В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Утрата

Прощай, дорогой КГБ!

12 Декабря, 2005 22:00
На протяжении полувека начинающие журналисты и редакционные практиканты нервно вздрагивали, наткнувшись на надпись "Газеты КГБ" или "Книги КГБ".

На протяжении полувека начинающие журналисты и редакционные практиканты нервно вздрагивали, наткнувшись на надпись "Газеты КГБ" или "Книги КГБ". И как же они были счастливы, выяснив, что грозная аббревиатура расшифровывается просто - Каневский Григорий Борисович... Этого светлого человека, корифея украинской журналистики, обожали все. Молодежь - как наставника, начальство - как безотказного трудоголика, читатели - как автора интереснейших, сенсационных материалов. Вот только советская власть его не жаловала - за пресловутую "пятую графу", из-за которой карьера ему была заказана.

Впрочем, Григорий Борисович и не рвался на высокие посты, поскольку всю жизнь хотел одного - писать о спорте. А начинал он давным-давно фотографом в киевском "Динамо". С удовольствием показывал нам, своим коллегам, уникальный снимок, где молодой Валерий Лобановский делает "крест" на гимнастических кольцах. Выдержав эффектную паузу (болельщики знали, что знаменитый футбольный тренер никогда не был силен в "физике"), раскрывал секрет: оказывается, он просто подбил Лобана... встать на табурет, который по понятным причинам в кадр не вошел. Именно Каневский взял первое интервью у тогда еще никому не известных братьев Кличко. Постоянные читатели "Бульвара" наверняка помнят этот материал 10-летней давности.

Григорий Борисович, увлекавшийся в юности гимнастикой, и в 75 мог на спор отжиматься на одной руке от пола прямо в редакционном кабинете. Сколько молодых самонадеянных журналистов, краснея, признавали, что проиграли ему пари! А когда он делал в бассейне стойку на голове, немецкие бюргеры и почтенные пенсионеры теряли дар речи.

Да, последние годы он прожил в Германии, и это очень грустная история. Нет, наш Канева не гнался за обеспеченной старостью, он был редким аскетом и бессребреником. А уехал на ПМЖ ради второй жены и двух ее дочерей, которым заменил отца. Вряд ли это была слепая любовь, скорее человеческая жалость. Побывав в шкуре "кормящего отца" (первая супруга бросила его с малолетним сыном), Григорий Борисович лучше кого бы то ни было понимал, как тяжело в одиночку растить детей. Он не дал пропасть этой семье в смутные 90-е, поставил на ноги девчонок... На нем (вот когда пригодилась национальность!) все трое и выехали на вожделенный Запад.

В Германии Каневский продолжал работать, присылал оттуда материалы, но очень тосковал без привычной среды, газетной суеты, без оставшегося дома сына. Кто знает, может, и это подтолкнуло страшную болезнь? Увы, оказалось, что из больницы, где ему сделали тяжелейшую операцию, возвращаться некуда. 40-летняя жена Каневского, что называется, женщина в самом соку, уже привела в их общую квартиру другого. Эта особа оставила Григория Борисовича не только без элементарного ухода, но и без копейки, простите - без евро. Впору было умирать в сытой Германии от голода, если бы не пришел на выручку "Бульвар Гордона"...

Но хватит горьких слов о людской неблагодарности, непорядочности... Мы так переживали за него, молились за его здоровье. Казалось, что Бог нас услышал, что болезнь отступила. Месяца два назад Григорий Борисович появился в редакции, как всегда, бодрый, подтянутый. Костыль в его руке выглядел совершенно лишним. Мэтр говорил, что врачи дают ему года три, собирался засесть за мемуары, написать книгу, обещал созвать в застолье всех, с кем работал. Мы тогда еще не знали, что он приезжал проститься с любимым городом, последний раз вдохнуть редакционный воздух...

Редколлегия "Бульвара Гордона"



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось