В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Звезда сериалов Юлия ДЕЛЛОС: "Прелесть моей профессии в том, что я могу пойти и убить"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар» 15 Июля, 2004 21:00
Ее киноамплуа - женщина-киллер. Трудно сказать, почему на роли безжалостных, но очаровательных, а потому еще более страшных убийц режиссеры выбирали именно Юлию Деллос.
Людмила ГРАБЕНКО
Ее киноамплуа - женщина-киллер. Трудно сказать, почему на роли безжалостных, но очаровательных, а потому еще более страшных убийц режиссеры выбирали именно Юлию Деллос. На ее счету такие популярные сериалы, как "Каменская", "Убойная сила", "Семейные тайны", "Критическое состояние", "Европейский конвой". А до этого был театр - знаменитый, питерский, под руководством Льва Додина, в котором она проработала 10 лет. И вдруг ушла. Вдруг - для всех, но не для себя. Просто поняла: настало время все менять.

"С НАГИЕВЫМ НОРМАЛЬНО РАБОТАЛОСЬ, НО ЕГО "ОКНА" КАТЕГОРИЧЕСКИ СМОТРЕТЬ НЕ БУДУ"

- Юля, в одном из интервью вы сказали: "Я развлекаюсь, играя убийц". Вы такая кровожадная?

- Не то чтобы развлекаюсь... Но как актрисе мне, конечно, гораздо интереснее играть какие-то несвойственные мне вещи. К тому же все мы стесняемся чувств, которые кажутся нам негативными. А ведь, согласитесь, иногда человек вызывает такую ярость, что хочется его убить. Это плохо, и в Библии написано: "Не убий!". Но прелесть моей профессии в том, что я могу пойти и убить - понарошку, а кажется, будто всерьез. Я выпускаю на съемках пар.

- Вы часом на месте "жертв" не представляете своих реальных врагов?

- Ни в коем случае! Но, исследуя характер убийцы, я прислушиваюсь и к своим ощущениям. А это уже путь к постижению человека - его души, природы, в чем-то странной, дикой, а в чем-то мятущейся.

- И тем не менее ваша медсестра, убивающая с помощью уколов, из сериала "Убойная сила" просто страшный персонаж.

- Да, моя героиня пришла и цинично, за деньги, убила совсем молодую женщину, почти ребенка... Но, играя эту роль, я многое себе напридумывала. Мол, погибшая девочка хорошая, но давно и прочно сидит на игле. Считайте, что я эту несчастную просто освободила от жизни, в которой ее ничего, кроме страданий, не ожидало. Я сейчас страшные вещи говорю, но в этом знак нашего времени. Знаете, что сказала мне питерская актриса, играющая мою жертву? "Ой, - говорит, - Юля, когда ты пришла, мне стало так хорошо и спокойно!".

В средние века тоже всякое было - яды, например. Но, как правило, это выглядело честнее, потому что люди встречались один на один с мечами в руках, а не стреляли из подворотни. А мы сейчас просто превратились в убивающие биомашины. Особенно страшно то, что на смерти можно зарабатывать. Самые большие деньги платят сейчас не за талант, а за убийство. Посмотрите, сколько вокруг молодых женщин, которые не нашли себя в новой жизни...

- Это вы о другой своей героине - Кире из сериала "Каменская"? Кстати, как вам работалось с партнером по картине - актером Дмитрием Нагиевым?

- Можно я не буду отвечать на этот вопрос? Или скажем так: нормально работалось. А вот его "Окна" я категорически не смотрю и смотреть не буду. Наверное, потому, что знаю, как делаются такие программы. Что касается моей героини Киры, то это абсолютно одинокая девочка, бывшая спортсменка, которая никому не нужна со своими призами.

Конечно, писательница Маринина могла бы отправить ее в Чечню. Но ведь там можно погибнуть, а Кира хочет жить, и не просто жить, а хорошо... Несмотря ни на что, я люблю эту героиню.

- Как вы думаете, почему роли киллерш предлагали именно вам?

- "I love extrim!" - говорит одна моя героиня. Так вот, я тоже люблю экстрим, мне нравится преодолевать чувство страха. Хотя прыгать с парашютом, наверное, не стала бы.

- Даже во имя искусства, которое, как известно, требует жертв?

- Я уже достаточно жертв принесла. Особенно в театре (я работала у Льва Додина), где от актеров требовалась полная, абсолютная отдача. И физические увечья у меня были, и преодолевать себя приходилось постоянно. О том, что беременная и простуженная на сцену выходила, я уже и не говорю. Помню, на фестивале "Чайка" играла с температурой 40. А все амбиции актерские! В спектакле был второй состав, но ведь позвали меня - значит, я нужна! И так приятно было это осознавать, что наглоталась таблеток и поехала.
"МОЙ ПРЕДОК ГРАФ ДЕЛЛОС БЫЛ СОРАТНИКОМ ГЕНРИХА НАВАРРСКОГО"

- Съемки "Европейского конвоя" в Киеве от вас каких жертв потребовали?

- Я на них ногти сломала. Для женщины это настоящая трагедия. По сценарию мне надо было на вертикальную скалу взобраться - метров 16 высотой, а со специально наращенными (для роли в другой картине), в несколько сантиметров длиной, ногтями сделать это было трудно. Несколько раз упала. В общем, один ноготь с кровью оторвала, остальные пришлось срезать. А наращенные ногти обычным маникюрным набором не ликвидируешь - очень уж они плотные. Мне принесли какие-то клещи, напильники, пилки с алмазным напылением, и всем этим я подпиливала ногти прямо на съемочной площадке.

А сколько разных навыков и умений я ради профессии освоила! Сейчас моя героиня - полька по национальности, так я всерьез намерена выучить польский язык. Умею водить машину, могу пройтись колесом, если чуть-чуть потренируюсь, сяду на шпагат. Но, думаю, даже если бы я работала в офисе, мне бы это пригодилось.

- А вы могли бы работать в офисе? Как правило, актерская профессия - мечта детства.

- Вообще-то, я готовила себя в театроведы - хотела писать о спектаклях, актерах. А еще очень любила рисовать, занималась на специальных курсах и мечтала оформлять детские книги. Школу оканчивала в Киеве. Не знали? Я очень любила ходить по городу с этюдником, здесь ведь, как в Париже, любую улицу, дворик, балкон, окно с цветочками на подоконнике можно рисовать - такая красота! И однажды совершенно случайно встретила известного ныне режиссера Толю Матешко. Он тогда только учился - на Высших режиссерских курсах в Москве. Чем-то я ему, наверное, понравилась (благовоспитанная девочка, в беретике), и он предложил мне сняться в своей дипломной работе.

Мне так понравилось сниматься! Правда, родителям я не призналась, что собираюсь стать артисткой. Поступать отправилась тайком, ради интереса. Потом же все складывалось так легко, что у меня и мысли не возникло о какой-либо другой профессии.

- Так вы родом из Украины?

- Мой папа - морской офицер, поэтому наша семья долго жила в Питере. Но потом у меня начались проблемы со здоровьем, я сильно кашляла, и любящие родители решили, что надо поменять климат. Папа написал рапорт с просьбой о переводе. Ему очень нравился Киев, к тому же здесь есть мореходка. Он, кстати, до сих пор преподает в мореходной академии навигацию и астрономию, руководит морской практикой.

- Деллос - редкая фамилия.

- Согласно некоторым источникам, наш предок граф Деллос был соратником Генриха Наваррского. После Варфоломеевской ночи, когда вырезали почти всех гугенотов, он бежал в Германию, а уже оттуда его потомки перебрались в Россию. Как-то неловко об этом говорить, но на некоторые замки Луары наша семья вполне может претендовать. Самое интересное, что фамилию Деллос я взяла себе недавно.

- Как же вас величали до этого?

- Морева. Папа, помыкавшись с "подозрительной" фамилией, которая отнюдь не благоприятствовала карьере офицера, взял себе такой псевдоним (от слова "море"). А я, когда ушла из театра, решила ее вернуть.

- Любите смотреть картины, в которых снимались?

- Конечно, это же моя работа. Правда, сериал "Семейные тайны" до сих пор увидеть не могу. Говорят, он получился очень хорошим.

- Мне рассказывали, что режиссер картины Елена Цыплакова разбирала все сцены с точки зрения Божьих заповедей и заставляла актеров молиться.

- Она - глубоко верующий человек, и жизнь свою строит согласно этим заповедям. А вот молиться никого заставить нельзя. Человек должен это делать добровольно. Мне от молитвы, например, становится легче. Если кошмар снится, просыпаясь, читаю "Отче наш".

В церковь не хожу, обрядов не совершаю - это не мое. Но вера в Бога у меня, безусловно, есть. И крестилась я достаточно взрослой - после 20-ти лет. Это происходило в Грузии, в маленькой церкви, расположенной высоко в горах. Мой крестный отец Каха живет сейчас в Израиле - постригся в монахи. Он - талантливый, необычайно одаренный мальчик из замечательной грузинской семьи. Хотел быть кинорежиссером, учился в Питере, а потом вдруг решил удалиться от мира.

- И вы больше не виделись?

- Это потрясающая история! Ровно через семь лет после того, как он меня покрестил, собираюсь ехать на театральный фестиваль в Иерусалим. И буквально за два дня до отъезда... получаю от Кахи письмо: "Юля, грош мне цена как крестному отцу - уже семь лет я тебе не писал и не звонил. Молюсь о тебе и о ребенке. Напиши". Так я узнала адрес монастыря в Иерусалиме. А той же ночью мне приснился вещий сон - судьба иногда отправляет нам послания, которые надо уметь понимать.

Снится мне, что я в Иерусалиме (впоследствии выяснилось, что все детали я видела совершенно точно, хотя ни разу там не была и по телевизору тех мест не видела), иду к Стене Плача. Вхожу в какой-то дом, прохожу через множество комнат, в которых на полу то кипяток, то известь, то горящие угли. Наконец, попадаю туда, где по щиколотку - холодная вода (это такое облегчение для обожженных ног!) и по углам стоят спокойные люди, все - в белых одеждах. А потом я вдруг оказываюсь на горе, где, по преданию, росло дерево, из которого сделали крест для Христа, возле огромного каменного здания - монастыря. Хожу вокруг него и не могу найти вход.

Каково же было мое удивление, когда наяву я увидела это самое здание, несколько раз обошла вокруг и... тоже не обнаружила двери! Окна - на большой высоте, и дотянуться до них, чтобы постучать, не могу. "Господи, - думаю, - ну подай мне какой-то знак!". И тут же слышу: в каком-то окошке стучат. Определила, в каком, и кричу: "Каха!". Окошко распахнулось, высунулась физиономия моего крестного отца, с длинными волосами и бородой, и строго спросила: "Что ты здесь делаешь? Я же тебе два дня назад письмо написал!". - "К тебе, - говорю, - приехала". - "Ну, ты как была крейзи, так и осталась!". Спрашиваю: "Где дверь?". - "Иди направо, сейчас я к тебе выйду!".

- Так дверь все-таки была?

- Представьте, была - маленькая железная дверь в каменной стене. Я ее просто не заметила. Мы с Кахой тогда долго говорили, и он признался, что монастырь для него - промежуточный этап и скоро он уйдет в пустыню, чтобы жить там в полном одиночестве. Я пыталась его отговорить... Еще подумала, что соблюдать заповеди, живя в миру, гораздо труднее, чем в пустыне, где нет никаких соблазнов. А, будучи единственным сыном в семье, бросить больную мать, сестру, других близких людей и уйти в монастырь - это своего рода эгоизм.
"ИНОГДА ПОДРАБАТЫВАЮ ГИДОМ, ЧТОБЫ ОТ БЕЗДЕЛЬЯ НЕ СОЙТИ С УМА"


- А чем, кроме кино, вы занимаетесь?

- Иногда работаю гидом. Не ради заработка, а для себя - для души. Дело в том, что я знаю два языка - английский и французский, поэтому друзья часто просят меня поводить по Москве своих друзей-иностранцев. К тому же сниматься каждый день не получается, к сожалению, работы не так уж много, хотя мне вроде бы и грех жаловаться. А заниматься чем-то надо, чтобы от безделья сума не сойти.

Недавно у меня были безумно сложные англичане, у которых по каждому уголку был вот так-о-кой (!) пухлый конспект. Я просто перестала спать по ночам: провожала их в гостиницу, сама приходила домой, обкладывалась книгами и учила буквально наизусть! Но был момент, когда на один из их вопросов я ответа не нашла. Мы наткнулись на заколоченную церковь (там сейчас склад), о которой я ничего не знала.

- Почему-то кажется, что вы неравнодушны к мистике.

- Все девушки любят мистику. Нас притягивает то, чего мы не знаем. Почему, например, я страстно думаю о человеке, которого не видела два года, а через 15 минут выхожу из поезда и встречаю его на вокзале? Что это за ясновидение? Надо читать умные книжки, увеличивать сферы соприкосновения с окружающим миром... Причем делать это быстро - жизнь такая короткая.

А еще никогда не надо суетиться. Раньше мне хотелось всего и сразу, добиться этого я, естественно, не могла, а потому была несчастна. Но в какой-то момент я успокоилась, и то, чего я раньше безуспешно добивалась, стало приходить само собой. Появился, например, мужчина - чудесный друг, тоже актер. Мы с ним прекрасно понимаем друг друга. И теперь у каждого из нас есть тыл.

- Какие мужчины вам нравятся?

- Умные. Мужчина может как угодно выглядеть, но если мне с ним интересно, испытываю такое вдохновение! Пошутит, посмотрит, улыбнется - теряешь голову. Хочется жить и сразу целоваться.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось