В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
К нам приехал наш любимый

Михаил ЖВАНЕЦКИЙ: «Ребята, научитесь пользоваться микрофоном, перестаньте нести херню!»

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 18 Октября, 2010 21:00
В киевском Октябрьском дворце прошел традиционный октябрьский вечер знаменитого писателя
Любовь ХАЗАН
Традиция — великое дело, спасительная соломинка для утопающих в быстрых волнах времени. Когда из года в год в октябре Жванецкий, как всегда, бодрый, в элегантном костюме, с тем же легендарным портфелем стремительной походкой вылетает на сцену киевского Октябрьского дворца, кажется, будто мы не расставались и время забыло о своем предназначении. В Киеве Михал Михалыч обычно сдает осенний отчет. О чем размышлял летом в Одессе и, додумавшись до какого афоризма, сам себе посмеивался. Когда зрители включаются и вовсю ухохатываются, монологи Жванецкого превращаются в диалоги. Правда, на этот счет у самого автора имеются к публике претензии, и, не заискивая, он с первых же слов монолога «Как хорошо было раньше» рубит: «Сколько раз я просил со сцены: «Давайте вместе. Вот я читаю монолог, а потом все вместе: «Нормально, Григорий! Отлично, Константин!». Как я ни надрывался, зал молчал. Зато в антракте все: «Нормально, Григорий! Отлично, Константин!». Через год придет человек и скажет: «Как вы правильно сказали летом прошлого года...».
«ЧТО КАСАЕТСЯ УПРАВЛЯЮЩИХ, ТО НА РУССКОЙ ЗЕМЛЕ ИХ БЫЛО ДВА ТИПА: САМОДУРЫ И САМОРОДКИ»

Это упрек не в тугодумии, а в страхе. У большинства людей, по Жванецкому, чувство юмора есть. Но зачастую они боятся своей реакции на острое слово. От этого запаздывают.

«Наша страна - тяжелый, неповоротливый паровой рыдван. Все вокруг бороздят на дизелях и турбинах, а эта глыба со свистком стоит на месте, хотя на мостике все кричат: «Полный вперед! Я сказал, полный вперед! Я кому сказал...». Снизу: «Вот кому ты сказал, пусть той и едет. Он уволился давно».

На этом месте монолог переходит в фельетон, а юмор - в сатиру: «Сегодня начальники, как камни, на своих местах. У него в глазах написано: «Без меня вам нельзя, а со мной у вас ничего не получится».

Монолог словно продолжает написанный ранее, тоже о не совсем минувшем прошлом и не вполне сменившем его настоящем: «Сегодняшние разговоры о войне, о Сталине, о жизни после войны напоминают труд больницы, которая составляет историю болезни покойника... Лечение уже очень точное, очень эффективное, с использованием сегодняшних лекарств и рыночных механизмов. Только совершенно не понятно, как он умер при таком уходе».

Несколько афоризмов из премьерного чтения монолога «Как хорошо было раньше»:

«Страна неограниченных возможностей и невозможных ограничений», «Что касается управляющих, то на русской земле их было два типа: самодуры и самородки. Первые только что были, вторые, я думаю, в этом зале», «Сейчас, чтобы петь, нужен либо слух, либо голос. А раньше, чтобы петь, - и то, и другое», «Все! Списывать не у кого - Ленина нет», «Мы были первыми, когда шли назад, мы стали задними, когда пошли вперед».

Несмотря даже на южную скоровогорку, за которую строгие критики критикуют Михал Михалыча, на этот раз все его афоризмы были поняты и венчались бурными аплодисментами. Так что насчет зрительского запоздания писатель слегка погорячился - это не про киевлян.

О том, каков Жванецкий не на сцене, а в жизни, почти ничего не известно. Он не входит в число намозоливших глаза героев скандальных хроник. Полоскали и переполаскивали только случай с кражей его автомобиля. Но это было давно. О Жванецком ничего не знают завсегдатаи московских тусовок, не намного большей информацией владеют даже тесно работающие с ним телевизионщики.

На днях Марк Рудинштейн допытывался у Андрея Максимова, вот уже несколько лет ежемесячно выпускающего программу «Дежурный по стране», что ему известно о Жванецком. Максимов ответил хорошо сложенной (наверное, спрашивали не впервые) заготовкой: «Ощущение, что Жванецкий - дежурный по стране, а я - дежурный по Жванецкому, обманчиво. Я никогда не был у него дома. Я никогда не видел его сына Митю. Я знаком с его женой, потому что мы виделись где-то в гостях».

«ОЧЕНЬ КРАСИВАЯ ПРИВЫЧКА: ВДВОЕМ ПЬЯНЕТЬ, МОЛЧА ГЛЯДЯ В ГЛАЗА ДРУГ ДРУГУ»

Жванецкий как раз тот писатель, о котором остается судить лишь по его произведениям. Но из его монологов, жанра определенно «отсебяшного», тоже не всегда поймешь, о ком речь - то ли о себе, то ли о придуманных персонажах, то ли о гибридах первого и второго.

Что-то новенькое, какие-то штрихи к портрету вырисовываются из впервые озвученного в Киеве монолога «Мои привычки»: «Есть одна вредная: хочу выпить. Вторая вредная: могу выпить. Третья вредная: пью. Что мешает стать алкоголиком? Четвертая вредная: трус».

Фото УНИАН

В комплекте и такие вредные привычки: «покупать на размер меньше в расчете на похудение», «покупать новое, а пользоваться старым», «долго привыкаю к мысли, что это надо сделать, и долго отвыкаю от мысли, приговаривая: «Эх, это надо было сделать». А этой женщине нужно было мне просто сказать, чтобы я снял руку с ее колена. Я ж не слышу ни черта левой стороной».

Из полезных привычек: «до беседы с врачом поговорить с его больными», «очень красивая привычка: вдвоем пьянеть, молча глядя в глаза друг другу. Ну, та, с которой это можно, вас не забудет».

Полезный совет: «Выпьешь, старайся говорить тише, еще тише, совсем тише».

А ведь раньше действительно было лучше. Хотя бы потому, что раньше было больше тех, кого мы любили.

Несколько дней назад в Борисоглебске, что под Воронежем, Михаил Жванецкий и Роман Карцев дали концерт в память Виктора Ильченко, третьего из некогда знаменитой связки Карцев - Ильченко - Жванецкий. «Витя был аристократ, - вспоминал Михал Михалыч недавно, - его фамилия очень украшала нашу тройку».

Сколько лет прошло, полжизни, но не забывается «Собрание на ликеро-водочном заводе». А это знаменитое: «Есть у нас грузин, студент, по фамилии Горидзе, а зовут его Авас. И доцент Петяев, страшно тупой». Так никто и не разгадал секрета этой магической миниатюры, а ведь и дел-то всего, что студент - Авас, а доцент - тупой.

В годы совместной славы молодых одесситов никто не догадывался, что Ильченко вовсе не из Одессы, а из города летчиков Борисоглебска, из семьи летчика. Его отец погиб в 41-м при обороне Киева. А в Одессе Виктор учился на морского инженера.

Их трио спелось в студенческой самодеятельности. Вместе работали и в порту, Виктор - механиком по автокранам, Жванецкий - по автопогрузчикам. Кстати, это оттуда у Михал Михалыча любовь к дорогим авто, он их на погрузчиках столько по порту перетаскал!

Стало казаться, что у 76-летнего Жванецкого, мужа молодой женщины Натальи и отца 14-летнего юноши Дмитрия, появился пунктик, трещинка, надломчик - возраст.

Еще несколько лет назад он опубликовал такой возрастной шедевр: «В моей записной книжке 66-го года, ноября: «Я не хочу быть стариком!!! Я не хочу быть стариком!!! Я не хочу быть стариком!!!» - три крика... Сегодня - июль 2003-го. И что с того, что не хотел?».

«В ЭТОМ ВОЗРАСТЕ ВСЕГДА ПРЕКРАСНОЕ НАСТРОЕНИЕ, ПОКА НЕ НАТКНЕШЬСЯ НА ЗЕРКАЛО»

Теперь редко в каком монологе он не помянет свой возраст. «Прошла молодость. Точка. Одна за другой отступили женщины. Точка. Одна за другой наступили болезни. Точка». Как в телеграмме. Но три точки - растерянное многоточие...

«В этом возрасте всегда прекрасное настроение, пока не наткнешься на зеркало. Когда двигаешься, думаешь о проблемах, наткнешься - думаешь сразу о себе».

Из «классики»: «Я заболел и вызвал врача. Он пришел ко мне с тонометром. «Вам 60, - сказал он, - что тут неясно? Большой живот, вот результат... Так от чего будем отказываться, а?».

Что по возрастной тематике перебор, Михал Михалыч почувствовал, когда начал было читать: «Главное в этом возрасте...», но осекся и перескочил на что-то другое.

Как-то на «Эхе Москвы» он признался: «Меня удивляет нынешнее отношение к человеку моего возраста: дескать, он должен хуже соображать. Я говорю: «Да я не хуже соображаю, пацаны! Дайте слово сказать! Если вы меня не поняли, это не значит, что я хуже соображаю».

И все же не таков Жванецкий, чтобы сдаться без боя. Свидетельством тому монолог «О своем поколении»: «К сожалению, возраст такой. Но, с другой стороны, абсолютно плевать. Да, наше поколение. Мы любили бесплатно и считали в уме.... Мы надеялись на новое поколение. Вот пришли, и нам покажут. Показали. Хочется сказать: «Ребята, научитесь пользоваться микрофоном, перестаньте нести херню!».

«Я ПОНИМАЮ ПО ГУБАМ, - ОТВЕТИЛ Я. - НО ВАШИ ГУБЫ СЛЕДУЕТ ПРИЖАТЬ К МОИМ И ГОВОРИТЬ»

Самые краткие афоризмы Жванецкий стал приписывать осьминогу Паулю, прорицателю: «Как сказал осьминог Пауль, оттого, что мы ничего не выбрасываем, мы ничего не можем найти» или «Как сказал осьминог Пауль, демократии нет нигде. Есть развитые страны, есть недоразвитые страны, а есть совсем тупые страны».

По неписаному правилу, успех концерта сатирика измеряется количеством смеха в зале. Взрывы хохота сотрясали зал Октябрьского дворца. Были ли это «фирменные» Жванецкие шутки - «Сказать: гений, но сволочь, - нет информации. А сказать: сволочь, но гений, - не забудешь» или что-то поострее - «Пусть милиция раскрывает хотя бы те преступления, которые она сама совершает».

Озорная, сатирическая юность Жванецкого плавно перетекает в умудренную, философическую зрелость. Только все еще насмешливо звенят бубенчики на шутовской короне. Уже очевидно: лирики и нежной печали в его портфеле становится все больше.

«Когда вам шепчет в ухо молодость чья-то, что-то шепчет, касаясь всеми своими губами, сопровождая какие-то слова теплым дыханием, слегка щекотно и так приятно, что слушал бы. Но слов не разобрать... Это ж, оказывается, анекдот. «Ну, - говорят вам, - смешно, правда?». - «Еще как, - говорите вы, краснея. - А нельзя еще раз концовку?». На вас смотрят удивленно и опять в ухо губами, касаясь, и вы теряете сознание... «Нет, не доходит», - говорите вы в надежде. «Я третий раз не буду повторять даже для тупых. Сатирик называется! Вы никого не смешите, кроме себя». Я: «Да, я не виноват, я не расслышал». - «Глубже в ухо я уже не могу. Купите аппарат, чтобы понимать хотя бы, что вам говорят в ухо». - «Я понимаю по губам, - ответил я. - Но ваши губы следует прижать к моим и говорить. Я клянусь, я разберу, я все пойму. Я не тупой, я просто одинокий».



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось