В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Ивар КАЛНЫНЬШ: «Все мои браки счастливые, поэтому три мои дочери и сын — от разных женщин»

Татьяна ДУГИЛЬ. Специально для «Бульвар Гордона» 16 Октября, 2008 21:00
Один из самых красивых актеров советского кино отметил 60-летие
Татьяна ДУГИЛЬ
В свои 60 лет Ивар Калныньш все так же респектабелен и хорош собой. Живет он по принципу: «Делай, что должно, и будь что будет». Играет в театре, снимается в кино, какое-то время был депутатом латвийского сейма, заседал в Комиссии по культуре. Иногда улучает минутку для хобби — живописи. На прошедшем в Сочи международном эстрадном конкурсе «Пять звезд — Интервидение» не только представлял свою страну в жюри, но и роскошно, со вкусом запел... Недавно актер побывал в Украине с антрепризным спектаклем Московского независимого театра по «Мастеру и Маргарите». У актеров есть поверье, что касаться этого булгаковского романа опасно: он приносит несчастья. Это интервью состоялось за несколько дней до того, как по дороге на гастроли Ивар вместе с группой российских звезд попал в автомобильную аварию в Свердловской области...

«СЛАВА БОГУ, Я СМОГ ОТОРВАТЬ ОТ СЕБЯ ЭТИКЕТКУ ГЕРОЯ-ЛЮБОВНИКА»

— Ивар, в расхожем представлении актер — это взрыв эмоций... Вы же всегда предельно сдержанны, ваш голос негромок...

— Хм... (Улыбается). Таков был стиль семьи. Моя мама, узнав, что я хочу стать артистом, сказала: «Сынок, актеры же так громко говорят!»... Я сдерживаю в себе то, что может мешать другим людям. Это вопрос воспитания.

— В кино вы начали сниматься еще студентом, но заговорили о вас после фильма «Театр» по роману Сомерсета Моэма... Правда ли, что блистательная Вия Артмане, ваша партнерша по этой картине, благословила вас?

— Эта история достаточно растиражирована интернетом, но подана, мягко говоря, не совсем верно. Ее авторы утверждают, что фильм «Театр» был бенефисом актрисы к ее 50-летию и режиссер Янис Стрейч предоставил ей свободу в выборе партнеров. Вия якобы приехала на Рижскую киностудию, бегло оглядела претендентов и пальцем указала: «Ты будешь играть моего любовника!». Поэтому Калныньша утвердили даже без проб.

— И что здесь неверно? Вия Артмане выбрала не вас?

— Понимаете, в тот момент я уже был выбран — главным режиссером! Но Янис Стрейч под бенефис актрисы просто сделал такой красивый жест: уже зная, кто каких персонажей будет играть, как бы предоставил возможность выбора и Вие.


Вторая жена Калныньша актриса Аурелия Анужите (на фото) была моложе Ивара на 24 года. Она подарила ему сына Микуса. От первого брака с Илгой у актера дочери — Уна и Элена. Два года назад Ивар Калныньш стал дедушкой — Уна родила сына Валта. Сейчас актер женат в третий раз — на Лауре, которая младше его на 30 лет и родила ему дочь Луизу



Мы с ней, кстати, работали в одном театре — отсюда, видно, и потянулась ниточка. Но на съемочной площадке эта наша встреча оказалась первой и последней, к сожалению.

— Амплуа героя-любовника вас никогда не тяготило?

— Оно меня буквально преследовало и в театре, и в кино, где после «Театра» я снялся в нескольких салонных историях: «Сильве», «Зимней вишне». Но, слава Богу, я смог оторвать эту этикетку, доказал и зрителям, и режиссерам, что способен не только разъезжать в каретах. Сыграл более чем в 70 фильмах — мелодрамах, боевиках, детективах, даже комедиях.

— А удавалось ли совмещать актерскую жизнь с вашим юношеским увлечением — рок-н-роллом?

— Музыка для меня — это искусство искусств. В моей жизни она занимает не меньше места, чем театр и кино, поэтому я не расстаюсь с ней фактически ни на день. Кстати, в молодости именно музыка помогала прокормить семью. Поступив на работу в театр, я понял, что у моих детей не будет даже хлеба, если только этим заниматься. Мы создали квартет — без аппаратуры, с парочкой акустических гитар — и в конце 70-х ездили по колхозным клубам, давали какие-то шефские концерты, случалось, в теплицах выступали, в конюшнях...

«СОБЫТИЯ ВОКРУГ БРОНЗОВОГО СОЛДАТА В ТАЛЛИННЕ — ЭТО ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОВОКАЦИЯ»

— Один из первых ваших фильмов назывался «Илга-иволга», и вашу жену звали Илга. Это перст провидения?

— Илга была моей первой женой, но никакой связи с фильмом тут нет, это просто совпадение. Почему развелись? Уходит любовь — распадается семья. Во всяком случае, у меня так получалось. Хотелось бы всю жизнь прожить с одной женщиной, но Бог не дал мне такой возможности. Поэтому мои дети — три дочери и сын — от разных жен.

— Какое место в жизни настоящего мужчины занимает любовь к собственным детям, к семье?

— Для женщины тоже важно, с кем она живет (смеется). А еще, если серьезно, важно, какая любовь связывает людей в семью. Очень важны духовные традиции. Понимаю, что дети должны не только потреблять, что их нужно учить и отдавать родителям моральные долги, но в глубине души хочется как можно дольше оставаться молодым и сильным, чтобы иметь возможность помочь им материально.

— В каком из браков вы были более счастливы?

— Все мои браки счастливые. Я своих жен любил...

— Вы сознательно стараетесь не углубляться в личную жизнь?

— Моя личная жизнь — это личная жизнь. Думаю, журналисты не должны обижаться — я вас не настолько близко знаю, чтобы рассказывать что-то о своих близких. Да и они не давали мне такого разрешения.

— Что со всеми нами, выходцами из Советского Союза, по-вашему, нынче происходит? В Украине борются с русским языком, в Эстонии сносят Бронзового солдата, в Литве президент подписал указ о приравнивании советской символики к нацистской...

— Что скажешь по поводу Бронзового солдата?.. Его перенос раздули, вложили во все больше смысла, чем его было на самом деле. (Возмущенно, горячо). По-моему, события вокруг памятника — не что иное, как политическая провокация. И в Эстонии, и в России. Люди раскололись на «наших» и «ненаших», «молодую гвардию» призвали дать отпор «фашистам»... Те, кто это устроил, просто недостойны Шенгенской визы!


Ивар Калныньш с 12-летним сыном Микусом, Киев, 2007 год


Памятник стоял на небольшой лужайке около троллейбусной остановки, это место не было мемориалом, как Красная площадь в Москве или Трептов-парк в Берлине, и, наверное, городские власти вправе были придумать там что-то иное. Точно такой же монумент снесли недавно в Химках, и никто слова не сказал. А тут кому-то хотелось заработать политические дивиденды — и крайне левым, и крайне правым.

И в Литве, и в Эстонии, и у нас в Латвии, и у вас в Украине ведутся элементарные политические игры, зарабатывается политический капитал, понимаете? А с простыми людьми ничего не произошло: мы как были с русскими соседями, так ими и остались.

— Как и прежде, вы сейчас весьма востребованы и в российском кино...

— Да, я рад этой востребованности и, не жалея сил, буду действовать.

— Почему, подобно некоторым, вы не отказываетесь сниматься в сериалах?

— Потому что они — тоже часть моей работы. И не все это «мыло»: попадаются хорошие сценарии, интересные характеры.

Я в телесериалах стараюсь всегда обнаружить рациональное зерно. «Дронго», «Опера», «Время любить», «С новым счастьем!» и так далее — не самые плохие были телепроекты.

«ТЕЛЕГРАММЫ ОТ ВЫСШЕЙ СИЛЫ НЕ ПОЛУЧАЮ, НО ОНА МЕНЯ ДЕРГАЕТ»

— Вы показывали в Украине антрепризный спектакль по «Мастеру и Маргарите», но, должна сказать, мнения зрителей о вашей интерпретации полярны. Кто-то вздыхает восхищенно, кого-то больше привлекает традиционное прочтение Булгакова...

— Думаю, мы своей работой доказали, что сцена роману не противопоказана: там очень много ярких моделей — и комических, и трагических. Конечно, одним спектаклем не произвести полностью все раскопки, которые надо было бы в этом романе сделать... Но своей версией, надеюсь, мы можем вызвать желание перечитать Булгакова. Поверьте, это счастье — иметь дело с гениальной литературой!

— Даже если вы играете Понтия Пилата? Все-таки он фактически палач Христа...

— Ну, это сильно сказано! Мессию убили — свои. А персонаж мой просто присутствовал при процессе как представитель власти. Не вмешивался. Вот в чем его грех. И не только его.

Наша задача — напоминать людям о существовании каких-то основополагающих ценностей. Если в человеке присутствует хотя бы зародышевый слой культуры, он, даже однажды посмотрев спектакль, задумается о том, кто такие Пилат, Мастер, Булгаков... Зачем они были. Конечно, мы не претендуем на то, что покажем спектакль — и все дружно выйдут на улицу с маленькими флажками 10-ти заповедей в руках! Это не задача искусства. Оно борется своими средствами за то, чтобы научить зрителей сопереживать.

— Вы по-человечески согласны с булгаковским Иешуа, что самый страшный порок — трусость?

— В общем-то, все пороки и каждый из них в отдельности страшны. Трусость можно понимать упрощенно: испуганное животное, испуганный человек. А, по большому счету, каждый из нас чего-то боится: смерти, потери близких, утраты любви... Одному страшно лишиться денег, другому — чести. Данная тема неисчерпаема. Об искусстве настоящем можно говорить до утра.

— А что для вас больнее потерять — честь или деньги?

— В идеале всегда хочется сохранить и то, и другое.

— Зачем, как вы думаете, людям дается талант?

— Это известно только Богу. Люди вольны распоряжаться даром как угодно. Одному он дается, другому — нет, а почему — я не знаю. Высшая сила какая-то меня дергает, подталкивает. Конечно, телеграммы от нее я не получаю, но по своей дороге иду. И куда приду — мне пока неизвестно.

P. S. За помощь в организации интервью «Бульвар Гордона» благодарит начальника концертного отдела Евпаторийского отделения Крымской госфилармонии Людмилу Юдицкую, администратора Галину Филимоненко, а также музыканта Светлану Остапенко.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось