В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Красота — это страшная сила

Влада ЛИТОВЧЕНКО: «Подруга меня спросила: «Ты знаешь хоть, с кем встречаешься? Он самый известный криминальный авторитет в Украине»

Руслан МАЛИНОВСКИЙ. «Бульвар Гордона» 24 Июля, 2007 21:00
Молва всегда окружает красивых женщин неким ореолом, восхищением с примесью зависти. Кажется, сама судьба выстилает их путь лепестками роз. Увы, очень часто бывает с точностью до наоборот.
Руслан МАЛИНОВСКИЙ
Молва всегда окружает красивых женщин неким ореолом, восхищением с примесью зависти. Кажется, сама судьба выстилает их путь лепестками роз. Увы, очень часто бывает с точностью до наоборот. Не зря народная мудрость гласит, что надо родиться не красивой, а счастливой. А еще важно, умеет ли человек держать удар и восстанавливаться после пережитых неудач. Кто-то падает духом и легко опускается на дно, а кто-то, стиснув зубы, борется за свое счастье, и тогда сам черт ему не брат. И красота тут совсем ни при чем... На вопрос, почему Влада решила так откровенно рассказать о своей жизни, она сказала: «Все равно все наслышаны об этой истории, но с чужих слов. Так пусть узнают, как все было на самом деле».

«МАМА ЗАПОДОЗРИЛА НЕЛАДНОЕ: «ТЫ СЛУЧАЙНО НЕ БЕРЕМЕННА?»

— Влада, вы первый раз выскочили замуж в 18 лет. Куда спешили?

— Я на «отлично» оканчивала третий курс музыкального училища, давала сольники на уровне города, выступала на олимпиадах, и мне прочили блестящую карьеру. Одноклассница пригласила меня на день рождения, и приглашение круто перевернуло мою жизнь!

Домой я возвращалась в половине одиннадцатого, для меня это было очень поздно. Завтра мне предстояло рано вставать, садиться за инструмент, потом бежать в училище на концерт. Помню, очень злилась на себя за то, что так бездарно потратила время. На трамвайной остановке стоял молодой человек, мы посмотрели друг другу в глаза — и все, как будто молния ударила!

С тех пор я верю в любовь с первого взгляда. И вроде бы ничем тот молодой человек не выделялся — ни красотой, ни фигурой, ни ростом, но, наверное, судьбе было угодно, чтобы мы познакомились. Он сел в мой трамвай, хотя это был совсем не его маршрут, и долго рассматривал меня со стороны. Когда же на станции метро мне нужно было пересаживаться на броварской автобус, подошел, чтобы познакомиться. Сказал, что его зовут Олег, что он — архитектор, что я ему очень понравилась. И попросил разрешения провести меня до дома. «В такое позднее время такая красивая девушка не должна ездить одна». Не помню, о чем мы говорили, но, наверное, Олег сумел найти подход, потому что мне было очень интересно. Так в моей жизни появились художественные выставки, Олег показывал мне свои картины, посвящал в свои проекты и чертежи. В общем, у меня внутри что-то екнуло... А потом я забеременела.

— Для вас это что, стало неожиданностью?

— Невероятно, но факт: об отношениях с мужчиной я не имела тогда никакого представления. Мама не готовила меня к этой стороне моей жизни — в то время говорить с детьми об интимных вещах было не принято. Поэтому внезапно появившийся животик и катастрофически увеличивающаяся грудь повергли меня в шок.

Мне было очень плохо по утрам, а однажды в автобусе «Бровары — Киев» я просто потеряла сознание. Меня вывели из автобуса и оставили на остановке под присмотром мужчины, который оказался врачом. «Или у вас какие-то проблемы с сердцем, или вы беременны». Надо ли говорить, что я ему не поверила. Я и мысли не допускала, что со мной такое (!) может случиться.

Мои родители в то время работали на Севере, зарабатывали очень хорошие деньги. Мама раз в три месяца приезжала, проведывала меня. Приехав в очередной раз, она сразу же заподозрила неладное: «Влада, а ты случайно не беременна?». На следующий же день потащила меня к гинекологу, который сказал: «Беременность четыре месяца». Вариант был один — рожать. Я рассказала обо всем своему молодому человеку. Через неделю Олег сделал мне предложение. А еще через неделю сыграли свадьбу.

— Жених, как говорится, был завидный?

— Думаю, расчетливые, цепкие девушки не позарились бы на такого. Хотя Олег, архитектор по профессии, жил в Киеве и у него была квартира на Борщаговке, а я — девушка из Броваров... Он засиделся в холостяках, поэтому его родители появлению молодой, красивой и наивной невесты обрадовались. «Наконец-то мы станем дедушкой и бабушкой!». А вот мои мама и папа были расстроены. Они хотели для дочери другой судьбы и в мечтах видели меня перспективной гастролирующей пианисткой, на худой конец преподавательницей музыки в школе. Беременность, повлекшая за собой раннюю свадьбу, в нарисованную в их воображении картину не укладывалась.



— Но вы-то радовались белому платью, фате, свадебному кортежу?

— От фаты пришлось отказаться — мне казалось, что я не имею на нее права. Зато я с гордостью ходила на занятия со своим животиком — была первой вышедшей замуж в нашей группе. На восьмом месяце сдавала государственный экзамен. Можете представить себе за роялем набравшую 20 килограммов перспективную студентку Владу Кердину? На девятом месяце я поступила в Киевскую консерваторию, но уже понимала: учиться не смогу, поскольку все тяготы быта лягут только на мои плечи. За тот месяц, что прошел после окончания училища, я научилась готовить, стоять в очередях за продуктами, закрывать банки с вареньем, овощами и всевозможными салатами и компотами.

Волновало меня только одно: прописана я была в Броварах, а рожать мне предстояло в Киеве. В то время это грозило большими проблемами: нужно было писать специальное заявление, закрепляться за каким-то роддомом. На мои расспросы врачи отвечали цинично: «Вызовите «скорую помощь», куда вас привезут, там и рожайте».

«СКОРАЯ» ПЯТЬ ЧАСОВ ВОЗИЛА МЕНЯ ПО ГОРОДУ — НИ ОДИН РОДДОМ НАС НЕ ПРИНИМАЛ»

— А что в их ответе было циничного?

— Когда среди ночи начались схватки, «скорая» пять часов... возила меня по городу — ни один роддом не хотел принимать. Одни оказались переполненными, в других был какой-то вирус. Наконец, мне нашли пристанище в роддоме, который только что открылся после ремонта, — я там была второй роженицей. Ранним утром меня разбудили крики Олега: он звал меня под окном палаты. Узнав, что родилась девочка, муж очень расстроился: «Как, ведь мы ждали сына?!».

— Представляю, как вам было горько и обидно!

— Это еще не все. Придя через 10 дней в двухкомнатную квартиру Олега, где он жил вместе с родителями, я сказала им: «Вот, принесла вам вашу внучку Маргариту». После этого свекор не разговаривал со мной две недели. Оказывается, они хотели назвать внучку в честь бабушки Александрой. Но я настояла на своем.

Не прошло и месяца после родов, а я уже думала о том, как перевестись на заочное отделение в консерватории. Ни времени, ни сил учиться на стационаре у меня не было. Меня изматывали ночные кормежки, бесконечные стирки (памперсов тогда еще не было), очереди за детским питанием, уборка квартиры, приготовление обедов, завтраков и ужинов для всей семьи.

Заочные отделения были только в консерваториях Львова и Одессы. Из Одессы я приехала со страшным маститом: полуобморочное состояние, температура под 40. Меня спас массажист — он буквально вытянул меня с того света.

Постепенно я втянулась, научилась даже заниматься в перерывах между домашней работой и уходом за ребенком. Это был период влюбленности, эйфории — наверное, тогда я была по-настоящему счастлива. Помню, как, гуляя в парке с маленькой Маргариточкой, встречала мужа с работы. Все прохожие обращали внимание на красивую и довольную жизнью молодую пару с ребенком.

— Очень часто семейные лодки разбиваются о быт. Из-за чего потерпела крушение ваша?

— Все началось с того, что у Олега с работой стало хуже. Клиентов, для которых он разрабатывал проекты коттеджей, поубавилось, денег все время не хватало, и я поняла, что должна идти работать. Как же я была счастлива, когда в 253-й школе, на Борщаговке, меня взяли учительницей музыки! Правда, моя зарплата в пересчете составляла всего 20 долларов, но все равно я была очень горда собой. Теперь я вставала в шесть утра, собирала Маргариточку в садик, отправляла мужа на работу, приводила себя в порядок и бежала на занятия, которые начинались в восемь. Сейчас, вспоминая те времена, сама удивляюсь: как я выдерживала такой сумасшедший ритм и нагрузку?


В юности Владе прочили блестящую музыкальную карьеру, но жизнь распорядилась иначе

А вот Олег охладел к работе. Время от времени он задумывал какие-то проекты, но они заканчивались пшиком. Появились мужские посиделки с бутылкой пива и сигаретами, домой он возвращался в 10-11 часов вечера. До сих пор мои подруги смеются, вспоминая, как в день зарплаты (а она у нас в школе была дважды в месяц) он встречал меня и забирал все до копеечки.

— Какая прелесть!

— Можете мне не верить, но я с радостью их отдавала: «Возьми, пожалуйста, это же наш семейный бюджет!». Чтобы купить понравившуюся вещь, я должна была просить у него свои же заработанные деньги. Было сложно еще и потому, что Маргарита в садике начала сильно болеть, в результате две недели я работала, две — сидела на больничном. И когда приезжала моя мама, я видела в ее глазах слезы: ей было очень жаль, что так, на ее взгляд, неудачно сложилась судьба любимой дочери.

«НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ЖЕНА ЗАНИМАЛАСЬ ПРОСТИТУЦИЕЙ», — ЗАЯВИЛ МНЕ ПЕРВЫЙ МУЖ»

— Неужели не было никакого просвета?

— Только один — глянцевые журналы. Они у нас тогда только появлялись, и я с удовольствием их читала. Узнавала о конкурсах красоты, восхищалась еще единичными в то время моделями.

— У вас не было ощущения, что это — ваше?

— Если такие мысли у меня и появлялись, тут же одергивала себя: я ведь уже взрослая женщина, у меня семья, ребенок. Но однажды, прочитав в какой-то газете, что будет проходить конкурс «Мисс Киев-93», я рискнула и позвонила по указанному телефону. Из множества пришедших на кастинг девушек отобрали всего 12, и 12-й была я. Как потом выяснилось, все они представляли какие-то модельные агентства, и только я попала на конкурс с улицы. Почувствовала разницу очень скоро. У меня не было опыта, я элементарно не умела ходить по подиуму, поэтому чувствовала себя очень негармонично.

Начался безумный тренинг! Мое утро начиналось, как всегда, с работы по дому, а вечером были репетиции. Дома ничего не сказала. Мои домашние были уверены, что мы с педсоставом школы готовимся к новому учебному году. Остальные участницы знали друг друга, они постоянно общались, я же, как сирота, сидела в сторонке. А потом появились две новые девушки, и организаторы сказали, что кого-то придется отсеять. Я не сомневалась, что отчислят меня.

— Переживали?

— Не то слово! Нет, я по-прежнему занималась домом и ребенком, но мои мысли витали где-то очень далеко. Благодаря подготовке к конкурсу я узнала, как надо ходить и разговаривать, научилась улыбаться и подавать себя. Теперь на переменках между уроками я надевала туфли на безумно высоком для меня каблуке, — аж пять сантиметров! — включала музыку и в проходах между партами устраивала дефиле. Постепенно у меня сформировался визуальный образ: я хожу по подиуму, участвую в конкурсе красоты, у меня все хорошо! Думаю, именно он сыграл решающую роль в моей жизни.

В июне следующего года подруга попросила меня сходить с ней на собеседование в школу моделей. Сама я поступать туда не собиралась (обучение в то время стоило 60 долларов, а я по-прежнему зарабатывала 20), но подкрасилась, надела самую красивую одежду и пошла. Пока шло собеседование, я сидела в коридоре. Когда руководитель школы Галина Александровна Логвинова провожала мою подружку, она обратила внимание на меня: «Ой, какая симпатичная девушка! А ну-ка встаньте. Вы не хотите попробовать себя в школе моделей?». И я поняла, что это мой шанс. Очень скоро я, уже представляя одно их модельных агентств, попала на конкурс «Мисс Киев-94» и победила.

— Как отнеслась к вашему новому статусу ваша семья?

— Разговор с семьей был очень тяжелым. Они тоже узнали обо всем из газет, и мой титул совершенно не порадовал моего мужа — скорее, наоборот. Свекровь и свекор со мной не разговаривали, муж ходил и дулся, правда, это не мешало ему есть приготовленные мной завтраки, обеды и ужины. В конце концов, я не выдержала: «Олег, я больше не могу жить в такой обстановке! Скажи, что я сделала не так?». Он ответил: «Я не хочу, чтобы моя жена занималась проституцией!». — «Разве конкурс красоты такого масштаба — проституция?!» — удивилась я. «Для меня, — сказал он, — одно и то же. Поэтому или живи, как все, или уходи». Я собрала вещи и переехала в Бровары, в родительский дом, где жил мой брат со своей семьей.


Влада с младшей дочерью Кристиной



— Новая жизнь оправдала ваши ожидания?

— Она началась с очень важного для меня события. Спустя пару месяцев меня пригласили на открытие одного из ночных клубов. А на следующий день позвонила моя приятельница: «Я хочу познакомить тебя с одним очень известным и очень богатым человеком». Обед, на котором нас представили друг другу, состоялся на следующий день. Его имя мне ни о чем не сказало, потому что я вообще мало кого знала в Киеве.

Этот человек очень красиво ухаживал! Я начала получать совершенно безумные подарки — украшения, букеты по 300 роз. Мы часто ходили в рестораны. Я могла прийти в самый дорогой магазин и отобрать всю понравившуюся мне одежду. Однажды он сказал: «Я хочу подарить тебе квартиру». Для меня это было невероятным счастьем. Вы не представляете, как я мечтала о собственном уголке — пусть маленьком, в любом районе города, но своем, собственном! И тут, буквально в течение недели, я стала обладательницей прекрасной квартиры в престижном районе Русановка. Я ощущала себя героиней сказки о золотой рыбке — все мои желания исполнялись.

«Я ЗНАЛА, ЧТО ЛЮБОЙ ПОДОШЕДШИЙ КО МНЕ МУЖЧИНА МОЖЕТ БЫТЬ ЖЕСТОКО ИЗБИТ»

— Кто был этот всемогущий человек?

— За три недели знакомства я даже ни разу не спросила, чем он занимается. Но как-то ко мне подошла одна моя подруга и спросила: «Ты хоть знаешь, с кем встречаешься? Он — самый известный криминальный авторитет в Украине». О его имени позвольте мне умолчать.

— Это как-то повлияло на ваши отношения?

— Не знаю, как поступила бы другая девушка на моем месте, но я продолжала относиться к нему, как к сказочному волшебнику. Мы встречались ровно год. Я знала, что он женат, что у него есть дети, и понимала, что он никогда не оставит семью. Он меня буквально озолотил, у меня были шубы, автомобили, первые бриллианты... Я мечтала выиграть конкурс «Мисс Украина» и выиграла его. Хотела иметь работу на телевидении — получила ее. И все благодаря ему. Находиться рядом с этим человеком было престижно и почетно, но я понимала, что моя сказка когда-нибудь закончится. Мысль о мужчине, с которым можно будет везде появляться вместе и который станет моим мужем, не оставляла меня.

— Как быстро эта мысль материализовалась?

— Даже раньше, чем я ожидала. В антракте одного из конкурсов моделей, который вела я, ко мне подошел незнакомый молодой человек — высокого роста, симпатичный, интеллигентный. «Вы мне очень понравились, — сказал он, — и я хотел бы с вами познакомиться». Но зная, что за мной наблюдает охрана и любой подошедший ко мне мужчина может быть жестоко избит, я вынуждена была очень резко ему отказать. Он ушел, но успел оставить мне номер своего телефона.

— И вы позвонили?

— Спустя три месяца, раньше просто не осмеливалась. «Игорь, — сказала я, — это Влада Кердина. У меня есть журнал с моим портретом на обложке, я хотела бы подарить его вам». Судя по голосу он был взволнован. Мы договорились на следующий день пообедать вместе, и он произвел на меня прекрасное впечатление — интересный собеседник, мягкий, галантный, заботливый.

На следующий день я уезжала на отдых в Италию. Игорь каким-то непостижимым образом узнал, в какой гостинице я нахожусь, и каждый день звонил, спрашивал, как прошел мой день, чем я занималась, как себя чувствую. Потом предложил встретить меня в аэропорту. И я позвонила своему мужчине, долго и нелепо врала, что прилечу другим рейсом, чтобы дать Игорю возможность встретить меня. Он приехал — очень элегантный, стильный, с большим букетом цветов.


Фото предоставлено журналом Playboy



Мы начали встречаться. Больше всего меня подкупала его забота, желание участвовать в моей жизни даже в самых незначительных мелочах. Недели через две я поняла, что больше не могу обманывать своего мужчину.

— Знал ли он, с кем вас связывали близкие отношения и какие у него из-за этого могли быть проблемы?

— Игорь делал вид, что ни о чем не догадывается, что в моей жизни существует только он. А я уже не сомневалась: если у него будут какие-то неприятности, я буду защищать его всеми силами. Когда он предложил мне переехать в свою съемную квартиру на Троещине, с радостью это сделала. Очень долго убирала грязь, стараясь привести ее в приличный, пригодный для житья вид. Вычищала хлоркой ржавчину в ванной и туалете. Бегала в магазин, покупала продукты, варила супчики, ходила на работу на телевидение. Я настолько была поглощена своей новой жизнью, что совсем забыла о существовании своего прежнего мужчины. Но он обо мне не забыл.

Через какое-то время мне начали звонить подруги: «Где ты? Что с тобой? Ты в курсе, что тебя разыскивают? Не шути с этим человеком. Ты же понимаешь, чем все может закончиться!». Их слова опустили меня с небес на грешную землю, до меня, наконец, дошло, чем я рискую. А мою неосмотрительность можно было объяснить только отсутствием житейского опыта. К тому времени я уже очень сильно любила Игоря. Призналась ему, что у меня есть дочь, и он сказал, что будет растить ее как родного ребенка. Он давал мне чувство защищенности, веру в будущее и ощущение семьи. Я знала, что с Игорем в любой ситуации буду как за каменной стеной.

— Чем он занимался?

— Как и все бизнесмены в то время, абсолютно всем: и сельским хозяйством, и поставкой продуктов, машин, даже шкуры животных. Он был вполне состоятельным, но не настолько, чтобы купить, например, хорошую машину. Его машина была подержанной и постоянно ломалась.

Игорь был достаточно амбициозным человеком, ему важно было видеть рядом спутницу, которая что-то собой представляла. А новоиспеченная королева красоты, да еще и имеющая в поклонниках известного криминального авторитета, конечно, добавляла ему престижа. Не последнюю роль сыграло и то, что по дому я умела и любила делать абсолютно все, не капризничала, не пила и не курила — в общем, была почти что ангелом. Но наше счастье находилось под угрозой, потому что все настойчивее разные люди передавали мне «приветы» от моего прежнего мужчины — он просил ему перезвонить. Я прекратила всякие выходы в свет, перестала ездить на свою старую квартиру и отключила мобильный, который подарил мне тот мужчина. Но обстановка все равно накалялась.

— В чем это проявлялось?

— Например, в том, что люди, которые раньше побоялись бы отзываться обо мне плохо, теперь дали себе волю. В то время я прошла свое первое в жизни испытание грязью. «Да кто она такая?! — говорили недоброжелатели. — Как она смеет так поступать с таким (!) человеком?! Он дал ей все — и в материальном плане, и в карьере». Одно время мне хотелось поехать и попытаться объясниться с моим прежним мужчиной, но я понимала, что это бесполезно, — его темперамент не позволит ему объективно посмотреть на вещи.

Так прошел год. У меня была рекламная съемка в одном из вновь открывшихся фитнес-центров. Выходя после нее, я настолько расслабилась и потеряла бдительность, что нос к носу столкнулась со своим прежним мужчиной. В первую секунду мной овладела паника, но потом я взяла себя в руки. А он после минутного замешательства представил меня своим друзьям: «Знакомьтесь, это «Мисс Украина-95» Влада Кердина — первая девушка в моей жизни, которая меня бросила». И по его благодушной улыбке и настроению я поняла, что прощена.

Вскоре у нас с Игорем состоялось обручение, потом — свадьба. Правда, мы не смогли сделать ее пышной и торжественной, так как только что переехали в новую квартиру и нам приходилось на многом экономить. На торжестве были лишь родственники и близкие друзья. Игорь купил два кольца от Картье — для себя и для меня, так у меня появилось первое кольцо с большим бриллиантом. Помню, как стояла в магазине и думала, какое платье мне выбрать — свадебное или просто нарядное, которое я смогу потом еще куда-то надеть. Позаботившись о бюджете Игоря, я купила черный деловой костюм.


«Стимулом для новой жизни для меня стали слова моего бывшего мужа: «Бренд «Влада Литовченко» при помощи денег и возможностей создал я. А ты — ноль, сама по себе ничего не стоишь»

Фото предоставлено журналом Playboy


«КОГДА МУЖ С ЖЕНОЙ СПЯТ СНАЧАЛА В РАЗНЫХ КОМНАТАХ, А ПОТОМ НА РАЗНЫХ ЭТАЖАХ — ЭТО ОПАСНЫЙ СИМПТОМ»

— Говорят, черное платье на свадьбу — плохая примета.

— Тогда об этом не думала. Я летала от счастья и просто не представляла себе жизни без семьи, без любимого мужчины. У нас с Игорем было много общего, мы с ним много ездили по миру. Он делился со мной абсолютно всем, активно участвовал в воспитании Маргариты, предложил даже отправить ее на учебу за границу. Именно в это время Игорь начал задумываться о серьезном проекте — организации своей фирмы, он много работал, искал для своей компании технических партнеров и инвесторов. Меня не смущали даже его пьянки и поздние приходы домой, потому что так надо было для бизнеса.

В результате компания Игоря успешно запустилась и вскоре стала одной из самых успешных в своей отрасли в Украине. Я тоже занималась карьерой: перешла с телевидения в модельный бизнес, стала директором одного из агентств, потом мне предложили пост вице-президента. Нас все чаще называли одной из самых красивых и успешных молодых пар в Украине. И тут я снова забеременела.

— И опять это стало для вас неожиданностью?

— Представьте себе! Честно говоря, я не хотела рожать и договорилась с врачом о прерывании беременности. Но Игорь мечтал о детях. «Если ты потеряешь этого ребенка, можешь сразу собирать вещи и уходить», — сказал он мне.

Игорь сам захотел присутствовать при родах, хотя для него это оказалось серьезным испытанием. Я еще не отошла от наркоза, а весь город уже поздравлял нас с рождением дочери Кристины. Единственное, что омрачало мою радость, — лишние 30 килограммов, которые я набрала за время беременности. Первые два месяца я этого очень стеснялась и нигде не появлялась. Потом начала активно заниматься дома, мечтая привести себя в хорошую форму не только для работы, но и для своего любимого мужа.

— Супруг ваши усилия оценил?

— В том-то и дело, что нет, только я поняла это не сразу. Я долго кормила Кристину грудью и со временем вдруг осознала, что Игорь стал все меньше и меньше внимания уделять мне как женщине. Поначалу я связывала это со своим материнством и с тем, что он с головой ушел в свой бизнес. Но женщины меня поймут: когда муж с женой спят сначала в разных комнатах, а потом, с появлением новой благоустроенной квартиры, на разных этажах — это опасный симптом.

Через два с половиной года я решила напрямую спросить у него: «Со мной что-то не так? Я тебе неприятна?». — «Что ты! — услышала я в ответ. — Ты — моя любимая женщина, просто я очень выматываюсь на работе. Давай продолжим наш разговор во время отпуска». Но и в отпуске ничего не изменилось. Мы спали в одной кровати, но никаких отношений между нами по-прежнему не было. Мои новые вопросы вызывали у мужа раздражение и даже агрессию. А когда я предложила ему обратиться к специалисту соответствующего профиля, он сказал: «Больной не я, а ты! Чтобы у тебя не возникало глупых мыслей, тебе нужно больше работать». Хотя куда уж больше — в то время мой рабочий день составлял 11-12 часов.

— Как вы на это реагировали?

— Переживала. Причем настолько сильно, что у меня возникли проблемы со здоровьем. Я стремительно теряла вес, сильно осунулась, выглядела постаревшей, у меня начали выпадать волосы. Мне ничего не хотелось, я не видела смысла в своей жизни. Иногда мне даже не хотелось умываться и расчесываться, я совершенно опустилась и превратилась в серое, бесформенное нечто. Плюс частые смены настроения, слезы, истерики.

— А что говорили врачи?

— Обследования, которые я проходила в Киеве, Москве и даже Израиле, ничего не показывали. И только однажды доктор, отметивший, что у меня сильно смещен гормональный фон, спросил: «А как вы живете с мужем?». Это был первый в моей жизни случай, когда я не совладала с собой и разрыдалась прямо в кабинете у врача: «Мы с мужем уже три с половиной года не живем вместе!». — «Деточка, — сказала она мне, — от этого все твои проблемы. Ты можешь ходить по клиникам, но пока вы не решите этот вопрос, не выкарабкаешься».

Я понимала, что надо взять себя в руки. Огромным усилием воли заставляла себя следить за собой, одеваться, ходить на какие-то приемы. Я заново училась улыбаться. На всех светских мероприятиях Игорь продолжал говорить тосты в мою честь: он называл меня главной женщиной своей жизни, говорил, что только благодаря мне он добился успеха в жизни и бизнесе, признавался, что хочет еще иметь от меня сына-наследника. При этих словах мои глаза наполнялись слезами. Мне хотелось спросить, как это произойдет, если мы не живем вместе?
«ПО УСЛОВИЯМ РАЗВОДА Я ПОЛУЧИЛА ПРОЦЕНТА ТРИ ОТ ТОГО, НА ЧТО ИМЕЛА ПРАВО»

— 99 женщин из 100 на вашем месте завели бы любовника!

— Так и случилось. На одном из мероприятий я познакомилась с симпатичным, хорошо одетым молодым человеком. По иронии судьбы его тоже звали Игорем. Он сказал, что давно наблюдает за мной, что я — именно та женщина, которую он безуспешно ищет всю жизнь. Все произошло молниеносно — это была безумная страсть, сумасшедшая любовь.

Мой поклонник ходил за мной буквально по пятам, преследовал меня на всех мероприятиях и салонах, обрывал мне телефон. «Хочу, чтобы весь мир знал, как сильно я тебя люблю!». Твердил, что супруг недостоин меня и что только он может сделать меня по-настоящему счастливой. Именно от него я узнала, что муж давно мне изменяет. Он рассказал, кем действительно являются женщины, которых называли секретаршами и переводчицами. Оказывается, у моего мужа была вторая жизнь, которую он тщательно скрывал от меня. С ужасом я узнала о том, что иногда Игоря в поездках сопровождали и модели моего агентства...

— У вас не было желания, как бы это сказать помягче... разорвать их на части?

— Может ли взрослая, мудрая женщина сводить счеты с какими-то девочками? Я делала скидку на их глупость, к тому же понимала: на чужом несчастье своего счастья не построишь. Может быть, когда-то они это поймут.

Все чаще и чаще я стала появляться на людях с новым Игорем, понимая, что наши с ним отношения уже ни для кого не тайна. Приходя домой, я видела печальные глаза мужа — он тоже все знал. С одной стороны, мне было жаль его, с другой — именно он толкнул меня на такой шаг. И однажды, вернувшись из Таиланда, где отдыхала с новым возлюбленным, я обнаружила, что сейф, в котором у нас хранились деньги на жизнь, заперт. Я позвонила мужу, и он довольно сухо сказал: «Завтра я вернусь, и мы все обсудим». Приехав, Игорь задал мне только один вопрос: «В твоей жизни есть другой мужчина?». — «Да», — ответила я. «В таком случае я подаю на развод». Я не возражала. 10 лет совместной жизни были перечеркнуты за одну минуту.

— Каковы были условия развода?

— Я получила процента три от того, на что имела право: квартиру гораздо меньшего метража, мизерную материальную компенсацию... Мне пришлось отказаться от всего, что было оформлено на меня за время нашего брака, — от земельного участка, нового строящегося дома, не тронула банковские счета Игоря. Он сразу же отключил все мобильные телефоны. Когда речь зашла об алиментах, я поинтересовалась, почему их сумма так мала. «Хорошо, — сказал Игорь, — ты получишь 25 процентов от моей зарплаты, но это будет продолжаться ровно три месяца. А потом я сделаю так, что по документам мой оклад будет составлять 100 долларов. И ты по-прежнему будешь получать 25 процентов!».

Я не знала человека, которого видела перед собой. Это был не мой заботливый, всегда готовый прийти на помощь муж, а жесткий, расчетливый, хладнокровный делец, готовый ради достижения своей цели перешагнуть через все. Но самое страшное началось, когда речь зашла о детях. От Маргариты Игорь отказался сразу: «Она для меня абсолютно чужой ребенок!».

А ведь он просил, чтобы она называла его папой, даже удочерить хотел. Что же до Кристины, сразу сказал: «Ты ее не получишь! Я применю все свои связи, силы и возможности, чтобы дочка жила со мной». — «За что?! — спрашиваю. — Я мать, более того, абсолютно нормальный человек, не пью, не курю, не употребляю наркотики. Это невозможно!». И тогда он сказал: «В этой стране возможно все. Я заплачу столько денег, сколько будет надо, но тебя лишат материнства». Напуганная этими угрозами, я готова была отдать все, только бы у меня не забирали ребенка.

Я очень тяжело пережила развод. Мне снова пришлось пройти через испытание грязью. «Так ей и надо! — кричали «доброжелатели». — Имея такого прекрасного мужа, она открыто заявляла об отношениях с другим мужчиной». Интересно, что бы они сказали, оказавшись хотя бы на некоторое время в моей шкуре?

— Что помогло вам пережить весь этот ужас?

— Вера в новую жизнь с новым, любящим мужчиной. Знала бы я тогда, что меня ждет впереди... Новая семейная жизнь в корне отличалась от той, к которой я привыкла. Никто не строил со мной совместных планов, не проявлял интереса к моей работе, не задумывался о будущем моих детей. Со временем я поняла, что этому человеку просто нужна была моя известность, моя красота, чтобы громко заявить о себе в Киеве (он был приезжим) и привлечь к себе внимание. Позже я узнала, что в Москве у него есть женщина, с которой он нажил двоих детей. Во время частых поездок в Москву он останавливался у нее в квартире.

Точку в наших отношениях поставила поездка на один из горнолыжных курортов Италии, когда я поняла, что даже физически находиться с этим человеком в одной комнате мне неприятно. Мы были абсолютно разными во всем — и по уровню культуры, и по образу мыслей, и по взглядам на жизнь. Я только что пережила развод, в значительной степени в этой ситуации был виноват и он, но почему-то любое упоминание о моем бывшем муже вызывало у Игоря протест: «Хватит ставить его мне в пример!». Я говорила, что ему надо как-то учиться совместной жизни. На это он мне ответил: «Нравится тебе это или нет, но я привык жить для себя, в свое удовольствие. У меня уже есть четыре женщины и четверо детей. Если хочешь, будешь пятой».

— И что вы ему на это ответили?

— Прямо из Италии я позвонила маме и попросила перевезти мои вещи в мою новую, только что отремонтированную квартиру. Этот человек несколько раз приходил ко мне домой, интересовался, как я живу, но желания как-то поучаствовать в моей жизни я не видела. У него сразу же появилось много девочек-моделей, в том числе опять-таки из моего агентства. Сейчас телеведущая одного из наших телеканалов ждет от него ребенка, но, насколько я знаю, он на ней так и не женился.

Для меня же не было пути ни вперед, ни назад. У моего бывшего мужа практически сразу появилась девушка, на которой он вскоре женился. Мне надо было привыкать жить одной. И я полностью переключилась на работу. Стимулом для меня стали слова моего мужа: «Бренд «Влада Литовченко» при помощи своих денег и возможностей создал я. А ты — ноль, сама по себе ничего не стоишь». Я не отказывалась ни от каких проектов и презентаций, ездила во все командировки. Из Киева перелетала в Париж, из Парижа — в Нью-Йорк. Иногда, просыпаясь утром в гостинице, не могла понять, где нахожусь.

Сначала мне было очень тяжело появляться в так называемом светском обществе Киева. Я видела злорадные ухмылки, слышала перешептывания. Чего греха таить, многие перестали со мной общаться. Но недаром одна из самых известных гадалок Тбилиси когда-то предсказала мне, что я полностью поменяю свой круг общения. Так и случилось: вместо прежних друзей пришли новые, которым я интересна сама по себе, такая, какая я есть.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось