В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Звезда сериалов Мария КУЛИКОВА: «Главное — счет в банке и сумма прописью»

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 2 Января, 2007 22:00
С актрисой Марией Куликовой — красавицей-бизнесвумен Доминикой Никитиной из сериала «Сестры по крови» производства компании «Стар Медиа», который нынче ежевечерне гостит на наших телеэкранах, мы встретились в месте, категорически не подходящем для интервью.
Ольга КУНГУРЦЕВА
С актрисой Марией Куликовой — красавицей-бизнесвумен Доминикой Никитиной из сериала «Сестры по крови» производства компании «Стар Медиа», который нынче ежевечерне гостит на наших телеэкранах, мы встретились в месте, категорически не подходящем для интервью. Это печально известная психиатрическая больница имени Павлова, где и проходили съемки очередной серии «Сестер». Мы беседовали в отделении, где по горькой необходимости на дверях отсутствуют ручки, а окна закрыты решетками. За работой съемочной группы очень тихо, слегка отстраненно наблюдали пациенты. Они не мешали, ничего не обсуждали, не волновались и в кадр не лезли. Так, глянут одним глазом — и побредут себе по коридорчику. Маша Куликова на настоящей больничной койке среди этой честной компании держалась молодцом.

«МУЖ НАУЧИЛ МЕНЯ ДЕНЬГИ КОПИТЬ»

— Маша, проведя более пяти часов в этом богоугодном заведении, я испытала не только шок — посмотрела на реальный мир иными глазами. Здесь ясно понимаешь, что жизнь каждого из нас в один миг может рухнуть раз и навсегда. Скажите, а у вас случались моменты, когда жизнь резко делилась на «до» и «после»?

— Конечно. Это случилось после измены близкого человека, с которым я прожила несколько лет. Не предъявляю к нему никаких претензий, поскольку в происшедшем виноваты оба. Но я тогда даже дышать начала иначе, хотя порой казалось, что не дышу вовсе. Впрочем, человек ко всему привыкает.

И еще... Я часто играю в мелодрамах. Мои героини вечно вляпываются в невероятные истории — связываются с богатыми любовниками, которые впоследствии бедных девушек определяют в психушку или в тюрьму, а то и закатывают в бетон... Поэтому вслед за моими героинями не устаю повторять: «Не зарекайся». Например, каждый день сажусь за руль. А ведь в любую секунду на дорогу перед автомобилем может выскочить человек, и финал зачастую непредсказуем. Вот и с моей нынешней героиней Доминикой из сериала «Сестры по крови» жуткие вещи происходят! Это еще раз подтверждает, насколько хрупка человеческая жизнь. В одну минуту ты можешь потерять все: семью, работу, дом, даже рассудок.

— Ладно, Доминика... Но неужто такой красивой девушке, как Мария Куликова, кто-то изменить осмелился?

— Ой, я вас умоляю! Дело не в красоте, а в характере. Я человек достаточно сложный, склонный к депрессиям, имею полный набор отвратительнейших качеств. По знаку зодиака я Лев, а это говорит о многом.

— Как Львица Львицу я вас прекрасно понимаю — повышенная эмоциональность, экспрессивность, порой агрессия. Вначале накуролесишь, а потом задумаешься: «Боже, что я наделала? Зачем?».

— Точно. Человека легко ранить, тем самым совершив непоправимую ошибку. Слова — те же стрелы. Поэтому стараюсь меняться в лучшую сторону. Я говорю предельно откровенно: многое хотелось бы вернуть, исправить, забыть. Увы... Я ведь часто друзей обижала, а еще чаще — самых близких людей. Делала им очень больно! Сейчас говорю и думаю: «Боже, как стыдно!».

— Надеюсь, ваш муж Денис Матросов родился под другим знаком зодиака?

— Слава Богу, да. Хотя Стрелец тоже не подарок. У него такие порой психозы случаются, что я отдыхаю. Мы друг на друге здорово отыгрываемся, но поверьте: нам эта эмоциональная разрядка крайне необходима. Главное — ни мама, ни сестра, ни племянник, ни артисты-коллеги уже не страдают.

— Вы оба — коренные москвичи. Живете вдвоем, без родителей?

— Сейчас — да. Мы долго копили на свою квартиру, зато всю сумму до копейки вложили наперед. Сейчас наш будущий дом активно строится.

— Не боитесь пострадать от аферистов, как это случилось с киевскими клиентами «Элита-центра»?

— Боимся, но другого выхода нет. Мы с Денисом хоть и рискуем, но исключительно своими деньгами. Так решили: если уж окажемся в дураках, то хоть в долгах не увязнем. Страшно, когда люди, имея двоих детей, продают квартиры, вкладывают деньги невесть куда и проигрывают.

— Денис сейчас плотно занят в кино?

— У него полный порядок. А вот я недавно полгода вообще без работы сидела. У Матроса же в это время из 200 съемочных дней было занято 196.

— Не хотелось на почве такой дискриминации запустить в супруга чашкой?

(Смеется). Нет. Бытует мнение, что артисты ревнивы и самолюбивы. Но мы же прекрасно понимаем: успех — это не навсегда. Какая разница, кто больше заработал, кто меньше? Главное — счет в банке и сумма прописью. А она у нас одна на двоих. Кто в клювике принес — тот и молодец, потому что наше с Денисом будущее — это квартира, дети, очаг. Хотя ни в России, ни в Украине стабильностью даже не пахнет, вот в чем ужас.

— Уверена: вы — страшная транжира.

— Причем стопроцентная. Но Денис все-таки научил меня копить. На пальцах объяснил: «Вот купила ты платье, сидишь и радуешься. Но точно так же можно радоваться пусть и небольшому, но пополнению своего счета в банке». Конечно, я такую сложную науку усвоила далеко не с лету. Он меня долго и жестоко мучил, пока не прониклась...

«ЗА ПОСЛЕДНИЕ ЧЕТЫРЕ НЕДЕЛИ В СВОЕЙ КРОВАТИ Я НОЧЕВАЛА ТОЛЬКО РАЗ»

— Вы обмолвились, что то у вас, то у мужа из 200 рабочих дней заняты 196. Как используете четыре свободных?

— Однозначно сидим дома. Видак, DVD, килограмм семечек — это самый главный кайф. Сами посудите — за последние четыре недели я ровно один раз ночевала в своей кровати. Остальные ночи проводила в поездах. Поэтому для меня телевизор с классным фильмом, разобранная кровать, с которой не слезаешь, яблоки — лучший отдых. Даже если выпадает такая роскошь, как два дня отдыха, и по идее пора выползать с друзьями в ресторанчик, нас из дому не выманишь. Батарейки сели. В последнее время друзья к нам в гости приходят. Лучше я сама что-нибудь вкусненькое приготовлю и получу от этого настоящее удовольствие.

— Хорошо готовите?

— Народу нравится. Но все мои блюда очень простые: греческий салат, рыба, запеченная в овощах. Что может быть вкуснее куска семги, зажаренного на гриле и побрызганного лимоном? Когда в ресторане ту же рыбу «а-ля бе-бе» подают под каким-то непонятным соусом, кажется, что этот морепродукт либо уже кто-то ел, либо он попросту несвеж. Иначе зачем это «нечто» заливать килограммом майонеза?

— Каких-нибудь домашних животных держите?

— Они остались за кадром. У моей мамы шикарный кот Кузьма — беспородный, но очень красивый, а у мамы Дениса — далматинец Босс. Долгое время, пока мы с мужем скитались между нашими мамами, это были как бы наши животные. Но затем мы переселились в квартиру Денисовой сестры... Нам с Матросом лучше жить одним — рано уезжаем, ночью приезжаем и никого не напрягаем.

— Сложно было с мамами уживаться?

— Не буду врать: ой, да что вы! Это сплошное счастье. Сложно, но можно. Благо профессия позволяет отдыхать друг от друга. Если бы жили вместе да каждый день толклись на одной кухне, то, учитывая наши ангельские характеры, быстро разбежались бы. Слава Богу, крупных конфликтов мы избежали, но мелких трений было с лихвой. Поэтому, как только появилась малейшая возможность жить отдельно, мы за вещички — и бегом.

— С Денисом вы, кажется, познакомились на съемках сериала «Две судьбы»?

— Причем в первый же съемочный день. Дениса потрясло, как много я курила. Я действительно смолила, как ненормальная, по нескольку пачек в день. Но благодаря матросовским внушениям уже полтора года, как бросила эту пагубную привычку.

— Судя по всему, он у вас не только не курит, но и не пьет.

— Не курит — это однозначно, а пьет очень и очень мало. Я гораздо больше люблю компании, вино, кино... Просто Денис в отличие от меня полностью домашний товарищ. Сперва он обратил на меня внимание как на злостную нарушительницу здорового образа жизни, а уже потом я ему понравилась чисто внешне. Совершенно банальная история — никакой любви с первого взгляда. Он видел, что я больше всех снимаюсь, бесконечно плаваю в бассейне, очень устаю, и предложил подвезти. Но никаких далеко идущих планов на него у меня не было.


С мужем Денисом Матросовым. «Мы с Матросом здорово друг на друге отыгрываемся, но нам эта эмоциональная разрядка крайне необходима»



Ехали в машине, слушали музыку. На заднем сиденье находилось еще три человека, которых он точно так же подвозил. Вдруг он говорит: «Слушай, у тебя голос такой знакомый. Ты, наверное, много озвучкой занималась. Где я мог его слышать?». Я возьми и брякни: «Наверное, во сне. Я ведь девушка твоей мечты». (Смеется). Словом, болтовня болтовней, но какая-то искра между нами проскочила. Уже через неделю мы стали жить вместе.

— Когда вы официально расписались?

— Спустя два с половиной года. Как-то случилась у нас дома очередная пьянка-гулянка. Часам к пяти утра приятели поинтересовались: «А почему вы до сих пор не женаты?». Мы выложили правду: дескать, уже три раза в загс ездили. Один раз первого апреля, второй раз — в день моего рождения, третий — в день рождения Дениса. Но у нас постоянно что-то случалось — то время не рассчитаем, то не уточним часы работы загса, то паспорта забудем. Так вот, 24 октября 2003 года, в пять утра друзья поставили вопрос ребром: доколе? Я плечами пожала: «А мне Матрос еще официального предложения не сделал». Он не раздумывая бухнулся на колено: «Куликова, выходи за меня замуж!». — «Не вопрос», — ответила я. И мы завалились спать. Но уже в восемь (!) утра проснулись от того, что друг Дениса играл на фортепиано марш Мендельсона: «Подъем, ребята. Поехали в загс». Я отмахнулась: «Пошутили, и хватит. У меня сегодня спектакль».

У нас даже колец не было! Тем не менее нас посадили в машину и действительно поволокли в загс. Я-то прекрасно понимала, что вот так сразу не расписывают, и оказалась права. Сотрудница этого учреждения популярно объяснила, что ничем помочь не может. Но мы начали клянчить, врать напропалую: дескать, на полгода уезжаем в Сибирь на гастроли, а без штампа в паспорте ну никак. И она сдалась: «Хорошо. Через полчаса у нас будет окно, и я шлепну печати. Вам ведь помпа не нужна?». Я расхохоталась: «Какая помпа? У меня спектакль в семь».

«ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ В ТЕАТРЕ ТЕБЯ ПРОСТО СОЖРУТ, А ЕСЛИ ЗАБОЛЕЕШЬ, ВЫКИНУТ»

— Неужто не хотелось, чтобы, как у людей, — красивое платье, лимузин, ресторан, крики: «Горько!»?

— Ой, о чем вы! Мы были в джинсах и куртках. Я автоматически избавилась от треволнений по поводу того, одобрят ли гости выбранный ресторан, хорош ли у меня макияж и не выскочит ли на носу прыщ в день свадьбы. Честно говоря, во время церемонии Денис был так растроган, что расплакался. Я до последнего держала себя в руках, а тут гляжу — Бог ты мой! У муженька моего глаза на мокром месте! И сама разревелась. Все-таки в загсе произносят очень сильные слова: «И в горе, и в радости...».

— Родители хоть знали?

— Откуда? Мы им потом сказали. Короче, после росписи Денис взял такси и отправил меня на спектакль. А к тому времени, когда я вышла из театра, успел снять ресторан, созвать самых близких друзей. Привез и роскошное платье, но я, отыграв четыре часа на сцене, физически не смогла встать на каблуки. Так и осталась в джинсах и куртке. Зато муж был в смокинге. А еще прямо перед театром друзья организовали нам настоящий фейерверк. Как здорово было!

— Я так понимаю, что салют был перед Театром сатиры, где вы служите?

— Да. Скажу честно: работать сегодня в академическом крайне сложно. Меня давно не устраивает предлагаемый творческий материал, да и деньги платят до абсурда смешные, стыдно даже зарплату озвучить. Плюс постоянная занятость в репертуаре, репетиции, рабские условия. Я служу в Театре сатиры девятый сезон и очень к нему привязана... Поэтому пока держусь, но не знаю, надолго ли меня хватит.

— Как Александр Анатольевич Ширвиндт относится к тому, что вы вечно в разъездах, что постоянно снимаетесь в сериалах?

— Шеф понимает, что это необходимо. К тому же не все от Ширвиндта зависит. Есть такие понятия, как руководство театра, интересы коллектива. Это огромная фабрика, производящая спектакли. Как бы худрук ни относился к нашему отсутствию, бывает, что просто не может отпустить артиста на съемки — нет замены, а играть спектакль нужно. Я ведь, бывало, по 20 раз в месяц на сцену выходила, порой с температурой под 40. Короче, с головой наигралась. Конечно, уходить будет больно, но я на грани. Нельзя всю свою жизнь подчинять какой-то фабрике, которая, в принципе, к твоей жизни не имеет никакого отношения. Ежу понятно: через 20 лет тебя попросту сожрут, а если, не дай Бог, заболеешь — выкинут.

— Почему в продолжении «Двух судеб» не снялась ваша главная партнерша Ольга Понизова?

— Честно говоря, не знаю. Мы с ней не то что подругами — приятельницами не были. Она человек замкнутый, а я, сами видите, душа нараспашку. Словом, находились мы исключительно в рабочих отношениях. Когда Ольга отказалась сниматься в продолжении, верите — у меня даже не было повода позвонить ей и спросить почему.

Кого обожаю, так это Лику Вольскую. Она в «Двух судьбах» моей алкоголичкой-мамашей была, а в «Сестрах по крови» — злодейкой. Ой, мы с ней и по жизни, и в работе спелись. Когда пересекаемся, до счастливой трясучки доходит. В актерской профессии как? Бывает, человек играет замечательных людей, а в жизни сволочь сволочью, с Ликой наоборот: на экране она вечно змеюка подколодная, а в жизни — суперкласс!

— Напоследок ответьте честно: не жутко вам сейчас находиться в настоящей психбольнице, в реальной палате, на обычной, не бутафорской кровати?

— Не могу утверждать, что это великое счастье, но в какой-то момент обо всем просто забываешь. Когда впервые сюда вошла, стало не страшно, а очень-очень печально. Смотрите, мы закончили разговор тем, с чего начали, — никто в этой жизни ни от чего не застрахован. И забывать об этом не стоит.

P.S. Редакция выражает благодарность компании «Стар Медиа» за организацию интервью.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось