В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Черным по белому

Василий АЛЕКСЕЕВ: «Когда Дмитрий спросил: «Это правда, что вы жену поколачиваете?», я растерялся, но потом все же нашелся: «Да я сам боюсь, как бы меня не поколотили, — супруга у меня и не такая, может быть, крепкая, но очень характерная»

8 Ноября, 2012 22:00
Вышла в свет новая книга Дмитрия Гордона «Момент истины», одно из предисловий к которой незадолго до кончины написал великий советский тяжелоатлет, двукратный олимпийский чемпион и многократный чемпион мира и Европы
- В мире, который держится прежде всего на силе, слабому уготована незавидная участь - поэтому все народы и чтят так богатырей, поэтому зависть и восхищение вызывали всегда самые сильные люди двора, города, страны, планеты... Их боятся враги и любят женщины, с их веским словом считаются, им пытаются подражать, но бугристые бицепсы - это еще не гарантия побед: не менее важен высокий, несгибаемый дух, который выковывают в нас, тяжелоатлетах, годы тренировок с железом.

Каждый молодой человек оказывается однажды перед выбором: как жить дальше? Проще простого присоединиться к худосочным, слабохарактерным заморышам, которые растерянность перед сложностями и проблемами, ощущение бессмысленности собственного существования глушат наркотиками и алкоголем, а можно пойти в секцию, где через пот, мозоли и надрыв настоящие парни по капле выдавливают из себя хлипкое, рабское сознание. Шаг тех, кто дружит со спортом, уверен, взгляд тверд, рукопожатие крепко, и пусть стальная насечка грифа штанги впивается в ладони, как рашпиль, пусть не всегда железо послушно, атлетов, перед которыми ясная цель, это остановить не может.

Об этом, в частности, мы говорили как-то с 16-летним челябинцем, который неожиданно явился ко мне в гости с газетой в руках, - оказывается, отдыхая в Крыму, прочитал интервью, которое взял у меня Дмитрий Гордон. Видимо, тот наш разговор начистоту пацана зацепил, если на обратном пути, следуя на авто мимо Шахт, он сказал отцу: «Папа, здесь Алексеев живет - давай-ка заедем!».

Пообщались нормально, а провожая юного уральца, я подумал, что, пожалуй, не зря приезжал ко мне Дмитрий из Киева и под прицелом трех телекамер два часа обо всем расспрашивал. Помню, я даже пошутил: «По-моему, ты записал мало», и что же вы думаете - «в отместку» он еще столько же «пытал» меня и о спорте, и так, о жизни.

30 с лишним лет прошло с тех пор, как я покинул помост, но еще могу подсказать что-то полезное, ведь, будучи сначала спортсменом, а затем тренером, испробовал на себе, как собака Павлова, десятки, если не сотни, методик. Словом, на невнимание к себе журналистов пожаловаться не могу, поэтому грустно и смешно слышать от руководителей Федерации тяжелой атлетики России сетования на равнодушие телевидения и прессы, по вине которых якобы теряет сегодня популярность штанга. То ли, мол, во времена СССР было, когда соревнования даже союзного ранга транслировались, не говоря о международных, но они забывают одну «мелочь»: тогда усилиями сотен спортсменов тяжелая атлетика стала зрелищем ярким, азартным и привлекающим зрителей, а теперь?

ФТАР даже конкурс объявила на лучший материал о звездах помоста, да только ажиотажа среди пишущей братии он не вызвал, и причина понятна. Что снимать? О чем писать? О том, почему в течение 27 лет международные соревнования по тяжелой атлетике на территории России не проводились вообще? Или о том, как в Казани, где весной 2011-го, наконец, состоялся чемпионат Европы, российские штангисты две получили «баранки»? А может, о том, каким таким чудом Международная федерация согласилась не лишать наших ребят пекинской Олимпиады после превышающей лимит череды допинговых дисквалификаций?

Критику у нас не любят - в этом я на своем опыте убедился (видел реакцию на мои высказывания в лоб, на то, что черное называю черным, а белое - белым), а громких рекордов, впечатляющих побед и прославленных имен нынче просто-на­просто нет.

В упадке тяжелой атлетики виню я и тренеров, которые не методики новые ищут, а чем бы уколоться или что проглотить, - с первых занятий пичкают парней анаболиками. Те на тренировках на химии наподнимаются, а как до соревнований доходит, пар вышел и локомотив тянуть уже нечем - отсюда и «баранки», и допинговые скандалы, по которым штангисты сегодня, увы, лидируют.

Пишу это не для того, чтобы кого-ни­будь уязвить, а потому, что сердце болит за судьбу штанги, - это ведь не только олимпийский, но и самый медалеемкий вид спорта. Во всем мире он расширяет свою географию, а в России вышел из моды, развивается все в меньшем количестве регионов - дошло до того, что в тяжелоатлетические секции привлечь ребят стало трудно. Не хотят они идти в зал пахать, тоннаж набирать, предпочитают деревообрабатывающие институты - те, куда дубы поступают и откуда дубов выпускают. Э-эх, потеряли мы поколение, и не одно, поэтому, хотя и зовут меня постоянно на всяческие соревнования, я туда ни ногой - не могу на этот позор смотреть.

Впрочем, не будем о грустном - лучше поговорим о книге, которая перед вами. Достаточно несколько страниц прочитать, чтобы убедиться: ее автор - очень талантливый журналист и писатель, а если вспомнить, что таких книг у него уже не один десяток... Кстати, со многими из героев Дмитрия я познакомился, когда по его приглашению ездил в Киев на юбилей газеты «Бульвар Гордона», и скажу так: чтобы создать столь мощную галерею портретов современников, одного умения красиво излагать мало - нужно желание, здоровое честолюбие, готовность жертвовать своими интересами во имя общего дела, и в этом смысле журналистика от штанги не отличается.

Тешу себя мыслью, что тоже какую-то лепту в формирование Диминого характера внес, ведь, как выяснилось, наше знакомство состоялось давно: еще мальчишкой с родителями он отдыхал в Феодосии, а сборная СССР по тяжелой атлетике готовилась там на базе к соревнованиям. Я-то, естественно, его не запомнил, а вот он видел меня в быту, за тренировками наблюдал, и пусть спортсменом не стал (занятия фит­несом для красоты и здоровья не в счет), в его трудоголизме и одержимости вижу что-то до боли знакомое - сам таким был.

Отлично подкованный, неожиданный, дерзкий... По правде говоря, каверзными своими вопросами он заставил меня вспомнить молодость, зубастых американских корреспондентов, которые на пресс-конференциях расслабиться нам не давали, а когда Дмитрий спросил: «Это правда, что вы жену поколачиваете?», я даже растерялся. Потом все же нашелся: «Да я сам боюсь, как бы меня не поколотили, - супруга у меня и не такая, может быть, крепкая, но очень характерная». Пошутил, конечно, а вот то, что в следующем году исполняется 50 лет, как мы с Олимпиадой Ивановной друг друга «мутузим», - это серьезно, так что милости просим на золотую свадьбу!

Как по мне, Дмитрий Гордон - настоящий чемпион в журналистике, и я не сомневаюсь, что скоро мы увидим его имя где-нибудь в Книге рекордов Гиннесса. По количеству (а тем более по качеству) взятых интервью он явно обошел коллег и в России, и в Украине, и напоследок хочу пожелать ему одного - новых, уже мировых, рекордов!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось