В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Броня крепка

Экс-замглавы «Укроборонпрома» Максим ГЛУЩЕНКО: «Выстрел из американского Javelin стоит 100 тысяч долларов, а из украинского «Корсара» — в пять раз дешевле»

29 Апреля, 2015 21:00
Виктор ТИМОФЕЕВ
Украина входит в десятку ведущих экспортеров, а не производителей оружия и более 20 лет распродает еще советские запасы вооружений. Но восстановить отечественную оборонную промышленность можно даже в условиях войны, заявил в интервью корреспонденту интернет-издания «ГОРДОН» экс-заместитель директора государственного концерна «Укроборонпром» по вопросам внешнеэкономической деятельности, а ныне руководитель Центра антикризисных инициатив
Виктор ТИМОФЕЕВ

«ПОКА ИДЕТ ВОЙНА, ЭКСПОРТ ОРУЖИЯ ДОЛЖЕН БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО КОНТРОЛИРУЕМЫМ»

— У Украины есть налаженное производство противотанковых комплексов «Стугна», которые аналогичны американским Javelin. Зачем же мы тогда просим у Запада втридорога то, что и так имеем?

— Полным аналогом Javelin, скорее, является не «Стугна-П», а противотанковый комплекс «Корсар», из которого боец может стрелять сплеча. Дальность его выстрела такая же, как и у Javelin, — 2,5 километра, а вес даже меньший, чем у американского варианта. Различия заключаются только в системе наведения на цель. В американской ракете это инфракрасная головка самонаведения, то есть система «выстрелил и забыл», украинская же наводится на цель лазерным лучом. А дальность стрельбы той же «Стугны-П» почти вдвое больше, чем у Javelin, — до пяти километров.

Сложность в том, что этот комплекс ус­та­навливается на треногу, имеет дополнительное оборудование, что значительно увеличивает его вес. Но все эти недостатки перекрываются ценой и тем, что нам не нужно гадать: предоставит нам это оружие Запад или нет. Ведь мы можем сами его производить, ремонтировать и совершенствовать. Да, стрелять из Javelin проще, но его экспортная цена может доходить до 250 тысяч долларов и еще около 100 тысяч за каждый выстрел к нему. А ракета для украинской «Стугны» и «Корсара» стоит в пять раз дешевле.

— Если они дешевле, то почему их производство не поставлено на поток? Раньше не было денег, но ведь сейчас значительно расширены бюджетные ассигнования на продукцию отечественного ОПК?

— Тут несколько причин. Первая в том, что часть узлов для высокоточных средств поражения производилась в Донецке. Сейчас эти мощности для Украины потеряны, и производство восстанавливается в других городах Украины, а для этого нужно время. Но даже сейчас у конструкторского бюро «Луч» есть заказ практически на всю линейку своей продукции — на «Комбаты», «Стугны» и «Корсары». А то, что до сих пор не налажено стабильное серийное производство этих образцов, как раз и является одной из глобальных проблем украинской оборонки. Даже сейчас, при рекордном бюджете обороны, насколько мне известно, деньги на организацию серийного производства не запланированы. Возможно, это связано с чьей-то бравадой, мол, у нас и так почти все есть и как-то выкрутимся, а возможно, с обыкновенным головотяпством. Но от этого страдает наша армия и срываются международные контракты.

— В свое время большой скандал вызвала информация о том, что Украина, фактически находясь в состоянии войны, продолжает экспортировать такое необходимое для собственной защиты оружие. Те же «Стугны», «Корсары» сей­час экспортируются?

— Это востребованный товар, спрос на который постоянно рос в мире, и Украина буквально до последнего времени продавала его. Но в конце прошлого года экспорт вооружений был остановлен, а все образцы были законтрактованы для Минобороны Украины в рамках государственного оборонного заказа на 2015 год. Если что-то и планируют продавать за рубеж, то сейчас это, во всяком случае, не озвучивается. Это и понятно, пока идет война, экспорт оружия должен быть максимально контролируемым.

«ПРОБЛЕМЫ ЗАВИСИМОСТИ ОТ РОССИЙСКОГО ИМПОРТА ДО СИХ ПОР НЕ РЕШЕНЫ»

— Покупая западное оружие, мы ведь фактически спонсируем оборонку западных стран? И это в то время, когда сама Украина входит в десятку ведущих производителей оружия в мире и сама нуждается в современном оружии. Ведь те же танки и бэтээры — это та военная техника, которую мы можем выпускать без посторонней помощи.

— По поводу танков соглашусь. Производство танка «Оплот» — это практически замкнутый цикл. Все комплектующие — украинского производства, за исключением матрицы для тепловизора, которую мы получаем из Франции. А вот с бэтээрами не все так радужно. Двигатели к ним поставлялись из России. Однако двигатели — это не тот импорт, который сложно заменить. Конечно, вырастет себестоимость, но такова цена самостоятельности.

А по поводу «ведущих производителей в мире», тут нужно быть более точным в формулировке. Дело в том, что ведущий мировой эксперт по вопросам вооружений — Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) — включил Ук­ра­ину в десятку ведущих экспортеров, а не производителей оружия. Наша страна боль­ше 20 лет распродает еще советские запасы во­оружений, а доля новых образцов невелика. И справедливости ради надо заметить, что SIPRI выводит свои рейтинги по тренд-индикаторам, то есть берет за основу не­кую усредненную цену — например, танка, а не реальный объем экспорта. Надо ли объяснять, что цена немецкого танка «Леопард» и пусть даже модернизированного, но еще советского танка Т-64, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Тем не менее что может производить Украина для своей армии?

— Как я уже говорил, это танки, бэтэ­эры, ведь бронетанковая отрасль — одна из наиболее развитых в украинском оборонно-промышленном комплексе. Это и различные модификации Т-64, наиболее известный из которых Т-64БМ «Булат», и чисто украинская разработка — танк «Оплот», который по своим характеристикам не уступает мировым аналогам — немецкому Leopard 2А7 и американскому Abrams SEP, а российский Т-90 вообще превосходит. И хотя цена «Оплота» не маленькая — более четырех миллионов долларов, это все равно в два раза дешевле, чем тот же «американец». И он того стоит. «Оплот», например, оснащен новой системой динамической защиты под названием «Дуплет», которая выдерживает обстрел с расстояния в 500 метров всеми видами современных боеприпасов. Эта машина при массе в 51 тонну имеет соизмеримую броневую защиту с танками Leopard 2А7 и М1 Abrams SEP, масса которых составляет 68-70 тонн. То есть удельная бронезащищенность «Оплота» на единицу массы — наивысшая в мире. Танк имеет меньший расход топлива, большую надежность, возможность эффективного боевого применения в условиях жаркого запыленного климата.

В сегменте легкой бронетехники ук­ра­ин­ские проекты — это БТР-4 и БТР-3Е, перспективная легкая бронемашина «Дозор». БТР-4 и БТР-3 воюют в зоне АТО. При этом цена сильно отличается для внешнего и внутреннего рынка. ВСУ получают эту технику практически по себестоимости. Предприятием КрАЗ освоено производство новых бронемашин «Шрек», «Кугуар» и «Спартан».

Что касается высокоточных средств поражения, то киевское КБ «Луч» создало и в кооперации с другими отечественными заводами производит уникальные противотанковые управляемые ракеты, выпускаемые через канал ствола, под названием «Комбат» (для танков) и версии этого изделия для легкой бронетехники. Таких изделий в странах НАТО пока нет, а у украинских разработок уже есть и натовский калибр. Кроме того, на основе этих противотанковых управляемых ракет создано семейство переносных комплексов ПТУР для сухопутных подразделений — «Скиф» и «Барьер». На основе этих наработок в ко­операции с зарубежными фирмами создаются высокоточные средства поражения для оснащения ими боевых вертолетов.

— Каковы основные проблемы, связанные с вооружением армии?

— Проблемным вопросом остается ос­на­щение нашей армии авиационной техникой. Дело в том, что вертолетной боевой техники и боевых самолетов Украина не производит, а только занимается их модернизацией и ремонтом. В свое время действовала программа Helicоpter по модернизации вертолета Ми-24 для боевых действий ночью с применением украинского управляемого вооружения.

Ее участниками были наши предприятия «Укроборонпрома» — завод «Авиакон», конструкторское бюро «Луч» — и французская компания Sagem. Но потом, к сожалению, эта программа, на которую из госбюд­жета уже было потрачено порядка 400 мил­лионов гривен, опять была забыта новыми руководителями. А в результате те версии Ми-24, которые сейчас имеет армия Ук­раи­ны, позволяют армейской авиации воевать лишь в светлое время суток. И мощное вооружение ночью просто бесполезно, так как пилоты не имеют устройств, позволяющих находить, распознавать и поражать цели противника. В целом же качество авиаремонта падает, а многие проблемы зависимости от российского импорта до сих пор не решены.

Украина входит в десятку государств, имеющих потенциал по разработке и изготовлению радиолокационной техники, которая конкурирует с лучшими зарубежными аналогами. Это те же станции пассивной радиотехнической разведки «Кольчуга», трехкоординатная радиолокационная система (РЛС) 80К6 «Пеликан», а также проекты модернизации РЛС советского производства, эксплуатирующихся во многих странах мира (П-18). Среди РЛС-разработок можно выделить и автоматизированный радиолокационный комплекс разведки и управления огнем артиллерии, созданный специалистами казенного предприятия «Научно-производственный комплекс «Искра» из Запорожья. Дальность разведки средств поражения противника по единичному выстрелу составляет от 30 до 90 километров. А это то, что сейчас как воздух нужно нашим военным на Донбассе. Ведь он существенно превос­ходит по своим возможностям даже те станции контрбатарейной борьбы, которые мы получаем от США. Среди нового стрелкового вооружения можно выделить оружие, которое производит винницкое предприятие «Форт». Это штурмовые и снайперские винтовки, пистолеты. Министерство обороны Украины закупило 500 штурмовых винтовок «Форт-221» и «Форт-224» производства предприятия «Форт» для бойцов спецподразделений.

Но даже при таких наших возможностях стоит понимать, что избежать дорогостоящего импорта на первых порах не удастся — украинский ОПК просто не в состоянии производить все то, что необходимо нашей армии. Поэтому очень важно, чтобы параллельно с закупками за рубежом шло развитие и нашей оборонки. Необходимо получать доступ к новым технологиям, развивать производство. И импортные оружейные контракты тут тоже могут сыграть свою положительную роль. При условии, если покупка западного оружия будет осуществляться по схеме офсетных договоров, когда продавец гарантирует инвестировать часть от суммы контракта или даже эквивалентную ему сумму в экономику страны-импортера. Так давно покупают оружие Польша, Венгрия, Чехия, Турция, которая, кстати, еще 20 лет назад практически не имела своей оборонки, а сейчас обогнала Украину по ряду ключевых технологических направлений.

 У американского противотанкового комплекса Javelin c дальностью выстрела 2,5 километра (на фото) существует полный украинский аналог «Корсар»

«САМОЕ СОВРЕМЕННОЕ ОРУЖИЕ В РУКАХ НЕОБУЧЕННОГО БОЙЦА — КУСОК ДОРОГОСТОЯЩЕГО ЖЕЛЕЗА»

— Некоторые эксперты считают, что в условиях войны и экономического кризиса в Украине нет возможности восстановить полный цикл производства необходимого оружия.

— К сожалению, «экспертов» в последнее время у нас появилось столько, что тяжело уследить за полетом их мысли. Конечно, восстанавливать то, что уничтожалось десятилетиями, тяжело, но вполне возможно. Даже в воюющей стране. Вот возьмите, например, Израиль, который в состоянии войны находится постоянно. Но это не только не помешало его ОПК, но даже стало катализатором, дало толчок развитию военных технологий, многие из которых нашли свое применение и в мирной жизни.

Там не побоялись поставить на частников и сделали эффективную модель взаимовыгодного сотрудничества с государством. Создали условия для талантливых людей, для стартапов. Эту работу координирует Главный ученый. Можно представить такую должность в Украине? У нас в отечественном ОПК наука давно оторвана от реалий производства, а институты финансировались по остаточному принципу. Откуда же взяться прорывным технологиям?

Скептики могут возразить — на это все нужны деньги. Но их можно найти. На оружейной выставке в ОАЭ в феврале я общался со многими представителями компаний-производителей оружия, которые не прочь инвестировать в украинский ОПК. Но они хотят, чтобы система работала прозрачно и были гарантии. Сейчас потенциальный инвестор в Украине этого не видит. Запутанная система собственности и уп­рав­ления, непрофильные активы, малоэффективное производство, коррупция — все это отпугивает. Поэтому начинать надо с наведения порядка. А для этого нужно переломить внутренний саботаж в отрасли тех людей, которые все еще надеются вернуться к старым проверенным схемам «рас­продажи оружия», на которых они наживались годами, и создать прозрачную систему управления и контроля. Нужно создавать условия для сотрудничества между американскими, европейскими и украинскими оборонными компаниями в рамках совместных проектов по созданию и производству вооружений.

— Почему, на ваш взгляд, это не делается?

— Причины мож­но называть долго: от низкого профессионализма в управлении до банального желания «пилить бюджеты». Посмотрите, в верхних эшелонах власти скандал за скандалом, и те, кого еще вчера представляли честными и неподкупными, на поверку оказались далеко не так хороши. Из глобальных причин можно назвать отсутствие единого координационного центра для управления всем оборонно-промышленным комплексом Украины. Ведь тот же концерн «Укроборонпром» — это всего треть отечественной оборонки, есть масса предприятий, которые в него не входят, частный сектор. До сих пор не назначен профильный вице-премьер, в компетенции которого находились бы эти вопросы. Ведь ответственность высока, а у нас, к сожалению, больше думают о политических рейтингах, чем о своей стране.

— Украина ждет помощи от Запада в виде поставок летального оружия. Что нам нужно в первую очередь? И на что мы можем рассчитывать? Только на «Хаммеры» и «Саксоны»? Или на что-то большее?

— Украине следует рассчитывать только на свои силы. «Хаммеры» и «Сак­соны» закрывают лишь часть потребностей Вооруженных сил в боевой технике — особенно в условиях удвоения численности армии Украины — со 134 до 250 тысяч. Передача более сложной техники и оружия Ук­ра­ине со стороны европейских стран усложнена. Такую технику нам переда­вать не хотят. То есть основная став­ка должна быть сделана на оснащение Вооруженных сил новейшими средствами разведки, радиоэлектронной борьбы и автоматизированными системами управления войсками и оружием, системами зональной противовоздушной обороны, боевыми авиационными комп­лексами, кораблями и тому подобным. При этом нужно помнить: самое современное оружие в руках необученного бойца — просто кусок дорогостоящего железа, и не важно, какого производства — США или Украины. Поэтому и сейчас, и в будущем приоритетом развития Вооруженных сил является их обеспечение — от солдата до генерала — для выполнения задач в новых условиях.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось