В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Скупой платит дважды

Виталий КОРОТИЧ 9 Апреля, 2015 21:00
Еще в древней Греции, где наивные философы верили, что когда-нибудь к власти придут самые умные, придумали термин «олигарх», который противостоял понятиям «аристократ» и особенно «демократ». Литературные классики доказывали, что богачи по пре­имуществу глупы и несимпатичны, сочиняя романы и пьесы о тартюфах, гоб­секах и скупых рыцарях. Забавно, что так же, как лучшее в искусстве бывшей советской страны противостояло ее же занудным догмам, так и критический реализм, порожденный обществом капиталистическим, беспощадно разоблачал его и узаконенную им страсть к обогащению.
Виталий КОРОТИЧ

Еще в древней Греции, где наивные философы верили, что когда-нибудь к власти придут самые умные, придумали термин «олигарх», который противостоял понятиям «аристократ» и особенно «демократ». Литературные классики доказывали, что богачи по пре­имуществу глупы и несимпатичны, сочиняя романы и пьесы о тартюфах, гоб­секах и скупых рыцарях. Забавно, что так же, как лучшее в искусстве бывшей советской страны противостояло ее же занудным догмам, так и критический реализм, порожденный обществом капиталистическим, беспощадно разоблачал его и узаконенную им страсть к обогащению.

Но ничего не менялось. Во все времена какая-то часть общества все равно посвящала свои усилия «деланию денег». Этих людей грабили по указу правителя, как в древние времена, сажали в тюрьму, как при советской власти, высмеивали, как при власти антисоветской, но богачи не сдавались, и многие из них сумели врасти в истории и судьбы своих народов. Богатый Нобель придумал динамит, но и основал премию для самых талантливых людей, богатый Эдисон изобрел множество вещей, одинаково полезных и богатым, и бедным, богатый Дизель придумал двигатель внутреннего сгорания, а богатый Форд соорудил конвейер и всадил такой двигатель в безлошадиную карету, выпущенную на потребу тем самым широким массам, которые его, Форда, терпеть не могли.

Богатые Щукины, Терещенки и Третьяковы создавали на свои деньги картинные галереи. Кроме того, разумно устроенные государства приучили богачей делиться и назвали этот ежегодный госрэкет налогами. Так часть денег, добытых оборотистыми гражданами, регулярно перекачивалась на потребу тем, у кого денег нет. В итоге те, кто не заработал, все равно что-то получают (это называется социальной политикой, хоть, конечно, насовсем примирить бедность с богатством никому еще не удавалось и не удастся). Но если другого выхода нет, можно научить людей жить вместе. У нас, впрочем, для этого надо убавить ненависть, которая издавна была главной формой отношений между бедными и богатыми, узаконившись в советские времена.

Мы не научились еще спокойно различать честно и нечестно нажитые капиталы, а быстро разбогатевшая публика не научилась уважать окружающих. Срастить в единую страну людей, которым повезло и не повезло, которые «имеют и не имеют», объединить их в едином обществе — цель всех патриотичных политиков, в том числе и наших. Ведь есть надежные способы проконтролировать, кто честно заработал, а кто украл, воздавая всем по заслугам.

Кстати, в Евангелии говорится: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие», предрекая, что богачам на том свете ничего хорошего не обломится. Но здесь, на этом свете, мы обязаны жить вместе, и научиться этому обязаны все — законодатели, охранители, богатые, бедные, — потому что не только без умения зарабатывать, но и без умения делиться радостью и богатством мы не сможем ощутить себя единым народом.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось