В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шутки в сторону

Михаил ЖВАНЕЦКИЙ: "Что такое старость? Это бесконечная проверка молнии на брюках"

Людмила ТРОИЦКАЯ 31 Октября, 2005 22:00
Во дворце "Украина" прошел концерт знаменитого писателя
Выступление задержали минут на 10, и Михал Михалыч, выйдя к микрофону, сразу же начал извиняться: "Вы думаете, вы тут одни сидели? Я тоже за кулисами бил копытом. А мне говорят: "Пробки в городе, нужно подождать".
Людмила ТРОИЦКАЯ

Выступление задержали минут на 10, и Михал Михалыч, выйдя к микрофону, сразу же начал извиняться: "Вы думаете, вы тут одни сидели? Я тоже за кулисами бил копытом. А мне говорят: "Пробки в городе, нужно подождать".

Но судя по лицам зрителей (сплошь интеллигентным) заторы на дорогах не могли помешать приехать вовремя - такая публика, скорее всего, ездит на метро.

Жванецкий посмотрел на стол возле микрофона и поинтересовался, где стул. "Нет, нужно поставить стул. Я не собираюсь на нем сидеть. Но поставить нужно. Хотя бы для красоты. Хотя бы для мебели". Стул под громкие аплодисменты принесли, и писатель торжественно водрузил на него портфель, тот самый, который уже много лет не поймешь какого цвета от старости и потертости и которому возводят памятники, как и его хозяину.

Говорят, скоро бронзовые Михал Михалычи и их портфели покроют всю территорию СНГ, как некогда монументы другого, не менее известного писателя, который был "живее всех живых". Надо заметить, наметившаяся тенденция уже беспокоит Жванецкого, и на вопрос "Бульвара": "Как вы себя чувствуете в качестве памятника?" - Михал Михалыч ответил: "Когда это уже больше чем удовольствие - это тяжело!".

Ну, может, ему и тяжело, а нам - приятно. Тем более знаем, что заслужил. Последний концерт в Киеве - лишнее тому доказательство. Жванецкий читал свои новые произведения, так сказать, апробируя их на киевской публике. К слову, этим занимается большинство его коллег. Считается, что в столице Украины самая понимающая публика.

"Я тут летом написал сантиметров семь-восемь, - Жванецкий продемонстрировал толстую пачку бумаг. - Сам еще не перечитывал. Вот, например, это я написал в самолете: "Не сиди просто так. Думай что-нибудь. Подпись: "Мама Жванецкого!".

"Как определить талант? Смотри на женщину, которая рядом с ним". "Что такое старость? Это бесконечная проверка молнии на брюках". "Роль женщины в нашей жизни проста: возбуждать и успокаивать".

Публика задыхалась от смеха. Кто-то все-таки успел набрать побольше воздуха в легкие и закричал: "Браво!". - "Вот так и говорите!" - Мэтр явно давно этого ждал и вышел на поклон. "За что я люблю киевскую публику, - продолжал Жванецкий, - так это за то, что здесь можно читать одесские произведения. У меня уже появилась нездоровая уверенность в себе. Все трудятся против меня, всякие "Аншлаги", которые опускают публику. Так редко бывает, когда тебя понимают...".

После концерта человек 50 прорвались за кулисы, чтобы получить автографы. Молодой охранник пытался оттереть писателя от людей. Люди отталкивали охранника и впихивали Жванецкому своих детей, чтобы щелкнуть на память. Михал Михалыч терпеливо сносил это: "Жаль, девочка, я не баллотируюсь в депутаты. А то твой папа голосовал бы за меня".

Удовлетворив взрослых и детей, Жванецкий вытер пот со лба: "Все! Я пошел выпивать". В гримерной его ждал коньяк.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось