В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Во весь голос

Дмитрий МАЛИКОВ: «Недавно мне предложили снова сняться в рекламе шампуня от перхоти: мол, 10 лет прошло, а волосы у вас еще остались»

Мирослава ЗАЕЦ. «Бульвар Гордона» 20 Марта, 2008 22:00
Настоящий бизнес — это очень трудно, да туда особо и не пускают...
Наталия ЗАЯЦ
Многие коллеги считают Дмитрия Маликова везунчиком. Еще бы! Во-первых, артист хорош собой, умен и талантлив. Во-вторых, родился в семье Юрия Маликова, музыканта суперпопулярной в СССР 70-х группы «Самоцветы», а связи во все времена значили много. В-третьих, Дмитрию повезло оказаться в нужное время в нужном месте, а именно — построить дом в подмосковной Барвихе, ныне элитном поселке российских VIPов. Соседство с олигархами и видными политиками дает немалые бонусы. Так, пару лет назад шефство над Дмитрием взяла известная российская нефтяная компания, с руководителями которой артист дружит. Благодаря этому покровительству Маликов имеет возможность не колесить по стране с изнурительными гастролями, а выступать лишь для избранных, причем за хорошие гонорары. Это позволяет ему без ущерба для семейного бюджета заниматься любимым делом — написанием и исполнением инструментальной музыки. Совсем завязать с шоу-бизнесом Дмитрий пока не решился, поскольку заработки в этой сфере многократно превышают доходы серьезных музыкантов. Но выманить его из дому на какой-нибудь выездной корпоративчик дальше Московской области практически нереально. Вот в Киев он иногда наведывается, чтобы снять очередной клип у режиссера Владимира Якименко.

«КАКАЯ-ТО БАБУШКА КО МНЕ ПОДОШЛА: «Я ВЫРОСЛА НА ВАШИХ ПЕСНЯХ»

— Дима, вы уловили момент, когда из Димы превратились в Дмитрия?

— Да! Какая-то бабушка подошла и сказала: «Я выросла на ваших песнях»...

— А если серьезно? Когда вы поняли, что Димой уже просто неприлично называться?

— Шутка номер два. Ее придумал и увековечил в книжке один мой приятель, который старше меня лет на 25. Его спросили: «Когда вы почувствовали, что стали взрослым?». Он ответил: «Когда понял, что девушки, с которыми я встречался в юности, начали умирать».

— Но с вами, надеюсь, такого не произошло?

— Нет, у меня еще есть юные поклонницы... Все это стереотипы. Вот Машу Распутину тоже все время Машей называют — разве она от этого хуже поет? Меня и сейчас со сцены часто именуют Димой. Я это не приветствую, но и запретить не могу... Хотя мне всегда больше нравилось полное имя. Вообще-то, я не думаю о возрасте и в 38 лет остаюсь наивным, доверчивым, романтичным. Творческий человек должен быть в душе немного ребенком.

— Как ваше творчество оценивает ваша восьмилетняя дочь Стефания?

— Ей нравится. Она любит, когда я играю дома на рояле. Стеша у нас танцует в театре, где иногда ставят балетные постановки под мои композиции — например, под «Ласточки». А еще дочка обожает ходить на мои концерты, садиться где-нибудь в зале и выносить мне на сцену цветы. После концерта одобрительно говорит: «Молодец, папуля», но иногда делает замечания, рассказывает, что ей понравилось, не понравилось...



— Она уже осознает, что ее отец — звезда?

— Говорит: «Ой, папа! Слушай, с тобой по магазинам ходить невозможно! Сплошные автографы!».

— Дмитрий, говорят, вы решили завязать с шоу-бизнесом и сконцентрироваться как композитор и пианист на серьезной музыке? По-моему, это рискованная затея.

— Риск — благородное дело! Еще год с небольшим назад я был не готов к такой программе, тем не менее сделал проект PIANOMANIЯ (название концертной программы Маликова с инструментальной музыкой.Авт.)! Желание выразить себя как композитора и пианиста зрело во мне долгие годы... Слава Богу, у меня есть помощники в сфере бизнеса! Не перевелись еще люди, которым нужны не только песни, но и что-то более глубокое. Хотя я от песен своих не отрекаюсь! Они остаются со мной.

— Но серьезной музыкой ведь сейчас много не заработаешь.

— Просто я чувствую, — внутренний голос мне подсказывает! — что должен нести это людям!

Вообще, я понял одну мудрость: не надо бояться будущего. Будет день — будет и пища. Господь Бог все сам решит и выдаст тебе все карты на руки. Важно только понять, что тебе нужно. Как говорил Толстой: «Делай, что должен, и будь что будет». Что касается меня, то не так много мне нужно, по большому счету. К счастью, взгляды мои и жены в этом полностью совпадают. Она тоже человек, свободный от сильных материальных зацепок, поэтому мы, как сейчас выражаются, не паримся на эту тему.

— Я заметила, чту у вас нет суетливости, какой-то задерганности, свойственной большинству артистов. Как удается этого достичь?

— Мы живые люди — нервничаем, переживаем, как и все. Поскольку у нас есть внутренняя свобода и понимание, мы одинаково ровно относимся к плохому и к хорошему, к трудностям и к радостям. Мы просто уверены в себе!

Когда артист сомневается в себе, в своем будущем, у него ничего стоящего не получится. В любом случае нельзя сильно расстраиваться и особенно радоваться, предпочтительнее ровное отношение, я бы сказал, буддистское. Я читаю очень много философских книжек и знаю, что это есть во всех религиях.

«Я НЕ ЗАХОТЕЛ ВВЯЗЫВАТЬСЯ В СУДЕБНЫЕ РАЗБОРКИ С ГРУППОЙ «ПЛАЗМА»

— Вы не пытались заняться бизнесом, как многие ваши коллеги?


Дмитрий с любимыми женщинами — женой Леной и дочерью Стефанией


— Я достаточно сдержан в делах. Настоящий бизнес — это очень трудно, да туда особо и не пускают... Тем не менее не буду скрывать, пытаюсь сделать первые шаги в сфере недвижимости.

Хочу заняться строительством офисных помещений, коттеджей, но это долгоиграющие проекты. У меня не очень быстро все получается, но кое-какие сдвиги есть. Проблема в том, чтобы свои свободные средства доверить достаточно надежным людям, вложить их правильно.

— А продюсирование для вас не бизнес? Помнится, раньше вы занимались группой «Плазма», сейчас помогаете Елене Валевской?

— Это не бизнес, а сфера деятельности. С ним много хлопот связано, а перспектива получения потенциальной прибыли крайне условна, эфемерна и долгосрочна, так что легче вложить деньги в строящееся здание. Понимаете, да? Но с точки зрения правильности, гуманности и профессиональной принадлежности продюсирование необходимо. То есть не все измеряется деньгами. Просто и в том, и в другом случае я вижу способных людей: и «Плазма», и Лена сочиняют отличные песни, у них хороший вокал.

— А если какие-нибудь олигархи за немалые деньжищи предложат раскручивать своих детей — чем не бизнес?

— Если человек бездарен, его хоть по 100 раз в день показывай по телевизору, публика его не полюбит все равно. Да, все увидят нового исполнителя, но, скорее всего, даже не запомнят. А положить большие деньги в карман и ничего не добиться мне не позволяет совесть. Реклама — да! Но это не имеет отношения к творчеству. Заставить людей любить какую-то музыку или какого-то артиста невозможно. Лучше предложить 100 имен, и пусть слушатель выберет сам.

— С группой «Плазма» вы расстались без скандала?

— У нас истек срок контракта. Были спорные вопросы, но нам удалось договориться. Вернее, я просто уступил. Мог бы претендовать на многое, вплоть до названий песен, но посчитал, что деньги, которые я могу за это получить, не стоят дрязг и скандалов.

Я не захотел ввязываться в судебную грязь, разборки и так далее. Подумал, что ребята практически мои ровесники, на пару лет младше, и имеют право на самостоятельную работу. И гонорары у них не такие уж высокие, а им надо покупать квартиры в Москве... Согласно моим жизненным принципам, в справедливости которых я убеждался не раз, все надо спокойно отдавать.

— Вы затаили обиду на них?

— У нас нет общения и точек соприкосновения, но при встрече мы здороваемся. Какого-то неприятного осадка у меня не осталось, надеюсь, у них тоже.

— Со съемками в рекламе вы уже завязали?

— Мне недавно предложили снова сняться в рекламе шампуня, когда-то наделавшей много шума. Говорят: «Прошло уже 10 лет, а вы не меняетесь и волосы у вас еще остались. Для нашей компании это очень важно — все-таки время идет, мы взрослеем. А главное, в шоу-бизнесе мало кто может похвастаться роскошной шевелюрой». (Поет: «И нисколько мы с тобой не постарели»). Я говорю: «Хорошо, давайте решим этот вопрос философски». И нарисовал им цифру. Но ответное предложение меня не очень устроило. Так что не сошлись форматами.

— Практически в каждом интервью вы говорили, что вас настолько достали вопросы о шампуне от перхоти, что вы бы не согласились больше участвовать в этом ни за какие деньги...

— Нет! Ну за очень большие деньги пускай бы подоставали еще! Зато теперь я рекламирую швейцарские часы. Смотрите, какие красивые...

— Слышала, вы пишете музыку для российских сериалов?

— Пока написал только для одного — «И все-таки я люблю», который выйдет на Первом российском канале. Моя песня «Ты и я» будет там заглавной. По-моему, красиво получилось. Вообще, работа мне показалась интересной, хотя нескольно прикладной и не очень благодарной с материальной точки зрения. Но это была для меня очень серьезная проба, возможность набить руку. Теперь я как композитор готов для полнометражного фильма!

— Бытует мнение, что жизнь размеренная, спокойная не способствует вдохновению. Вы на себе это ощутили?

— У меня такой момент наступил пару лет назад. Я тогда понял, что мне не очень интересно писать песни. Но у меня была PIANOMANIЯ. Это моя отдушина, возможность уйти от кризиса среднего возраста.

«МУЖЧИНЫ С ТРАДИЦИОННОЙ ОРИЕНТАЦИЕЙ О ПЛАСТИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ДОЛЖНЫ ЗАДУМЫВАТЬСЯ НЕ РАНЕЕ 60 ЛЕТ»

— Что вас может ввести в состояние депрессии?

— У меня, как у любого человека, масса проблем: провалы, какие-то неудачи, нелады со здоровьем — все бывает... Это только со стороны кажется, что все гладко. Но я быстро прихожу в себя. Может, потому, что я доверчивый, откровенный человек. Если у меня какие-то неприятности, звоню друзьям и жалуюсь, плачусь. А вообще, в сложных ситуациях надо мысленно перенестись, к примеру, в соседний город, где о твоих делах никто ничего не знает. Сразу станет легче... Кроме того, я стараюсь немножко заниматься спортом, бегаю по утрам. Считаю, что физические нагрузки приводят в норму нервную систему.

— Алкоголь тоже помогает снять стрессы?

— Если устаю, могу дома вечером за ужином выпить пару рюмок. Это не снимает стресса, просто чуть-чуть расслабляет, создает приятную иллюзию...

— Для многих ваших коллег актуальна тема пластических операций. Вы об этом задумывались?

— Честно говоря, я надеюсь, что пронесет. По-моему, мужчины с традиционной сексуальной ориентацией должны о подобном задумываться не ранее 60 лет. Мне кажется, в этом возрасте я уже не буду так зависеть от сцены со всеми вытекающими последствиями. Вижу себя через ...надцать лет загорелым, худощавым, седовласым мужчиной, гуляющим по набережной у Средиземного моря. Мечтаю пожить где-нибудь в Средиземноморье, попутешествовать по миру на нормальной машине.

— А с таким понятием, как липосакция, вы знакомы?

— Нет. Я просто бегаю по утрам и этим привожу в норму вес. При росте 1 метр 84 сантиметра я с 25 лет стабильно вешу 75 кг. Правда, побывав в прошлом году в Италии, поправился на три килограмма, но, вернувшись домой, согнал шесть.

— Несмотря на свои внешние данные, вы как-то нечасто появляетесь на телеэкране в последнее время.

— Я не стремлюсь во что бы то ни стало мелькать в телевизоре. Например, от «Танцев со звездами» наотрез отказался.

— Почему? По-моему, неплохой проект.

— Мне не нужны искусственно придуманные сплетни и скандалы. Может, когда-то и понадобится, но мне бы этого очень не хотелось. Если я приму участие в программе «Танцы со звездами», это не прибавит мне публики на PIANOМANIЯ. Люди просто посмотрят и скажут: «У, Маликов хорошо катается!». Им интересно, что знакомые морды где-то там падают, набивают синяки и шишки... То есть мне не хочется быть клоуном! Я им никогда не был.

— А можете посмеяться над собой?

— Самоирония — другое дело. Мы с женой Леной только этим и занимаемся! Смеемся и друг над другом, и над собой. Вообще, ироничное отношение к жизни и к себе особенно — это признак ума, только дураки могут офигевать от самих себя, любимых.

«Я КОЛЛЕКЦИОНИРУЮ ПОСУДУ, И ЕСЛИ ЖЕНА ЧТО-ТО РАЗОБЬЕТ ,ПРОСТО ЕЕ УБЬЮ»

— Ну вы же такой талантливый, такой красивый, такой умный... Как же не офигевать?

— А вот я не замечаю, что такой умный и красивый. Почему? Потому что я — мужчина.

— Неужели у вас есть недостатки?

— Конечно. Я эгоистичный, ленивый, иногда глупые вещи всякие совершаю.

— Какие, например? С женой ругаетесь?

— Ругаемся.

— Посуду бьете?

— Я коллекционирую посуду, поэтому, если Лена что-то разобьет, просто ее убью. Шутка! Но я действительно коллекционирую графины Ленинградского фарфорового завода, который раньше назывался Императорский. Они не сильно дорогие, но очень прикольные, разных форм, у меня 55 экспонатов 50-х-60-х годов. Завод еще существует, но графинов больше не выпускает. В этом ценность моей коллекции.

— В детстве вы как артистический ребенок дружили с Кристиной Орбакайте и с Володей Пресняковым, с родителями которых работал ваш отец. А какие у вас отношения сейчас?

— С Вовкой мы очень разные. В детстве мы столкнулись, да! И я его очень люблю, и он любит меня, но у нас не совпадают ни вкусы, ни представления о жизни, ни темперамент. Например, я встаю в девять утра, а он в это время только ложится...

Кстати, благодаря Кристине я снялся в картине «Увидеть Париж и умереть». Она позвонила мне и говорит: «Вот есть кино, мне предлагают роль, я сейчас на пробах. Не знаю: возьмут — не возьмут. Там, кстати, нужен актер на роль пианиста-студента». Я снялся, сейчас выкупил права на этот фильм и выпускаю его на DVD.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось