под куполом на луне (на трапеции в виде луны), причем возраст у нее для цирка был довольно солидный (лет 45, наверное, но она была совершенна), а во втором отделении выходила совершенно другая - по контрасту! - женственная, обаятельная воздушная укротительница Маргарита Назарова, в которую были влюблены все тигры.

- Что уж о людях говорить, да?

- (Улыбается). Номер у нее строился на том, что тигры просто все время падали перед ней от восторга, а она на них, как на ковре, располагалась. Это тоже было удивительно красиво - видеть, как женщине покоряются хищники: они, такие страшные, зубастые, когтистые, выходили и падали ниц. Мне было лет восемь, наверное, и я сразу же маме с папой сказала, что буду работать в цирке. Ну, дети часто мечтают пожарниками стать или дворниками, поэтому никто серьезно к этому не отнесся.

Жили мы в то время в Мурманске, и хотя мама у меня петербурженка, ленинградка, а отец москвич, выбрали этот северный город, потому что папа был моряком. Когда в Севастополе Черноморское военно-морское училище объявило первый набор, три друга из Москвы поехали туда и поступили. Отец был курсантом № 2, а в 41-м состоялся досрочный выпуск и этот первый набор ушел целиком на фронт...

«Нина — девочка, крепко стоящая на ногах: сильная, независимая». С Александром Демьяненко, «Кавказская пленница», 1966 год

Фото «РИА Новости

- ...и, наверное, весь погиб?

- Нет, потому что и папа вернулся, и его товарищи, с которыми я потом познакомилась. Когда он уже ушел из жизни, я очень долго общалась с одним из его друзей: поразительный был человек - Лаврентий Михайлович Кузнецов, контр-адмирал флота.

- Вот вам и три друга...

- Он был курсантом № 3 и рассказал мне о папе удивительные вещи, о которых я никогда не слышала. Ну, маленькой не очень интересовалась, а когда отец уже был пожилым, многого он не помнил. Лаврентий Михайлович открыл мне глаза...

- Напишите об этом...

- Да, в Севастополе есть еще один из друзей отца - он, слава Богу, жив, и я хочу о них написать, потому что это, конечно, уникальные люди. В мирное время, уже после войны, отец плавал («ходил», - говорят моряки) на танкере, а с мамой познакомился на офицерском балу в Ленинграде.

- Как романтично...

- Когда в Болгарию отправился и Румынию, взял с собой маму (которая была в положении) со мной в животе. Думали, что я появлюсь на свет в Варне, но я родилась в Констанце, а дальше... Судьба моряка - она ведь такая: и на Дальнем Востоке мы жили, и в Мурманске... Отец там работал и замначальника пароходства, и избирался председателем горисполкома, а потом, истосковавшись по морю, стал опять капитанствовать: ходил на ледоколах и транспортных рефрижераторах.

«Это только по молодости можно — после нескольких уроков усесться за руль»

Прожив семь лет на берегу Баренцева моря, семья вернулась в Москву, и, кстати, в Мурманске я не только с первого по шестой класс училась, но и занималась музыкой, очень хорошо рисовала. Родителям все время рекомендовали обратить на это внимание, в художественную школу меня отдать, но с тех пор, как увидела цирк, даже слышать об этом я не хотела. Из Москвы отца вскоре направили начальником порта в Бухту Провидения на Чукотку, мама с сестренкой уехали с ним, а меня оставили с бабушкой. Родители рассчитывали, что Наташа сдаст экзамен в седьмой класс московской музыкальной школы, а я поступила в цирковое училище.

- Когда я за воздушными гимнастами наблюдаю, которые разные кульбиты выделывают, сердце замирает: страшно! - а каково было вам, имея страх высоты, находиться под куполом? Отчаянная вы, кажется, девушка!

- Смелость - она обретается, если ее тренировать, потому что, вообще-то, от природы я была застенчивой и закомплексованной. Очень часто к тому же болела и многого из того, что запросто мои сверстники делали, не умела: не каталась на коньках и лыжах, не занималась в школе физкультурой. У меня был ревмокардит...

- ...о Боже!

- Ну, это же мурманский климат! Я вообще человек природный, наверное, и идти в школу, когда темно, - это была катастрофа, меня с трудом вытаскивали на улицу... Там практически весь учебный год темень, а когда наступает полярный день, учеба заканчивается. Мы уезжали отдыхать в Подмосковье, в Сочи, а возвращались опять к полярной ночи, поэтому, естественно, я там болела - организм сопротивлялся, ну а вернувшись в Москву, поступила сначала в детскую студию при цирке, а затем и в само цирковое училище.

«Однажды, когда мы эпизод снимали, где Никулин, Вицин и Моргунов стоят, взявшись за руки, тормоза отказали, и я действительно чуть в них не влепилась. Актеры, к счастью, разбежались»

«ГАЙДАЙ СПРОСИЛ: «ВЫ МОЖЕТЕ СНЯТЬСЯ В КУПАЛЬНИКЕ?». Я КИВНУЛА: «КОНЕЧНО»

- Говорят, на роль Нины в «Кавказской пленнице» претендовало около 500 актрис...

- Говорят, да.

- Такие красавицы признанные: Фатеева, Кустинская, Малявина, сестры Вертинские, Виктория Федорова...

- Да-да-да, а еще множество спортсменок и балеринок, студенток училищ...

- Почему на такую ответственную роль Гайдай выбрал вас, 19-летнюю девушку?

- Думаю, что, во-первых, Гайдай, конечно, Пигмалион - он роль эту выстраивал.

- Его называют гением - он был гениальным Пигмалионом?

- Да, хотя я не очень большая поклонница последних его фильмов...

- ...к сожалению...

- Ну, это в жизни каждого творца, наверное, происходит - и художника, и композитора, и режиссера, потому что...

- ...все, что мог, уже сказал?

- Нет, понимаете... Может, если бы он прожил дольше,

С Сергеем Филипповым в картине Леонида Гайдая «Двенадцать стульев», 1971 год

поднялся бы на вторую вершину - никто этого не знает, потому что в артистической жизни бывают такие вот (рисует рукой синусоиду) как бы волны: восхождения и спуски, восхождения и спуски. Редко так происходит, что человек куда-то на Олимп забирается и там сидит, почивает на лаврах - тем более что в процессе творчества есть же и объективные какие-то обстоятельства.

- Почему все-таки он остановился на вас?

- Думаю, потому прежде всего, что сняться в «Кавказской пленнице» вопросом жизни и смерти для меня не было - было просто интересно... Я вот начала говорить, но не закончила мысль... Учась в цирковом училище, я и в кино снималась, и в детских каких-то передачах, и в маленьких телевизионных фильмах. Даже главную роль в курсовой работе студента ВГИКа Эльера Ишмухамедова по рассказу Грина «Новогодний праздник отца и маленькой дочери» сыграла, поэтому знала уже, что такое камера...

- ...и серьезно к ней не относились?

- Нет, ко всему, что я делаю, отношусь серьезно, но даже мысли бросить арену и уйти в кино у меня не было. Да, было очень занятно, но цирк - это цирк, под его куполом у меня было чувство полета, с которым я не родилась. Недаром вот многие поэты пишут про крылья: действительно, ты летаешь, и снизу на тебя с изумлением смотрят люди, которым тоже, наверное, взлететь хочется. Это, может, чересчур романтический образ, но...

- ...очень точный...

- Пожалуй, меня привела в цирк жажда полета, которая изначально, мне кажется, каждому человеку дана. Возможно, когда-то люди летали, и память об этом где-то глубоко сохранилась.

- Что в вас увидел Гайдай?

- Наверное, и это тоже, ведь Нина - девочка, крепко стоящая на ногах: сильная, независимая. Все это Гайдаем привнесено, но он разглядел во мне, видимо, и какую-то незащищенность, ранимость, наивность.

- Это правда, что Леонид Иович попросил вас при встрече раздеться?

С Дмитрием Гордоном. «Думаю, природа все-таки постаралась — все женщины в моем роду моложавы»

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

- Ну... как раздеться?

- До купальника...

- Это по нынешним временам не раздеться. Он спросил: «Вы можете сняться в купальнике?». Я кивнула: «Конечно».

- Ну, вы же в цирке работали - для вас это не проблема...

- Я на арену выходила в купальнике и в балетной пачке, в трико репетировала, и ходила перед Гайдаем на пляже тоже в купальнике. Для меня это не было проявлением какой-то смелости - вот если бы он попросил сделать то, чего не умею...

«ГЛАЗ НА МЕНЯ, В ОБЩЕМ-ТО, ВСЕ ПОЛОЖИЛИ»

- Вдова Леонида Иовича актриса Нина Гребешкова как-то призналась: «Леня был в Наташу влюблен» - это была любовь Пигмалиона к своей Галатее или обычное влечение мужчины к женщине?

- Однажды то, о чем вы говорите, Гайдай так озвучил - я слышала эту его фразу: «Считаю, что режиссер должен быть в свою героиню влюблен». Думаю, он был влюблен и в героиню Наташи Селезневой, когда снимал «Операцию «Ы», и в героиню Светы Амановой, когда работал над «Спортлото-82», ну а любовь, она же не может, наверное, быть как-то бесполой? Конечно, это и эмоциональное отношение, и ревность: исподтишка он наблюдал все время, кто из съемочной группы пытается за мной ухаживать.

- Кто положить глаз намерен?

- Ну, глаз, в общем-то, все положили.

- Не удивительно...

- Там был очень смешной мальчик Руслан - по-моему, дагестанец: будучи студентом ГИТИСа, он снимался...

- ...с кинжалом?

- Ну, примерно, и все мужчины группы внимательно за ним следили, потому что Руслан как-то уж очень близко ко мне подкрадывался. Потом, когда он уже улетел в Москву, Вицин сказал как бы моим голосом: «Руслан, ты свалял дурака», но на самом-то деле отношения были чистые. Я их (в смысле, поклонников) вообще, честно говоря, не замечала.

- Вы летали...

- Летала, переполненная какой-то своей жизнью, писала стихи... Снимали мы в основном в Крыму, жили в Алуште, и вечерами я бегала на другой конец города, где родители, которые приехали туда отдыхать, с сестренкой остановились. Старалась не потерять цирковую форму...

- Это и есть, наверное, счастье?

- Сейчас-то я понимаю: да, безусловно, а тогда было достаточно трудно, потому что вокруг профессиональные актеры, а я - цирковая.

- Такие глыбы, казалось бы, рядом: Вицин, Моргунов, Никулин, - с разными, непростыми характерами. Как вам с ними работалось?

- Не знаю, что у них было внутри, но ко мне они относились так... Ну, немножко по- хулигански.

- В чем это выражалось?

- К примеру, когда несли меня, застегнув в спальный мешок, усердно мяли и тискали, и когда я со связанными руками была, тоже, но это так, в форме шутки - ничего пошлого.

- Это правда, что вы знаменитую троицу чуть не задавили - по-настоящему?

- Правда, хотя вождение красненькой полуторки, которая была загримирована под санитарную, вроде освоила. Старая допотопная машина марки «Адлер» (полное название «Адлер-триумф»), вообще-то, была синего цвета, но ее перекрасили, и вот ее владелец (я даже помню его имя - Володя) учил меня это авто водить. Ну, это только по молодости можно - после нескольких уроков усесться за руль: я даже как-то раз везла троицу (они в этой машине сидели) со съемочной площадки из Ялты в Алушту по симферопольскому шоссе, но тогда, конечно, такого движения не было.

Короче, однажды, когда мы эпизод снимали, где они стоят, взявшись за руки, тормоза отказали, и я действительно чуть в них не влепилась. Актеры, к счастью, разбежались, но еще лежал впереди оператор - машина в нескольких сантиметрах от его камеры остановилась.

- Вицина могли запросто потерять...

- И оператора тоже. Да и меня...

- Ваша героиня Нина по фильму студентка, комсомолка, спортсменка и, наконец, просто красавица - вы с ней похожи?

- Думаю, мы совершенно разные, правда, поскольку после института я пришла в Театр Станиславского уже с главными ролями за плечами и ассоциации со спортсменкой и комсомолкой остались, меня выбрали там секретарем комсомольской организации. Нет, по сути я героиня, конечно, романтическая - в театре играла Луизу в «Коварстве и любви» Шиллера, Наталью Александровну Захарьину в «Былом и думах» Герцена, Машу в «Живом трупе» Толстого, Софью в «Тенях» Салтыкова-Щедрина, Таню в «Прощании в июне» Вампилова...

«НАТАША ГУНДАРЕВА ТАК ПОКАЗЫВАЛА ЭТЮДЫ, ЧТО ПОЛОВИНЕ КУРСА ХОТЕЛОСЬ ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ ОБ УХОДЕ»

- После выхода на экраны «Кавказской пленницы» вы стали суперпопулярной актрисой - фильмы в Советском Союзе любили все, а в 67-м этот был, я думаю, номер один. Представляю, какая народная любовь на ваши неокрепшие плечи свалилась...

- Плечи у меня были достаточно крепкими - все-таки цирковая гимнастка... Что интересно, когда почти сразу после «Кавказской пленницы» я снялась в «Вие», решила в Щукинское училище поступить. Дала слово основателю и первому ректору «Щуки» Борису Евгеньевичу Захаве, что в кино ни ногой, и погрузилась в учебу, как человек...

- ...целеустремленный...

- ...который серьезно погружается в то, чем занимается, поэтому волна популярности, славы шла от меня совершенно отдельно. Я студенткой была у замечательного худрука Юрия Васильевича Катина-Ярцева, он очень нежно ко мне относился и видел мои сомнения, потому что на курсе... Кстати, сегодня я почему-то во сне Наташу увидела Гундареву - она просто пришла и села. Я бросилась к ней, мы расцеловались...

- Вы с ней учились?

- Это моя сокурсница, а еще со мной также Костя Райкин и Юрочка Богатырев учились...

- Какой курс сильный!

- Да, талантливые у нас подобрались ребята: Таня Сидоренко (она в Театре на Таганке работает), Наташа Заякина... Ее, конечно, не так хорошо знают, потому что в кино она почти не снималась - после окончания «Щуки» в родной город уехала, была актрисой Горьковского, Нижегородского театра, а сейчас в «Ленкоме» у Марка Захарова. Когда Наташа Гундарева в Щукинское пришла, уже все умела - она так показывала этюды, что половине курса хотелось подать заявление об уходе.

- Кто же был самым у вас талантливым: Гундарева или Райкин?

- Думаю, Гундарева, а потом шел Юра Богатырев. Костя очень талантлив, но в нем больше всего меня поражала работоспособность. Все-таки он был сыном великого артиста и пытался доказать, что банальная фраза «На детях гениев природа отдыхает» к нему никакого отношения не имеет. Ему было вдвойне сложно, потому что внешне он не красавец...

- ...далеко не красавец...

- ...и поэтому (смеется)... Нет, он обаятельный... когда к нему привыкаешь, но выделялся...

- ...за счет внутреннего содержания?

- Да, только за счет того, что много читал, смотрел, репетировал и не стеснялся все свои этюды, работы показывать каждому члену семьи. Ну а в семье-то одни артисты: папа, мама...

- ...сестра, муж сестры...

- И первый ее муж, и второй - все, поэтому Котя...

- ...другим брал...

- Он уж действительно self-made man - человек, который сам себя сделал.

«НУ ЧТО ТЫ СОПРОТИВЛЯЕШЬСЯ? - ПРОШИПЕЛ ВАЛЕРА. - ВСЕ РАВНО Я ТЕБЯ ИЗНАСИЛУЮ И УБЬЮ, И ОБ ЭТОМ НИКТО НЕ УЗНАЕТ»

- После «Кавказской пленницы» вам приходили мешки писем, и знаю, что большая часть - из армии и мест лишения свободы. Вас это не смущало?

- Ну, не большая, конечно, но оттуда действительно много.

- Конкретные предложения были?

- Сколько угодно. Даже непристойные, но об этом не будем.

- Это правда, что в Кисловодске вас чуть не изнасиловал пылкий поклонник-грузин?

- Ну как? - он просто увез меня в горы и там велел: «Раздевайся!».

- Вас что же - похитили?

- Ой, это отдельная совершенно история, я не люблю ее вспоминать, но вам так и быть расскажу... (Пауза). Что это (слышен какой-то шум слева)? Вот видите: об этом не стоило бы говорить.

Я из Кишинева летела, закончив работу над картиной «Дмитрий Кантемир». Получила гонорар - как мне тогда казалось, очень большой.

- Рублей 300?

- Ну, примерно... Деньги лежали в сумочке, а еще у меня был с собой огромный, неподъемный чемодан, полный книг. Тогда в Кишиневе печатали...

- ...издательство «Картя Молдовеняскэ»...

- ...на ужасной бумаге, дешевые, но замечательные книги. Самолет задержался часов на шесть, наверное, я прилетела ночью в Минводы и поняла, что никто меня не встречает. Отстояла огромную очередь к автобусу на Кисловодск...

- ...кошмар!..

- ...а когда она подошла, услышала: «Ваш билет?» - оказывается, его надо было заранее в кассе в здании аэропорта купить. Еле волоча за собой чемодан, туда поплелась, и вот выстаиваю еще одну очередь, сажусь в автобус и через полтора часа, совершенно обессиленная, выхожу на площади в Кисловодске. Вижу: стоит милиционер. «Скажите, пожалуйста, - спрашиваю, - как до гостиницы «Нарзан» мне добраться?». Он: «Это рядом» и повернулся к водителю черной «Волги», который скучал тут же: «Валер, подвезешь?». Тот кивнул: «Подвезу». Я с облегчением выдохнула: «Большое спасибо!»...

- Какие приятные типа люди, да?

- Такие милые! Чемодан на заднее сиденье поставила, сама села вперед и слегка расслабилась. Валера резко - вжиу! - рванул с места и помчался с бешеной скоростью, но поскольку ни через пять минут, ни через 10 гостиница не показалась, я поинтересовалась: «А не слишком мы быстро едем?». Он буркнул: «Быстрее доберемся до места». Я снова обмякла (склоняет к плечу голову) - голова уже не держалась, потому что перед этим целый день съемок, задержка рейса, никто не встретил, чемодан книг, всю ночь в дороге...

Через какое-то время опять встрепенулась: «Подождите, Валера! По-моему, город кончился - вы же говорили, близко». - «Где ты видела, чтобы город кончился, а фонари горели?». - «Логично», - думаю, а потом понимаю: нет, не логично, потому что и фонари позади остались. «Валера, - встревожилась, - куда мы едем?». - «В горы!» - процедил он сквозь зубы и на газ нажал: вжиу! Меня колотить начинает. «Немедленно поворачивайте обратно!» - кричу, а он: «Тихо, иначе сейчас в пропасть свалимся». И действительно: с одной стороны обрыв, с другой - стена отвесная.

- Ужас!

- «Ладно, - он произнес, - я пошутил: сейчас развернусь». Как бы разворачивается и выезжает на полянку среди гор: кипарисы, луна, звезды, и вот тогда говорит недвусмысленно...

- ...«Раздевайся!»...

- Примерно так. Я в свою сумочку с деньгами вцепилась и... В то время наизусть только одну знала молитву - «Отче наш», но даже ее не смогла вспомнить и только про себя повторяла: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!». Мысль билась: «Бедный мой сын! (старшему было тогда два с половиной года. - Н. В.). Бедный Васенька! Почему я все время в какие-то попадаю истории?».

От того, что стало так жалко сына, принимаю решение сопротивляться до последнего и ясно осознаю, что это мое единственное спасение, ведь если этот негодяй все-таки меня изнасилует - здесь же убьет и оставит. Зачем ему везти девушку в гостиницу «Нарзан» - чтобы она там милицию вызвала или шум подняла? Видно, я так горячо повторяла: «Господи, помилуй! Господи..!», что Господь послал мне такую мысль. Одной рукой я, короче, держу сумочку, а второй начинаю царапаться, отбиваться - благо все-таки...

- ...сильная девушка...

- Да, сильная. Я как раз на первый съемочный день в цирковой картине «Большой аттракцион» ехала, и хотя после моего ухода из цирка достаточно много прошло времени (это уже после окончания «Щуки» было - говорю же, сыну два с половиной года), по такому случаю свою прежнюю физическую форму восстановила.

...По тому, как я царапаюсь и отбиваюсь, Валера понимает, что, в общем, силы-то у девушки недюжинные, и злобно, как может кавказский человек, которому оказывают сопротивление, шипит: «Ну что ты сопротивляешься? - все равно я тебя изнасилую и убью, и об этом никто не узнает». Выходит из машины, обходит ее и распахивает дверцу с моей стороны, а я сижу, прижав сумочку. «А там у тебя что?» - спрашивает, а сам ее хвать. «Сейчас, - думаю, - увидит мои 300 рублей, и все - точно уж сразу убьет». Потом уже, когда ситуацию эту анализировала, сама себе удивлялась: ну что для него эти 300 рублей?..

- ...когда такая девушка рядом...

- Да нет, для кавказского человека в ту пору 300 рублей были не деньги. Как там в анекдоте? «Возьми из пачки вот столечко (разводит пальцы сантиметров на пять)». Открывает он эту сумочку, а у меня деньги, завернутые в платочек, лежали, а сверху паспорт с билетом. Сначала Валера заглядывает в мой паспорт, видит, что там написано: «Варлей Наталья Владимировна» (а я все: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!»), и вдруг начинает просто хлестать себя по щекам - сам! - и причитать громко: «Как же так? Была у меня единственная мечта - с кавказской пленницей познакомиться. Увидел эту картину, когда служил в армии, и думал: «Когда-нибудь, может быть...».

«КЛАДУ ТРУБКУ И ОБМИРАЮ: «ОН МЕНЯ ТОЧНО УБЬЕТ!»

- Мечта сбылась!

- «Почему же ты не призналась, что Нина?», а я реву... «Когда мы ехали, - всхлипываю, - я же сказала, что на съемки». - «Ну надо же, не узнал тебя - такая ты маленькая, худенькая» (поскольку сниматься я ехала в цирковой картине, естественно, была в форме: девочка стройненькая...). Валера тут же отдал мне паспорт и сел за руль: «Говори - сделаю все, что угодно, весь Кисловодск к твоим ногам положу. Я подонок, подонок!». - «Валера, - не веря, что все закончилось, спрашиваю я, - вы не можете в гостиницу меня отвезти...

- ...(вместе) «Нарзан»?».

- По дороге он причитать продолжает: «Как же так?! Как я мог?! Какой я подонок!». Привозит меня к этой гостинице, подносит мой чемодан на ресепшн (или как там тогда она называлась) и уходит, как вдруг возвращается, протягивает листок со своим телефоном и говорит...

- ...«Если понравился, звони!»...

- Нет: «Если что-то понадобится, я и мои братья в лепешку разобьемся, но сделаем, потому что я должен как-то у тебя прощение вымолить». Естественно, как только за ним закрывается дверь, эту бумажку я разрываю и выбрасываю в мусорное ведро. «Надо, - думаю, - сразу в прокуратуру», но тут же спохватываюсь: «Какая прокуратура, когда меня посадил в эту машину милиционер?».

- Ужас!

- Подхожу к ресепшн, а там выясняется, что, дожидаясь меня, съемочная группа пропила едва ли не все деньги и полным составом переехала в другую, более дешевую гостиницу (а уж дешевле «Нарзана» могло быть только какое-то полуобщежитие!), и когда шла со своим чемоданом по Кисловодску...

- ...ночью?

- Нет, уже солнце вставало - на часах было пять или шесть утра... Шла, короче, счастливая и думала: «Боже, жива! Деньги целы, книги при мне...». Вхожу в общежитие, в которое меня направили, и сразу же на ассистентку режиссера с опухшим лицом натыкаюсь. «Наташенька, - удивленно лепечет она, - а мы тебя встречали». - «Когда, где?». - «Рейсом из Минска» (я действительно была там на гастролях). «Так я же из Кишинева летела». - «Да? А мы думали, что из Минска» - и лица у всех такие, что видно: ребята зря времени не теряли. «Сейчас на съемки поедем», - потирают они руки. «Нет. Спать!» - отрезала я.

Поднимаюсь по лестнице, а глаза у самой слипаются так, что не вижу, куда, собственно, меня укладывают. Только через несколько часов, когда растолкали, обнаружила, что спала в номере на семь мест, и в нем, кроме меня, ассистентки были, костюмерша, гримерша и еще оператор да режиссер-постановщик.

- Советская кинозвезда - кому рассказать?

- Я, естественно, все про эту картину поняла и сразу подумала, что надо...

- ...оттуда валить...

- Да, но валить нету сил, и директор фильма Юра Кузнецов повез меня на съемочную площадку. Это был очень хороший и добрый парень, они действительно пропили все деньги...

- ...с кем не бывает, да?

- По доброте душевной он всю группу, пока ждали, когда я прилечу то ли из Минска, то ли из Кишинева (они там уже запутались), поил. Поехали и вправду меня встречать, но минским рейсом я не прилетела, другого оттуда не было, мобильных тоже, и они вернулись ни с чем, а тут приезжаю вдруг я с деньгами, книгами и невредимая.

Наконец, вся группа на съемочную площадку отправилась, и мы с Кузнецовым следом. Я там должна была на конях-ахалтекинцах скакать, для чего специально какой-то табун пригнали из Кабардино-Балкарии, и вот по дороге часов пять мы блуждаем и не находим этого места, а мне уже пора в Минск на спектакль. Поворачиваем обратно, в аэропорт, и я улетаю.

- Вот это съездили!..

- Тут мне бы и остановиться, но на другой день после спектакля - вот что значит чувство долга и мой характер! - в Кисловодск возвращаюсь. Меня уже все встречали, и когда я вышла из аэропорта, смотрю - машина, и какой-то водитель девушку зазывает: «Садись, красавица, я тебя подвезу». - «Девушка, - говорю...

- ...ни в коем случае!..

- ...идите в автобус», но этим история с Валерой, что самое интересное, не закончилась. Я уже благополучно снялась в той картине (это, между прочим, отдельная история - буду книгу писать, опишу, а сейчас подробности мы опустим, потому что иначе никогда разговор не закончим), проходит месяца полтора, я в Москве на спектакль собираюсь - и вдруг телефонный звонок. У меня между тем интуиция обостренная, и, несмотря на то что просто звонит телефон, я почему-то вздрагиваю и с опаской к нему подхожу. Снимаю трубку и слышу мужской голос: «Наташа?». - «Да». - «Только не вешайте трубку». Я: «А кто это?». - «Валера из Кисловодска».

- Наташа, это любовь!

- Я, конечно, кладу трубку, а потом обмираю: «Он меня точно убьет!». В театр иду, уже оглядываясь, и недели две еще хожу, озираясь, однако никто, слава Богу,  не появляется. Спустя, наверное, месяц получаю письмо: «Дорогая Наташа, пишет тебе Валера из Кисловодска. Я понимаю, почему ты повесила трубку (дошло! - Н. В.), понимаю, что ты считаешь меня подонком. Согласен, так и есть, но я таким не родился, меня таким сделала жена - ее, кстати, тоже зовут Наташа. Поверь, с тех пор как увидел в картине, я тебя очень люблю и всегда мечтал об одном - когда-нибудь встретиться. Клянусь - это единственное, что я тебе могу пообещать! - никогда в жизни со мной такая ситуация не повторится. Валера». Такое вот трогательное послание...

- ...новелла целая...

- Я подумала: «Надо же!», а потом сразу мысль пронзила: «А если бы на моем месте другая оказалась девочка? - ее бы уже на свете, наверное, не было», и я разорвала это письмо и выбросила так же, как записку с его телефоном.

- Когда последний раз вы смотрели «Кавказскую пленницу»?

- Целиком (смеется)? Сейчас вспомнила: четыре года назад на фестивале российского, вернее, даже советского кино в Северной Корее. И Нина, и Шурик говорили на корейском языке...

- ...потрясающе!..

- ...я сидела в двухтысячном зале, слышала, как (выдает набор звуков): «Ыйджае анжасо чхэгиль», - говорит Нина. «Икки сиджакехэтта», - отвечает ей Шурик, а переполненный зал смеется: «Е-ый-до!». Они хохотали, и это ни с чем не сравнимое ощущение, потому что Северная Корея держится в мире особняком, туда не всех пускают, но вот меня пригласили, и мне очень понравилось.

- Когда вы сейчас видите себя на экране, какие у вас ощущения возникают? Считаете, что это работа хорошая?

- Да, безусловно, а когда первый раз смотрела, поняла, - поскольку все-таки иногда вижу себя в зеркале! - что это, вообще-то, не я. Не склеивались как-то образы и характеры двух этих девушек - меня и Нины.

Киев - Москва - Киев

(Окончание в следующем номере)  



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось