В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
За кадром

Народный артист России Александр МИХАЙЛОВ: «У меня 30 детей и внук. Я человек богатый!»

Светлана ТВЕРДОХЛЕБ. Специально для «Бульвар Гордона» 15 Сентября, 2011 21:00
Ровно 30 лет назад на экраны вышел фильм «Мужики!..», ставший визитной карточкой популярного актера
Светлана ТВЕРДОХЛЕБ
Красивый и статный Александр Михайлов — герой на все времена. Он создавал на экране образы настоящих мужчин — обаятельных, сильных и надежных, всегда находивших правильный выход из любого щекотливого положения, вызывавших трепет и восхищение у представительниц прекрасного пола. Вспомните его роли в фильмах «Мужики!..», «Любовь и голуби», «Змеелов», «Одиноким предоставляется общежитие». Но в жизни, как оказалось, справиться с проблемами куда труднее, чем в кино. В этом актер убедился, когда после 30 лет семейной жизни с дочерью адмирала флота Верой Мусатовой, с которой познакомился еще в институте, влюбился в другую. Избранницей Михайлова оказалась экономист Оксана, младше его на 23 года. Они познакомились в общей компании актеров Театра Ермоловой. Когда молодая женщина овдовела, Михайлов был одним из первых, кто позвонил, ее поддержал. Потом уже Александру понадобилась помощь Оксаны. Михайлов уезжал на гастроли, и в это время нужно было позаботиться о его матери, поскольку со своей невесткой родительница не общалась. Их отношения длились шесть лет, пока Михайлов не принял решение уйти из семьи. Больше всего он переживал из-за того, как воспримет развод сын от первого брака, поэтому Александр и Оксана официально зарегистрировали отношения только перед рождением общего ребенка — дочери Акулины. Последний раз Александр Яковлевич стал отцом в 58 лет, а в свои нынешние 66 по-прежнему полон сил и энергии.
«СТАВЛЮ ЦЕЛЬЮ ДОЖИТЬ ДО 85 ЛЕТ БЕЗ МАРАЗМА»

- Александр Яковлевич, хорошо выглядите для своего возраста...

- Сказываются сильные гены моих предков - старообрядцев. Особенно я здоровьем не занимаюсь, и у меня были серьезные проблемы. Я умирал, лежал в коме, но Господь вернул меня оттуда. Не буду вдаваться в подробности - дал слово не говорить об этом. Вернулся и сказал себе: ставлю целью дожить до 85 лет без маразма, а там как Бог даст. Набрал студентов. Сейчас у меня 30 детей и внук. 26 студентов и четверо своих детей. Я человек богатый!

- О своих хотя бы расскажите...

- Есть старший сын Костя от первого брака, внебрачная дочь Настя. Она учится во ВГИКЕ на втором курсе, ей 18 лет, высокая красавица. Сохнет по сцене, артисткой хочет быть. Младшей Акулине девять лет исполнилось. Плюс пасынок Владислав - ребенок второй супруги Оксаны от первого брака. Он меня папой зовет, я его - сыном. Влад потерял родного отца в трехлетнем возрасте.

 

- Его отец - это ваш друг актер Владимир Васильев?

- Мы в одном театре служили. И потом, когда он умер после инсульта, Оксана стала моей второй женой.

- Я читала, что первая супруга не может вам простить ухода из семьи после 30 лет совместной жизни...

- Глупости, чушь! Это не так. У нас все нормально. Вот вчера мы с ней созванивались. У меня с первой супругой связь не теряется. И материально ее поддерживаю, и общаюсь с ней и с сыном Костей. Не врагами расстались. Конечно, какие-то вещи она не может мне простить, но все нормально.

- Ваш старший сын Константин, сейчас известный радиоведущий, в свое время учился на актерском факультете, дочь Настя учится на актрису. Вы поддерживали детей в их желании продолжить актерскую династию?

- Старался разубедить. Не желаю им такой судьбы, но они не послушались.

Вот младшая - готовая артистка. Пластичная, а поет как! Заявляет: «Буду актрисой и певицей!». На что я ей: «Пороть буду!». Если у нее пройдет желание - хорошо, не пройдет - ну что поделаешь...

Я всех отговариваю от актерской профессии. Она не сводится к аплодисментам, цветам и хождению по красным дорожкам на фестивалях. Это огромный, чудовищный труд! И большие нервные нагрузки. Из тысяч становятся известными за счет кино и успешных театральных работ десятки, может, сотни.

С Натальей Гундаревой в картине «Одиноким предоставляется общежитие», 1983 год

Каждый год актерские вузы выпускают около 200 человек. Дай Бог, человек 15-25 устраиваются по специальности. Остальные остаются без работы. Огромную роль играет его величество случай - встреча с режиссером, с маститым актером, который поможет. Если есть Божий дар, огонь, самоотдача, хорошо, актер не должен быть с «холодным носом». Это человек, который забывает о многих вещах и всей душой отдается работе. Но таких, как, например, Василий Шукшин или ваш Иван Гаврилюк, немного.

«ПОСЛЕ ВЫХОДА НА ЭКРАНЫ ФИЛЬМА «МУЖИКИ!..» МОЖНО БЫЛО СПИТЬСЯ»

- Александр Яковлевич, вы - один из самых снимаемых артистов советского кино, в последнее время редко появляетесь на экранах...

- Да, я много лет вообще отказывался от ролей, потому что предлагали сценарии, где этого нужно убить, того расстрелять. Ради чего сниматься? Если вижу, что по сценарию конфликт между ментами и бандитами, горы трупов и море крови, мне это неинтересно. Когда убить человека - все равно что высморкаться, как я могу на такое согласиться?

На сегодняшний день у меня за плечами 70 фильмов и 61 работа в театре - они и дают мне право отстаивать свою позицию.

- Но жить-то на что-то надо...

После фильма «Мужики!..» (1981 год), где Александр Михайлов сыграл сильного, обаятельного и надежного героя, к артисту пришла известность

- Да, я не богат. У меня нет ни сбережений, ни дачи. 12 соток земли, гараж и банька построена - вот и все. Но я не комплексую из-за этого. Господь дьяволу не дал двух вещей: чувства меры и чувства стыда. Вот на бесстыдстве и безмерности все мы и погораем. Чем больше имеешь, тем больше хочется. Быстро «хап-хап!», и он уже по трупам идет, готов заживо глотать, кровь пить. На этом все и кончается. А ведь рожден человек один раз. С точки зрения галактического времени мы проживаем всего лишь две с половиной минуты. За эти две с половиной минуты нужно постараться никого не унизить, не обидеть, сделать что-то теплое и хорошее - такой мой жизненный принцип.

- Сниматься в рекламе тоже брезгуете?

- Отказываюсь, хотя в последний раз давали 50 тысяч долларов за 15 минут работы. 15 минут!!!

- Какое заманчивое предложение!

- Ну да! На такие деньги можно два года жить в полном порядке. Машину сразу прикупить. Но я же знаю, что такое реклама. Мой друг согласился - не буду называть его фамилию - сняться в ролике. Мне неловко за него. Может, я идиот, последний из могикан, но решительно не понимаю, почему стиральный порошок надо рекламировать великой актрисе!

Я знаю, что появлюсь в рекламном ролике, и какая-то тетя Нюра в моем поселке скажет: «А вот Александру Яковлевичу я верю, он в нравственных фильмах снимался». Этим я предам себя, а потом ее. Мне проще взять свою семиструнную гитару, встать в переходе и таким честным способом заработать на пропитание.

- Кто вас открыл как киноактера?

- Никаких открытий не было. Был первый фильм, второй, третий - скучные работы. Потом режиссер Валера Лонской пригласил меня в картину «Приезжая», и с этого момента начался новый этап в моей кинокарьере, мне стали предлагать более серьезные роли, а не молодых, наивных и слащавых... И пошло-закрутилось. Не хочу плакаться в жилетку: дескать, не достиг высот, что-то действительно прошло мимо - не снимался ни у Андрея Тарковского, ни у Сергея Бондарчука, ни у Василия Шукшина. Встречи с этими действительно уникальными режиссерами были, но как-то не попадал.

С Людмилой Гурченко в культовом фильме Владимира Меньшова «Любовь и голуби», 1984 год. «Атмосфера была очень хорошая на съемках, немножко хулиганская»

Шукшин даже хотел меня снимать в «Стеньке Разине», но не успел, ушел в мир иной.

- Мне кажется, вам все-таки грех жаловаться на актерскую судьбу, вы очень популярны. Кстати, популярность не вскружила вам голову?

- Очень хорошо помню фразу Эдиты Пьехи: «Чаще сбрасывай корону». У меня не было такого ощущения: проснулся знаменитым, почувствовал себя звездой, хожу королем. Нет, у меня не вырастали крылья.

Вначале было приятно: «Ой, тебя узнают!». Потом это превращается в катастрофу. Скажем, после фильма «Мужики!..» в любом общепите передо мной выставляли батарею бутылок из шампанского и водки. Если отказывался выпить, до драки доходило: «Ты нас не уважаешь, ты не мужик». Куда бы ни зашел, сразу: «Давай выпьем!». Можно было элементарно спиться, что и произошло со многими моими друзьями.

«ОДНОГО ВОДОЛАЗА УДАРИЛ ПО СКАФАНДРУ, ДРУГОГО ЛЯГНУЛ В ДЕТОРОДНЫЙ ОРГАН И ПОНЯЛ, ЧТО НЕ ВЫПЛЫВУ»

- Что помогало удержаться от жизненных соблазнов, вовремя сбрасывать корону с головы?

- Воспитание. У меня дед был из Белой гвардии. Когда он умирал, мне было шесть лет, он сказал: «Шурка, запомни. Люби Родину Россию больше всего в своей жизни. Если надо, отдай за нее жизнь. Сердце отдай людям, душу - Господу Богу, честь сохрани себе. Повтори». Я повторил. Честь не отдам никому, ни за какие гроши. Это дороже всего. Мне не стыдно смотреть людям в глаза. Один раз жизнь дается человеку, и прожить ее надо достойно.

В спектакле Малого театра «Царь Иоанн Грозный», 1998 год

А еще у меня хорошая морская школа. Мне было 17 с половиной лет, когда после рейса мы вернулись в Петропавловск-Камчатский. Я был самым молодым из команды, и у моего друга случился день рождения. Всех пригласили в ресторан. Я очень хорошо выпил. Два друга-моряка притащили меня под ручки в каюту. Вскоре вошел боцман. Помню это смутно. Он поднял меня за шкирку и хорошо так кулаком приложился.

Через два дня снова приходит ко мне: «Ну что, оклемался?». А мне так обидно: «За что ты меня? Ну, выпил... Каждый проходит через это». - «Саня, ты у нас самый молодой на судне. Через мои руки прошло очень много таких салаг. Запомни три вещи: знай, с кем пить, когда и сколько. Не запомнишь - сопьешься и сдохнешь». Прошли годы, но я помню до сих пор.

- Александр Яковлевич, вы долго отказывались сниматься в фильме «Мужики!..». Почему?

- Да, трижды предлагали, и я трижды отказывался. Потом познакомился с героем, с которого написан сценарий, и понял: надо играть. Он хороший мужик, чистый, порядочный, светлый, настоящий. Кино получилось, хотя никто не ожидал такого успеха. Потому что там история о красоте души человека. У моего героя друг спрашивает: «Зачем тебе это надо? Троих детей взял на себя. Двое неродных». А он в ответ: «Мелко мыслишь. Мне это надо больше, чем им. Мне необходимо отдать свое тепло. Они вырастут нормальными порядочными людьми».

После выхода на экраны «Мужиков!..» я получал огромное количество писем от детей. Помню каракули одной девочки: «Дядя Паша (по имени героя), спасибо вам за фильм «Мужики!..». Мой папа вчера посмотрел картину и купил мне шоколадку. Ура!». Я мысленно представил этого папу, иногда пьющего...

- Второй знаковый фильм в вашей актерской биографии - «Любовь и голуби». Когда слышите название этой картины, то какие самые яркие ассоциации возникают?

- Атмосфера была очень хорошая на съемках, немножко хулиганская. С любовью все это делалось, легко, весело. Не было такого: «Играть только так, а не иначе!». В этом смысле Володька Меньшов большой художник. Он мог сказать: «Давайте сделаем все по-другому, наоборот». И начинал снимать.

С первой супругой, дочерью адмирала флота Верой Мусатовой, Александр Михайлов прожил 30 лет и вырастил сына Константина

В картине много странностей, которые вначале удивляют, а потом ты к этому относишься нормально. Например, почему вдруг расцветают цветы на деревьях? Или артист входит в дом с целым оркестром? Это и есть образы, которые несут в себе смысл.

- А правда, что съемки в этой картине чуть не стоили вам жизни?

- Да, это было в Батуми. Мы снимали сцену, когда мой герой после слов: «Ну, счастливо оставаться» падает с чемоданом в руках в открытое море. Сделали шесть или семь дублей. У меня было шесть запасных сухих комплектов рубашек и костюмов. А вот галстук - только один! Под водой мне помогали раздеться два водолаза, они буквально срывали с меня одежду - времени-то мало! - и всплывал я уже в семейных трусах.

Снимали мы в ноябре - температура +14, но ветер, промозглость. Люся Гурченко все кричала: «Пускай этот длинный Михайлов быстрее прыгает, а то я уже окоченела!». Я прыгаю, а Меньшов дал задание водолазам: мол, долго копошитесь, надо раз в пять быстрее! У ребят, естественно, не было опыта раздевания под водой.

После первого дубля галстук был влажным, его недостаточно просушили, еще и костюмерша мне его хорошенько затянула. Я опять падаю в воду, водолазы все с меня сняли, хватанули за галстук, а он захлестнулся морским узлом и дальше подбородка не идет. Я увидел страх в глазах этих мужиков и сам испугался. Пытаюсь им помочь - ничего не получается. Остался уже в трусах и галстуке. Они тянут, а узел только туже затягивается!

А я уже захлебываться стал, брыкаться - одного ударил по скафандру, другого изо всей силы лягнул ногой в детородный орган. Попытался подняться к поверхности, чтобы вдохнуть воздуха, но один из водолазов за ноги вернул меня на место и опять ухватился за галстук. Они словно обезумели и хотели задание - раздеть актера до трусов - выполнить любой ценой. Я понял, что уже не выплыву: комедия могла обернуться трагедией. И тут случайно увидел у одного нож на боку - стал хлопать по нему. Не сразу, но водолаз все-таки понял - срезал галстук ножом. Это меня и спасло. Потом была «скорая», откачивание... Длинная история.

Со второй женой Оксаной

А в фильм вошел третий дубль. Костюмер уже просто наживила разрезанный галстук на ниточки, и первое, что сорвали водолазы под водой, - это галстук. Причем одним движением.

- Какая роль далась вам тяжелее всего?

- Полностью меня выжал «Очарованный странник» по роману Николая Лескова. Очень тяжелый материал. Тяжелый во всех смыслах: эмоциональном, физическом. Но это мой и самый любимый фильм.

Еще была картина «Дожить до рассвета» Василия Быкова, после которой я свалился в больницу на полтора года. Там была непростая история. Всю зиму снимался голый, мокрый, с окровавленной грудью. В результате получил двустороннее воспаление легких.

- Когда последний раз выходили на съемочную площадку?

- Года два назад, в картине «Разжалованный» сыграл главную роль. Посмотрите, если будет такая возможность. Мне не стыдно за этот фильм. Очень интересная история.

Из последних еще «Китайская бабушка», где я снялся с Ирой Муравьевой и Ниной Руслановой. Правда, полностью картину еще не видел, поэтому не могу давать оценку. А вот за «Разжалованного» спокоен. Правда, неизвестно, попадет она в прокат или нет. Увы, сегодня все зависит от финансов, от тех придурков, которые решают непонятно по какому принципу: хорошее кино гнобят, а бездарное, которого сейчас очень много, поднимают.

«МАМА СКАЗАЛА: «ИЛИ МОРЕ, ИЛИ Я!»

- Александр Яковлевич, вы ведь не сразу пришли в актерство?

- Я родился в Забайкальском поселке Читинской области. Это Восточная Сибирь. Снега, холода, трехметровые сугробы, метель. Мне было лет 11, когда я увидел картину Айвазовского «Девятый вал» и был ошарашен этой мощью и красотой. С тех пор заболел морем. Списался с Нахимовским училищем в Ленинграде, дважды сбегал из дому, и оба раза меня мама ловила, в угол на горох ставила, полотенцем мокрым мне попадало.

С Оксаной и их общей дочерью Акулиной. «Младшая — готовая артистка. Пластичная, а поет как! Заявляет: «Буду актрисой и певицей!», на что я ей: «Пороть буду!»

После окончания семи классов я все-таки уговорил маму, и мы переехали во Владивосток. Но, чтобы поступить в мореходку, мне не хватило года, поэтому пришлось идти в ремесленное училище учиться на слесаря. Почему я выбрал именно это училище? Там вместо майки и простого нижнего белья давали тельняшку.

После годичного обучения я сбежал к рыбакам. Пришел на огромное судно, где было 70 человек команды, и сказал капитану: «Хочу быть моряком». Он, седой уже человек, настоящий морской волк, посмотрел на меня внимательно: «Хочешь - давай. Пошли в море!». Меня взяли учеником моториста. Два года бороздил Японское, Охотское, Берингово моря, Тихий океан, Бристольский залив. Два судна поменял. А потом вынужден был списаться на берег из-за трагедии, которая разыгралась в Японском море.

Наши четыре средних рыболовецких сейнера попали в обледенение - это когда одна волна накрывает другую и палуба моментально покрывается коркой льда. Потом снова волна - и ледяная корка становится толще. Затем снова и снова... Канаты также покрываются льдом. Вся команда с топорами и ломами выходит на сколку, только капитан становится к штурвалу и один моторист работает в машинном отделении. Но силы человеческие не беспредельны, вес льда постоянно увеличивается и, в конце концов, посудина переворачивается кверху килем.

Наше судно было большим по размерам, имело солидную команду, мы как-то вышли более-менее из этого шторма, но тогда погибло очень много людей. Когда пришли в порт, на причале меня встретила мама и сказала: «Или море, или я!». Если бы не это, я, может, дослужился бы до капитана. На море у меня душа поет.

- Чем же вас прельстило актерство?

- Однажды я случайно попал на дипломный спектакль выпускников Дальневосточного института искусств, поставили «Иванова» по Чехову. Там увидел талантливого артиста Валеру Приемыхова (зрителям он известен по фильму «Пацаны», «Холодное лето 53-го»), и это решило мою судьбу. Я был настолько потрясен спектаклем, что после него пришел попрощаться с Тихим океаном. Сказал себе: «Буду артистом, сделаю для этого все возможное и невозможное».

Я действительно переступил через многие трудности, ведь был уже крепким морским волком и первые два года обучения многого не понимал в актерстве. На втором курсе института меня чуть не выгнали за профнепригодность, но я все выдержал.

- Как мама восприняла ваше решение идти в артисты?

- Не очень хорошо. Она у меня женщина простая, из старообрядок. Хоть и талантливая, артистичная - поет, играет на балалайке, - но у нее всего два класса церковно-приходской школы. Поэтому она не вдавалась в объяснения. Просто на интуитивном уровне считала, что это не мое дело: мол, надо быть мужиком, а актерство - женская профессия.

-  А что вас не устраивает больше всего в своей профессии?

- Меня тяготит зависимость от этих режиссеров-подонков, которых нынче очень много развелось. Мне не доставляет удовольствия сейчас работать, сниматься - ну не тянет! То ли я устал - не знаю почему. Материала интересного нет, поэтому скучно. Мне сегодня интереснее Северный полюс, где я дважды побывал. Когда вижу бородачей-полярников, бегущих по льдине ко мне навстречу, это ни с чем не сравнимое ощущение. Это моя стихия. А всяческие «подводные» театральные интриги, сплетни, кто с кем, кто кого - не для меня, я от этого ухожу...

«Я НАСТОЛЬКО ПРЕСЫТИЛСЯ КАРЛИКОВОЙ РЕЖИССУРОЙ В ТЕАТРЕ, ЧТО ОПЯТЬ В ЭТУ КЛОАКУ НЕ ХОЧУ»

- Тяжело дался уход из репертуарного театра, где вы проработали много лет?

- Нет. Клянусь! Я настолько пресытился карликовой режиссурой...

- Что вы имеете в виду?

- Нынешние режиссеры, говоря образно, все невысокого росточка, а чем такой мэн ниже, тем сильнее у него развита прыгучесть. Вот эти карлики и подпрыгивают, норовят все время щелкнуть тебя по носу. Потому что чем бездарнее человек, тем сильнее он самоутверждается.

Сейчас я играю в двух антрепризах. С Инной Чуриковой и Зинаидой Шарко в спектакле «Старые девы» и с Ниной Усатовой в «Любовь - не картошка, не выбросишь в окошко». Мотаемся по всей России...

- Артисты признаются, что к сцене привыкаешь, не можешь жить без запаха кулис...

- У кого как. Первое время - да, не можешь, а потом начинаются передряги, сплетни. Я безболезненно ушел. Меня звали в четыре театра, но не хочется опять в эту клоаку. Не хочется!

Я такой одинокий волк по сути: с природой, морем люблю общаться один на один. Могу часами сидеть на берегу или гулять по тайге. На льдине мне хорошо и интересно. Там ограниченное количество неболтливых мужиков. Я люблю сидеть и слушать, когда красиво поют или хорошо говорят, глубоко мыслят. Сидишь и думаешь: «Ох, Господи, красота какая! Вот она и спасет мир. Красота и стыд».

- Вы, судя по всему, человек верующий...

- Я человек православный. Но каким способом окрестили Русь? Что было до Крещения? Была ведическая, уникальная Русь, с богатой историей. Наши предки за шесть тысяч лет до Рождества Христова уже плавили чугун и сталь, владели железом.

А потом Русь крестили, и помазанник Божий Иван Грозный за 39 лет царствования уничтожил три с половиной тысячи людей. Другой - Петр I положил 250 тысяч душ только на строительстве одного Петербурга. Обескровил весь Север! Остриг приближенным бороды и надел на них вшивые парики. Когда он умирал, вся Россия ликовала. А сейчас все перевернулось: Петра называют реформатором, который прорубил окно в Европу. В окно лазят воры, а прорубать надо было дверь!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось