В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крик души

Певец и композитор Александр ТИЩЕНКО: "Умоляю страну найти человека, угнавшего у меня машину. Премия - тысяча гривен. Обещаю оставить вора в живых"

Андрей НОВАК. «Бульвар» 23 Ноября, 2004 22:00
Заслышав фамилию Тищенко, кто-то вспоминает "Приму-балерину" и его арт-роковый проект "Зимний сад", а кто-то - родство с Софией Ротару (родной брат жены Александра Тищенко женат на Аурике Ротару).
Андрей НОВАК
Заслышав фамилию Тищенко, кто-то вспоминает "Приму-балерину" и его арт-роковый проект "Зимний сад", а кто-то - родство с Софией Ротару (родной брат жены Александра Тищенко женат на Аурике Ротару). - Я был самым удачливым высокооплачиваемым киевским певцом в 90-м году, - говорит Александр Тищенко, заслуженный артист Украины. - А потом на шесть лет буквально выбыл из жизни... Когда спрашивали, почему меня нигде нет, я объяснял, что завис по деньгам...

Виктор Ведерников
Господь наказывает людей, которые неразумно тратят деньги и свою жизнь. Слово "беспредел" неуместно, тем не менее могу признаться, что одно время я по-настоящему зарвался, стал зарабатывать о-о-очень много... Потом, анализируя свои проколы, которые едва не свели меня на тот свет, я понял: лишних денег не бывает. Если они есть, лучше отдай их бездомным детям или старикам, но не относи в казино...

"В ТОЧКЕ МАКСИМАЛЬНОГО ПАДЕНИЯ Я ПРОСТО ГОЛОДАЛ"

- Вам везло в игре?

- Нет, абсолютно...

- А как же "...не везет мне в смерти, повезет в любви"? Исходя из этой логики - не везет в работе, повезет в игре?

- Это не про меня. Я шел вразнос. Мог, придя в ресторан, напоить всех посетителей. Имел четыре машины: на старенькой "тойоте" ездил на рыбалку, на спортивной "мазде" - по городу, за руль "фольксвагена гольф" чаще садилась жена Наташа, а 500-й "мерседес" (с телевизором, видеомагнитофоном и баром) был у меня только для концертов. Короче, "понты гонял". В итоге "мазду" разбил вдребезги (попал в страшную лобовую аварию), "тойота" сгнила, "мерс" угнали... Вот только "фольксваген гольф" остался - жена ездит на нем по-прежнему. А я сейчас пересел на другую "мазду", купленную на деньги, заработанные после всех моих кошмарных испытаний (сегодня огромными прыжками возвращаюсь в свой бизнес, я ведь изначально артист, и мои нынешние концерты - лучшее тому подтверждение).

Но тогда я вдруг оказался на самой последней ступени жизненного цикла, потому что совершил огромную ошибку: надо было петь, а не думать, как побольше урвать композиторским трудом.

- Есть люди, которые это успешно совмещают. Тот же Игорь Николаев, например...

- Пытался совмещать, но "заробiтчанство" захлестывало. Я потерял нить своей творческой жизни, остановился, перестал видеть смысл в поездках из-за бесконечных застолий и приемов.

- Как пел известный автор-исполнитель Михаил Щербаков: "Я зарвался, я заврался и совсем с цепи сорвался...".

-...Да уж, зарвался. И понес заслуженное наказание. Сегодня так легко об этом говорю, потому что уже пережил жуткие стрессовые ситуации... В самый тяжелый год на меня обрушились бесконечные потери. Сначала украли "мерс". Вернее, я сам передал авто в чужие руки - по генеральной доверенности. И все - машину мне просто не отдали...

Потом закрылась студия, которую я с таким трудом создавал. В одночасье пропали все контактные телефоны: служебный, мобильный, а домашний поменялся, когда я нашел в себе силы оставить семью.

...Жена Наташа вытягивала меня как могла. Но ее советы меня раздражали, хотя они были правильными. Да и не хотел я, чтобы близкие страдали: за долги ведь могли отнять квартиру. Поэтому я и требовал развода, шел на всяческие провокации, не оскорбляя жену, конечно... Она говорила: "Будем вместе бороться, продадим квартиру". Но я понимал, что "выкарабкиваться вместе" в моем случае означало, что Наташа будет выкарабкиваться, а я при ней ждать, когда же Господь пошлет мне разум. А он не посылает - месяц, полгода, год...

Кстати, два года назад я вернулся в семью. И Наташа меня простила - женаты мы 23 года, многое пережили (у нас умер первый ребенок - дочь). Да и потом я ушел в чем стоял - унес только свои ошибки.

Пошла бесконечная череда кредитов, которые я не смог выплачивать: процент громоздился на процент, сумма стала астрономической. Тогда и увидел, как мгновенно отворачиваются недавние "друзья" и подружки. Остались только старые, которые со мной едва ли не с пеленок. Они-то предлагали помощь, но я отказывался: собирался довести себя до полного изнеможения.

- Зачем?

- Один умный человек мне сказал: мол, пока не упадешь на самое дно, не от чего будет оттолкнуться, чтобы двигаться вверх... В точке максимального падения я просто голодал.

- Сколько килограммов потеряли?

- Кажется, 12...
"ЧТО ПОМЕШАЛО ПОВЕСИТЬСЯ? НЕ ХОТЕЛ ОСТАВЛЯТЬ СОТНИ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ ДОЛГОВ"

- Каково без вас жилось сыну, думали?

- Он остро переживал мою беду, но, к счастью, всегда меня понимал. Саше тогда было 12 лет (сейчас 16). Он чувствовал: я молчу, потому что схожу с ума... Съехав со своей квартиры на съемную, я объяснял Саше, что никуда не исчезаю. Появлялся бесконечно, но ничем не мог помочь близким. Я даже брал деньги у отца с матерью!

- Саша знает, что был момент, когда вы уже готовили веревку?

- Нет, конечно... Я уже и сам в это до конца не верю. Как-то хорошенечко выпил и подумал: со всем этим беспределом надо завязывать! Что меня подтолкнуло к этой мысли, не помню, наверное, какой-то звонок кредитора... У меня не было страха - только апатия.

Что помешало мне повеситься? Наверное, даже не понимание, что самоубийство - грех. Просто не хотел оставлять кучу долгов. Речь шла о сотнях тысяч. Только сумма процентов составляла около двух тысяч долларов ежемесячно.

В течение трех лет я этот дикий пробел закрыл самостоятельно. Пытался продавать оборудование студии, но электроника так быстро устаревает: через пять лет я не отбил и пятой части затрат. Безусловно, мне помогала семья. Давали мне кредит доверия - без процентов.

- Мама с папой?

- Нет, родители были не в состоянии. Родня, фамилии которых я по понятным причинам не буду называть.

- Кредиторы на счетчик выставляли?

- Одни выставляли, другие терпеливо ждали, кто-то отнимал деньги.

- Вас били?

- Нет, я сам кому угодно башку отобью...

...Даже после той ночи, когда едва не простился с жизнью, я не образумился. Продолжал по инерции влачить дни. Единственное, что у меня оставалось, - "фиат", которым дал мне пользоваться по доверенности друг - композитор Александр Злотник. Я благодарил Бога, что у меня машина: на ней я зарабатывал.

- Грачевали?

- Ничего другого не оставалось. И все эти годы со мной был мой водитель Виктор Ведерников. Уже уходя на дно, я сказал ему: "Витя, ищи новую работу, я не то что не могу платить тебе зарплату - тут бы совсем не уйти в разменную монету...". Но он не уходил, пока в один из летних вечеров не уехал на "фиате" - навсегда. Пропал, исчез, растворился...

Кража этого автомобиля стала для меня последним ударом. Тогда я остался совсем без ничего. Мне даже грачевать было не на чем.

Жена Виктора Ирина заявила в милицию о пропаже мужа. Мы с ней звонили его родным, но они что-то явно недоговаривали. Мать, взяв телефонную трубку, сначала на нас кричала, потом только плакала...

Как выяснилось, Ведерников был жив - через три месяца он появился в отделении милиции, сообщил, что отдал машину владельцу. Молодой милиционер, который с ним разговаривал, отпустил его, даже не позвонив мне... Виктор, конечно, тоже не вышел на связь - ни со мной, ни с женой, ни с дочерью.

Так что я или Александр Злотник так и не получили ни "фиата" ("FIAT Tipo", номер А 79-22 KI), ни документов на него, ни ключей от всех гаражей.

Прошло два с половиной года. До сих пор непонятно, где Виктор. После этого уже Злотник написал заявление в милицию. Но мы пока не даем ему ход - не хочется сажать мужика в тюрьму: за угон светит семь лет.

Виктор был милейшим человеком - сдержанным, разумным. Хотя, конечно, на самом деле ворюга. Если он на меня зуб имел, надо было сказать по-мужски.

- Может, он так компенсировал невыплаченную вами зарплату?

- Я с ним в полном расчете, он еще и телевизор мой прихватил.
"КАЛЕКОЙ ЭТА КРЫСА, КОТОРАЯ ВОРУЕТ У СВОИХ, НЕ БУДЕТ, ХОТЯ ЗА ЭТО БОЛЬНО БЬЮТ"

- Думаете, Виктор вернется и добровольно вернет машину?

- Официально заявляю, что найду этого негодяя любой ценой! Еще недавно мне было не до этого.

- А теперь решили обратиться в газету?

- Я хотел бы со страниц "Бульвара" объявить деликатный розыск. Умоляю страну помочь мне найти Ведерникова Виктора Васильевича (он где-то в Киеве живет и работает). Премия - тысяча гривен. Обещаю оставить его в живых - калекой эта крыса, которая ворует у своих, не будет, хотя за такие вещи в мужских компаниях очень больно бьют. Он нанес мне прямое оскорбление - машина ведь не моя (а от меня Злотник деньги за нее не принимает).

- Что вы собираетесь сделать со своим обидчиком?

- Буду думать... Пусть лучше придет сам. Если я его случайно встречу на улице... Раньше мне удавалось одним ударом развалить полмашины...

- Вы занимались боевыми искусствами?

- Не скажу... Да. Причем всерьез.... Он знает об этом, негодяй, может, поэтому и боится.

- Разве вы гарантируете ему безопасность?

- Я не хочу идти в тюрьму за хулиганство. Пусть он появится, а я решу: казнить его или миловать.

- Как казнить собираетесь?

- Ну, казнь бывает разная. Можно переломать человеку все кости, а можно сказать два слова... Постараюсь сам не попасть в тюрьму.

P. S. Интервью уже было готово, когда Александр позвонил в редакцию и срывающимся голосом сказал: "Не поверите, только что я оставил в такси сумку с определенной суммой денег и очень важными документами (своим паспортом, документами на машину отца, его удостоверением участника войны и водительскими правами). А главное - записной книжкой со всеми контактными телефонами и музыкальными дисками со своими новыми записями. Уважаемого водителя перекрашенной "восьмерки" прошу вернуть документы. Я очень жду от него разумного решения".



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось