В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Экс-ведущая телеканала «Интер» Светлана ЛЕОНТЬЕВА: «У нынешних владельцев «Интера» профессионализм и доверие далеко не на первом месте. В глаза говорят одно, за глаза — другое»

Ольга КУНГУРЦЕВА. «Бульвар Гордона» 3 Июля, 2007 21:00
Долгое время Светлана Леонтьева была лицом телеканала «Интер».
Ольга КУНГУРЦЕВА
Долгое время Светлана Леонтьева была лицом телеканала «Интер». Зрители наверняка помнят симпатичные зимние заставочки между программами, в которых популярные телеведущие дружно играли в снежки, пили на морозе кофе, лепили снежную бабу и разбирали подарки. Вскоре они все тоже получили «подарки». Только не под елочку... Программы закрыты, кто-то ушел добровольно, кого-то к этому решению подтолкнули. В числе выбывших оказалась и Светлана Леонтьева.

«ДЛЯ НАЧАЛА НАМ РЕШИЛИ УРЕЗАТЬ ЗАРПЛАТУ НА 50 ПРОЦЕНТОВ»

— Света, объясните, пожалуйста, что сегодня происходит на телеканале «Интер»? Куда подевались практически все передачи, а вместе с ними всенародно любимые ведущие?

— Я всегда ставила во главу угла доверие зрителей и профессионализм, а вот у нынешних владельцев канала, как оказалось, эти понятия значатся далеко не на первом месте... В прошлом году на «Интере» проводился анонимный опрос телезрителей, принадлежащих к разным социальным группам и возрастным категориям. Они выделили трех ведущих канала, которым больше всего доверяют: Константина Стогния, Александра Колодия и меня. Я набрала 97 баллов из 100, но...

— Ведущие сами уходили или их выживали?

— Внешне все было выдержано в рамках приличия. С нами просто... прекратили общение. Люди на канале давно привыкли к сменам руководства. Первый раз это произошло в конце 2005 года, второй — в 2006. Покойный Игорь Плужников, истинный создатель и владелец «Интера», тщательно подбирал сотрудников. Мы не были для него просто наемными работниками. Нас уважали, ценили, с нами советовались. Сейчас начальство в глаза говорит одно, за глаза делает другое.

Многие сотрудники телекомпании, особенно наша информационная служба, не первый год знакомы с нынешним генеральным продюсером «Интера» Анной Витальевной Безлюдной (осведомленные издания делают поправку: «И. О. генерального продюсера».Авт.). В свое время именно г-жа Безлюдная пригласила меня на работу. Новости тогда еще не шли в прямом эфире, в «Подробностях» я первая начала работать в этом режиме.

Многие помнят, каким образом Анна Витальевна была уволена с «Интера». В один прекрасный день Александр Зинченко пришел на собрание и объявил: «С этого момента Анна Безлюдная у нас не работает». Сказать, что увольнение было для нее неожиданностью, — значит не сказать ничего. Судя по всему, теперь эта бизнес-вумен считает себя вправе сделать ответный жесткий ход. Но все сотрудники были в курсе — увольнение Безлюдной отнюдь небезосновательно. В свое время Анне Витальевне были предъявлены крайне нелицеприятные обвинения.


«Игры патриотов» были одной из самых рейтинговых программ отечественного TV, и Светлана Леонтьева считает закрытие этого проекта огромной промашкой



— По слухам, нынешние владельцы канала заинтересованы в капитализации канала, а значит, добиваются повышения его стоимости...

— То, что сейчас происходит на «Интере», дает обратный эффект. От былого остались только бренд и лицензия. Из программ, которые выпускались много лет и к которым зритель успел привыкнуть, уцелели единицы, в их числе «Мелорама». Говорят, в сентябре уберут и ее.

В декабре прошлого года на канал пришли новые менеджеры, которые решили сразу нас построить... Для начала — урезать зарплату на 50 процентов. В итоге заплатили в три-четыре раза меньше. Иными словами, если твоя зарплата составляет тысячу гривен, на руки получишь 150. Само собой, работники начали отстаивать свои права: обращение подписали около 300 человек. Похоже, руководство бунт не простило. По слухам, наверху высказались приблизительно так: «Они еще об этом пожалеют».

Справедливости ради отмечу, что спровоцировали всеобщее недовольство не столько даже деньги, сколько усиленные разговоры о закрытии ряда программ. Причем о закрытии немедленном — чуть ли не с завтрашнего дня и без предупреждения.

— А как, по-вашему, надо было?

— Открыто и честно. Да придите вы на первое же собрание, объявите без обиняков: «Господа, мы на сто процентов обновляем канал, поэтому предупреждаем сразу: такие-то и такие-то программы будут закрыты». Ан нет! Или ситуация с той же зарплатой. Выплачиваться она должна в понедельник, а приказ о ее глобальном понижении подписывается... в пятницу поздним вечером. Немыслимо! Все делалось исподтишка и подковерно. Но ведь люди на «Интере» самодостаточные, себя уважающие, к подобному отношению не привыкшие.

«НЕ У ДЕЛ ОКАЗАЛИСЬ 80 СОТРУДНИКОВ, КОТОРЫЕ ПОЛГОДА НАЗАД СПЕЦИАЛЬНО ПРИШЛИ В ПРОГРАММУ»

— Первой, если не ошибаюсь, закрыли программу «Утро с «Интером»?..

— Да. Ее ведущий Олег Панюта сейчас работает на канале «1+1». Между прочим, пострадал не он один: кроме него, не у дел оказались еще 80 сотрудников, которые полгода назад специально пришли в эту программу. А ведь они уволились с предыдущего места работы, строили планы, надеялись остаться на «Интере». Потом закрыли «Спорт», «Погоду»... Это при том, что рекламное время на «Погоде» продано до конца года. Ушли спортивные комментаторы Руслан Свирин и Ольга Нестеренко. На ТРК «Киев» перешел Роман Кадемин.

— Чем занимается Алексей Дивеев-Церковный?

— Он, как и многие, в поиске. Из былой команды на канале остались две Даши — Малахова и Трегубова, которые работают в утреннем эфире, Оля Горбачева из «Мелорамы» да Юра Кот в передаче «Все для тебя». Хотя его коллега и соведущая Аня Соболева уже появляется на Первом национальном.

— Вместе с «Играми патриотов» убрали и обаятельного ведущего Пашу Костицына?

— Считаю закрытие «Игр» колоссальной промашкой. В нашем государстве напрочь отсутствует национальная идея. Вместе с пионерией и комсомолом исчезли патриотизм, гордость за страну. А «Игры патриотов» хотя бы отчасти восполняли этот дефицит. Хотя разве можно гордиться страной, где политики никак не могут поделить власть? Проходит время, дети начинают задавать соответствующие вопросы...

— Какова судьба Маши Ефросининой?

— Машу держат как бы «на потом». Она мне рассказывала, что ее склоняли подписать весьма жесткие обязательства: «сюда не ходи, туда не смотри». Ефросинина отказалась: «Нет-нет. Я ваша только в части программы «Один в поле». Самое смешное, что, помимо ранее показанных программ «Один в поле», отсняли еще 25 законченных сюжетов, но они так и не вышли в эфир. А ведь съемочная группа — это около 100 человек. Авторы закономерно поинтересовались у генерального продюсера: «Объясните, пожалуйста, где наша продукция? Почему она не выходит в эфир?». Получили краткий, но емкий ответ: «Я вам ничего объяснять не буду».


Сын Светланы Леонтьевой Глеб недавно окончил на «отлично» магистратуру на юрфаке и сейчас занимается поисками работы



Приблизительно то же происходило и с информационной службой. С кем-то из нас велись переговоры, с кем-то не велись. Приведу небольшой пример из собственного опыта. Мне предложили очаровательный рекламный контракт с одной известной французской косметической фирмой, которая хотела видеть ведущую Светлану Леонтьеву лицом одного из своих парфюмерных продуктов. Я как законопослушный работник написала докладную записку. Верите, мне даже не ответили!

— Один из ведущих вашего канала так описывал аналогичную ситуацию: «Вначале у тебя замолкает телефон. Затем тебя забывают пригласить на те или иные мероприятия канала. Ты пытаешься связаться с руководством, но секретарь, услышав твой голос, докладывает, что шеф либо занят, либо в отъезде». То есть человека постепенно подталкивают к выводу: ты не нужен, значит, должен уйти. Как с вами?

— Была придумана «гуманная» схема. В рамках канала попросту исчезла структура под названием «информационная служба». Ее вывели в отдельный продакшн. Раньше мы были частью «Интера», знали всю бухгалтерию, кто куда ездит, кто сколько тратит. Информационная служба — вещь весьма затратная, поскольку оперативная. В новостях самые дорогие рекламные блоки. Отныне эта служба существует, но уже как отдельная фирма, которая за определенную сумму продает каналу свою продукцию, то есть новости. А вот из чего эта сумма складывается — не знает никто. Что касается работников, повторюсь — кому-то предложили остаться, кому-то нет.

— Многих оставили?

— Человек 10, не больше — среди них Ольга Клюева, Андрей Цаплиенко, Валентина Левицкая. Последние два месяца работать было невыносимо. Сверху нам пытались навязать совершенно новые условия, но это из разряда, когда форма важнее содержания. Внушали, что тот или иной сюжет снят в неправильном формате, он не вписывается в новые требования. Хотя занимались им люди, которые делали новости еще тогда, когда новое руководство на свет не появилось.

Нынче репортеры, отправляющиеся в поездки с первыми лицами страны, просто не знают, как надо работать. Журналисты, возвращаясь из зарубежных командировок за час до выхода новостей, не успевают подготовить сюжет к эфиру и тут же находят на то миллион причин. Мол, не было возможности перегнать материал из другой страны или передвижная станция в нужное время в нужном месте не развернулась, поскольку ее вовремя не заказали. Это недопустимо в репортерской работе.

Часто как бывало? Прилетаю из загранкомандировки, и уже через 40 минут должны быть в прямом эфире. На «Подробностях недели» формат большой — пять минут. Поэтому в самолете, когда все спят, я на коленях просматривала записи и калькулировала, как скомпоновать сюжет. Редактор Леша Мустафин не уставал повторять: «Боже мой, даже вычеркнуть нечего — все логично и последовательно. Но сокращать все-таки нужно». И я сама предлагала вырезать тот или иной блок. Это было несложно, поскольку все мои сюжеты построены по блочному принципу: что-то уберешь, но это никак не отразится на материале в целом.

— И тем не менее вам не предложили остаться...

— Я закончила эфир, всем сказала «до свидания» и ушла. Причем в никуда. Я не хотела обдумывать предложения нового руководства, поскольку достаточно много отдала «Интеру». Первая кнопка с главными новостями страны от «а» до «я» сделана мной и моими коллегами. А теперь наше детище взяли и забрали. Возможно, зрители и впрямь сейчас стали другие и им это нравится... Во всяком случае, рейтинги канала пока высокие.

— Как реагировали коллеги на перемены в вашей судьбе?

— Когда я попрощалась с «Интером», мне позвонило невероятное количество людей, даже те, с кем раньше я была едва знакома, старались меня поддержать. Их искренние, теплые слова растрогали до глубины души. Большинство коллег сочли для себя невозможным не позвонить и не высказать свое отношение к происшедшему.

В любом случае меня воспринимают как новостийную ведущую. Во многих странах такие люди — священные коровы, в Штатах — каста неприкасаемых. Их ценят, на руках носят. Везде, но только не у нас...


Со вторым мужем у Леонтьевой полное взаимопонимание. «Сергей — человек деликатный. Так настойчиво, последовательно и нежно за мной еще никто не ухаживал»



— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Я всегда чем-то занимаюсь, без дела не сижу. В основном веду концерты, массовые мероприятия, корпоративы. Есть несколько телевизионных предложений, но они для меня пока не очень привлекательны. Одно поступило от совершенно нового канала, который пока что находится в стадии проекта.

— Сердце не екает, когда свои, но уже бывшие новости смотрите?

— Нет. Есть вещи, которые отмирают. В нелегкий период с января по апрель эти корни потихоньку засохли. Не скрою, поначалу было очень больно. А теперь сама у себя нащупываю оголенный нерв — вдруг заболит, дернется, заплачет? Нет — пусто.

Увы, таких новостей, как были раньше на «Интере», сейчас нет и уже не будет. Наверное, с моей стороны некорректно критиковать то, что происходит, но я вижу: там большие проблемы и сложности. Надеюсь, ребята вырулят...

Мне нравится заставка новостей — кадры из разных городов мира в реальном времени. Бывший генеральный продюсер Влад Ряшин закупил этот проект у Би-би-си. И хотя удовольствие стоит, кажется, 30 тысяч долларов в месяц, такие затраты оправданы.

С удовольствием смотрю на «Интере» умные сюжеты. К сожалению, таковых немного. Журналисты в основном делают упор на детали — где и перед кем расстелили красную дорожку, кто стоял рядом с супругой президента, у кого усы, а у кого бусы из жемчуга и так далее. Такие нюансы, безусловно, должны оживлять сюжет, но не более. Если репортаж построен исключительно на мелочах, это уже не репортаж — зарисовка на тему.

Кстати, недавно мне предложили вести новости на одном из каналов. Я честно объяснила руководству, что могу помочь лишь советами, консультациями... Хочу заняться каким-то авторским проектом.

«ВНУЧКА УКРАИНСКОГО САХАРОЗАВОДЧИКА ПОСОВЕТОВАЛА МНЕ ПОЙТИ В ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ»

— Каким вы его видите?

— У меня всегда неплохо получалось интервью в студии. Если предложат сделать ток-шоу, думаю, получится. В первую очередь мне интересны известные люди, но на телевидении подобных программ предостаточно — «Своя роль», «Имена», «Особый взгляд». Повторяться не хочется, к тому же в Украине мало персонажей, достойных расширенной беседы в студии.

Семь лет я сотрудничала с программой «Планета здоровья», в шутку называемой «Планетой болезней». Остались прекрасные отношения со съемочной группой, со многими докторами. Соответственно, есть мысли и о такой программе. Причем не столько о здоровье, сколько о здоровом образе жизни.

Вообще, человек работающий на телевидении, должен понимать: он — «калиф на час». Пока ты в телевизоре, тебя знают и помнят. Уйдешь — через месяц забудут. Ничего не попишешь — жизнь есть жизнь.

— Если не ошибаюсь, вы окончили физический факультет университета. Каким ветром вас занесло в журналистику?

— В выборе правильного пути мне помогла учительница словесности Рива Давидовна Альберкант. Эта женщина поражала уже тем, что в неспокойные времена, когда за одно неправильное слово можно было получить 10 лет, открыто заявляла: «Горжусь тем, что я внучка украинского сахарозаводчика». Она посоветовала мне, 15-летней девчонке, пойти в Литературный институт. Я тогда обалдела, поскольку даже не догадывалась о существовании такого вуза. Но папа, он у меня физик, считал, что это баловство, и я после школы предпочла точные науки. Они мне легко давались. Задачки не решала — щелкала, у меня весь класс списывал. Но время все расставило по местам. Уверена: люди, имеющие техническую специальность, в журналистике более логичны и последовательны.

После окончания университета я работала на заводе полупроводников. Там был шикарный радиоузел, и однажды парторг, которую я боялась как огня, попросила написать заметку для заводской радиопередачи. Дальше мне как автору предложили прочитать текст перед микрофоном. Прочитала. После чего стала постоянным диктором. С этого начиналась моя журналистика.

— Насколько я знаю, помимо перемен на работе, у вас произошли не менее глобальные изменения в личной жизни?

— Да, хотя вряд ли это кому-то интересно. Минувшей осенью я второй раз вышла замуж. Мой супруг — человек изумительный, кроме того, мы с ним коллеги, Сергей — военный журналист. Недавно презентовал свою книгу о первой украинской миротворческой миссии «Украинский голубь мира над Балканами». Она написана еще в 1994 году под впечатлением журналистских командировок в Сараево в 92-94-м годах.

— Вы давно были знакомы?

— Давно, но исключительно по работе. Часто вместе ездили в командировки, общались, проводили много времени.
«Я ОСТАВИЛА МУЖУ И СЫНУ КВАРТИРУ И УШЛА»

— В этих поездках и начался ваш роман?

— Он родился как-то внезапно, причем не в командировке — в Киеве. Я вдруг ясно осознала: именно этот человек — самый внимательный, самый добрый, самый отзывчивый на свете. С ним хочется делить и горе, и радость. Вот тогда и подумала: если в моей жизни мне самой многое не нравится, зачем предъявлять претензии ко всему миру? Просто надо сделать так, чтобы дальше стало хорошо.

— Как первый супруг отреагировал на ваше решение уйти к другому?

— Он очень непростой человек. Несмотря на то, что наши личные отношения не сложились, я его хорошо понимаю и очень уважаю. По большому счету, мы с ним всегда были только друзьями. У нас взрослый сын, ему 22 года. Слава Богу, Глеб маму понял и принял ее шаг. Надеюсь, когда-нибудь меня поймет и первый супруг, хотя он, конечно, в большой обиде и до сих пор не хочет со мной общаться. Я знаю, что ему больно, но время, как известно, лечит.

— Сын живет отдельно?

— Нет, с отцом. Я оставила им квартиру и ушла. Но я сама этого хотела, поскольку повторюсь: моя прошлая жизнь меня совершенно не устраивала. Значит, рано или поздно я должна была решиться на поступок.

— Ваш второй супруг тоже ведь был женат?

— Да, но он давно в разводе. У него двое взрослых детей. Знаете, так настойчиво, так последовательно и нежно, так терпеливо, безропотно и трепетно за мной никто никогда не ухаживал. Надеюсь, это счастье будет продолжаться еще много-много лет.

Сережа купил для нас квартиру на Подоле, отремонтировал. Сейчас там соседи делают ремонт, соответственно, грохот, пыль столбом. Когда я начинаю возмущаться, он успокаивает: «Светулек, мы ведь сами девять месяцев топтались у всех на ушах, разводили такую же грязь. Теперь их время делать то же самое».

— Во время всех этих телевизионных пертурбаций Сергей вас поддерживал?

— Безусловно. Но он человек деликатный. Очень. Следит, чтобы не дай Бог, не сказать чего-то лишнего, случайно не обидеть, каждое слово подбирает, пытается окружить меня лаской, теплом. В тот нелегкий для себя период я поняла: главное — семья, здоровье близких и нормальные, теплые с ними отношения. А работа вовсе не смысл жизни, просто некая среда обитания. В те сложные месяцы мои мама с папой перенесли операции. Слава Богу, все обошлось. Сын на «отлично» окончил магистратуру на юрфаке, сейчас занимается поисками работы. Надеюсь, у него тоже все получится.

— И все-таки вы решительная женщина. Не это ли заставило вас участвовать в экстремальных «Играх патриотов»?

— Мне выпал счастливый билет. Когда начинаются президентские выборы, все информационные программы приходят в тихий ужас — бесконечные прямые включения, непредсказуемые ситуации и постоянная боевая готовность. И вдруг в преддверии этих самых выборов мне предлагают поучаствовать в «Играх». И не где-нибудь — на острове между Мадагаскаром и Маврикием. Это был знак, перст судьбы. Правда, там свирепствовала болезнь под названием шикунгунья — тропическая лихорадка, а «Интер» предупредил: если с вами что-то случится, ответственности не несем. И мы во главе с директором развлекательных программ Ларисой Журавской написали соответствующие расписки.

Компания подобралась отличная: Саша Пономарев, «Братья Карамазовы»... Благодаря программе я познакомилась со многими прекрасными людьми. Мы дружим и сегодня. Там происходили замечательные вещи. К примеру, я никогда не была поклонницей дуэта «Алиби». А тут на острове девочки праздновали свой день рождения, и я впервые услышала, как сестрички поют а капелла. С тех пор являюсь их ярой поклонницей. Если бы вы слышали, какие прелестные стихи читал Боря Барский!

А как «Братья Карамазовы» устраивали похороны своего чемодана! Они — редкие приколисты. К примеру, прямо под окнами нашей гостиницы постоянно ездили машины и мешали отдыхать. Так как вы думаете, что придумали Олег с Гошей? Просто перетянули через улицу обычную веревку, на которой развесили листики. Все! Местный народ решил, что так надо, и больше по нашей улице не ездил. (Смеется).

Благодаря «Интеру» я многое увидела, узнала, поэтому ни о чем не жалею. Ну а сегодня наступило время больших жизненных перемен.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось