В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Даром только птички поют

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 11 Февраля, 2010 22:00
Я устал от разговоров о деньгах. С тех пор как мы вступили в загадочный рыночный мир, выяснилось, что любая вещь и любой труд имеют денежные эквиваленты, которые не очень определенны.
Виталий КОРОТИЧ
Я устал от разговоров о деньгах. С тех пор как мы вступили в загадочный рыночный мир, выяснилось, что любая вещь и любой труд имеют денежные эквиваленты, которые не очень определенны. Британскую авиакомпанию штрафуют, так как она завышает цены на билеты, к китайцам требуют применить санкции за то, что они занижают курс своей валюты, а в банках по всему свету ищут миллиардные счета казнокрадов. Во многих африканских странах люди выживают на два доллара в день, а игроки команд по американскому футболу отхватывают 70-80 миллионов долларов зарплаты за короткий сезон...

Мы входили в разруганный советской властью «мир чистогана» постепенно. Еще на заре пролетарского государства певец Шаляпин в ответ на предложение выступить бесплатно перед революционными матросами пробасил: «Даром только птички поют». Вы помните и формулу из романа Ильфа и Петрова: «Утром деньги - вечером стулья», которая совпадает с принципом буржуйской политэкономии: «Товар - деньги - товар». В советской стране многое вопреки этим взглядам пытались выстроить на принудительном энтузиазме, бесплатно. Зарплаты бывали символическими, а труд считался «доблестью и геройством», но своими результатами радовал не всегда.

На вопрос, сколько народу работает у меня в журнале, я отвечал тогда: «Около половины...». Конечно же, я знал, что в штатном расписании сотни полторы должностей, но пользу приносило куда меньше сотрудников. Я люто завидовал какой-нибудь Новой Зеландии, где руководителю выделяют определенную сумму и он может распределить ее как найдет нужным. «Одним бы платил больше, - мечтал я, впадая в идеализм, - другим меньше, и все бы старались...». Чуть позже я выяснил, что мой личный, исторический и государственный опыт доказывают: все не так просто.

Сейчас, когда наша жизнь вроде бы катится по иным путям, дорожных ям и выбоин от этого не убавилось. Малооплачиваемые работники бастуют, требуют надбавок, объясняя низкую производительность труда столь же низкой зарплатой. Но все ли дело в этом? Как быть тогда с депутатами и чиновниками, которые установили себе необъятные заработки и льготы, но все равно от усердия не потеют? Впрочем, и чиновники - не лидеры среди странных богачей. Сегодня трудно найти футболиста из приличной европейской команды, который взглянет в сторону мяча меньше чем за несколько сотен тысяч баксов. В свое время киевского динамовца Шевченко перекупили из Милана в Лондон почти за 70 миллионов долларов. Англичанин Бэкхем в футбольной команде Лос-Анджелеса заработает за свою игру по миллиону долларов еженедельно в течение пяти лет. Президент Соединенных Штатов получает в год 400 тысяч, и ничего, трудится.

Проблема распределения денег в обществе волнует богатых и бедных. Может быть, отсыпать побольше денежек несчастным и неумелым? Но ведь то, что получено на халяву, тоже не всегда справедливо. Только что я прочел статью американского нобелевского лауреата Гарри Беккера, который предостерегает от намеченного в США повышения почасовой минимальной оплаты за любой труд до 7,25 доллара. Знаменитый экономист считает, что любые выплаты, если они производятся «просто так», а не связаны с качеством продукта, вредны. Цены в разных «Макдоналдсах», где обычно трудится самая дешевая рабочая сила, поползут вверх, так как эта сила перестанет быть дешевой.

Революции, как правило, возникают там, где царит явная несправедливость. С деньгами на свете давно уже что-то не так, и советская поговорка: «Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем», к сожалению, до сих пор актуальна.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось