В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
То ли люди, то ли куклы

Каждый мужчина хотя бы на несколько минут хочет стать Виктором Ющенко, а в каждой женщине живет Юлия Тимошенко

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 2 Января, 2007 22:00
На шаржиста Сергея Алеева никто не обижается. Во всяком случае, виду не подает. Теперь все знают, что серчать на художника — все равно что на зеркало, а не иметь чувства юмора — дурной тон.
Любовь ХАЗАН
На шаржиста Сергея Алеева никто не обижается. Во всяком случае, виду не подает. Теперь все знают, что серчать на художника — все равно что на зеркало, а не иметь чувства юмора — дурной тон. Сергей Алеев изображает людей ярких, со сложившимся характером и амплуа. В его собрании десятки, а то и сотни персонажей — он и сам не знает точной цифры, не считал. Шаржи украшают все плоские поверхности в его трехкомнатной киевской квартире, а настанет время, обогатят лучшие коллекции.

— Когда Юрий Никулин пригласил нас с женой в свой кабинет на Цветном бульваре, — рассказывает Сергей, — я сидел и все время думал: проделает он со мной свой коронный номер или нет? Я знал, что у него есть такая поделка — деревянное яйцо по типу матрешки. Приятель оставил Никулину эту штуку с напутствием: когда попадется назойливый посетитель, дай ему эту игрушку, пусть разберет до последнего. А на последнем написано: «Не морочьте мне яйца». К счастью, во время моего визита игрушка так и осталась на полке нетронутой. Мы прекрасно пообщались, и он захотел, чтобы я «изваял» его. Для меня это была большая честь, через некоторое время я подарил ему своего «Балбеса» из «Кавказской пленницы».

Сергея Алеева начали коллекционировать и в родном отечестве. Не так давно одно высокопоставленное лицо заказало ему 12 скульптурных шаржей на известных украинских политиков, положив этим начало эксклюзивной коллекции.

Художник открыл для себя еще одно, никем в Украине не вспаханное поле деятельности. Это шаржированные маски. Их некогда придумали древнегреческие художники, оформлявшие театральные представления античности.


Недавно одно высокопоставленное лицо заказало Алееву 12 шаржей на известных политиков

Место настоящего, несалонного художника, — на улице. Зимой Сергей Алеев работает в своей мастерской в Киеве, а летом Монмартром для него становится Крым. Здесь и стабильный заработок, и аудитория, какой не собирает ни один вернисаж. Толпы народа приходят на «маски-шоу», которые он устраивает на бульварах черноморских городов. Нет отбоя от желающих примерить маску и хоть на несколько минут почувствовать себя Жириновским, Лукашенко или Ющенко. У женщин особой любовью пользуются образы Мэрилин Монро и Юлии Тимошенко. В кого из них хотят перевоплотиться больше? «Пятьдесят на пятьдесят», — отвечает Сергей Алеев. На радость зрителям, уличные «актеры» входят во вкус и разыгрывают целые импровизированные сценки. То Путин признается Ющенко в любви, то Жириновский льет слезы на груди Кравчука. В народе неистребима тяга к театру.

Маски — как звезды: одни восходят, другие гаснут. Прототип может жить и здравствовать, порхать мотыльком по сцене или не исчезать с телеэкрана, но его маска вдруг перестает пользоваться популярностью. Значит, жди заката, ведь народ не ошибается. Отошли в тень еще недавно суперпопулярные звезды первой величины Кравчук и Кучма, а спрос на их маски начал падать еще до смены власти.

Было время, когда в один из южных городов нагрянул Филипп Киркоров, и толпы воздыхательниц, не отстававшие от его кортежа, перекрывали проезжие части дорог. «Большой избалованный ребенок», как называет его Сергей, сошел с карусели, увидел свою маску и, всплеснув руками, сказал врастяжку: «Па-ахож, па-ахож!». Теперь и Филю пришлось переместить в «закулисье». Может быть, до лучших времен.

В свое время просвещенный генерал де Голль, открывая свежий номер газеты, первым делом искал шарж на себя и, если не находил, искренне огорчался: «Неужели я уже непопулярен?». На популярность звезд работает целая индустрия имидж-мейкеров, стилистов, дизайнеров, но им не под силу то, чего может достичь один маленький шарж. «Маски звезд, — говорит Сергей Алеев, — открывают их лица. Чем дольше жизнь маски, тем сильнее популярность ее прототипа. Хорошо, если на маску не устаешь смотреть. Значит, лицо того стоило».






Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось