В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Элита

Искусствовед и телеведущий Святослав БЭЛЗА: "Данилко - талантливый артист, но неприятно, что об украинской культуре судят исключительно по нему"

Олег ВЕРГЕЛИС 15 Июля, 2004 21:00
Бэлза Святослав Игоревич - знаменитый телеведущий, литературовед, музыковед. Этот скудный информориентр для тех, кто телевизор либо в упор не смотрит, либо культуру принимает только в суповом наборе каналов "O-TV", "МУЗ-ТВ", "Biz-TV", "M1", "Дискавери".
Олег ВЕРГЕЛИС
Бэлза Святослав Игоревич - знаменитый телеведущий, литературовед, музыковед. Этот скудный информориентр для тех, кто телевизор либо в упор не смотрит, либо культуру принимает только в суповом наборе каналов "O-TV", "МУЗ-ТВ", "Biz-TV", "M1", "Дискавери". И понятия не имеет, что некоторое время назад, еще на центральном советском ТВ, существовала замечательная программа "Музыка в эфире", ведущим которой был именно Бэлза. Ту передачу давно закрыли. Как и многие другие подобные... Подступала эпоха кривых зеркал - с ряжеными пошляками и гримасничающими скоморохами. И требовалось незамедлительно освободить место в эфирах уже для них. Бэлза ушел "на стройку"... Он оказался у истоков создания канала "Культура". И сейчас там чувствует себя вольготно, как казах в чистом поле. Может по нескольку вечеров без купюр крутить какие-нибудь гениальные оперы с участием Доминго, Каррераса, Кабалье. Может сладкоголосой птицей подолгу разглагольствовать о тех, кого помнит и любит. А ему есть что и кого вспоминать. Его друзья - первые лица культэлиты России. - Я пил чай с Яблочкиной и Юрьевой, водку с Образцовым и Козиным в Магадане, виски с Паваротти и Грэмом Грином, шампанское со Смоктуновским, красное вино с Нуриевым... - рассказывает Святослав Игоревич. И, как видите, не спился. Его мнение-оценка-рецензия о том или ином культявлении или персонаже дорогого стоит. Таков авторитет. Это интервью стряпалось за трапезой, и в итоге получились некие застольные беседы. Посему за фривольный тон строго не судите. Я был во хмелю.

"СОЛОВЬЯНЕНКО В КИЕВЕ ПРОСТО УГРОБИЛИ. А ВЕДЬ ОН - ЭТАЛОН ИСПОЛНЕНИЯ УКРАИНСКИХ ПЕСЕН"

- Святослав Игоревич, вы часто появляетесь на разных светских раутах. Порою и в качестве ведущего. То вы "конферировали" концерт Кабалье и Баскова, то представляли Элтона Джона. Сколько должна заплатить звезда постсовковой эстрады, чтобы заполучить вас, как брэнд, в качестве конферансье?

- Это деликатная тема. Разумеется, я откликаюсь довольно редко на подобные предложения. Вот недавно один певец, имеющий звание народного России, предлагал мне пять тысяч долларов только за то, чтобы я открыл его концерт в Большом зале Московской консерватории... Но я отказался. Не буду называть его фамилию... Не хочу... Он чисто эстрадный певец...

- Кто же это? Малинин, что ли? Кажется, именно он недавно в консерватории выступал...

- Это не так важно... Могу лишь сказать, что он в 45 лет окончил музыкальное училище. Но подоплека моего отказа связана не с творческими, а с личными человеческими отношениями.

- Но в то же время, насколько мне известно, вы дружны с попсовой балериной Волочковой. Как к ней относитесь? Точнее, к тем скандалам, которые ее преследуют, как Волк Зайца в "Ну, погоди!".

- Настя - талантливая балерина. Этим все сказано. Юрий Григорович, непререкаемый авторитет в хореографии, выделяет ее больше других. Она занята в его спектаклях. В частности, и сейчас она танцует в Краснодаре. Что касается ее конфликта с Большим...

Поверьте, причины ее конфликтов совершенно не творческие. Сколько весит? Какой рост? Это ерунда. Блистательная балерина из Мариинки Ульяна Лопаткина, кстати, выше Насти. А в Настином противостоянии Большому сугубо личностный конфликт.

- Надо понимать, что Волочкова просто побила горшки с гендиректором Большого Иксановым...

- Мне, право, не хотелось бы вдаваться в подробности.

- А как вы относитесь к чрезмерно распиаренному ныне танцовщику Большого Николаю Цискаридзе? Даже Виталий Вульф в своей передаче не удержался от колкости: дескать, Коля, меньше бы ты трубадурил в СМИ - лучше б танцевал.

- Людям, достигшим таких высот, как Коля, непросто удержаться на пике, сохраняя баланс и равновесие. Он один из самых молодых народных артистов России. Ему было трудно утверждаться в Москве - без близких и без всякой поддержки. Коля - талантливейший танцовщик. И вот совсем недавно, когда у него была травма ноги, Большой даже поменял программу гастролей во Франции, потому что Цискаридзе по-своему незаменим. В балете "Пиковая дама", кстати, он танцует без дублера.

- Цискаридзе - это прекрасно. А есть, по-вашему, сегодня в театральном и киномире артисты, которых можно без зазрения совести назвать великими? То есть наградить тем эпитетом, без которого немыслимы фамилии Раневской, Степановой, Тарасовой, Бабановой, Прудкина, Лебедева, Борисова, Смоктуновского...

- Те, кого вы назвали, действительно великие. Их уход только подчеркнул их величие. Я уверен, что и сейчас есть воистину большие артисты. Могу смело отнести к ним моего друга Олега Табакова. Мне, кстати, очень импонирует невероятный творческий разбег его учеников. Например, Женю Миронова выделяю. Он актер экстракласса. Считаю, что чета Юрский - Тенякова - высочайший уровень мастерства. Горжусь, что с этой семьей меня связывают дружеские отношения...

- Тут бы самое время для контрастного душа. Как вы реагируете на нашу Верку Сердючку? Вас не смущает невероятная экспансия укркультуры на российские просторы? По-моему, осколки этого кривого зеркала просто застряли в мозгах миллионов...

- Данилко мне кажется талантливым артистом. Но огорчительно, что вокруг него возник такой психоз. И не очень приятно, что об украинской культуре в целом судят исключительно по нему. Также как раньше по "Шоу долгоносиков".

Вы знаете, чему я поражаюсь? Наш российский шоу-бизнес у вас очень активно присутствует. Зато столько талантливых украинских артистов вообще никому не известны в России! Могу биться об заклад, что если спросят кого-нибудь в Москве, кто такая Повалий, мало кто вспомнит. В театральном мире, может быть, знают Ступку. А кого еще?

- Думаю, Роговцеву, Кадочникову, Заклунную...

- Может быть. Но здесь уже проявляется проблема менеджмента. И телевидение могло бы играть огромную роль в продвижении каких-то украинских "брэндов" к российской аудитории.

"Анатолию Соловьяненко Лужков квартиру давал, предлагал переезжать в Москву, а тот все отказывался. Довели человека до разрыва сердца..."


Тот же Анатолий Соловьяненко был великолепным певцом, которого в Киеве просто угробили... Ему Лужков предлагал переезжать в Москву, квартиру давал, а тот все отказывался. Человека довели до разрыва сердца. Причем он не был ни евреем, ни москалем, а коренной, свой. Как можно было ему не давать партии в опере? Он всегда был привязан именно к Украине. Соловьяненко - эталон исполнения украинских песен. Я десятки раз его слышал, и никто лучше его этих песен не пел.

- У нас теперь, может, знаете, новая беда в культуре (кроме дураков и дорог, которые перманентны). Прославленная Евгения Мирошниченко хочет открыть не большой, а хотя бы маленький музыкальный театрик. Так ей, великой и единственной, во всем городе места найти не могут...

- Украина, которая богата такими голосами, что и на Россию, и на дальние зарубежья хватает, просто обязана иметь еще один оперный театр... Вы посмотрите... В Москве - и Большой, и Театр Станиславского, и Новая опера, и Театр Покровского, и "Геликон-опера"... Пять ведущих театров! Плюс еще разные маленькие со своей палитрой. Например, "Геликон" - хулиганский театр, но он имеет колоссальный международный успех. Есть масса других трупп.

- Недавно балет Большого театра возглавил киевлянин Алексей Ратманский. Он относительно молодой человек среди мастодонтов Большого. Думаете, не растопчут его своими пуантами?

- А если вспомнить, в каком возрасте Игорь Моисеев стал балетмейстером? То, что Ратманский молод, - это недостаток, который очень быстро проходит. Но вот его балет "Светлый ручей" в Большом - просто восторженно прозвучал в Париже.

- Может, рецензентов подкупили? Или это действительно удачная постановка?

- Постановка хорошая. Тем более что этот балет поставлен для новой сцены, ориентированной на эксперименты. Когда Большой будет отремонтирован, да еще, если повезет, не потеряется уникальная акустика, которой он славится на весь мир, то в репертуаре должны быть и классические вещи, и авангард, предлагаемые Ратманским.
"Я УВЕРЕН, ЧТО ВИКТЮК ПРОСТО СОЗДАН ДЛЯ ОПЕРЫ"

- Святослав Игоревич, знаю, вы дружны с Виктюком. Почему бы вам, как влиятельному критику, не подсказать ему: Роман Григорьевич, дорогой, может, хватит заниматься итальянскими поделками или смотреть со сцены только на голубую луну, пора вам в оперу, ведь никто другой так не знает эту музыку!

- Да, я много раз признавался, что мы дружны с Романом Григорьевичем. Но ведь он уже поставил в Новой опере спектакль - "Искатели жемчуга". И у него много приглашений в другие театры. Я уверен, что Виктюк просто создан для оперы. И раньше ему говорил: "Вы должны быть не драматическим режиссером, а именно оперным!". Кстати, Романа Григорьевича я часто приглашаю в свои передачи. Он может сделать умную и оригинальную подводку к проекту "Шедевры мирового музыкального театра". Учтите, что некоторые оперы, которые мы представляем, идут по четыре часа, причем в воскресенье, в прайм-тайм... На центральных телеканалах такая интеллектуальная роскошь сегодня, конечно, немыслима...

-...и не потому ли вы однажды назвали начальника Первого российского телеканала Эрнста "культкиллером"? В суд не подал? На дуэль не вызвал?

- Знаете, нет. Хотя, по сути, особого конфликта с ним и не было. Просто с канала однажды исчезла не только моя программа, но и много других культурных передач. "Вокзал мечты" Башмета, "Цикл о Большом театре"...

Коммерциализация телевидения в целом и некоторых каналов в частности привела к тому, что ситуация стала страшнее, чем во время царской цензуры. Вся классическая музыка и театр были вытеснены из эфиров. И счастье, что мне посчастливилось стоять у истоков создания телеканала "Культура". Решение о его открытии принял Ельцин. И сейчас уже ни для кого не секрет, что большую роль в этом сыграл Мстислав Ростропович. Он лично убеждал Ельцина в том, что такой канал стране необходим. Да, "Культура" не такой богатый канал, как другие. Но очень достойный. У него постоянно расширяется аудитория. Многие нам даже завидуют...
"ПУГАЧЕВА, КОНЕЧНО, ПЕРВАЯ В СВОЕМ ДЕЛЕ, НО ПРИМАДОННОЙ Я БЫ ЕЕ НЕ СТАЛ НАЗЫВАТЬ"

- Но к вам на "Культуру" недавно бросили бывшего комсомольского вожака Пономарева, вытесненного из отдела кадров погибшего "ТВ-6". Политинформации не устраивает в новой должности?

- Многие опасались, что он, как представитель молодежной редакции, может начать гнуть некую свою линию... Но он оказался опытным телевизионщиком. Рекламы у нас на канале по-прежнему нет. Это принцип. Есть самореклама. И есть реклама некоторых социальных программ. Можно пропагандировать какой-нибудь концерт консерватории, но памперсы - никогда. Конечно, если бы Страдивари решил прорекламировать свои скрипки у нас, то мы бы ему не отказали. Но я считаю, что лучшая реклама каналу - это отсутствие на нем рекламы вообще.

- Вы сегодня следите за культнаполнением того же Первого, где работали раньше? Недавно там опять Рязанов воскрес. И занудно-сбивчиво рассказывает любовные истории великих...

- Даже неудача Рязанова стоит десятков удач других. Он человек многогранный, талантливый и имеет право на все, что захочет. В том числе и на ошибку. Мне, например, он интересен и как литератор. А то, как он лихо обманул

композитора Андрея Петрова, выдав свой текст "У природы нет плохой погоды" за малоизвестные стихи Уильяма Блейка, вы, наверное, знаете.

В итоге получилась прекрасная эстрадная песня. Хотя, в принципе, с эстрадой стараюсь не иметь дела. Я понимаю: там и заработки больше... Но, знаете, репутацию ведь можно зарабатывать десятилетиями, а теряется она порою в одночасье... Кроме того, повторяю: наша эстрада для меня закончилась на именах Магомаева, Градского и Гвердцители...

- Вы что!? А Пугачева?

- Алла Борисовна, конечно, первая в своем деле... Но Примадонной я бы не стал ее называть. Для меня примадонны - это Елена Образцова, Ирина Архипова. Вот это мои примадонны. Я горд и счастлив, что они одарили меня своей дружбой. Скажем, вот сейчас, летом, в июне-июле, я поеду на 17 фестиваль, который проводит Ирина Архипова в крошечном провинциальном городке Осташков на берегу озера Селигер. Городок этот затерян в Тверской губернии. И Ирина Константиновна, имеющая все возможные и невозможные ордена и регалии от советской власти, от новой России, от всех республик, от мира, больше всего гордится именно тем, что она почетный гражданин города Осташкова.

Прелестный городок! Под ее знамя туда приезжают все великие и прославленные - Магомаев, Синявская, Эйзен, Штоколов,

Плетнев... Плюс молодые лауреаты. Приезжал мой друг Василий Лановой... Были студенты Щукинского училища, читали прозу Зощенко и Бунина. Я никогда не видел Архипову такой задорно смеющейся. Она просто каталась от смеха, когда слушала выступления этих молодых людей.

Все это я говорю к тому, что есть в нашей жизни такие люди и такие места, которые организуют вокруг себя культурное пространство... И туда готовы ехать прославленные люди не чтобы заработать (там не могут платить космические гонорары), а по зову сердца.
"Я БЫЛ ЗАЧАТ В КИЕВЕ, И, ЕСЛИ Б НЕ БЫЛО ВОЙНЫ, ЗДЕСЬ БЫ И РОДИЛСЯ"

- Кстати, о малой родине. Как-то в интервью вы обронили, что "были зачаты в Киеве"... Как понимать?

- Просто! Надо вести свою родословную не от места рождения, а от зачатия. Здесь я уже рассуждаю как буддист. Действительно, я был зачат в Киеве, хотя родился совсем в другом городе в апреле 1942 года. Немцы тогда подступали к Киеву, и папу позвали в Москву. А мама моя, ей не было тогда еще и 20-ти, была отправлена в Челябинск. Папин брат там занимался переоборудованием тракторного завода и имел приличные бытовые условия. Поэтому беременную маму туда и отправили. Так я родился в Челябинске.

Уже через неделю папа приехал за нами и забрал меня, крошечного, и маму в Москву... И вот прошли десятки лет, я объездил полмира... Но с тех пор ни разу не был в Челябинске! Как будто война что-то отрезала. А если б не было войны, родился б у вас, был бы киевлянином, как Вертинский...

-...и, может, цитировали бы теперь его: "Я хожу по родному городу, как по кладбищу юных дней"...

-...и, может, раньше жил бы в маминой квартире на Подоле или в папиной на Рейтарской... Кстати, супруга Александра Николаевича Вертинского - представьте, она жива и держится, ей за 80 - недавно позвонила мне и попросила написать предисловие к книге о Вертинском... С интересом и волнением жду этой работы.

- Несмотря на такие замечательные факты, ваша частная жизнь все же закрыта для прессы. Где живете? С кем?..

- (Смеется). С котом. В огромной четырехкомнатной квартире в центре Москвы... Если меня спрашивают, кого люблю, то обычно отвечаю словами Мэрилин Монро: "Мечта миллионов не может принадлежать одному...".

- Это вы "мечта миллионов"?

- Ни одна жена не могла бы вынести того графика, в котором я нахожусь последние 20 лет. Не было ни одного месяца, который я бы провел в Москве спокойно. Знаете, здесь, в Киеве, я случайно листал один журнал и увидел на обложке Олю Сумскую, первым мужем которой был Евгений Паперный.

Так случилось, что Женю я знаю еще со времен, когда он учился в Щукинском училище. Мы с Женей тогда одновременно женились на двух школьных подругах - он на Лидии Яремчук (она впоследствии стала актрисой), а я на своей Нине...

Тогда девушки сидели за одной партой, и мы молодыми семьями даже совершили свадебные путешествия в Закарпатье. Семья - отдельная тема. Не знаю, известно им или нет, но мой младший сын Федор - родной внук актера Петра Глебова, который играл Гришку Мелехова в фильме Сергея Герасимова "Тихий Дон"... Так вот все переплелось... Между прочим, когда мы совсем недавно делали передачу с Людмилой Гурченко и в студии со мной был Федор, то Людмила Марковна, по-моему, с ним кокетничала больше, чем со мной.
"ВЛАСТЬ ЗАИСКИВАЕТ ПЕРЕД ХУДОЖНИКАМИ ВО ВРЕМЯ ПРЕДВЫБОРНЫХ КАМПАНИЙ"

- Святослав Игоревич, и на телеэкране, и в жизни - вы эталон интеллигентности и корректности. Не льщу. Но ведь не чуждо же вам человеческое? Можете, например, хватить лишнюю рюмку или в сердцах обругать кого-то?

- (Опять смеется). Припоминаю одну историю. Горбачевские времена. Я должен был ехать в Ворошиловград. Думаю: "Поеду поездом". В Москве все время какие-то банкеты шли, а в поезде хотел устроить себе разгрузку. Сажусь в купе. Со мной очень интеллигентного вида человек. И только поезд тронулся, он открывает свой кейс - а там коньяки всех марок! Говорит: "Вы знаете, мне очень нужно выпить...". Я: "Да что ж такое? Извините, не могу!". - "Меня только что сняли с работы на Политбюро", - роняет убитым голосом.

В разговоре выяснилось, что он был директором какого-то гигантского комбината, десятки тысяч человек в его подчинении... Строили итальянцы у нас корпуса, и для итальянцев ему было велено соорудить элитный дом. Соорудили. После чего сверху приказали отдать часть квартир партийной верхушке. Ну как он мог не повиноваться? Тут наступает перестройка. Те, кто с ним рядом, мгновенно стряпают кляузу в ЦК. Его тут же снимают с работы за то, что раздал квартиры своим... Вы представляете? И как было не напиться, столкнувшись с такой человеческой несправедливостью?

- Да уж... Власть была строга не только к художникам, но и к прорабам перестройки. Вас, кстати, не смущает нынешнее заигрывание с властью некоторых культдеятелей? Долина и Расторгуев в президентском совете при Путине, а в партию "единоросов", по-моему, не вступила только Пьеха, и то потому, что ногу повредила...

- Знаете, отношения художника и власти всегда были сложны. И во времена Горбачева, и во времена Брежнева... Во времена Данте и Пушкина тоже. Власть заискивает перед художником в период предвыборных кампаний. Но, с другой стороны, ведь и художники перед ней заискивают...

-...даже Булгаков, воспевший Сталина в "Батуме".

- Да, но Булгаков - пример человека, не деформированного временем. Он сохранял достоинство мастера, достоинство искусства. Таких людей в ту эпоху были единицы. Теперь мы живем в более спокойное время, менее трагическое... Но, по сути, мало что изменилось...

Текстовка к фото: "Анатолию Соловьяненко Лужков квартиру давал, предлагал переезжать в Москву, а тот все отказывался.

Довели человека до разрыва сердца..."



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось