В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
О своем, о женском

Бывшая жена Игоря Саруханова и Владимира Преснякова киевлянка Лена ЛЕНСКАЯ: «Каждый раз, возвращаясь из поездки, я находила возле лифта лепестки роз, которые вели к дверям квартиры, а потом к спальне, где спал уставший Вовка»

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 3 Июля, 2007 21:00
Много лет красивая пара Володя Пресняков — Лена Ленская жили в гражданском браке.
Ольга КУНГУРЦЕВА
Много лет красивая пара Володя Пресняков — Лена Ленская жили в гражданском браке. Окружение их любило, пылинки с них сдувало, надышаться на них не могло. Но однажды друзья прижали Вову к стенке: «Когда вы, наконец, поженитесь?». Он возьми и скажи: «Если Ленка сейчас хлопнет залпом здоровенный стакан водки, сделаю ей предложение». На дух не переносящая алкоголь Ленская налила в стакан и залпом выпила, на что Федор Бондарчук сказал: «Ох, попал Пресный». Вскоре Лена и Володя расписались. Но это не уберегло семью Пресняковых от катаклизмов, которые начали ее сотрясать. Последовал разрыв. Кто-то считает, что к такому финалу привели пьянство и безалаберность Володи, кто-то полагает, что всему причиной стервозность и алчность Лены... Сегодня выпускница двух университетов — киевского и московского, модельер Елена Ленская рассказывает «Бульвару Гордона», что же случилось на самом деле...

«МЫ С ВОВОЙ ЖИЛИ НА СЪЕМНОЙ КВАРТИРЕ. У НАС ОБОИХ ДО СИХ ПОР НЕТ СВОЕЙ КРЫШИ НАД ГОЛОВОЙ»

— Злые языки донесли, что чашу вашего терпения переполнило и привело к расставанию с Вовой Пресняковым строительство загородного дома в Переделкино. Якобы всем, от «а» до я», вы занимались, а Вова в это время лежал в Москве на печи и носа на стройке не показывал.

— Я действительно строила дом, о котором всю жизнь мечтала. Он требует многочисленных телодвижений и больших вложений, но все шишки падали исключительно на мою голову. Я была и прорабом, и дизайнером, и за рабочими следила — чтобы не пили, не халтурили... Это был мой первый серьезный проект, выполненный от первого гвоздика до последнего кирпичика. Специально ездила в Италию за шторами и обоями. Впрочем, мне такие заботы нравились. Видимо, это у меня наследственное — от отца-архитектора.


«Если Володя будет счастлив, я буду счастлива за него втройне. Он это заслужил...»



Когда все наконец закончилось, Вовка воскликнул: «Какая же ты, Ленская, молодец! Так ведь и я не промах — тоже много труда в дом вложил». (Смеется). Впрочем, прожили мы в доме недолго. Загородная жизнь оказалась несовместимой с Володиным характером — он чувствовал себя на даче неуютно. Мы ведь не олигархи, не могли позволить себе элитный особняк на Рублевке, где все устроено до мелочей. Параллельно с нами в Переделкино строились многие, а это постоянный грохот, шум и прочие неудобства...

— Словом, дом пришлось продать?

— Увы, да. Но отнюдь не это стало последней каплей в наших отношениях. Слава Богу, они у нас с Вовкой остались настоящими, теплыми, добрыми. Просто, что называется, нашла коса на камень: никто из нас не захотел уступить, подчиниться. В общем, я уехала в Америку, пообещав: «Когда вернусь, все решим». Я провожу много времени в США — у меня там дела, к тому же туда часто приезжают мои близкие друзья — Лика Варум с Леней Агутиным. В тот раз задержалась на два с половиной месяца — так худо было на душе.

По возвращении предложила Вовке развод. «Когда, сказала ему, — мы с тобой жили в гражданском браке, все было отлично. Но стоило нам отметиться в загсе, начались семейные цунами. Давай посмотрим — вдруг после развода заживем, как раньше?».

Подав заявление, мы продолжали жить в одной квартире (разъехались, кстати, лишь недавно). 1 февраля перестали быть мужем и женой. Более того, у меня появился молодой человек, но сказать об этом Вове я не могла. Понимала, что ему будет больно. К тому времени быт нас окончательно измучил, мы начали буквально изводить, истязать друг друга. Это, конечно, не выглядело как пошлые кухонные скандалы с битьем посуды и мордобоем. Просто стало совсем невмоготу, и я поняла: мне пора уходить.

— Вы собрали вещи, оставили бывшему мужу квартиру и ушли к другому?

— Мы с Вовой жили на съемной квартире. У нас обоих до сих пор нет своей крыши над головой — не накопили. Я взяла свои личные вещи, и все. Многое до сих пор лежит на старом месте. Имущество мы не делили, иски не подавали — все это глупости. Даст Бог — свое заработаем.

— Как-то в интервью ваша свекровь Елена Преснякова посетовала: дескать, сын вроде бы и взрослый, но, с другой стороны, рок-н-ролльный ребенок, романтик. Правда, что он спать любит до вечера, на встречи опаздывает, а то и вовсе не приходит, о быте понятия не имеет? Действительно может с друзьями на мотоциклах невесть куда и невесть на сколько завеяться?

— С первыми пунктами я согласна — Вовка обожает поваляться в постели до семи вечера, но чтобы невесть куда завеяться — такого никогда не было. Он очень домашний человек. После работы — домой. Наоборот, это мне не хватало выходов в свет. Я обожала тусоваться, веселиться в ночных клубах, но не идти же туда без мужа?!


«Очень хочется, чтобы Наташа Вову понимала. Володя — человек талантливый, требующий к себе максимум внимания». Пресняков и Подольская


«ПРЕСНЯКОВУ НАСПЛЕТНИЧАЛИ, ЧТО У МЕНЯ РОМАН С ИЗВЕСТНЫМ ХОККЕИСТОМ»

— С родителями Володи вы сейчас в хороших отношениях?

— Они были и остаются самыми близкими людьми. Более того, все праздники, дни рождения мы проводим вместе.

— То есть на семейных торжествах вы появляетесь с молодым человеком, а Володя со своей девушкой — певицей Наташей Подольской?

— И такое бывает, почему нет? Наша судьба решается на небесах. Если людям суждено встретиться, значит, так и будет. Тем более если предыдущие отношения закончены. Проходит время, человек успокаивается и готовится к новому этапу своей жизни. У меня первой это случилось, и я страдала за двоих, поскольку Володю все еще любила. Страшное дело! Представляете, был даже такой момент, когда я сама ему посоветовала начать с кем-нибудь встречаться. Он метался, переживал.

Вова почему-то думал, что у меня роман с известным хоккеистом Ильей Ковальчуком, который живет в Америке. Дело в том, что мой брат всерьез занимается хоккеем. Я за него болею на стадионе. Вот и покупала в подарок всякие хоккейные дуделочки, фанатские прибамбасы. Ну, в Москве злые языки еще те, нашептали Володе разного.

— Володя прислушался к вашему совету и решил искать утешения на стороне?

— Нет. Друг другу мы никогда не изменяли. Да и не смогла бы я жить с человеком, который хоть раз предал. Поэтому, когда у меня появился молодой человек, все отношения с Володей немедленно прекратились. Тем не менее я не была на сто процентов уверена, что смогу его оставить, настолько сильны были наши чувства. Он ведь до сих пор первый поздравляет меня со всеми праздниками.

— Может, Пресняков вас по-прежнему любит?

— Так ведь и я его люблю, но это совсем другие чувства.

— Щепетильный вопрос. Правда, что после разрыва Володя ушел в длительный запой?

— Не могу сказать, что он начал так уж сильно пить. Вовка — творческий человек, значит, подвержен этой слабости. Конечно, личные неурядицы ее несколько усугубили, но не столь катастрофично, как говорят. Мне ведь тоже было тяжко. Ничего, выжила.

— Как выходили из депрессивного состояния?

— У меня его попросту не было. И все потому, что... Володя постоянно был рядом. Представляете, он мне помогал. Если в какой-то момент мне его не хватало, сама звонила, причем по нескольку раз в день или ночью, мы долго болтали, говорили друг другу хорошие, теплые слова. Я искренне желаю, чтобы Вовка извлек максимум полезных уроков из наших с ним отношений, из их отношений с Кристиной. И чтобы жизнь его больше не омрачалась бытовыми недоразумениями. Еще раз повторю: наши отношения сожрал быт.

Если Володя будет счастлив, я буду за него счастлива втройне. Он это заслужил. И я тоже заслужила. Никто из нас не должен мучиться.

— Сегодня вы всерьез занимаетесь модельным бизнесом. Если бы Пресняков попросил сделать эксклюзивные наряды для своей Натальи, согласились бы?


«Я всегда билась в одиночку, а сегодня хочу найти компаньона по бизнесу, который бы в меня поверил»



— Я часто предлагала и ему, и ей поучаствовать в своих показах. Если есть время, они обязательно приходят. Наташа могла бы выйти у меня на подиум как модель, но она помогает другому модельеру — моей же подруге.

— У Володи с Наташей серьезные отношения?

— Я мало что об этом знаю, поскольку большую часть времени провожу за океаном. Там у меня своя жизнь и своя любовь. Зачем влезать в чужие дела? Очень хочется, чтобы Наташа Вову понимала. С ним тяжело. Пресняков-младший — человек талантливый, требующий к себе максимального внимания. Женщина должна это учитывать, а значит, смириться...

— Ваш любимый человек живет в Америке?

— Поговорим об этом хотя бы через полгода. Я пока не готова обсуждать свою личную жизнь — сглазить боюсь...

— Вы собираетесь налаживать бизнес в Америке?

— Именно этим сейчас и занимаюсь. Но задача номер один — сделать что-то серьезное в Украине. Надо возвращаться на родину, не всем же убегать из Киева. Сегодня это очень перспективный город, и, если все правильно построить, жить здесь куда интереснее, нежели в Москве.

— Вы любите привлекать к показам своих коллекций звезд эстрады?

— Для меня они не звезды — друзья, люди добрые, независтливые. С другими не общаюсь. Самая близкая подруга — Анжелика Варум. А среди артистов, посещающих мои показы, что-то покупающих, заказывающих, — Катя Лель, Данко, Саша Маршал, Алла Духова, Саша Буратаева, Яна Поплавская.

Надеюсь, что делаю качественную и хорошую одежду. Люблю работать как с «тяжелыми», так и с «легкими» материалами. В коллекции верхней одежды это меха и кожа, в вечерних туалетах преобладают кашемир и шелк. Я не признаю догм. Классика великолепна, но она нуждается в современном подходе. Пытаюсь объединить в единое то, что полностью не сочетается.

Я ведь больше 10 лет занимаюсь модельным бизнесом — в 25 лет представила свою первую коллекцию в Кремле. Сейчас у меня есть три своих цеха: в Москве, Смоленске и Италии. Мы делаем вещи эксклюзивные, ручной работы — те же шубы из соболя, шиншиллы...

— Конкуренции не боитесь?

— Она меня абсолютно не волнует. Уверена — у меня большое будущее. Мечтаю открыть большой дом моделей, но для этого мне нужна финансовая поддержка. Я всегда билась в одиночку, а сегодня хочу найти компаньона по бизнесу, который в меня бы поверил...

— У вас, с вашим напором, самоуверенностью и целеустремленностью, должно получиться.

— Спасибо. Я ведь рассталась с Володей еще и потому, что поняла: не буду заниматься серьезным делом — зачахну. А он не одобрил. Серьезным делом Володя считал исключительно работу певца, музыканта. Но я человек романтичный, такой же рок-н-ролльный, как и Володя, и не переношу, когда начинают ставить палки в колеса, ежедневно повторяя: «Зачем тебе все это надо? Сиди дома! У тебя и так все есть... Верните мне мою былую, милую Леночку». Но я всего хочу добиться сама.

— Москва вас сильно изменила?



— Нет. Я все тот же сумасшедший ребенок, каким была и в детстве. По-прежнему хочу быть маленькой, хочу, чтобы жалели, чтобы на ночь обнимали, целовали, желали спокойной ночи. Чтобы ради меня совершали невероятные поступки. При этом хочу жить хорошо и ни в коем случае ни от кого не зависеть.

«МЫ ХОТЕЛИ ДЕТЕЙ, НО ГОСПОДЬ НЕ ДАЛ»

— Ваши родители остались в Киеве?

— Папа переехал к себе на родину в Житомир, мама вместе со мной в Москве. В Киеве у меня тетя и брат — самые близкие на земле люди. Бабушка недавно умерла. В деревне под Киевом осталась хатка и небольшой кусок земли. Я решила построить там дом.

— Я слышала по телику, что посмотреть этот участок вы собрались вместе с Володей Пресняковым.

— Если он захочет, буду рада. Двери моего дома всегда открыты для Володи и его семьи. Мы вдвоем за 10 лет к бабушке так ни разу и не вырвались, были лишь на похоронах...

Ходят слухи, что это Вовка меня бросил. Бред! Никто никого не бросал. Просто у меня первой появилась своя, другая жизнь. Но даже ради нее я мужа не бросала. Но мы остались больше, чем мужем и женой.

— Извините за бестактность, но пресса сообщала о вашей неудавшейся беременности, о том, что Володя очень хотел ребенка, а вы не смогли выносить.

— Не было никакой беременности, хотя мы оба полностью здоровые люди — проверялись, сдавали анализы. Мы хотели детей, какое-то время реально занимались подготовкой, но Господь не дал. Да мы особо и не переживали. Потомством нужно обзаводиться, когда ты к этому абсолютно готов. А для меня ребенком всегда был Вовка.

Я ни о чем не жалею. Вместе прожили девять прекрасных лет. Только последний год оказался очень тяжелым. Вспоминаю, как каждый раз, возвращаясь из поездки, находила возле лифта разбросанные лепесточки роз, которые вели к дверям квартиры. В замке обязательно торчала розочка, на розочке записка: «Велкам, моя амур!». Дальше лепесточки вели уже к спальне, где спал уставший после концерта Вовка. Это дороже любых бриллиантов.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось