В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Телеведущая Ольга ФРЕЙМУТ: «В школе я мечтала уйти в монастырь — Закон Божий наизусть учила...»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 23 Июля, 2012 21:00
Завершился первый сезон популярной программы «Ревизор», которая шокировала жителей Украины особенностями отечественного сервиса. Наши люди всерьез задумались над тем, из чего и как готовят еду в кафе, что должно и чего не должно быть в отелях...
Анна ШЕСТАК
Не хочется думать, что творческая группа «Ревизора» ограничится одним сезоном. Письма с просьбами проверить то или иное заведение продолжают поступать на интернет-страничку передачи, потому что наши люди наконец-то всерьез задумались над тем, из чего и как готовят еду в кафе, и узнали, что должно, а чего совершенно не должно быть в современной гостинице. «Неужели все? Что же мы будем делать по средам?» — спрашивают фанаты программы в интернете. А ее ведущая Ольга Фреймут убеждает: «Расстраиваться не стоит, аналог «Ревизора» обязательно появится, поэтому расслабляться владельцам ресторанов и гостиниц рановато...». За полгода съемок «Ревизора» очаровательная блондинка побывала в 24 городах Украины, и так, как ее, пожалуй, не встречали никого другого: помощников у «проверяльщицы» было хоть отбавляй, поклонники были готовы всю ночь стоять у дверей гостиницы, где она остановилась, а те, на кого Ольга охотилась, если не успевали спрятаться или сделать генеральную уборку, клятвенно обещали исправиться. По-моему, это успех. Взять интервью у Оли читатели просили меня давно и даже вопросы подсказывали — о том, как она пришла на телевидение, о ее жизни в Лондоне, о шестилетней дочке Злате, наполовину британке, наполовину украинке. Начать разговор (он, кстати, состоялся в пиццерии возле Киевского университета, сотрудники которой с гордостью говорили посетителям: «К нам даже Фреймут ходит!») я решила с вопроса, который чаще всего встречался в письмах...
«У МЕНЯ ВСЕГДА БЫЛО ДВЕ ФАМИЛИИ: КОНЫК - ПАПИНА, А ФРЕЙМУТ - МАМИНА, НЕМЕЦКАЯ»

- Оля, фамилия у вас явно не украинская. Вы интересовались ее происхождением?

- В Википедии пишут, что моя настоящая фамилия - Конык, а Фреймут - псевдоним. На самом деле, у меня всегда было две фамилии: Конык - папина, украинская, а Фреймут - мамина (она у меня этническая немка). Кстати, я сотрудничаю с Посольством Германии, недавно была на встрече с немцами, проживающими в Украине, и там зашел разговор о том, что в нашей стране весьма искаженное представление об этой нации.

«В своих ужасных вещах, привезенных со львовского базара, я общалась с миллиардером Мохаммедом аль-Файедом, и ничего — все было нормально»

В какой-то школе у детей спросили: «С чем у вас ассоциируется слово «немцы»?». Ответы были такие: «мерседес», фашистская свастика и пиво. О немцах мы, оказывается, знаем мало, а о тех из них, которые живут у нас, - еще меньше. Когда эти люди рассказывали свои истории, все в зале плакали: то, что им пришлось пережить в советское время, очень страшно.

- Как же ваших родственников по линии мамы занесло на территорию Украины?

- В XVIII веке немцев заселила Екатерина II: они считались хорошими хозяевами, занимались строительством, животноводством (даже вывели на юге Украины новую породу коров) и садоводством. И, кстати, были первыми, кто в Российской империи стал заботиться об экологии, - их пригласили, чтобы окультуривали южные земли, и они к этой миссии серьезно отнеслись. Мои предки сначала в Одессу попали, потом перебрались в Крым.

А в 1941 году, 23-28 августа, этнических немцев как врагов народа выселили из Украины в Казахстан. Среди них были мой прадед Рейнгольд и прабабушка Мария, они там и похоронены.

Как семья из Крыма уезжала, бабушка помнит смутно, долгое время она никому об этом не говорила: даже со мной не делилась. Знаю только, что 27 августа им сказали: «На сборы полчаса». Прабабка схватила дорогое пальто, золотые вещи, которые в случае чего можно продать или обменять. Хотела взять и корову, но ей не разрешили. И бабушка говорила: «Никогда не забуду, как корова по хозяевам плакала...».

Слава Богу, мы уже, не таясь, говорим о голодоморе, о Расстрелянном Возрождении, о диссидентах, которых гнобили и уничтожали морально и физически, о том, что пережили крымские татары. А вот об украинских немцах, которые при Советском Союзе изрядно натерпелись, не знаем ничего, только приблизились к этой болезненной теме.

- Немецкий язык вы знаете?

- Еще нет, но выучу. Я свободно владею английским, потому что пять лет жила в Англии. Там родилась моя дочь Злата, там живут мои друзья-британцы, бывший муж, тоже британец: ну, мы с ним только помолвлены были, но я считаю, это был мой гражданский супруг.

С Зинедином Зиданом на церемонии жеребьевки финальной части Евро-2012 в Киеве, ведущей которой была Ольга. Декабрь 2011 года

Поэтому по-английски я говорю хорошо, а вот немецкий - мой следующий шаг. В Киеве есть отличные курсы в Гете-институте, и я обязательно туда пойду.

- Те, кто смотрит ваши программы, отмечают, что вы прекрасно говорите по-украински - у вас справжня квiтуча мова...

- Дякую! (Улыбается).

- Дома у вас на украинском общаются?

- Частично. Бабушка, мамина мама, говорит по-русски, потому что в Казахстане росла, а папа и его родные - по-украински, как почти все в городке Новый Роздол на Львовщине, где я родилась.

- Вами там, наверное, все гордятся.

- Ну, кто гордится, а кто может и осудить, например, сказать: «Смотрите, как она в церковь пришла - без каблуков!». Я в балетках была, а у нас не принято, это как бы и не обувь вообще, все равно что босиком. А маме моей говорили: «Ну что такого делает ваша Оля? Рассказывает в эфире лишь бы что, а деньги, наверное, немалые получает...».

- Часто на родину ездите?

- На Пасху была - и пришла в ужас от того, в каком состоянии город. Даже с мэром не поздоровалась! Он стоял такой важный, с усами, смотрел на меня, а я прошла и «здрасьте» не сказала.

- И диплом «Ревизора» не дали...

С дочерью Златой. Девочка родилась в Лондоне, ее отец Нил Митчелл — ровесник Олиных родителей

- Нет, конечно. Хотя ресторанчики и кафе у нас еще ничего, особенно если сравнивать с тем, что мне пришлось видеть во время поездок по Украине.

«СНИМАЛИ ПРОГРАММУ «РЕВИЗОР» - УГРОЗЫ ЗВУЧАЛИ ПОСТОЯННО. ДАЖЕ РУКОВОДСТВУ КАНАЛА ЗВОНИЛИ, А КО МНЕ, КОГДА ПРИЕХАЛА НА ВСТРЕЧУ С РЕКЛАМОДАТЕЛЯМИ, ВДРУГ ПОДОШЛИ ДВА МУЖИКА В КОЖАНЫХ КУРТКАХ: «СКАЖИТЕ, ОЛЯ, МОЖЕТ, ВАМ ЧЕГО-ТО В ЖИЗНИ НЕ ХВАТАЕТ?»

- Буду по «Ревизору» скучать: это одна из немногих на нашем телевидении программ, сделанных не ради развлечения и отвлечения, а для пользы населения...

- Теперь и я удивляюсь: почему такую программу не придумали раньше? Ведь она давно была нужна. Посмотрите, что творится в гостиницах, даже дорогих! Грязь, паутина, рваное белье, «пятнистые» матрасы, жуткие подушки, веками не чищенные...

У меня, например, аллергия на пыль и перья - как на этом спать? Я ночь в поезде выдержать не могу: когда полежу на такой подушке, голова в два раза больше становится, один раз мы даже съемки перенесли, потому что я целый день от путешествия отходила... Кстати, за границей в гостиницах дают гипоаллергенные подушки, а если постоялец желает, может попросить набитую пухом или пером.

Про кафе и рестораны вообще страшно рассказывать: повара на кухне пересаживают цветы и теми же руками, грязными, в земле, берут мясо, чтобы делать котлеты! Их не заботит, кто потом будет эти котлеты есть. А если, допустим, такой городской домашний ребенок, как моя Злата? Это была бы реанимация!

- Говорят, после того как из города уезжает съемочная группа «Ревизора», горсовет собирается и решает, какое заведение закрыть.

С бабушкой и дедушкой по папиной линии и мамой. «Помню, мама сказала: «Так, Оля, садишься и пишешь стих. Мы отдадим его на конкурс, и попробуй только не победить!». Я написала про Сталина, про то, какой он сволочью был. Меня эта тема так пробила, что я заняла первое место и отдохнула в «Артеке»

- Да! И много чего закрыли, потому что хозяева не хотели исправлять ситуацию, их все устраивало.

- Еще я слышала, что вам даже угрожали - чтобы не показывали то, что удалось наснимать...

- Угрозы звучали постоянно. Даже руководству канала звонили. А ко мне, когда приехала на встречу с рекламодателями, вдруг подошли два мужика в кожаных куртках: «Скажите, Оля, может, вам чего-то в жизни не хватает?». - «Ступайте, - говорю, - молодые люди, своей дорогой. Не создавайте никому проблем, и не будет их у вас». Директор известного в Украине певца как-то звонил, просил не показывать сюжет об одном ресторане, Саша Педан, с которым мы дружим со времен работы в «Подъеме», признался: «Оля, понимаешь, у меня хорошие отношения с хозяевами заведения, где ты побывала...». Но я на компромиссы не иду: есть ошибки - значит, покажем.

- Некоторые журналисты уверены: в таких программах, как «Ревизор», ведутся постановочные съемки. Люди заранее знают, что к ним приедет Ольга Фреймут, а также знают, что плохая реклама - тоже реклама...

- Абсолютно честно скажу: никто ничего не знал! Вы же видели тетушек, которые говорили: «Ой, хоть бы предупредили, что снимать будете, я бы губы нарисовала!». Мы никому не сообщали, куда едем, номера в гостиницах я на чужие фамилии бронировала.

Фамилия Олиной бабушки по материнской линии — Фреймут. В августе 1941-го ее, маленькую, с семьей, как и других этнических немцев, выселили из Крыма в Казахстан. «Долгое время бабушка об этом никому не говорила — даже со мной не делилась»

- Случалось, что вас куда-то не пускали, выталкивали?

- Меня не трогали, толкали операторов Сашу и Сережу. Мы не можем дать сдачи, потому что нас сразу в милицию потащат: об этом предупредили юристы канала. Поэтому парней втихаря били, а они терпели и всячески ограждали и охраняли меня.

«САМАЯ РАСПРОСТРАНЕННАЯ РЕАКЦИЯ НА МОЕ ПОЯВЛЕНИЕ: «ШУХЕР! «РЕВИЗОР» ИДЕТ!»

- Интересно, как реагировали люди, к которым вы нагрянули в гости?

- Кто-то улыбался: «О, заходите!», кто-то кричал: «Закрывайте скорее дверь!». В Ужгороде, например, нас не впускали в ресторан - захлопнули дверь прямо перед носом. А люди, которые находились в помещении и уже поели, выйти не могли - их не выпускали. Самая распространенная реакция на мое появление: «Шухер! «Ревизор» идет!».

- Почти по Гоголю...

- (Смеется). Бегут, прячутся, не знают, за что хвататься... Потом придумали схему оповещения: как только я приезжаю в город и захожу куда-то, хозяин этого заведения звонит своим коллегам и предупреждает, что «Ревизор» может к ним нагрянуть. Чтоб хотя бы косметическую уборку сделали.

- Вряд ли это бы помогло тем, кто годами грязь копил...

Со вторым бывшим мужем — телевизионщиком Александром Ракоидом. «Мы с Сашей просто поторопились — все-таки были больше друзьями, чем парой»

- Ой, самым большим кошмаром для меня стала забегаловка «Ситий будяк» в Хмельницком. Я там даже заматерилась, хотя никогда не выражаюсь. Заходишь - вонь такая, будто кто-то сдох и долго лежит. В кухне на полу полно мышеловок, засыпанных мукой, рядом - сама мука, ее так просеивают - прямо на пол... Раковины забиты и законопачены грязными тряпками, в них вода неопределенного цвета, в которой «моют» посуду. В холодильнике лежат скользкие гнилые колбасы, на столах - жуткие ложки: повара делали сырники, мешали тесто, а потом просто облизали ту несчастную ложку, оставив на ней следы зубов... Когда мы пустили в эфир хмельницкий выпуск «Ревизора», в интернете появились тучи комментариев: «Люди, я там кушал, что мне теперь делать?!».

В Каневе после нашего визита закрыли детское кафе «Ластiвка», больше похожее на столовку для заключенных. На окнах - металлические решетки, зимой в помещении холод собачий, пол устлан картоном, тут же детям подают мороженое, и здесь же папаши курят, пьют пиво... На кухне все вперемешку: земля для цветов, вода, мясо, 10 раз размороженные и снова замороженные полуфабрикаты-нагетсы. Руки помыть негде, для этого надо идти на улицу. А мы снимали программу зимой, на дворе минус 20, вода замерзла! Вы бы повели ребенка в такое кафе?

- Да ни в жизнь!

- А какая-то женщина грудью за «Ластiвку» встала: «Чего вы сюда приехали? У вас есть деньги - вот и ходите в свои столичные рестораны, а нам что ж теперь, по домам сидеть? Это единственное заведение для детей в нашем городе!». Когда я услышала про «единственное», мурашки по коже побежали. Как можно так себя не уважать? Мой райцентр Новый Роздол находится далеко от столицы, но в нем есть детское кафе «Казка». «Приезжайте, - говорю, - к нам, и увидите, как бывает чисто, аккуратно! Вы в сторону своей «Ластiвки» и смотреть не захотите!».

С Александром Педаном и Сергеем Притулой Ольга занята в проекте «КабрiоЛiто» на «Новом канале»

- Жаль, что «Ревизор» закончился: в стране столько таких «Ластiвок»... В эфир программа не вернется?

- Поживем - увидим, все может быть... Пока я занята в другом проекте - «КабрiоЛiто» - с Сашей Педаном и Сергеем Притулой. Тоже ездим по стране и показываем, как живут люди в разных уголках Украины. Но мне приятно, что «Ревизор» телезрителям понравился, что эту передачу изучают во Львовском университете имени Франко, на факультете журналистики, который я окончила. На занятиях по медиаправу студенты разбирают различные случаи: могла ли я заходить в кафе или ресторан, имели ли право сотрудники меня не впускать. Конечно, я этим горжусь и считаю достижением!

«ХОЗЯИН РЕСТОРАНА, КУДА Я УСТРОИЛАСЬ ОФИЦИАНТКОЙ, ПРЕДЛАГАЛ МНЕ СТАТЬ ЕГО ЛЮБОВНИЦЕЙ. СТАРЫЙ, НЕ ПОБОЮСЬ ЭТОГО СЛОВА, ТУРОК...»

- Вы с детства мечтали стать журналистом?

- Да. Я чистый гуманитарий: в школе мне давались языки, литература, а вот для того, чтобы математику подтянуть, ходила к репетиторам. Но золотую медаль получила, так что не зря старалась. Мои родители - спортсмены: папа - бывший футболист, мама - учитель физкультуры в школе. Но если у папы амбиций нет, то у мамы их даже на меня хватило. (Улыбается). Благодаря ей я участвовала во всех конкурсах, олимпиадах, один раз даже путевку в «Артек» выиграла. Помню, мама пришла домой и сказала: «Так, Оля, сейчас садишься и пишешь стих. Мы отдаем его на конкурс, и попробуй только не победить!».

- Написали?

- Ага! Про Сталина, про то, какой он сволочью был. (Смеется). Меня эта тема так пробила, что я заняла первое место, - и отдохнула в «Артеке». Родители далеко не миллионеры, поступала я в 99-м - вы знаете, какой это был год...

- Я читала, что вы учились в Лондоне. Как туда попали?

- Глупая была! (Смеется). По студенческой программе поехала - на две недели, подучить язык. Но в языковую школу даже не пошла - отправилась работу искать.

- И что, сразу взяли на Би-би-си?

- Нет, не сразу. Дело в том, что ехала я прицельно - к одному из руководителей украинской службы Би-би-си Наталье Скофенко. Она приезжала к нам во Львов, читала лекцию в университете. Мне так понравилась эта стильная и умная блондинка, что я попросила у нее визитку. Ну, она и дала - видимо, у Натальи и в мыслях не было, что я решусь на авантюру с языковой школой, оденусь как можно лучше на львовском базаре (улыбается) и приеду: «Берите меня, я вся ваша!».

- Она сильно удивилась?

- Думаю, изрядно. И объяснила, что в Англии, как и везде, есть бюрократия: чтобы работать или стажироваться на Би-би-си, я должна была стать студенткой одного из местных вузов, таковы правила. В кармане у меня было чуть ли не 50 фунтов...

- Как же вас мама с такой астрономической суммой за границу отпустила?

- А я ее убедила, что у меня в Лондоне много друзей, не дадут пропасть. Сняла комнатку у знакомых - в долг - и устроилась официанткой в турецкий ресторан.

- Не страшно было?

- Не-е-ет, это был центральный ресторан высокого уровня, и клиенты там спокойные. Проблему создал сам хозяин, который предлагал мне стать его любовницей и обещал: «Буду большую зарплату платить, сможешь жить безбедно...». Старый, не побоюсь этого слова, турок! А я приехала такая скромная, верующая, во Львове каждую неделю в церковь ходила - какие турки? В школе я вообще мечтала в монастырь уйти!

- Серьезно?

- Очень этого хотела, собирала информацию о женских монастырях, Закон Божий наизусть учила - это было в 11 классе. Отговорил меня священник: убедил, что нельзя, не изведав мирской жизни, от нее отказываться.

- И тут вдруг турок со своими ухаживаниями...

- Ну, представьте! Хорошо, что в меня влюбился еще и племянник его - я рассказала ему о предложениях дяди, и пока они между собой разбирались, спокойно работала. А потом получилось так, что однажды на улице встретила Нила. Мы с подругой прогуливались, а он шел за нами несколько кварталов: я ему сразу понравилась. Возле знаменитого собора Святого Павла мы познакомились, он пригласил меня поужинать, и после этого стали встречаться.

- Он был старше вас?

- Мне всегда нравились зрелые мужчины. С малолетками не о чем говорить - с ними хорошо дружить, но жить, строить какой-то быт, находить общий язык тяжело. По крайней мере, мне. Я, наверное, нуждаюсь в таком спутнике, у которого могла бы чему-то учиться изо дня в день. У человека постарше есть прошлое, опыт, мудрость, какая-то система ценностей, проверенная временем.

- Да и альфонсов, которые садятся на шею, вам не надо...

- Ой, нет, таких рядом со мной никогда не было, Бог миловал. Материальная независимость для меня очень важна. Сейчас вот собираюсь покупать квартиру (я максималистка, поэтому дом будет новый и район хороший - Подол), но денег ни у кого просить не стану - возьму кредит. Если не потяну, буду стоять с табличкой: «Сдается жилье. Недорого, посуточно...». (Смеется). Шучу, конечно.

«НИЛ НАДЕЛ КОСТЮМ ОТ ПОЛА СМИТА, РОЗОВЫЕ НОСКИ. СОБАКИ НАЧАЛИ ЛАЯТЬ, ЛЮДИ - РАЗГЛЯДЫВАТЬ»

- В Лондоне вы пробыли пять лет - наверное, неплохо жилось?

- В принципе, неважно. Я работала официанткой, училась (со временем поступила-таки в английский университет) и подрабатывала на Би-би-си - фрилансером на радио. Когда пришла туда, поняла, что ничего не умею, но теперь могу сказать, что всему научилась именно там.

- Я слышала, ваш бывший гражданский муж очень образованный человек. Он помогал вам?

- Да, поддерживал. Нил очень умный - окончил Университет Святого Эндрю в Шотландии, консультировал людей, у которых в бизнесе были проблемы. Зарабатывал этим то много, то мало, когда как, но жили мы всегда красиво и эмоционально насыщенно. Нил знал, где какие выставки и презентации, каждое воскресенье мы ходили в галерею «Тейт Модерн».

- И в тот период вы начали следить за модой?

- Нет! Можете мне не верить, но в Лондоне мода меня ничуть не волновала, это здесь есть мои любимые Оксана Караванская, Надя Дзяк, Маша Бех, чью одежду я ношу, команда стилистов, косметолог, которая откроет ради меня клинику ночью и сделает все, чтобы утром я хорошо выглядела, а там... Вспоминаю свой тогдашний гардероб и понимаю, что Нил мне ничего не покупал из одежды: не потому, что жалко денег, а потому, что я не просила и даже не думала о том, чтобы попросить.

В своих ужасных вещах, привезенных из дому, я общалась с отцом покойного Доди аль-Файеда - хозяином футбольного клуба «Фулхэм» миллиардером Мохаммедом аль-Файедом, и ничего, все было нормально. Нил знаком с ним, поэтому мы ездили на все важные игры этой команды, беседовали с ее владельцем, пили чай с печеньем... Я даже с Абрамовичем познакомилась на этой почве! Он только что купил клуб «Челси» и приехал в Лондоне на матч «Челси» - «Фулхэм». Никто еще не знал, насколько хорош его английский. Срочно искали человека, который понимает по-русски, и я сказала, что могу переводить. Была одета в какой-то ужасный мохнатый мохеровый свитер с черной брошкой, далеко не новые сапоги до колен, но не комплексовала. Люди, с которыми я общалась, живут вне моды, и я так жила.

- Интересно, как отнеслись к украинской невестке родители Нила...

- Очень удивились, увидев меня. Они намного старше моих папы с мамой, хотя выглядят лет на 60, отец Нила - в прошлом мэр города, ездит на «ягуаре», мама никогда не работала...

Помню, мы приехали к ним в первый раз, и свекровь, глядя на меня, спросила: «Ей есть хотя бы 15?». Ей почему-то казалось, что нет. (Улыбается). Но потом мы подружились, и она даже подарила мне фамильный сервиз, который так и остался в Лондоне: я ничего не взяла, когда оттуда уезжала.

- А как ваши родители восприняли заграничного зятя?

- Тоже неоднозначно. Нил и мои родители - ровесники, но он называл маму мамой, и она громко смеялась. Когда он приехал на Львовщину, мы попали на украинскую свадьбу. Он принарядился, надел костюм от Пола Смита, стильные розовые носки, собаки начали лаять, люди - разлядывать... Это было шоу! А потом Нил очень испугался - когда под конец гулянки тетушки достали целлофановые кульки и стали сгребать туда все, что не успели съесть. Он стоял, изумленно смотрел на происходящее и спрашивал: «Оля, что это? Что они делают?». Я сказала: «Спокойно, это такая украинская традиция» - и хвать шампанское со стола! Так и ушли домой с бутылкой.

- Вижу, вам было нескучно, даже интересно вместе. Почему не ужились?

- Я разлюбила. Поняла это, когда была беременна Златой, и сказала: «Извини, я ухожу». Переехала на съемное жилье - благо у меня были отложены деньги. Даже библиотеку свою оставила, хотя очень люблю книги.

- Оль, ну неужели не было страшно?

- «Как же я одна, в чужой стране, с ребенком?». Я не думала, что пропаду, потому что пропадать не собиралась. И потом, не надо относиться к ребенку как к обузе.

Я всем подружкам так говорю и вообще хочу в будущем создать Фонд одиноких мам - чтобы доказать, что мать-одиночка не ущербная и несчастная, а сильная и умная женщина. Кстати, по статистике, у женщины после 30-ти с ребенком больше шансов встретить спутника жизни, чем у незамужней, потому что мужчина видит: «Ага, с малышом не пропала, значит, действительно чего-то стоит...».

Когда я родила, решила не оставаться в чужой стране, а навсегда перебралась в Украину. Это был период после «оранжевой революции», и я как патриотка очень хотела работать журналисткой на родине.

На Би-би-си я научилась всему - собирать материал, писать тексты - и в Киеве меня пригласили на «5-й канал» - в международку. Даниил Яневский сказал: «Приходи, попробуй поработать у нас хотя бы три летних месяца». И я поняла, что значит быть журналистом в Украине после того, как ты была им в Англии. Руководитель отдела меня ненавидела! По правде говоря, на тот момент я подзабыла украинский язык, потому что работала только с английским, мне было сложно, иногда ошибалась. А она злилась и материлась, чем очень меня удивляла, потому что британцы не позволяют себе произносить такие слова на работе. В общем, вскоре я поняла, что не новостийщик.

«ПОЛИТИКА МНЕ ЧУЖДА, ИЗ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ НРАВИТСЯ ОДИН ТОНИ БЛЭР, И ТО ОН НЕ УКРАИНЕЦ»

- Но именно там, на «5-м канале», встретили второго мужа...

- Саша Ракоид работал главным режиссером. Однажды пригласил на кофе. Я сразу сказала: «Ты мною сильно не увлекайся, потому что лето заканчивается, мне здесь не особо нравится, на следующей неделе я лечу обратно в Лондон». В Киеве меня еще ничего не держало: работу, которую я получила, не особо любила, с квартирой меня обманули - за 370 долларов в месяц агентство подсунуло жилье на 16-м этаже панельного дома с видом на кладбище, на Борщаговке: «Берите, берите, это элитный район!». Еще и со странноватой хозяйкой, которая каждый раз являлась без предупреждения. Мы с мамой еле отчистили ту квартиру, первую неделю только то и делали, что все драили, руки до крови содрали...

Кстати, тем, кто говорит: «Вот, эта Фреймут всюду ездит, других проверяет, а интересно, как у нее дома?», хочу ответить: «Чистота и порядок!». С моей мамой и ее немецкой аккуратностью по-другому нельзя.

- Судя по тому, что вы все же остались в Киеве, Александр вас не послушал - увлекся...

- Не только он - я тоже! Родила в Лондоне Злату, приехала с ней сюда и обвенчалась с Сашей.

- Не расписались, только обвенчались?

- Да. Я считала, что церковный брак - это на всю жизнь. А теперь, когда мы расстались, отец Василий, мой духовный наставник, говорит, что надо развенчаться. Мне кажется, мы с Сашей просто поторопились - все-таки были больше друзьями, чем парой. Думаю, Бог простит, потому что все поймет.

- Это правда, что муж-режиссер скептически относился к вашей карьере телеведущей?

- До меня он встречался с девушкой, тоже телевизионщицей, и считал, что все должны быть такими, как она. Мол, если ты журналист, должен интересоваться политикой. А мне это чуждо, мне из политиков один Тони Блэр нравится, и то он не украинец.

«У НАС С ПЕДАНОМ И ПРИТУЛОЙ СВЯЗЬ СУЩЕСТВУЕТ, НО НЕ ЛЮБОВНАЯ... МЫ УЖЕ - КАК ДВА БРАТА И СЕСТРА»

- Как же вы попали на «Новый канал» в программу «Подъем», которая стала для вас настоящим трамплином?

- С «5-го канала» я ушла на «1+1» - каждый день вела в «Снiданку» рубрику о моде. Злату, совсем крошечную, мама увезла домой, а я здесь за копейки становилась на ноги.

- Простите, а Златин папа не помогал? У нее ведь его фамилия - Митчелл...

- ...и британское подданство, потому что родилась она в Лондоне. Когда я увидела киевскую поликлинику, где надо было становиться на учет, с этими старинными аппаратами-препаратами, комнатами без умывальников, бежала оттуда куда глаза глядят и решила: как бы там ни было, на консультации буду ездить в Англию и рожу там же, потому что здесь боюсь. Нил думал, что я поезжу-поезжу и в результате вернусь к нему, но у меня уже был Саша.

Помощи у Златиного папы я никогда не просила: слава Богу, дочку могу обеспечить. Да и, честно говоря, не очень приветствую ее общение с отцом. Весной он приезжал в Украину по делам, хотел увидеть ребенка, но я попросила маму сказать, что нас нет в стране. На самом деле, я была дома, но болела: на съемках «Ревизора» подхватила воспаление легких, с постели не могла подняться, какие встречи? А отпускать Злату с Нилом одну побоялась: вдруг он увезет ее навсегда? С ее документами преград у него не будет: он - отец, она - британская подданная... Поэтому я соврала.

Видите, как мы от телевидения отдалились: начали об одном, перескочили на другое... На «Плюсах» я, можно сказать, начинала карьеру ведущей. Работала с дизайнерами, мне это нравилось, но рубрика казалась однообразной, потому что всюду вещи, вещи, а я люблю общаться с людьми. И тут кто-то сказал, что на «Новом канале» набирают людей в «Подъем». Люда Подлевская, моя подруга с «1+1», позвонила продюсерам и посоветовала на роль ведущей меня. Ей ответили, что кастинг, в принципе, завершен, подходящую кандидатуру нашли, но она просила: «Посмотрите, пожалуйста, Олю, она самая лучшая!». И я пришла в студию.

Знала, что девочку-ведущую уже выбрали, поэтому мне было все равно: рассказывала что Бог на душу положил. О жизни, о том, как я приехала в Англию, как худела после родов... И абсолютно не волновалась. А продюсеры послушали - и пригласили меня на повторный просмотр. Идя к ним во второй раз, я уже понимала: шанс есть, главное - не упустить его, поэтому по дороге зашла в церковь помолиться. И, представляете, в окно влетел белый голубь!

- Хороший знак.

- Я тоже так подумала и впоследствии получила работу - стала вести «Подъем» с Педаном и Притулой.

- Мне все время казалось, что своими шуточками, бойкими репликами, своей уверенностью они забивали вас...

- Ну, камедиклабовцы, любимцы девчат всех возрастов - конечно! Но отношения у нас замечательные.

- Признайтесь, кто-то из них пытался за вами приударить?

- Связь между нами тремя существует - это точно. Но не любовная: зачем мне это надо? И не просто коллегиальная. Мне кажется, мы уже как два брата и сестра.

- Со стороны складывается впечатление, что вам по духу ближе Александр Педан.

- Во времена «Подъема» так и было, но сейчас я больше общаюсь с Притулой. Даже не так с ним, как с его мамой - мы подружки, и Сергей на этот счет постоянно шутит: «Мам, кажется, Фреймут к тебе в невестки записывается!». (Смеется).

- Думаю, у вас самой нет недостатка в тех, кто готов записаться к вам в женихи. Может, откроете секрет, каким должен быть мужчина, чтобы понравиться Ольге Фреймут?

- Главное - он должен понимать и уважать меня и любить мою Злату - я же не одна, а в комплекте иду. И сейчас рядом со мной есть человек, который мне небезразличен.

- Он публичная персона?

- Да, известная личность, поэтому имя его я пока называть не буду. Скажу только, что с шоу-бизнесом он никак не связан, но мне с ним всегда интересно.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось