В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шутить изволите

Новые приключения Буратино

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 11 Февраля, 2010 22:00
МХАТ показал в Киеве «ментовскую» версию бессмертной трагедии Шекспира «Гамлет».
Юлия ПЯТЕЦКАЯ
Наверное, об этой постановке модного питерского режиссера Юрия Бутусова, осуществившего на разных российских сценах несколько шекспировских проектов, вообще не имело бы смысла писать - настолько она шумна, бестолкова, утомительна и невероятно скучна. Если бы не одно но. Сделав серьезную ставку на трех культовых ментов - Михаила Трухина, Константина Хабенского и Михаила Пореченкова, благодаря чему мхатовский «Гамлет» не только пятый год стабильно держится в репертуаре, но и собирает аншлаги на выездах, Бутусов огорошил еще одной новостью - упразднил Горацио. Был у Шекспира такой неприметный персонаж, близкий друг и однокурсник Гамлета по Виттенбергскому университету, «честнейший из людей». Я не знаю, сколько зрителей обратили внимание на то, что в «ментовской» версии МХАТа не полный состав действующих лиц, но, в принципе, помнить Горацио должны многие. В памяти народной этот герой закрепился афоризмом переводчика Николая Полевого: «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам».

ПРАВДА ДЛЯ «НЕПОСВЯЩЕННЫХ»

Пожалуй, можно наскрести еще парочку выразительных фраз, имеющих отношение к Горацио, но ни одного его выразительного поступка в качестве примера привести не удастся - о друге принца почти ничего не известно, а тускл и неприметен он просто вызывающе. Все персонажи «Гамлета» в той или иной степени себя скомпрометировали, а у «честнейшего из людей» - полное алиби.

За 400 лет, истекших после написания трагедии, в театроведении закрепилась, на мой взгляд, уже почти порочная традиция рассматривать эту пьесу в широком философском смысле. Никто не хочет рассматривать в узком. Всех интересуют проблемы добра и зла, мучительный выбор, совершаемый датским принцем, печальные последствия этого выбора и масса связанных с выбором вопросов. При этом мало кого из постановщиков занимает конкретная история, имевшая место в насквозь прогнившем Эльсиноре. И мне кажется, совершенно напрасно.

В «узком смысле» знаменитая шекспировская трагедия представляет подробную хронику удачно проведенного государственного переворота, самый главный участник и исполнитель которого остался за кадром. Прежде всего, по причине алиби. Как известно, датский король Клавдий, его супруга королева Гертруда, ее сын принц Гамлет и его невеста Офелия, судя по всему, ожидавшая наследника, в силу разных причин безвременно скончались, после чего на престол взошел норвежский принц Фортинбрас. Норвежец давно намеревался вернуть земли, утраченные когда-то его отцом в схватке со старым Гамлетом, и таки вернул. Что интересно, без какой-либо борьбы, войны и даже рыцарского поединка. Юный Фортинбрас добрался до Эльсинора в тот самый момент, когда живых претендентов на престол уже не было, и норвежскому принцу оставалось лишь с почестями похоронить покойных и занять с благословения Горацио трон. Так получилось, что «честнейший из людей» оказался тем единственным из приближенных к властной верхушке, кто чудом уцелел в смертельной схватке добра со злом и вдобавок ко всему ничем себя не запятнал. В принципе, я понимаю режиссеров, которые десятилетиями отводят Горацио роль статиста - не совсем ясно, как обращаться с практически бездействующим персонажем, и соглашусь, что заставить работать этот образ в рамках, заданных сценой или экраном, довольно сложно. Но вообще лишать принца «лучшего друга», как это сделал Бутусов, по-моему, еще никому в голову не приходило.

Именно Горацио в начале пьесы медленно подогревает Эльсинор, распуская слух о том, что юный Фортинбрас намерен развязать войну. Именно Горацио сообщает Гамлету о том, что по королевству бродит призрак, страшно похожий на покойного короля, после чего, собственно, и заваривается кровавая каша. Именно на руках у Горацио погибает датский принц, в смертельных конвульсиях выкрикивающий имя будущего властителя Фортинбраса и завещающий своему лучшему другу рассказать миру «всю правду». Приятный во всех отношениях однокурсник Гамлета стоял со своей незапятнанной репутацией у истоков падения датского королевства и вышел победителем в финале. «Честнейший из людей», человек-функция, хладнокровный интриган, талантливый авантюрист и провокатор.

Доказать вину Горацио так же трудно, как вину тех умелых фальсификаторов, которые веками напролет рассказывают «правду» миру, и Шекспир гениально обозначил в своей пьесе только нарождающийся в 16 веке тип политического мафиози и государственного карьериста. Какую карьеру собирается делать Горацио, остается лишь догадываться, как и о том, что он вообще делает в Эльсиноре. Отвечая на вопрос принца: «Но что у вас за дело в Эльсиноре?», Горацио лаконично сообщает, что плыл на похороны короля. «Прошу тебя, без шуток, друг-студент, скорей уже на свадьбу королевы», - парирует Гамлет. Горацио и вправду так долго плыл, что приплыл спустя два месяца после смерти старого Гамлета, а свое присутствие обнаружил, лишь когда в эльсинорских окрестностях завелся призрак.

Призрак гамлетовского папы ведет себя на удивление странно, никому, кроме сына и его друга, не показываясь, хотя логично предположить, что хотя бы раз должен был предстать перед своим убийцей-братом и блудливой женой, через два месяца выскочившей замуж. Но королева Гертруда в упор не видит фантом бывшего мужа даже тогда, когда он присутствует при ее разговоре с сыном. Зато сын при всяческой поддержке Горацио окончательно прозревает и обнаруживает вокруг себя столько беззаконий, что, бросившись спасать прогнившее королевство, не оставил в нем камня на камне. Пока растревоженный призраком Гамлет делает выбор в пользу справедливости, лучший друг оказывает ему всяческую моральную поддержку и активно вмешивается лишь в финале. «Все кончено, Горацио! Ты жив. Расскажешь правду обо мне непосвященным». - «Пред всеми на виду и с возвышенья я всенародно расскажу про все».

У НАСТОЯЩИХ МАФИОЗИ - БЕЗУПРЕЧНАЯ РЕПУТАЦИЯ

Вот уже четыре века ввиду отсутствия иных очевидцев и свидетелей Горацио всенародно рассказывает непосвященным «правду». По сути, «Гамлет» Шекспира - это Евангелие от Горацио, мемуары лучшего друга, в которых сам он - честнейший, Клавдий - преступник, Гертруда - шлюха, Офелия - сумасшедшая развратница, ее отец государственный канцлер Полоний - мелкий негодяй, однокурсники Гамлета Розенкранц и Гильденстерн - шпионы и предатели, неврастеничный принц - жертва.

«Гамлет» - вещь на все времена, особенно если не перегружать ее философией и внимательно читать до конца. Шекспир писал для театра, а не для группы профессиональных конспирологов, и основная мысль, ради которой, возможно, эта трагедия создавалась, не так уж глубоко спрятана: у настоящих мафиози - безупречная репутация. Они неприметны, сдержанны, осторожны, живучи и именно поэтому правят миром.

Как показывает исторический опыт, честнейшие из людей обладают не только серьезными амбициями, недюжинным умом и сообразительностью, но почти цирковой ловкостью и фантастическим умением выходить сухими из воды. Хитрые и ловкие теневые манипуляторы столетиями толкают на преступления неплохих, в общем-то, людей, с подвижной психикой и тяжелой совестью, навешивая на них несовершенные убийства и пряча свои злодеяния под толстыми королевскими коврами. Неспроста одно из самых странных убийств в этой пьесе происходит именно за ковром. Неспроста в «исторической правде» Горацио так много пафоса и велеречивости, нестыковок, несуразностей, нелепостей, темных мест. Неспроста в этой исторической фальшивке очень сильно не сходятся концы с концами, а гиганты мысли вроде Льва Толстого и Томаса Элиота отказывали Шекспиру не только в гениальности, но и в элементарной способности вести связное повествование. 

Королева Гертруда (Марина Голуб), государственный канцлер Полоний (Михаил Пореченков) и король-братоубийца Клавдий (Константин Хабенский)

Согласитесь, трудно всерьез воспринимать драматурга, в пьесе которого главный герой - 30-летний человек с высшим образованием, златоуст, скептик и циник - вдруг поверил какому-то призраку, и именно показания покойника стали для принца главным аргументом в праведной борьбе. Но все становится на свои места и обретает логику, когда выясняется, кто главный рассказчик «правды». Тот, кто вне подозрений, но остался жив и теперь наверняка найдет себе теплое местечко при новом государственном режиме. Какие выгоды режим Фортинбраса может сулить Горацио, до сих пор подробно исследуют и анализируют шекспироведы - в отличие от режиссеров они привыкли тщательно работать с текстом.

«Так поспешим сыграть, - говорит Горацио в финале, отдав приказ похоронить Гамлета, - пока толпа дика, чтоб не было ошибок, смут и бедствий». Слово «сыграть» или «представить» в староанглийском оригинале многочисленным переводчикам Шекспира казалось, видимо, неуместным и, затрудняясь с трактовкой, они его без особого трепета выбрасывали. Четыре века Горацио на правах лучшего друга играет перед толпой свой спектакль о добре и зле, толпа по-прежнему дика, смут и бедствий не становится меньше. Гниют и загнивают датские королевства, лучшие выпускники университетов гоняются за призраками, «влиятельных безумцев шлют в тюрьму», Горацио вне подозрений...

Есть мнение, что по тому, как в данный исторический момент переосмысливается и интерпретируется «Гамлет», можно диагностировать состояние общества. Тот факт, что Бутусов, ничтоже сумняшеся, надежно упрятал Горацио под ковер, в определенном смысле очень точно отражает окружающую действительность. Этот актуальный герой настолько вне подозрений, что даже не попал в список действующих лиц.

Больше всего мхатовская версия напоминает мне новую историю мальчика Буратино, отважно решившего отомстить за папу Карло и заподозрившего в убийстве папы Карабаса-Барабаса. Своим глупым и агрессивным поведением Гамлет (Михаил Трухин) и впрямь похож на Буратино, который упорно не хотел ходить в школу (кстати, все упоминания о Виттенбергском университете режиссер изъял вместе с Горацио), мысли у него были коротенькие-коротенькие, многое в голове деревянного сорванца не помещалось, да он о многом и не думал. Тарабанил текст (бумажку с монологом «Быть или не быть?» носил на всякий случай в кармане, поэтому, видимо, по ошибке прочел его два раза), суетливо перемещался по сцене, кукарекал, пытаясь разозлить Карабаса-Барабаса. И таки разозлил. Барабас (Константин Хабенский) злодеем получился роскошным - ярким, запоминающимся, однозначным.

«БЕДНЫЙ ЙОРИК! Я ЗНАЛ ЕГО, ГОРАЦИО»

Есть в этом кукольном театре и своя Мальвина (Офелия), и Пьеро (Лаэрт), и пудель Артемон (государственный канцлер Полоний в исполнении Михаила Пореченкова). После внезапной гибели Полоний вышел из-за ковра, сделал маленький книксен и, умильно улыбнувшись, хихикнул: «Я умер». Хорошо бы он еще рассказал, кто его убил. А так это нераскрытое преступление по традиции повесили на Буратино.

Спектакль заявлен как комедия, и куклы Карабаса-Барабаса все время пытаются балагурить, резвиться и хохмить, но получается у них это натужно и малорадостно. Будто из-под палки. Или плетки. А вот кто совершенно не вписывается в мхатовский кукольный театр, так это королева Гертруда (Марина Голуб). Рядом с ней Константин Хабенский похож не столько на Карабаса, сколько на турецкоподанного Остапа Бендера в период своего скоротечного романа и брака с мадам Грицацуевой. Действительно смешно. Ну а главный деликатес на этом пиршестве духа - роль Дуремара - постановщик предложил публике, и, надо сказать, справилась она со своей ролью блестяще. Несмотря на то, что партер театра имени Леси Украинки на мхатовских гастролях шел по три с половиной тысячи гривен, зал был заполнен до отказа, у входа спекулянты продавали пригласительные. Поскольку этих теневых работников культуры уже стали приглашать в театр по пригласительным, я думаю, пришла пора потихоньку начать присуждать им звания заслуженных деятелей искусств. А то мерзнут на морозе, как не родные.

Вообще, нынешнее состояние театра и того, что принято называть театральной средой, все больше ассоциируется у меня с состоянием королевского шута Йорика, череп которого Гамлет проникновенно вертел в руках во время прогулки по кладбищу. «Где теперь твои каламбуры, твои смешные выходки, твои куплеты? Где заразительное веселье? Ничего в запасе, чтоб позубоскалить над собственной беззубостью? Полное расслабление?». К слову, знаменитая сцена на кладбище в кукольном спектакле Бутусова происходила за столом, могильщики пили крепкие спиртные напитки и культурно отдыхали. Во всем чувствовалось предельное расслабление.

«Бедный Йорик! Я знал его, Горацио...».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось