В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мои года - мое богатство

Актер театра и кино Леонид НЕВЕДОМСКИЙ: "Мои жены очень хорошо друг к другу относятся. Вместе внука нянчат..."

Людмила ТРОИЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 2 Мая, 2006 21:00
Леонид Неведомский утверждает, что он "не актер" и в этой профессии человек случайный: дескать, не дал ему Бог таланта. Наверное, шутит. Иначе как объяснить огромное количество ролей в кинофильмах, среди которых "Мачеха", "Синяя птица", "Цыган", "Возвращение Будулая", "Старая крепость", и 30-летний стаж работы в знаменитом БДТ?
Людмила ТРОИЦКАЯ
Леонид Неведомский утверждает, что он "не актер" и в этой профессии человек случайный: дескать, не дал ему Бог таланта. Наверное, шутит. Иначе как объяснить огромное количество ролей в кинофильмах, среди которых "Мачеха", "Синяя птица", "Цыган", "Возвращение Будулая", "Старая крепость", и 30-летний стаж работы в знаменитом БДТ? Он не любит говорить о своих успехах. Зато с удовольствием рассказывает о внуке и клубнике, которая растет у него на даче.

"НА СТАРОСТИ ЛЕТ Я СДЕЛАЛ НЕПЛОХУЮ КАРЬЕРУ ПЕВЦА"

- Леонид Витальевич, как вы относитесь к своему возрасту?

- Знаете, мне кажется, что с каждым годом ты становишься старше, но отнюдь не лучше как актер. Я уже не расту, а потихоньку угасаю. Все труднее находить в себе силы, чтобы не катить на том же паровозе, на котором выезжал многие годы.

Чтобы не повторяться, нужно все время меняться, знакомиться с новыми людьми. Если мне это не удается, приходится отказываться от роли. Понимаете, это так скучно: просто носить свое лицо и эксплуатировать какую-то толику обаяния, которым наградила тебя природа. Я старался всегда этого избегать и в театре, и в кино, по возможности чаще что-то менял в жизни.

- Именно поэтому вы работаете в двух театрах: БДТ и Театре русской антрепризы?

- Ну, я артист неугомонный! Мне все время хочется чего-нибудь новенького. Хотя мой основной театр все же БДТ - в нем играю уже 37-й сезон. А в Театре антрепризы я всего четыре года - туда меня заманили ролью Захара в "Обломове". К слову, в этом театре у меня все спектакли начинаются на "о": "Отверженные" по Гюго, "О шут мой, я схожу с ума!" о жизни Андрея Миронова.

- В поисках разнообразия и подались недавно в певцы?

- Возможно, свою роль сыграло то, что Леонидом меня родители назвали в честь Утесова. Так или нет, но на старости лет стал я напевать себе под нос всякие песенки, а затем выпустил альбом "Милый друг". Туда вошли 17 песен из тех, что я пел на кухне под гитару, еще будучи студентом, - Леонида Утесова, Марка Бернеса, Булата Окуджавы, с которым, кстати, я был лично знаком...

Начало оказалось настолько удачным, что меня уже приглашают выступать на праздниках. 9 Мая, после минуты молчания, я пел на Дворцовой площади в Питере "Журавлей", "Сережку с Малой Бронной". За два года такую карьеру сделал, и заметьте, уже далеко не молодым и красивым мальчиком! Но серьезно, конечно же, к своему музицированию не отношусь, это для меня развлечение.

- Вы много снимались в Киеве, на киностудии имени Довженко...

- Я безумно люблю Киев и скучаю по нему. Там жил дорогой мне Костя Степанков и, слава Богу, живет Ада Роговцева.

- В одном из своих интервью вы обмолвились, что в Украине живет женщина, в которую вы когда-то были отчаянно влюблены. Кто она, если не секрет?

- Эта женщина не имеет никакого отношения ни к театру, ни к кино. Ее зовут Галина Бакшеева. Она была необыкновенной красавицей и божественной теннисисткой. Помню ее высокой, загорелой, длинноногой... Я и сейчас мечтаю ее увидеть. Жаль, что связь с Галей давно утеряна. Когда приезжаю на гастроли в Киев и набираю знакомые номера телефонов, оказывается, что там уже давно другие люди. Из-за дорогих мне воспоминаний этот город для меня всегда солнечный, добрый, щедрый.

- А как вы с красавицей-киевлянкой познакомились?

- На теннисном турнире. У нас ведь в БДТ многие теннисом увлекаются: Кирилл Лавров, Жора Штиль, Валера Матвеев. Я среди них - самый слабый игрок... Зато и самый смелый! Так вот, собрался я тогда с силами, подошел к ней сразу после игры, чтобы выразить свое восхищение.

- И..?

- У нас ничего такого не было! Галина стала моим кумиром, чистой, большой, но платонической любовью. Я даже на чемпионат в Ригу ездил, чтобы поболеть за нее.

- Наверное, ваша жена ревновала к теннисистке?

- Не думаю. Я ведь никогда не скрывал своих привязанностей ни от жен, ни от детей. А если и ревновала, по ней этого не было заметно.

- Ваша супруга тоже актриса?

- Первая жена была актрисой. Мы развелись, прожив 20 лет. Вторая - психолог, заведующая кафедрой, без пяти минут доктор наук и вообще очень серьезная дама. Мы познакомились в санатории, но курортного романа не было, клянусь! Это случилось уже потом, в Питере, постепенно. Так сложилось, что дочка после развода осталась со мной, и я не мог жениться, пока она не подрастет и не закончит образование. Кстати, мои жены, первая и вторая, очень хорошо друг к другу относятся, подолгу говорят по телефону, вместе внука нянчат.
"ПО-ПРЕЖНЕМУ БОЛЕЮ ЗА КИЕВСКОЕ "ДИНАМО", ХОТЯ ЭТО НЕПАТРИОТИЧНО"

- Вам не страшно быть мужем такой умной женщины?

- В моем возрасте уже ничего не страшно. Я не один раз убеждался в ее интеллектуальном превосходстве. И в том, как плохо все получалось, когда я ее не слушался.

- А теннисом вы до сих пор увлекаетесь?

- А как же! Конечно, старый уже стал, мы все реже встречаемся с коллегами на теннисном корте, чтобы поиграть. Зато я внука приобщаю к этому спорту. Правда, недавно, представьте себе, пришел он ко мне и заявил, что с теннисом все кончено. Ему, видите ли, интереснее в футбол играть. Я категорически против! Это же очень травматичный спорт, кости так и ломаются.

Хотя я люблю футбол и ваших футболистов обожаю. Ведь Большой драматический театр дружил с киевским "Динамо". Покойный Валерий Лобановский, Леня Буряк, Олег Блохин были большими театралами и после матча хоть ко второму акту, но приходили. Это их Олег Борисов приохотил. Он же киевлянин, как и Кирилл Лавров. Видите, какие у меня связи?

Кстати, я по-прежнему болею за киевское "Динамо", хотя это, наверное, непатриотично.

- Говорят, для актера первый режиссер значит не меньше, чем для женщины - первый мужчина. Как вы считаете, вам повезло?

- Думаю, что да. Я начал работать в девятом классе, под руководством Владимира Мотыля. Да-да, того самого, который потом снял "Белое солнце пустыни". Мотыль тогда был главным режиссером в Свердловском театре имени Ленинского комсомола. Так вот, мне, 16-летнему пацану, он доверял такие роли, которых после него никто даже не предлагал.

Владимир Мотыль меня и в кино снял, в фильме "Звезда пленительного счастья". Правда, это был крошечный эпизод: во время съемок я был с БДТ на гастролях в Венгрии, и Товстоногов меня не отпустил...

Товстоногов - мой крестный отец в театре. В БДТ он меня пригласил, когда я учился еще на третьем курсе института.

- Правда, что во многих своих киноролях вы что-то додумывали?

- Да. В "Будулае", например, благодаря мне появилась любовь председателя к героине Клары Лучко, - по сценарию ее там и близко не было. Мне показалось, что так будет драматичнее. А в "Мачехе", где мы снимались вместе с Дорониной, вначале предполагалось, что мой герой любит свою дочь. Просто так, потому что она его родная кровь. Но тут я восстал: как же он может любить ее, когда не вложил в нее ни сил, ни нервов, она росла далеко от него?

- Неужели режиссеры и сценаристы спокойно относились к вашим нововведениям?

- Конечно, с ними особенно не поспоришь. Но иногда удавалось убедить. А вот у Баширова в фильме "Лобовая атака" я ни строчки не поменял: ведь там Леонов - литература настолько хорошая, что туда ничего не добавишь, да это и не нужно.

- Вы играли сплошь положительных героев. Обычно же актерам интереснее вживаться в роли негодяев: есть где развернуться, показать свой талант...

- Действительно, так получилось, что из 100 сыгранных ролей на моей совести всего два отрицательных персонажа. И те у меня получились настолько плохо и неубедительно, что стыдно за них до сих пор. Не знаю почему, но я в отличие от большинства своих коллег люблю играть только хороших людей. Вот недавно мне привалила большая, значительная, а главное, очень положительная роль в фильме "Удачи тебе, сыщик!" режиссера Александра Баширова. После этой картины говорю себе с чистой совестью: "Леня, можешь пока на экран не вылезать! Хватит!".

Что касается плохих и хороших людей... Я, например, делю людей на совестливых и бессовестных. Вот в "Отверженных" Гюго утверждал, что Бог - это совесть, а совесть - это Бог. Я сам стараюсь жить по такому принципу. И эту фразу я всегда пишу сверху на тексте своей роли.

- Даже если эта роль в телесериале?

- Да. Я люблю бег на короткие дистанции: появился, сыграл, ушел. Режиссер Дмитрий Светозаров раза четыре приглашал меня сниматься в его телесериалах "Агент национальной безопасности" и "Улицы разбитых фонарей".

Честно говоря, последние годы на редкость урожайны для такого дедушки, как я. После съемок у Баширова была роль в сериале "Игра" режиссера Александра Строева. А потом я сыграл самого Уинстона Черчилля у Александра Кота в фильме "Конвой".

- Тем не менее многие ваши коллеги по-прежнему считают телесериалы "низким жанром".

- Я не разделяю их мнения. Хотя несколько раз отказывался от предложений сниматься. Но только потому, что предлагали совсем неинтересные, не мои роли. Мне же будет стыдно перед своими прежними героями в фильмах "Мачеха", "Цыган", "Возвращение Будулая"! Они для меня все равно что живые люди. И могут мне сказать: "Леня, ну что ж ты за деньги продался?!".

- А как же семья, которую кормить надо, вилла, машина?

- Но я же зарабатываю, стараюсь как-то. Вот работаю в двух театрах. Плюс концерты, какие-то съемки в кино. Я не шибко богат, но, во всяком случае, мне удается держать семью на плаву. Они у меня не голодные, могут позволить себе учиться (я имею в виду внука). А что касается машины... На своей первой, "волге", я отъездил 20 лет (кстати, это авто со мной снималось в "Цыгане"), нынешней скоро 19 стукнет - можно уже паспорт "по достижении совершеннолетия" вручать.

- Когда же на "мерседес" пересядете?

- Да никогда в жизни мне на него не заработать! Кстати, у меня еще дачка есть! И соседи по даче интересные - Михаил Боярский и Нина Ургант. У каждого по шесть соток, грядочки, смородинка - белая, красная, черная. Но я в этом году почти весь свой огород уничтожил - расчистил место, чтобы внук мог играть в пинг-понг. Оставил лишь несколько грядочек с клубникой и щавелем для него.
"Я БЕЗУМНО ГОРЖУСЬ, ЧТО РАЗГЛЯДЕЛ ТАЛАНТ В БЕЗРУКОВЕ"

- Дача у вас - место для отдыха или для работы?

- Ой, я там только пашу! Как трактор. Все копаю, корчую, поливаю, собираю, ремонтирую. Ни разу за все эти годы не удалось даже шашлычок себе сообразить! Некогда! К слову, мои предки - сельские учителя, а пра-пра-прадеды, наверное, крестьяне. Поэтому всю жизнь встаю в полшестого утра. Если нахожусь на даче, иду на огород или на рыбалку. А в городе мучаюсь, жду, когда можно будет чем-то заняться.

- Короче говоря, вы трудоголик?

- Да, особенно в профессии. Всю жизнь говорил, что у меня с талантом слабовато, зато я дисциплинированный и трудолюбивый. Никогда не лежал на диване, не позволял себе лениться. У меня к себе слишком много претензий. Скажу без лукавства, что абсолютно не тщеславен.

- После какой картины с вами начали здороваться люди на улице?

- После фильма "Впереди день". А после "Мачехи" и "Цыгана" поклонников стало очень много.

- Говорят, у Волонтира и Лучко во время съемок "Цыгана" случился роман...

- Никогда этого не было! Клара вообще не способна была флиртовать на съемочной площадке. Она ведь трудяга! Как и я, всегда придерживалась мнения, что роман на работе - это как-то вульгарно. Ну а зрителям, разумеется, хотелось поженить своих любимых героев. Вот откуда эти слухи.

- Наверное, на съемках картины с настоящими цыганами было весело?

- Да. Но знаете, я живу очень закрыто, в общем веселье редко участвую. Например, никогда не бываю на фестивалях и прочих, как сегодня говорят, тусовках. Считаю это ненужным, бросовым делом.

- Признайтесь, чего в жизни вы терпеть не можете?

- Только одного: быть членом жюри. Мне конкурсантов так жалко! Я бы всем присудил первое место, честное слово! Между прочим, на одном конкурсе я сделал все, чтобы Сереже Безрукову, тогда еще студенту второго или третьего курса, дали первую премию. Буквально на следующий год я опять за него болел. Но тут воспротивились остальные члены жюри: мол, нельзя два года подряд одному и тому же артисту давать премию. И все-таки я безумно горжусь, что разглядел этот талант!

В своем театре я заседаю в худсовете уже более 30 лет. Ненавижу это! Когда идут показы артистов, претендующих на ту или иную роль, я всеми силами стараюсь увильнуть. У артиста в этот момент нервы наружу, почти истерика: возьмут - не возьмут, утвердят - не утвердят. Я считаю, что нет профессии ужаснее и отвратительнее, чем моя.

Киев - Санкт-Петербург - Киев


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось