В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Киногенерал Алексей БУЛДАКОВ: "Моя жена говорит: "Неважно, где ты был. Важно, куда возвращаешься"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 23 Мая, 2005 21:00
Есть такое понятие - актер одной роли. И хотя за спиной у Алексея Булдакова съемки в сотне художественных фильмов, его визитной карточкой остается Михалыч, он же - генерал Иволгин из картин Александра Рогожкина об особенностях национальной охоты и рыбалки.
Людмила ГРАБЕНКО
Есть такое понятие - актер одной роли. И хотя за спиной у Алексея Булдакова съемки в сотне художественных фильмов, его визитной карточкой остается Михалыч, он же - генерал Иволгин из картин Александра Рогожкина об особенностях национальной охоты и рыбалки. "Ну, мужик, ты, блин, даешь!" - кричат ему дворовые мальчишки. А девочки только вздыхают: "От этого мужика я тащусь!". Сегодня Булдаков работает над новой ролью в украинском сериале "Исцеление любовью". Вот только вряд ли его смотритель маяка - хитроватый мужик с криминальным прошлым - затмит знаменитого киношного генерала.

"Я НЕ КОПИРОВАЛ ГЕНЕРАЛА ЛЕБЕДЯ, А ПРОСТО ИГРАЛ"

- Алексей Иванович, "Исцеление любовью" - ваш первый сериальный опыт?

- Была еще "Клубничка", думаю, зрители ее помнят. Когда мне предложили там сниматься, первой мыслью было отказаться. Но потом понял: должно быть и такое кино. И люди смотрели его с удовольствием. Так и с "Исцелением любовью" получилось. Конечно, можно презрительно отмахнуться: дескать, 105 серий - типичное "мыло"! Но мне очень понравилась роль, давно не играл ничего похожего - смотритель маяка, хранитель спрятанного в катакомбах клада. Романтика!

- У вас репутация трудоголика.

- Я не то чтобы хватаюсь за что попало, но от предложений никогда не отказываюсь. У меня свободного времени практически не бывает! И это хорошо, потому что безделье убивает актера. А работа - это же тренаж! Душа и тело актера должны быть в постоянном движении. Даже если роль плохо выписана, включаешь свое воображение, думаешь, что из этого материала можно сделать. Это гораздо лучше, чем 5-10 лет ждать своей роли. Под лежачий камень вода не течет... Правда, мне в последнее время все больше однотипных героев предлагают - военных а-ля генерал Иволгин.

- Вы свою знаменитую роль уже "незлим тихим словом" поминаете?

- Боже сохрани! Я же понимаю, что именно благодаря ей "проснулся знаменитым", хоть и имел на то время в послужном списке аж 60 (!) ролей. Но "Особенности национальной охоты" заслонили собой все.

- Когда же вы впервые в кино снялись?

- Давно, в 1981 году. Я тогда еще жил и работал в Павлограде. Во время отпуска приехал в Ленинград по турпутевке, и мой друг, который работал в артистическом агентстве "Ленфильма", поставил меня в киностудии на учет. Вы представляете себе, что это такое? А я тогда в первый раз увидел: в небольшой прокуренной комнате сидят ассистенты режиссера, перед ними огромные ящики с фотографиями актеров. И эти снимки ассистенты методично перебирают, отыскивая необходимые им типажи. Гарантии, что на твою фотографию когда-нибудь наткнутся, - ноль! Я, когда все это увидел, сказал: "Не надо! Ну зачем я буду здесь пылиться?". Но друг настоял...

Я уехал к себе на Алтай, я же оттуда родом. А следом за мной телеграмма - вызывают на пробы на главную роль. Думал, подшутили ребята. Уже когда позвонил на киностудию, мне объяснили, что это не шутки. А на дворе, как назло, лето, билетов не достать. В общем, как я добирался - отдельная история. Спасибо, подруга матери работала в аэропорту, достала мне билет на самолет.

Прямо с трапа меня привезли на "Ленфильм", загримировали. Текст учу, кофе пью, курю - все одновременно. Тут же, во дворе "Ленфильма", сняли пробы, а на следующий день уже и договор подписал. И пошло-поехало! Кого я только не играл - и партизан, и прорабов, и моряков, и милиционеров, и уголовников. Но дороже всего мне командир партизанского отряда Федоров (горжусь этой ролью!) в картине "В лесах под Ковелем" и, наверное, все-таки Иволгин.

- В свое время много говорили о том, что вы копировали покойного ныне генерала Лебедя.

- Я его не копировал, а просто играл. Роль писалась лично на меня, а Лебедь как раз тогда становился очень популярной фигурой. Вот мы с Рогожкиным и решили: попробуем сыграть знаменитого генерала! Ну а поскольку я всегда удачно пародировал известных людей (в свое время у меня потрясающе получался Леонид Ильич Брежнев), это для меня труда не составило.

- С Лебедем вы были знакомы?

- До фильма нет, а потом уж познакомились, конечно. Александру Ивановичу "Особенности" понравились, он даже сказал: "Я тут посмотрел фильм два раза, так в одном месте даже прослезился, настолько все точно!". Но нашел и один недостаток. Оказывается, ко времени выхода картины на экран Лебедь уже несколько лет... не пил. А особенно генералу понравились сцены в бане и купание.

- Вот уж где искусство потребовало от вас жертв: и голым бегали, и в ледяной воде плавали!

- Что делать, работа такая! Конечно, сложно раздеться, когда вся группа стоит за камерой, женщины поначалу даже уходили. А потом привыкли! Вообще же, не понимаю ложного стыда. Можно подумать, что женщины раньше обнаженных мужчин не видели. Плыву после баньки (температура воды была всего +10 градусов), а за мной в лодке - костюмерша. И когда я вылезал из воды, ей было все равно, одет я или нет. Главное - быстро меня укрыть, чтобы не замерз и не простудился.
"ДУМАЛ, ТАК И ПОМРУ ХОЛОСТЯКОМ"

- Есть роль, о которой вы мечтаете?

- Как у каждого актера. Это как верхняя планка, которую хочешь и можешь взять, вот только жизнь не предоставила тебе пока такой возможности. Я мечтаю сыграть... Бетховена. Как мне такое в голову пришло? Я тогда снимался в главной роли в очень любимой мною картине "Семен Дежнев". Мы много экспериментировали, пробовали разные варианты грима, пытаясь достичь максимального портретного сходства. Во время очередного такого эксперимента всем вдруг бросилось в глаза мое сходство с великим композитором, портрет которого - как на грех! - висел в гримерке. И я был точно такой же - с огромной бородой и гривой волос.

Не подумайте, что сыграть его мне хотелось только поэтому. Просто все как-то совпало... Я много читал о Бетховене, и он по-человечески был мне очень интересен. Всю жизнь любил одну и ту же женщину, хоть и был, извините за выражение, ходок. Эта эмоциональная стена, о которую, образно говоря, великий композитор бился всю жизнь. Словом, драматическая история человека и гения давно меня волнует. И если бы мне удалось сыграть Бетховена, я испытал бы, как говорил Леонид Ильич Брежнев, "чувство глубокого удовлетворения".

- А вы могли бы всю жизнь любить одну и ту же женщину?

- Честно говоря, я хоть и не ангел, но тоже однолюб. Это не значит, что не замечаю других женщин, не восхищаюсь их красотой и очарованием. Всегда стараюсь говорить дамам комплименты, с особо симпатичной могу даже пофлиртовать. Но не более. Да и необязательно в отношениях двоих должна возникать постель. Просто, как говорил великий теоретик театра Константин Сергеевич Станиславский, актер постоянно должен находиться в состоянии влюбленности.

- Выходит, все можно списать на профессию. А как относится к такому творческому методу ваша жена?

- Она у меня мудрая женщина. Знает, что на съемках у меня бывают не только поцелуи, но и постельные сцены. Смотрит потом кино по телевизору и говорит: "Ну ты у меня и бабник!". А уж всерьез это она или шутит, не знаю... Вообще же, стричь всех мужчин под одну гребенку нельзя, каждый человек - индивидуальность. Во многих из них говорит физиология, даже животный инстинкт. Вот только мне кажется, что если мужчина любит жену и по какой-то причине изменил ей с другой женщиной, у него на душе кошки будут скрести! Грубо говоря, получил удовольствие на час, а потом что? Глаза в пол? Но, по большому счету, и это не главное. Знаете, как говорит моя жена? "Неважно, где ты был. Важно, куда ты, в конце концов, возвращаешься!".

- Ценная у вас супруга! Говорят, вы с ней очень романтично познакомились...

- Наше с ней знакомство - судьба. А я верю в судьбу! Я ведь много работал в самых разных театрах на периферии - в Рязани, Павлодаре, Томске, Караганде. И все вроде бы хорошо: и работы много, и критики хвалили. Но вот однажды утром просыпаюсь и понимаю, что, хоть убей, не могу идти на репетицию. Увольняюсь, уезжаю. И так несколько раз. Дважды от звания уезжал, хотя, казалось бы, подожди немного, стань заслуженным, а потом сбегай... Ведь в новом театре и авторитет надо завоевывать по новой.

Так и с женой. После всех переездов меня, наконец-то, занесло в Москву. А буквально накануне прошел фильм с моим участием - "Тихое следствие", где я играл ну очень положительного следователя. И моя будущая жена его посмотрела. А поскольку ей не очень везло с мужчинами, подумала: "Есть же счастливые женщины, с такими мужиками живут!".

- Мало ли кого в кино показывают. Как простой женщине с таким суперменом познакомиться?

- А вот тут судьба и начинается. Все произошло через неделю после показа картины по телевидению - 27 марта 1992 года! Мой друг, актер Володя Новиков, у которого я остановился, решил отпраздновать... мой день рождения. И - позвонил Людмиле: мол, приходи в гости. Она как раз стирала, не до гостей, в общем, отказалась. Но Володя с женой уперлись, три раза ей звонили, надоели до смерти. В общем, плюнула она, выключила стиральную машину и приехала. Вошла в квартиру, где было полно народа, но первым увидела... меня. Просто глазам своим не поверила. Через несколько месяцев мы расписались. Что это? Сказка? Судьба? Не знаю.

- И вы счастливы?

- Жена - мой тыл, о котором всегда мечтал. Годы съемок в "партизанских отрядах" не прошли даром, поэтому мне нравятся женщины, способные обеспечить мужу уют и покой. Мужчине ведь очень важно знать, что ему есть куда вернуться. И я должен знать, что она меня ждет, приготовила что-нибудь вкусненькое и готова защищать меня, слабое создание, своей грудью. Людмила под такой идеал подходит.

- А супруге со знаменитым мужем каково?

- Насколько я знаю, она вполне довольна. Говорит, я легкий человек: не капризный, в еде непривередлив. Если надо, могу и сам приготовить. Да так, что жена сначала пальчики оближет, а потом кричит: "Я же худею!".

- Это ваш первый брак?

- Я был до нее женат, три года. Но настолько неудачно, что дал себе зарок: "Все, с этим делом завязываю!". Думал, так и помру холостяком. Но потом появилась Людмила, и так быстро и неожиданно у нас все произошло!
"ЧУТЬ БЫЛО НЕ ОЗВУЧИЛ ВЫСОЦКОГО В КАРТИНЕ "МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ"

- Вы свою половину ревнуете?

- Нет. И вовсе не потому, что я такой уж самоуверенный. Просто ей доверяю. Знаю, что она ничего себе не позволит.

Людмила - женщина мудрая, не станет рисковать семейным счастьем, которого достаточно долго ждала. И тоже во мне уверена. Нет, как любая женщина, она, конечно же, волнуется. Но по другому поводу: поел ли я, отдохнул ли, тепло ли одет. Жена понимает, что актеры - как дети. Им нужен уход, внимание, за ними нужно следить - не подглядывать, а просто заботиться.

- Но у вас, наверное, поклонниц много?

- Бывает, звонят. С ними жена общается.

- ?!

- Я не могу воспринимать такие вещи серьезно. Мне для того, чтобы хороший разговор сложился, глаза собеседника видеть нужно. Что уж тут говорить о телефонном романе. Правда, над Людмилой все равно подшучиваю: смотри, говорю, не расслабляйся!

- А чем занимается ваша замечательная во всех отношениях жена?

- Она у меня дама ученая, окончила иняз, знает два языка - французский и испанский. Но время сейчас такое, что мало кто может себе позволить работать по специальности. Вот и она у меня в бизнес ушла, торговлей обувью занимается.

- Думаю, многие зрители считают вас крутым мужчиной. А что способно выбить вас из колеи?

- Знаете, я хамства боюсь. Когда мне откровенно хамят, теряюсь. Глаза становятся квадратными, стою и не знаю, что ответить.

- Неужели кто-то рискует вам хамить?

- Бывает. Сам-то я так не умею, хотя иногда и хочется. И "по сопаточке" врезать - тоже. Но мужчина должен себя сдерживать.

- Алексей Иванович, не могу не спросить еще об одном вашем таланте - певческом.

- Люблю я это дело, хоть и понимаю, что исполнение мое несовершенно. Раньше пел на встречах со зрителями, были такие в советские времена. Теперь иногда в концертах участвую, записываю компакт-диски. У меня их пока немного, зато ни за одну песню мне не стыдно.

- Недавно слышала в вашем исполнении песню Владимира Высоцкого "Здесь лапы у елей дрожат на весу...". Честно говоря, очень похоже!

- А вы знаете, что я озвучивал Высоцкого в картине Геннадия Полоки "Интервенция"? Фильм-то два десятка лет на полке пролежал, а когда его наконец разрешили к показу, Владимира Семеновича уже в живых не было.

- Так что же, ко всему фильму звук переписывали?

- Нет, что вы! В основном там, конечно, сам Высоцкий говорит. Но дело в том, что режиссер решил картину перемонтировать, добавил новые эпизоды, а озвучить их некому. А я тогда как раз в Минске работал, в Театре-студии киноактера. Звонят, говорят, что надо Высоцкого озвучить. Я поначалу перепугался: "Как?! А вдруг опозорюсь?!". Но без лишней скромности скажу, что получилось очень близко к оригиналу. Даже сам Полока не мог понять, где Владимир Семенович говорит, а где я. Между прочим, я чуть было не озвучил и другую, куда более знаменитую роль Высоцкого - Глеба Жеглова в картине "Место встречи изменить нельзя".

- Но тогда-то Высоцкий еще был жив!

- Так он как раз за границу уехал, а съемочная группа чего-то там не успевала. Но, слава Богу, вовремя вернулся... Конечно, Жеглова должен был озвучить только он сам. Вообще, удивительного таланта был человек и, на мой взгляд, при всех воздаваемых ему почестях, так до конца и не оцененный.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось