В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Эй, вы, там, наверху!

Виталий КОРОТИЧ. «Бульвар Гордона» 1 Июля, 2010 21:00
Когда-то Маркс с Энгельсом придумали, что у пролетариев всех стран нет лучшей мечты, чем соединиться и всячески разрушать свои нелюбимые национальные отечества.
Виталий КОРОТИЧ
Когда-то Маркс с Энгельсом придумали, что у пролетариев всех стран нет лучшей мечты, чем соединиться и всячески разрушать свои нелюбимые национальные отечества. Со временем выяснилось, что это не совсем так, потому что в разных странах работающие люди живут по-разному, к своим отечествам относятся различно, потому что неодинаково обеспечены заботами государств, пенсиями и всем прочим.

В прошлом году случился забавный казус: немецкие моряки изловили сколько-то сомалийских пиратов, их судили и посадили в немецкие же тюрьмы. Пираты сообщили домой, как и где они теперь поживают, и из Сомали в Германию толпой двинули их близкие и дальние родственники, потому что в германской тюрьме и даже в немецкой подворотне жизнь выглядела комфортнее, чем в сомалийских городах и селах. В очередной раз выяснилось, что пролетарии всех стран очень разные, и диапазон этот довольно просторен.

Например, донецкие или сибирские шахтеры, взрывающиеся в своих забоях, обеспечены страховками хуже шахтеров американских, но вроде бы лучше китайских. Шахтерские отпуска, конечно, не равняются депутатским, так же как зарплаты и пенсии, но, как уже не раз сообщали соотечественникам власть предержащие, нельзя, чтобы сразу всем стало хорошо. И привычки у всех разные.

В Москве не так давно наделал шума любимый властью режиссер Никита Михалков, закупоривший все движение своим разворотом поперек улицы и заодно поперек правил дорожного движения. Но режиссер, близкий куда надо, да еще и сын поэта-гимнописца, сказал: «Имею право!», и никто не усомнился. Это вам не английская королева, которая не имеет права на мигалку, установленную на крыше кареты или автомобиля...

Не зря сказано: «Все у нас равны, но некоторые равнее других». Раз мы терпим такое положение дел, значит, так нам и надо.

Кто главнее кого, определяется иногда по наглости обладателя привилегий, порой мучительно и не сразу. К тому же в разных странах разные прейскуранты грехов и заслуг. В Соединенных Штатах мне однажды показали архивную кинопленку, снятую в конце войны, где была запечатлена эвакуация лагеря военнопленных в Германии, освобожденного американцами. Вначале выпустили американских военнопленных. Те прыгали от радости, зная, что их ждут жены и дети, родные и близкие, денежное вознаграждение за муки, а также специальные медали, которыми в Америке награждают тех, кто попал в плен и сумел выжить. Наши солдаты и офицеры как-то не очень праздновали освобождение, и когда у меня спросили, почему это, я постеснялся ответить. Наверное, американцы попросвещеннее и сами знали, но мне было больно рассказывать, что наших пленных ждали на родине фильтровочные концлагеря и строка в анкете, согласно которой они долго еще не получат ни хорошей работы, ни льгот, положенных ветеранам.

Собственно говоря, что значит «положенных»? В Украине и в России ветеранам отдельные квартиры обещают до сих пор - тем немногим, кто дострадал до сего дня. К тому же в Украине до сих пор кое-где выясняется, кто в кого стрелял и кто где служил... Германский ветеран войны, побывавший в плену, получает 2800 евро ежемесячной пенсии - на 300 евро больше, чем просто ветеран неплененный. Кроме того, у военных ветеранов побежденной страны есть право на бесплатный проезд, скидки по квартплате и бесплатная медицинская помощь. Ну почти как у наших депутатов, только пенсия поменьше. Так, может, это наши чиновники выиграли войну?

Не знаю, как у кого, а у меня есть ощущение, что я задолжал многим хорошим людям. Пробую внушить государству то же самое...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось