В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Народный артист России Иван КРАСКО: «Портреты Андрея висят у меня везде, и мы иногда разговариваем. Я обращаюсь к нему: «Привет, сынок!», а он в ответ улыбается: «Па, у меня все в порядке!»

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 6 Июля, 2011 21:00
Ровно пять лет назад ушел из жизни известный актер Андрей Краско
Людмила ГРАБЕНКО
Лучшие годы Андрея Краско пришлись на пору театрального и кинематографического безвременья. Кто-то из актеров его поколения, обидевшись на весь белый свет, порвал с профессией, а вот Андрей, истосковавшись по работе за 10 лет простоя, начал сниматься взахлеб, не отказываясь ни от какой роли. Фильмы с его участием выходили один за другим: «Блокпост», «Агент национальной безопасности», «Убойная сила», «Улицы разбитых фонарей», «72 метра», «9 рота», «Питер FM», «Брежнев», «Есенин», «Турецкий гамбит»... В общей сложности более 80 картин. Нагрузка была огромной, а отдыхать Краско то ли не умел, то ли не хотел. Он как будто чувствовал, что ему отпущено не так уж много, и торопился за свою недолгую жизнь сделать как можно больше. В 2006 году артист получил предложение сыграть Фиму в сериале «Ликвидация». В то лето жара в Одессе стояла такая, что на мелководье заживо варилась рыба. Неудивительно, что на съемочной площадке Андрею несколько раз становилось плохо, приходилось даже вызывать «скорую». Поэтому, как только в графике Краско выдалось несколько свободных дней, режиссер Сергей Урсуляк отпустил его на дачу — искупаться в море, отдохнуть. Возможно, случись у Андрея сердечный приступ не за городом, а в Одессе, его успели бы спасти. 4 июля на кладбище в Комарово, где покоится прах Анны Ахматовой, Александра Володина и Сергея Курехина, собрались родные и друзья артиста, пришел известный петербургский актер Иван Краско, по жестокой прихоти судьбы переживший сына.
«ЗА 10 ЛЕТ БЕЗДЕЙСТВИЯ СЫН СОВЕРШЕННО НЕ ОЗЛОБИЛСЯ - ЭТО ПРИЗНАК СИЛЬНОЙ НАТУРЫ»
Иван и Андрей Краско. «Он ушел, но все время со мной»

- Иван Иванович, что же все-таки случилось пять лет назад на съемках «Ликвидации»?

- Совпало сразу несколько факторов - невыносимая жара, накопившаяся усталость и необходимость появиться в кадре во что бы то ни стало, в любом состоянии. Вот сердце у Андрея и не выдержало. Он ведь в последнее время очень много снимался. За долгие годы бездействия так устал от невостребованности и нищеты, что хватался за любую работу. Самое обидное, что он успел сыграть в «Ликвидации» лишь ряд эпизодов.

- Вы их видели?

- Честно говоря, я боюсь их смотреть. Знаю только, что Андрей ехал в Одессу с надеждой, ожиданием и радостью. Он говорил: «Папа, будет что-то интересное!». Думаю, его привлекала работа с таким режиссером, как Сергей Урсуляк, и партнеры, с которыми предстояло играть, - Володя Машков, Миша Пореченков.

 

- Активно сниматься в кино ваш сын начал ближе к 40 годам. Как вы думаете, почему?

- Так ведь время было такое в 90-х - наше общество пребывало в болезненном состоянии, творческая синусоида совсем пошла вниз, а кино и вовсе разорили - несколько лет его просто не существовало.

Каждый тогда выживал как мог. Но мне очень нравилось в Андрее то, что он в отличие от других за 10 лет бездействия совершенно не озлобился - это признак сильной натуры. Наблюдал за людьми, за жизнью, что потом и сказалось: когда его, наконец, начали снимать, он брал роль и легко делал ее так, что все только диву давались.

- Первый же фильм Андрея Краско - «Агент национальной безопасности» - сделал его знаменитым. Вам понравилась эта работа?

- Пока «Агентом» занимался его первый режиссер, Митя Светозаров, все шло хорошо. Картина была сделана с тонкой иронией, которая, на мой взгляд, высшее проявление интеллекта, и в этой общей иронии особенно выделялись Андрей и Вадим Яковлев. Они работали на такой грани стеба, что я им всегда говорил: «Ребята, это высший пилотаж в клоунаде!».

Для себя же особенно выделяю другие работы сына - в фильме Александра Рогожкина «Операция «С Новым годом!» и «72 метра» Володи Хотиненко, которая нравится мне больше других.

Андрей не сыграл, а прожил эту роль, как будто сам когда-то был моряком. Я ведь в молодости служил во флоте, был командиром десантного корабля, так мои друзья-адмиралы, посмотрев фильм, сказали: «Это чутье ему через тебя передалось!».

С Михаилом Пореченковым на съемках

- В последние годы жизни у вашего сына выходило по 10-15 картин ежегодно. Не все роли были главными, но ни одна не оставалась незамеченной...

- Не стоит преувеличивать заслуг Андрея - просто слава бежала уже впереди него. С этим феноменом я столкнулся, когда работал в одном театре со Смоктуновским. Стоило ему сыграть Мышкина в «Идиоте», как в кассу начали выстраиваться ночные очереди, а едва Иннокентий выходил на сцену, зрительный зал заходился в едином вздохе: «Ах!». А еще сын в чем-то повторил судьбу Паши Луспекаева, чья ранняя смерть, совпавшая с выходом на экраны «Белого солнца пустыни», способствовала тому, что картина стала ему своеобразным памятником. Преждевременный и трагический уход из жизни обостряет интерес к личности человека, которого мы потеряли.

- Чего, на ваш взгляд, не успел сделать ваш сын?

- Думаю, проживи Андрей дольше, мы бы обязательно насладились его замечательными режиссерскими работами. Впервые он стал заниматься режиссурой, когда работал в томском театре.

В армии. «Служил сын красиво, как почти все выпускники театрального, — был то ли полковым, то ли батальонным художником»

Успел поставить спектакль, правда, пьесу выбрал не самую удачную, на потребу публике - под названием «Мужчина на час». Я его за это ругал: «Ты что, Андрей, с ума сошел - у тебя же такой мощный потенциал, а ты размениваешься на ерунду!». Но ему просто пришлось заменить режиссера, от услуг которого театр по каким-то причинам отказался. Сами актеры - Валя Смирнитский, Володя Долинский - сказали: «Пусть Андрюха делает, он разбирается лучше любого режиссера!». И сын согласился. Во-первых, надо было выручить товарищей, во-вторых, ему нужны были деньги. Но сам материал от этого, конечно же, лучше не стал.

- Очень много женщин называют себя женами Андрея Краско. Он жил по принципу: влюбился - женись?

- (Смеется). Вот только Андрей не всегда отношения со своими зазнобами официально оформлял. Одно время пользовался тем, что в свое время заключил брак с польской гражданкой. Встречаясь с очередной дамочкой, говорил: «Я бы и рад на тебе жениться, да только с иностранкой очень трудно развестись!». Хитрый!

Когда я его отчитывал за легкомыслие, он каждый раз уверял: «Па, на этот раз у меня все всерьез!», а потом переходил в наступление: «А сам-то ты сколько раз женился?». У меня действительно сейчас третий брак, но каждый раз отношения с женщиной для меня целая эпоха, с мамой Андрюши мы вообще прожили вместе 40 лет.

«КОГДА Я ОТЧИТЫВАЛ СЫНА ЗА ЛЕГКОМЫСЛИЕ, ОН ПЕРЕХОДИЛ В НАСТУПЛЕНИЕ: «А САМ-ТО ТЫ СКОЛЬКО РАЗ ЖЕНИЛСЯ?»

Последней гражданской женой Андрея Краско была Светлана Кузнецова

- Вы поддерживаете отношения с женщинами Андрея?

- Конечно! И с Машенькой Тхоржевской, это очень интеллигентная женщина, актриса, сейчас живет в Германии, у нее от Андрея есть сын Кирилл. И с Каролиной, которая родила ему дочь Алису. И с той самой польской гражданкой Мириам Александрович (мы ее зовем Мишкой), от которой у Андрюши сын Иван, по-польски - Ян. Когда я бываю в Польше, мы обязательно встречаемся. Ну, и, конечно, с самой первой его женой актрисой Театра Европы Льва Додина Наташей Акимовой - сейчас она замужем за Игорем Скляром. Они с Андреем вместе учились в театральном, потом работали в Томском ТЮЗе. Мы с ней вообще, как родные.

Ян, Иван и Андрей Краско

- Когда вы видели сына в последний раз?

- Да буквально за несколько дней до его смерти. Мы с моей женой Натальей были на Московском кинофестивале, и Андрей подъехал. Помню, еще удивился тому, как сильно сын поправился: «Что это ты, парень, так раздобрел?» - спросил его. А он рассмеялся: «Да хорошо питаюсь, папа! Живу рядом с грузинским рестораном, а там хозяева не отпустят, пока не накормят!». Шутки шутками, но тогда я понял, что у него нарушился обмен веществ - это была уже не здоровая полнота, а одутловатость, даже грузность.

- До этого причин для беспокойства у вас не возникало?

- У Андрея была только одна болезнь - астма. Помню, после того как он сыграл «Кукарачу» в Театре имени Ленинского комсомола, критик Чурбанов вдруг выступил с разгромной статьей, в которой обвинил театр в том, что образ советского милиционера искажен: дескать, актер Краско играет его расхлябанным, в расстегнутой гимнастерке. Директор театра перепугался и сбагрил Андрея в армию, а этого делать было нельзя категорически по причине его заболевания.

- Неужели нельзя было, как сейчас говорят, откосить?

- Он не искал в жизни обходных путей: послали по распределению в Томск - поехал, забрали в армию - пошел служить. Я в этом смысле плохой защитник своих детей, никакого блата категорически не приемлю. Андрюшина мама перед распределением просила меня: «Пойди в театральный, поговори!». - «Ты что, с ума сошла? - возмутился я. - Такие вопросы он должен решать сам».

Правда, когда Андрея забирали в армию, я как-то вяло сходил в военкомат. «Вы понимаете, - говорю, - что он не совсем здоров?». - «Не волнуйтесь, мы все проверим!» - ответили мне. Что я еще мог сделать?.. Правда, служил он красиво, как почти все выпускники театрального, которые проходили службу, как правило, или в театре, или в ансамбле. Андрюша был то ли полковым, то ли батальонным художником.

Первой женой Андрея стала Наталья Акимова. «Они вместе учились в театральном, потом работали в Томском ТЮЗе». Сейчас Акимова — актриса питерского Театра Европы, замужем за Игорем Скляром

- У него были способности к рисованию?

- Абсолютно никаких, он малевал по трафарету - делал стенгазеты и агитплакаты с выдержками из военного устава. В письмах над этим своим занятием посмеивался, называл себя «великим художником».

- Какое качество Андрея не как актера, а как человека вы выделили бы особенно?

- Он был удивительно добрым, это все отмечают. Много помогал людям - и материально, и морально. Сестра его мамы, тетя Тома, до сих пор вспоминает: «Андрюшенька все готов был для меня сделать!». Он просто звонил, спрашивал, что нужно, и все вопросы решались как будто сами собой.

Мне он часто помогает и сейчас. Например, недавно была у меня проблема с глазами. В Федоровском центре выяснилось, что, хоть я и федеральный льготник, нужна еще одна подпись - на бесплатное обслуживание. И оказывается, что начальник, от которого зависит решение этого вопроса, вместе с Андрюшкой учился в школе. «Конечно, Иван Иванович, - говорит он мне, - в память об Андрее сделаю для вас все, что только смогу!».

«КОГДА НАМ ПОЗВОНИЛИ СКАЗАТЬ, ЧТО АНДРЕЯ НЕ СТАЛО, ЖЕНА ЕЩЕ И ТРУБКУ СНЯТЬ НЕ УСПЕЛА, А Я УЖЕ ВСЕ ПОНЯЛ»

- Правда, что вы предчувствовали его смерть?

Второй раз Краско женился на польке Мириам Александрович, которая родила ему сына Яна

- Родительское сердце всегда чует, когда что-то должно произойти. Сколько раз его в реанимации вытаскивали буквально с того света! Он-то нам ни о чем таком не говорил - щадил и докторам запрещал, но я, конечно, все равно узнавал. После каждого такого случая проводил с ним беседы: «Сынок, ты понимаешь, что однажды - не дай Бог, конечно! - тебя просто не успеют оттуда вернуть? Ты должен об этом помнить и заботиться о здоровье, ты в ответе за свой талант». Он тогда изумился: «А ты считаешь, что я талантлив?».

- Похоже, вы были очень строги к сыну...

- Меня можно понять - я работал с великим Товстоноговым, мне есть с чем сравнивать. Поэтому я никогда не преувеличивал способностей Андрея и радовался даже самым мелким его успехам: его первой ролью в кино стал безымянный шофер в картине «Личное свидание», которую снимал сын Евгения Алексеевича Лебедева Алеша под руководством Динары Асановой. Она сразу же обратила на Андрея внимание и сказала мне: «А ты знаешь, ведь он дальше тебя пойдет».

- Последняя картина Андрея...

- ...«Я остаюсь» Карена Оганесяна. Он даже озвучить ее не успел, за него это сделал Семен Фурман. Семен, правда, очень по этому поводу переживал, все сокрушался: «Предложили, а я не знаю, что делать». Я ему тогда сказал: «Попробуй!». В результате у него получилось абсолютное сходство и идентичность! Те, кто не знает, думают, что это голос моего сына.

Третьей, но уже не официальной, а гражданской женой актера стала Маргарита Тхоржевская — у них общий сын Кирилл

- Уже после того, как Андрея Ивановича не стало, много говорили и писали о том, что эта картина сыграла роковую роль в его судьбе, - ведь герой Краско заглядывает в потустороннюю, загробную жизнь...

- Что бы там ни говорили, но роли, за которые опасно браться, действительно существуют. В свое время Миша Козаков работал над «Пиковой дамой», а потом бросил, вместо него доснимал до конца кто-то другой. Я его спросил: «Правда, что это произведение на тебя как-то подействовало?». А он: «Ваня, это невозможно - я попал в Бехтеревку (наш питерский сумасшедший дом)!». Я тогда подумал: «Значит, он настоящий художник - все пропустил через себя».

Называйте как угодно - мистикой, колдовством, актерским проклятием, но оно существует. Однако, если воля у артиста действительно крепкая, он не допустит того, чтобы его утянуло за эту грань.

Говорят, Женя Евстигнеев ушел потому, что в последний момент испугался операции. И Андрюша перед съемками в картине «Я остаюсь» (кстати, ее рабочее название было «Доктор Тырса») жаловался, что боится этой роли. Вполне возможно, что мысленно он совместил ее со своей судьбой, а этого делать не стоит. Во всем должен оставаться элемент игры, не стоит все переживать так, будто это твоя жизнь.

- Вы думаете, Андрей внутренне принял смерть своего героя, как свою?

С Еленой Тарасовой артист прожил три года

- Он устал и в отличие от своего героя просто не смог вернуться обратно: картина называется «Я остаюсь», а Андрей ушел. К мысли о биологическом окончании жизни можно даже привыкнуть: знать, что у тебя есть такая лазейка - ты можешь уйти от ответственности, забот, хлопот, боли и обид. Видимо, именно так с Андреем и произошло.

Я тогда гнал от себя дурные мысли и предчувствия, но где-то в глубине души понимал: что-то должно случиться. Поэтому, когда нам позвонили сказать, что Андрея не стало, жена еще и трубку снять не успела, а я уже все понял...

- Говорят, время лечит...

«Каждый раз сын уверял: «Па, на этот раз у меня все всерьез!». Еще одна гражданская жена Краско Каролина Попова с их дочерью Алисой

- Действительно, прошло пять лет, и сейчас я уже совсем по-другому говорю о сыне, нет былой острой, обжигающей боли. Когда мне тогда по горячим следам предложили написать книгу о нем, я возмутился: «Да вы что, ребята! Вы какие-то скоропостижные, как смерть Андрея!». Но они сказали: «Вы попробуйте, не отказывайтесь». И книга действительно получилась неплохая, видимо, Андрея помнят, потому что ее покупают.

Вот мы с вами беседуем, а мой сын Ваня - старший от моего последнего брака - играет и внимательно все слушает.

- Как Андрей отнесся к тому, что у него, такого взрослого, появился маленький брат?

- Впервые увидев Ваню, Андрюшка начал безудержно хохотать. Спрашиваю: «Тебе смешно, что я, уже пожилой человек, родил тебе братика?». А он смеется и приговаривает: «Краско! Краско!». Очень радовался, что Ваня - нашей породы. И вот ведь что интересно: оба родились в августе, только Андрей 10-го, а Ваня - 12-го. В младшем брате столько черт старшего, что я просто поражаюсь.

Андрюша в детстве был совершенным Илюшенькой Обломовым - неторопливым, неспешным... И Ваня тоже лентяй порядочный, правда, с помощью мамы и бабушки стал в школе отличником. Он все больше проникается ощущением, что Андрей - его брат. Раньше-то с большим удивлением на этого дядьку смотрел.

- Вы чувствуете присутствие Андрея в своей жизни?

- Знаете, он ушел, но все время со мной. Портреты Андрея висят у меня везде, и мы с ним иногда разговариваем. Я обращаюсь к нему: «Привет, сынок!», а он в ответ улыбается: «Па, у меня все в порядке!». Так он меня всегда называл - па...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось