В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Между прошлым и будущим

Виталий КОРОТИЧ 14 Ноября, 2007 22:00
Будущее, как всегда, приходит по частям — к кому-то сразу, а к другим — попозже.
Виталий КОРОТИЧ

Экологи раздражают начальство. Чиновников назначают, а депутатов избирают всего на несколько лет, и не все понимают, что за это короткое время чиновные люди должны как-то устроить свое будущее и поэтому они спешат. А экологи неторопливы. Природа уродуется и возрождается очень медленно, и экологи рассуждают с точки зрения вечности. Ну, если не вечности, то, во всяком случае, десятилетий. А чиновники живут в другом, торопливом ритме, им некогда рассусоливать о всяких птичках и речках. Они из другого времени.

...В древнем Киеве был огороженный стеной княжий город на горе с дворцами, храмами и вооруженной дружиной, охранявшей доверенное ей великолепие. А ближе к Днепру, по другую сторону ограды, жили ремесленники, мечтавшие о светлом будущем. Через разделительную стену никто не перелезал, и поэтому Киевская Русь считалась одним из самых стабильных государств своего времени. В ней, так же как раньше и позже, времена переплетались, но каждый сверчок знал свой временной шесток, что гарантировало эту стабильность.

Сегодня, через тысячу лет, в Киеве строятся дома роскошных планировок и немыслимой стоимости. Их зовут «квартирами будущего», объясняя при этом, что когда-то все будут жить именно в таких домах. Но пока не получается. Поэтому будущее, как всегда, приходит по частям — к кому-то сразу, а к другим — попозже. Вспоминая о Киевской Руси, одни переполняются ностальгией по власти, а другие — ностальгией по рабству. Ситуация стабильна.

Всему свое время. Досрочного отечественного воздухоплавателя, надувшего полтысячи лет назад шар «дымом поганым», потребовали казнить в силу того, что народ еще массово не дозрел до идеи свободного полета. Так же бывает и с политическими идеями. Лет 150 назад интеллигенты со студентами шли в народ, рассказывая рабочим и крестьянам о светлом будущем, где от всех будет по способностям и всем по потребностям. Но, увы, несознательные труженики, сосредоточенные на повседневном труде во имя хлеба насущного, чаще всего ловили болтливых пропагандистов и сдавали их в ближайший полицейский участок. Снова конфликт времен: неопределенного будущего и конкретного настоящего. С тех пор проекты счастливого завтра объявлялись еще множество раз и так навязли в ушах, что желание отправить очередного фантазера в кутузку утоляется далеко не всегда. Время ушло и — то ли ловить их надоело, то ли народ перестал слушать прожектеров внимательно...

Смутные времена чаще всего случаются при столкновении эпох, когда еще не совсем ясно, кто есть где. Бывший Советский Союз бурлил, пока строку из песни «Кто был ничем, тот станет всем» еще воспринимали как обещание.

Но затем установился сталинский порядок, при котором выяснилось, что не все «никто» будут повышены в рангах. Бывший вождь говорил четко: «У нас есть три-четыре тысячи высших руководителей. Это, я бы сказал, — генералитет...». Далее Сталин упомянул о 30-40 тысячах «партийного офицерства» и 100-150 тысячах, которые «так сказать, наше партийное унтер-офицерство». Остальным предложили построиться в колонны и под звуки маршей возвращаться, как правило, в тот же холопский статус, в котором люди пребывали при свергнутых государственных устройствах других времен. Настала поучительная ясность, а всех, кто ее не сразу постиг, швырнули по ступеням времен далеко вниз, аж во времена рабовладельческие — в лагеря ГУЛАГа.

У каждого свой календарь. Экологи оплакивают гибнущие реки, чиновники продают участки на берегах этих рек под дачи, философы пишут о срастании времен, а политики обещают время, в котором всем будет одинаково хорошо. Они знают, наверное, что-то такое, о чем остальным людям еще неизвестно.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось