В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Точка зрения

Организатор «Марша за федерализацию Сибири» Константин ЕРЕМЕНКО: «Если Россия развалится, превратится в сплошной Лугандон с ядерными боеголовками»

Наталия ДВАЛИ 4 Июня, 2015 21:00
В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» художник из Новосибирска Константин Еременко рассказал о китайской экспансии в Сибири, о том, почему развал России не поможет Украине, и о революции в РФ, которая начнется на второй день после отключения телевизора, но вовсе не потому, что исчезнет кремлевская пропаганда
Наталия ДВАЛИ

Константин Еременко — художник из Новосибирска, один из организаторов «Марша за федерализацию Сибири», который должен был состояться в августе 2014 года под лозунгом «Хватит кормить Москву!». Городские власти марш проводить запретили, по требованию Генпрокуратуры страницы мероприятия в соцсетях были заблокированы, а Роскомнадзор (Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций РФ) потребовал от ряда интернет-ресурсов, в том числе украинских, удалить новость о новосибирском марше.

Недавно Еременко прилетел в Киев со своей выставкой «Экстаз сибирского сепаратизма». В интервью интернет-изданию «ГОРДОН» художник рассказал об экспансии Китая на Сибирь, о том, чем грозит России полное отключение телевизора и почему гражданам РФ надо ехать в Украину.

«Я ПРИЛЕТЕЛ В УКРАИНУ, ЧТОБЫ ОТВЕТИТЬ НА ГЛАВНЫЙ РУССКИЙ ВОПРОС: «ЧЕ ТАМ У ХОХЛОВ?»

— Зачем вы, гражданин страны-оккупанта, прилетели в Украину?

— Чтобы ответить на главный русский вопрос: «Че там у хохлов?». Раньше в России было два ключевых вопроса: «Что делать?» и «Кто виноват?», сейчас они отошли на второй план из-за сумасшедшего потока пропаганды и с нашей, и с вашей стороны.

— Разве в Украине есть пропаганда? Мне кажется, нашим журналистам трудно сохранять объективность хотя бы потому, что каждое утро начинается с новостей о количестве погибших и раненых в зоне АТО...

— Ваша пропаганда несопоставима с российской, но когда я дома в Новосибирске читал украинские сайты с лозунгами «Надо убивать русских!»... Впрочем, теперь мне кажется, что подобные «патриотические» сайты созданы в Москве. Я не ощутил ни в Киеве, ни в Одессе никакой ненависти или агрессии, хотя и украинское ТВ смотрел, и с людьми из разных лагерей общался. У вас нет националистической идеи «Украина — только для украинцев».

— Так вы выяснили «Че там у хо­хлов?»?

— Признаюсь, мне было страшно ехать в Украину. Я не доверяю российским СМИ, у меня даже телевизора нет, но искренне думал, что за русский язык у вас бьют. Когда я пытался занять денег на поездку, знакомые отвечали: «Мы в трупы не вкладываем». Более того, в России утверждают, что в Украине нищета и голод, народ без газа мерзнет, страна вот-вот развалится или ляжет под НАТО. Но оказалось, что у вас добрые, открытые, общительные люди, даже удивительно, с учетом событий последнего года. А еще у вас все хорошо, во всяком случае, по моим, сибирским, меркам. В Новосибирске сейчас начинается нищета.

— О какой нищете речь, если Владимир Путин заявил, что «отскок в плюс в экономике России неизбежен»?

— В Новосибирске повсюду висят объявления «Сдается в аренду», за первые два месяца 2015 года закрылось 2,5 тысячи фирм. Это мелкие бизнесы: СТО, кафе, швейные мастерские и так далее. Люди теряют работу, я сам под сокращение попал, с нашего завода почти треть персонала уволили. Это результат западных санкций. Летом народ еще на дачах перебьется, но к осени настроения точно изменятся.

— Изменятся настолько, что на Красной площади начнется Майдан?

— В России нет предпосылок для Майдана. Хотя у нас все непредсказуемо. Многое зависит от того, какие цены будут в магазинах к осени. Эдуард Лимонов точно написал: мол, революция в России начнется не из-за репрессий, голода или экономических проблем, а потому, что водку начнут разливать в тару из-под одеколона. То есть народ восстанет из-за самых низменных бытовых неудобств. Например, если в России отключат телевизор, на второй день начнется революция. И не потому, что исчезнет кремлевская пропаганда, а потому, что развлекуха пропала.

— В Украине многие уверены, что Россия вот-вот развалится, причем первым отделится Северный Кавказ, а потом Сибирь...

— Украине от этого легче не станет. Если Россия развалится, то превратится в сплошной Лугандон с ядерными боеголовками. Куча мелких стран с атомным оружием — это очень страшно. Да и Кавказ взорвется в последнюю очередь, его хорошо кормят из федерального бюджета, нет им смысла отделяться. Что касается Сибири, еще во времена СССР, да и сейчас, экономический кризис в стране в первую очередь отражался именно на этом регионе, хотя именно мы кормим страну и называемся «закромами Родины».

«В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ДО КИТАЙСКОЙ ЭКСПАНСИИ ЕЩЕ НЕ ДОШЛО, НО В ВОСТОЧНОЙ, НАПРИМЕР В ИРКУТСКЕ, БЕЛОГО НАСЕЛЕНИЯ ОСТАЛАСЬ ОДНА ТРЕТЬ, ОСТАЛЬНЫЕ — БУРЯТЫ И КИТАЙЦЫ»

— Сибиряки понимают, что стало при­­чиной падения их уровня жизни?

— Абсолютно точно понимают, так и говорят: «Обама виноват!». У нас много машин ездит с наклейками: «Обама — чмо».

— То есть 15 лет страной правит один и тот же человек, но в экономическом кризисе РФ виноват президент США?

— Для меня самого это парадокс. И если на вопрос: «Че там у хохлов?» — я уже ответил, то сейчас придется самому себе объяснять «А че у россиян-то?».

— 86 процентов — это не кремлевская пропаганда, а реальный рейтинг Путина в народе?

— Конечно, и в Сибири, кстати, тоже. Телевизор же один на всех, пока он включен, у российского президента рейтинг будет не 86, а 146 процентов. Если в цивилизованном мире правит коллективный разум, то в России — коллективное безумие плюс идиотизм.

— Последние месяцы Россия начала активно налаживать экономические связи с Китаем, настолько активно, что в интернете появились шуточные картинки китайских «зеленых человечков», радостно сообщающих: «Сибирь наш».

— Я из Западной Сибири, там до китайской экспансии еще не дошло, но в Восточной действительно очень-очень много китайцев, чуть ли не каждый третий житель. Я в свое время несколько месяцев в Иркутске проторчал, белого населения осталась одна треть, остальные — буряты и китайцы.

— На востоке Украины буряты тоже встречаются, в основном танкисты-«добровольцы». Сколько сибиряков сейчас воюет в «народном ополчении» Донбасса?

— Невозможно сказать, информация нигде не обнародована. Но сибиряки на Донбассе есть, некоторые сами возвращаются домой, говоря, что «никаких укро-фашистов» у вас не увидели. Кстати, Гиркин-Стрелков активно по России гастролирует, в том числе по Сибири. Выступает от имени «Общественного движения «Новороссия», на его лекции ломятся наши «патриоты» и антимайдановцы.

— В Москве сейчас убирают палатки по сбору средств для «ополчения Донбасса», а как ситуация в регионах?

— В прошлом году таких палаток было очень много, сейчас практически исчезли или ушли в подполье. Летом-осенью 2014-го действительно много сибиряков несли вещи и деньги для «добровольцев» и беженцев с Донбасса. Сейчас ажиотаж спал, нет приказа сверху активно раскручивать волонтерскую помощь для воюющих на востоке Украины.

— Это правда, что в Новосибирске активисты покрасили памятники Ленину в сине-желтый цвет?

— Их еще в прошлом году выловили и в тюрьму посадили. Они не только в украинские цвета Ленина красили, но и цепляли ему на лоб символику украинского батальона «Азов». Памятники уже отмыли.

— Среди ваших друзей много тех, кто поддерживает политику Путина по отношению к Украине?

— Большинство, хотя это умные и образованные люди. Объяснить рационально я это не могу. Думаю, все дело в страхе, конформизме, боязни остаться в меньшинстве. Когда воздух пропитан агрессией и от основной массы народа пахнет говном, а только от тебя — одеколоном, это страшно, потому что именно на тебя все указывают пальцем.

Художники, которые не зависят от госбюджета, выбрали позицию отстранения: мол, я не поддерживаю ни одну из сторон конфликта, я созерцатель. Кто-то просто головой в песок ушел: дескать, отстаньте со своей политикой, я рисую красоты родного края. Тех, кто по-настоящему пытается вникнуть в российско-украинские события, очень мало.

— После того как вы попытались провести «Марш за федерализацию Сибири», угрозы в ваш адрес поступали?

— Раньше я, как сто­долларовая купюра, всем нравился. Как только занял антивоенную позицию, посыпались угрозы, хотя я всегда был против Путина, с первых дней его президентства.

Сейчас на фоне войны любое слово о мире превращает тебя во врага РФ. В России человеческая жизнь не ценится: наводнения, пожары, теракты и войны воспринимаются у нас как часть телекартинки, не более.

— А федерализация Сибири — это политическое требование или художественный стеб?

— Я не провожу границ между политикой и искусством. В 2014-м официальная риторика с требованием федерализации Украины шла постоянно. Мы решили взять все штампы, которые навязывает кремлевская пропаганда, и перенести их на российскую реальность. Власть не разрешила проводить марш, вызывала на допросы и тем самым еще больше привлекла внимание к акции. После шумихи в сибирской прессе уже ни разу не говорилось о федерализации Украины.

— С какой формулировкой местные власти отказали вам в проведении марша?

— Сказали: «Вы нарушаете незыблемость Конституции». Мы тут же подали заявку на проведение «Марша за незыблемость Конституции», причем на ту же дату. С какой формулировкой нам опять отказали, я уже не помню, потому что по нескольку дней на допросах сидел.

На допросы вызывали все, кому не лень: прокуратура, следственный комитет и так далее. Причем вызывали по надуманным поводам. Например, мне говорили: «Есть 90 заявлений от бдительных граждан, которые жалуются на вашу экстремистскую деятельность. Вы виноваты?». — «Нет», — отвечаю. «Так и запишем...». После опять вызов на допрос, теперь интернет-ролик какой-то показывают: «Ваша работа?». — «Нет». — «Так и запишем...».

— Почему в итоге вас не задержали и не открыли уголовное дело?

— Не оказалось даже формального повода. Новосибирск на тот момент еще не растерял последние остатки либерализма, хотя прессинг серьезный, мы на допросы, как на работу, ходим.

«В РОССИИ НЕТ НАСТОЯЩЕЙ ОППОЗИЦИИ, А ЕСТЬ КУЧА ЛИДЕРОВ СО СВОИМИ АМБИЦИЯМИ. ОНИ ПОСТОЯННО ТО ОБЪЕДИНЯЮТСЯ, ТО ПЕРЕРУГИВАЮТСЯ»

— На своей странице в Facebook у вас чересчур восторженные записи о поездке в Украину. Пытаюсь понять, в чем подвох?

— Вы давно в России были?

— Лет 10 назад в Москве побывала.

— Москва — не Россия, но и в столице, и вне ее атмосфера одна — все друг друга ненавидят. В Украине наоборот: добродушие и открытость. Это моя третья поездка в Киев, до того был в 1982-м и 1991 году. У вас вообще стерильно чисто, настолько, что если рядом не было мусорки, я прятал затушенную сигарету в карман, не хотел бросать бычок на землю.

— На Крещатике, может, и чисто, но я бы вам предложила по обычным киевским жилмассивам прогуляться...

— Да-да, киевские друзья мне то же самое говорили: мол, ну какая чистота, смотри — и показывали на пару валяющихся бутылок. Смешно. Мне есть с чем сравнивать, у вас чистота.

— Почему вас так поразило, что в выходные на главной улице Киева перекрывается движение автотранспорта и Крещатик становится пешеходной зоной?

— Для нас это действительно удивительно. Первый лайк под моим постом о Крещатике поставил главный архитектор Новосибирска. В нашем городе поток автомобилей значительно больше, чем в Киеве. Если перекрыть центральную улицу, пусть только в выходные, Новосибирск станет.

Еще меня поразило, что в Киеве можно спокойно перейти по пешеходной зебре. У нас, если подошел к зебре, главное, чтобы от горизонта до горизонта машин не было, иначе сшибут. Единственное, что мне не понравилось в украинской столице, — машины паркуются на тротуаре. В Новосибирске тут же мент с эвакуатором приехал бы.

— А за что вас в Одессе по лицу ударили?

— Абсолютно глупая история. Я снимал короткие видеоролики об Одессе, общался с молодежью из разных лагерей. Подошел местный подвыпивший мужик: «А я тоже хочу сказать на камеру про Украину!». Мы угостили его пивом, попросили подождать, в итоге он обиделся и заехал мне в бубен. Начался замес, нас растащили. История никчемная, кого в России пьяным удивишь? Мне гораздо важнее, что я сам почувствовал, насколько одесситы толерантно относятся и к проукраински, и к пророссийски настроенным гражданам.

— Крым в вашей поездке не значится?

— Нет, это адски дорого. Рейс Новосибирск — Киев через Москву стоит 270 долларов в одну сторону, авиабилет в Крым в несколько раз дороже.

— Что должно произойти в России, чтобы вы всерьез задумались об эмиграции?

— Я слишком люблю Сибирь, чтобы навсегда уехать. Останусь, что бы ни случилось. В тюрьму — так в тюрьму, зато трехразовое гарантированное питание. Буду по-прежнему акции устраивать и портить бюллетени на выборах, потому что в РФ нет графы «Против всех». На российскую политическую оппозицию надежды мало. Нет у нас настоящей оппозиции, есть куча лидеров со своими амбициями, которые постоянно то объединяются, то переругиваются. Что касается Украины, думаю, агрессия России потихоньку сойдет на нет, потому что западные экономические санкции и изоляция действительно очень повлияли на жизнь страны в целом.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось