В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как живете-можете?

Игорь Демарин предпочитает большие формы

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 15 Сентября, 2011 21:00
Анна ШЕСТАК
- Самое большое мое достижение последних лет, наверное, рок-опера «Парфюмер». Куда бы мы ни поехали, везде аншлаги: в Екатеринбурге - две тысячи человек, в Хабаровске - шесть тысяч, в московском «Крокус Сити Холле» тоже шесть тысяч собралось, к тому же был зафиксирован своеобразный рекорд. Мне кажется, это показатель успеха для рок-оперы, у которой, по сути, не было раскрутки.

Ту же «Нотр-Дам де Пари» на протяжении 13 лет раскручивали как французы с канадцами, так и наши исполнители, поэтому она до сих пор на слуху. У нас все по-другому - люди относятся к «Парфюмеру» с простым любопытством. Они в большинстве своем читали роман Патрика Зюскинда, но не слышали музыки и не знают исполнителей, потому и идут - посмотреть, что же это такое.

Очень важно было добиться разрешения Зюскинда на постановку, и мало кто верил, что это возможно, потому что этого писателя совершенно не интересует коммерция. Я с удивлением узнал, что роман «Парфюмер» вообще случайно опубликовали! В театрах успешно шли пьесы Зюскинда, в издательстве должны были их печатать, и вот издатель случайно поинтересовался: «А нет ли у вас еще чего-нибудь?». - «Ой, есть, но, боюсь, это произведение не покажется вам интересным». - «А что это?». - «Роман «Парфюмер», он не всем понятен...». - «Ну дайте хоть три страницы прочесть!». Зюскинд показал рукопись - и сразу стало ясно: не просто нужно - необходимо публиковать!

Я познакомился с романом еще в 99-м, когда он вышел в одном из российских журналов. Решил: «Надо застолбить тему!», потому что герой произведения - некий фантом, смесь гения и злодейства, такие люди всегда вызывали интерес. И когда мне говорят: «Ой, «Парфюмер» - такая гадость, как можно об этом петь?», я этого не понимаю.

Есть книги, где множество скрытых смыслов, и воспринимать их буквально - как рассказ об убийце и убийствах - нельзя, это серьезный философский труд, в котором показана история становления человека, его жизненного выбора и творчества. Не ода преступлениям, а объяснение, почему талантливая личность ступила не на тот путь.

Долго уговаривал Юрия Евгеньевича Рыбчинского взяться за написание стихов - он отнекивался, говорил: «Я не буду воспевать этого омерзительного Гренуя! Я пишу о том, что люблю, а здесь что?». Но я возвращался к разговору снова и снова, пока Юра не сказал: «Ладно. Попробуем». Сел - и все придумал: и тексты, и фабулу, и сценическое воплощение.

Отдельное спасибо его жене Саше, которая ждала каждый номер, слушала, смотрела, анализировала, проверяла на подругах и друзьях, а потом делала вывод: «Вот это - получилось, это - так себе...». Нам не нужно было дожидаться реакции критиков, критик у нас свой, и, надо сказать, толковый и профессиональный.

Теперь осталось только Зюскинда на представление пригласить. Его давно ждут в Москве, но как скоро он туда приедет, пока не известно. Он тоже наполовину фантом, мистер Х: не дает интервью, не посещает тусовки и мероприятия, где полно народу (даже на премьеру картины по его роману в 2006-м не пришел), не отвечает на письма с вопросами. У него нет мобильного телефона - это принципиально. Агент писателя, занимающая высокий пост в известном издательстве «Диоген» в Швейцарии (именно она помогла мне получить права на постановку), держит связь с ним... по факсу! Когда я приехал и это увидел - не поверил, но потом задумался: а ведь когда-то и мобилок, и факсов не было, и ничего. Люди жили, книги выходили, спектакли ставились...

Кстати, это все выдумки, что в странах Западной Европы предвзято, свысока относятся к Украине и России. По крайней мере, я такого отношения не почувствовал - после подписания договора швейцарцы пригласили нас с женой в шикарный ресторан, где висят подлинники Пикассо, чтобы отметить сделку как достижение для обеих сторон...

Что у меня в планах? Еще одна рок-опера - я полюбил большие формы, мне кажется, для нашего шоу-бизнеса я уже потерян, потому что писать однодневки для однодневок нет желания.

Хочу поставить «Честную куртизанку» Маргарет Розенталь: и книга, и фильм прекрасны! Венеция, XVI век, итальянцы, французы, гондолы, шпаги, маски, вся эта романтика... Думаю, это то, что надо, потому и говорю открыто: «Я собираюсь делать мюзикл «Честная куртизанка». Сглазить или того, что тему перехватят, совершенно не боюсь - если другие композиторы хотят, пускай пробуют, двух одинаковых трактовок все равно не будет. Будет только раскрутка - люди же любят сравнивать.

Мелькать на телевидении, переходя с канала на канал, - не мое хобби, поэтому меня вы чаще встретите на фестивалях, чем на ток-шоу или очередном смотре талантов. Не понимаю музыкантов, композиторов, которые работают на «фабриках» в качестве судей: это журналистская работа! Мне кажется, в жюри должны сидеть журналисты, пишущие о музыке, а не мы. Наше дело - создавать музыку, а не препарировать.

Никогда не отказываюсь от живых выступлений и по-прежнему не воспринимаю фанеру. На «Славянском базаре в Витебске» каждый год выступаю с оркестром под управлением Михаила Финберга - это добрая традиция, а недавно вот в Крым съездил - на байкерский фестиваль в Севастополе. Оказывается, два года подряд байкеры завершали его моими песнями, но без меня. А в этом году мне заранее позвонил лидер клуба «Ночные волки» Хирург (Александр Залдостанов, основатель байкерского движения в России. - Авт.): «Игорь, не согласишься ли ты к нам приехать?». - «Что за вопрос? Прилечу!». 50 тысяч зрителей, все поют, искренне радуются, встречаются с друзьями, обнимаются - там нет ни шоу, ни бизнеса, нормальные человеческие эмоции. Как не откликнуться?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось