В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Крупный план

Альберт ФИЛОЗОВ: "Ален Делон столь усердно мне аплодировал, что поскользнулся и чуть не упал с трапа"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 7 Ноября, 2005 22:00
Трудно поверить, что когда-то Альберта Филозова отказывались снимать в кино. Сегодня он любимец публики, а на его счету более 80-ти ролей в самых разных картинах
Людмила ГРАБЕНКО
Трудно поверить, что когда-то Альберта Филозова отказывались снимать в кино. Сегодня он любимец публики, а на его счету более 80-ти ролей в самых разных картинах: "Тихоня", "Вам и не снилось...", "Тегеран-43", "Ночные забавы", "Мэри Поппинс, до свидания", "Расмус-бродяга", "Рыжий, честный, влюбленный", "Черная курица и подземные жители", "Человек с бульвара Капуцинов", "Не покидай...". Отметился Альберт Леонидович и в сериалах "И это все о нем...", "Сыщики", "Бедная Настя".

"ВНЕШНОСТЬ У МЕНЯ НЕКАЗИСТАЯ, ХОТЯ ДЛЯ МУЖЧИНЫ ЭТО НЕ ГЛАВНОЕ"

- Была такая трагедия! - рассказывает актер. - В достаточно давние времена, когда я учился на третьем курсе Школы-студии МХАТа, меня пригласили на Одесскую киностудию - предложили главную роль в картине "Зеленый фургон". Не знаю, как сейчас, а в то время в Школе-студии не приветствовалось, когда студенты снимались в кино. В свое время из-за этого выгнали великого Дружникова! Но режиссер Габай, снимавший "Зеленый фургон", пообещал мне, что сумеет договориться с ректоратом.

Я полетел в Одессу, где меня уже ждали, но решил перестраховаться. Прямо в аэропорту говорю: "Давайте сразу подпишем договор!" - и по реакции встречающих понимаю, что его не существует, да и со МХАТом никто и не думал договариваться. А поскольку у меня - на всякий случай! - был обратный билет в Москву, я от съемочной группы просто сбежал. И как! Уже крутился пропеллер Ил-14, я несся по летному полю, а за мной гналась милиция! Подбежал к кабине пилотов, начал кричать, что опоздал. А они-то уже и трап убрали, но меня и это не остановило. Люк в их кабине был еще открыт, я подпрыгнул, уцепился за пол, подтянулся и все-таки улетел в Москву!

- Вот это да! Каскадером работать не пробовали?

- Так ведь за это каскадерство и пострадал, меня потом 10 лет не снимали в кино. То есть на пробы приглашали, но дальше дело не шло.

- Как же вы начали сниматься?

- Однажды к нам в театр пришел ассистент режиссера, увидел меня и пригласил на "Мосфильм", на пробы в фильм "Вид на жительство". Я уже ни на что не надеялся, но все-таки пошел. Открыл дверь в комнату и услышал, как режиссер говорит кому-то: "Это он!". Сердце у меня, естественно, екнуло, но виду я не подал. Наоборот, говорю: "Я такие слова уже лет 10 слышу. Делайте быстро свое дурацкое фото, и я пойду".

Персонаж, сыграть которого меня приглашали, во время загранкомандировки решил не возвращаться в Союз, остаться за границей. Режиссер посмотрел на меня и сказал: "А что, этот вполне мог бы стать невозвращенцем!". Комплимент был еще тот, но меня взяли. Самое интересное заключается в том, что почти все, кто работал над этой картиной, впоследствии уехали за границу. Виктория Федорова, дочь Зои Федоровой, - в Америку, Инна Сергеева - в Германию, оператор Юрий Сокол - в Австралию, у него там собственная фирма. А я никуда не уехал, остался дома. Но выяснилось это, конечно, гораздо позже.

- Вы, наверное, были ужасно рады первой картине?

- Не столько я, сколько моя мама, которая к тому времени уже отчаялась увидеть сына в кино. А если учесть, что она вообще не приветствовала мое желание стать актером...

- Родители часто возражают против такого выбора.

- Честно говоря, я с ней особо и не советовался, поскольку всегда был достаточно независимым человеком. Наверное, такое отношение к жизни вообще свойственно представителям моего поколения (Альберт Филозов родился в 1937 году. - Авт.). Когда уже стал студентом Школы-студии МХАТа, просто поставил маму перед фактом.

- Вы сразу поступили в столь престижное учебное заведение?

- Мне в этом смысле повезло - я поступил, когда МХАТ приехал на гастроли в Свердловск. Нас тогда приняли троих - Сашу Лазарева, ныне покойного Толю Ромашина и меня. Экзамены проходили в Свердловском драматическом театре, в приемной комиссии сидели сплошь звезды МХАТа - Грибов, Яншин, наш ректор Станицын. Смотрели, кого берут, кто идет им на смену.

- Представляю, как вы волновались!

- А вот и нет! Дело в том, что я в артисты... особенно не рвался. Все получилось почти случайно. Я ведь об актерской профессии не мечтал, детство у меня было трудным: отца расстреляли как "врага народа", когда мне не исполнилось и года, мама днем и ночью пропадала на работе. Но я всегда очень любил читать, буквально "глотал" огромное количество книг. Потом выяснилось, что у меня очень хороший голос. Правда, со временем он "сломался", но любовь к искусству осталась, и я мечтал о карьере музыканта, собирался стать дирижером.

Когда к нам приехал МХАТ, я как раз только школу закончил. На экзамены друзья меня затащили чуть ли не силком. Я близко к сердцу их не принимал: дескать, примут - хорошо, завернут - тоже сильно расстраиваться не буду. Наверное, поэтому и поступил. По сей день удивляюсь: как это вообще произошло?! Тогда ведь в моде были совсем другие артисты - статные, высокие, красивые. А у меня внешность, прямо скажем, неказистая... Хотя для мужчины, наверное, не это главное.
"МОЖЕТ, КИЕВЛЯНКИ НЕ САМЫЕ КРАСИВЫЕ НА СВЕТЕ, НО САМЫЕ СЕКСУАЛЬНЫЕ!"

- Как встретила вас Москва?

- Я влюбился в этот город с первого взгляда и сразу понял: никуда отсюда не уеду! Даже если будут выгонять. Правда, и Москва тогда была совсем другая: какая-то теплая, уютная, маленькая. Наверное, потому, что ограничивалась пределами Садового кольца, за Рижским вокзалом начинался пригород. Студенты МХАТа жили в бывших казармах, в которых когда-то держали пленных австрийцев. С тех пор там остались решетки на окнах. Быт вообще был суровым, не располагающим к развлечениям. У нас, например, не было горячей воды, а в комнатах мы жили по пять человек.

- Кто вам достался в соседи?

- Саша Лазарев и Толя Ромашин. Вообще, курс у нас был очень хороший, там учились еще Женя Лазарев, Алла Покровская, Слава Невинный - все как на подбор талантливые и работоспособные. Целый день пахали в институте: утром занятия, вечером репетиции. Мне приходилось сложнее, чем другим. Как я теперь понимаю, мешали моя провинциальная необразованность и, чего греха таить, невоспитанность. Да и физическая подготовка, которая очень важна в театральном вузе, оставляла желать лучшего. Но я все равно упорно работал. Свидания с девушками мы назначали только на выходные, тогда же и выпивали. Правда, денег на это у нас практически не было. Жили на стипендию, которой зачастую не хватало. Случалось, что и голодали.

- Иногда выручали однокурсники-москвичи, приносили что-нибудь домашнее, вкусненькое. Все ели, а я со своим дурацким гонором стеснялся и отказывался.

- Чего ж так?

- Наверное, давала себя знать кровь польских предков. Вообще-то, основные мои корни в Украине - моя бабка жила в Мелитополе. А вот ее родители, мои прадед и прабабка, родом из-под Варшавы.

- А как же вы на Урал попали?

- Семья была небогатая, поэтому во время Столыпинской земельной реформы деду порекомендовали уехать в Свердловск. Но связь с Украиной осталась, я же у вас в Киеве женился в третий раз. Мы с Наташей познакомились на киностудии имени Довженко. Она моложе меня на 20 лет. Была замдиректора картины "Новые приключения янки при дворе короля Артура", в которой я снимался. Это был типичный служебный роман. Причем до встречи со мной Наташа собиралась замуж за какого-то итальянца, переписывалась с ним, в общем, там все было очень серьезно.

- И вы решили...

-...отбить! Потом я сделал ей предложение, которое она приняла, но при этом долго не соглашалась на переезд в Москву. Мне больших трудов стоило ее уговорить. Да и мало что я мог ей тогда предложить. У меня даже квартиры своей не было, мы первое время жили в театре, в гримерке. А квартиру получили только после того, как у нас родилась старшая дочь.

- Ну и как, стоила ваша жена затраченных на ее завоевание усилий?

- Конечно! Вообще, киевлянки - потрясающие женщины! Может, они и не самые красивые на свете, но самые сексуальные точно.

- Дочери гордятся папой-актером?

- Трудно сказать... Раньше, когда они были меньше, очень любили смотреть мои фильмы, особенно "Мэри Поппинс, до свидания". Иногда, по 10 раз кряду, что, честно говоря, доставало. Вряд ли они понимали, что в картине делает их папа. Теперь, конечно, повзрослели.

- Об актерской профессии не мечтают?

- Пока нет. Но я был бы не против. Мне кажется, актерское образование приносит девушкам больше пользы, чем вреда, ведь в театральном они учатся двигаться, петь, танцевать, много читают. Если же по каким-то причинам творческая карьера не сложилась, женщина всегда может реализовать себя в семье, в детях. Мужчина же обязательно должен состояться в профессии, поэтому своему старшему сыну от второго брака я становиться актером категорически не советовал. Слава Богу, он послушался. Андрей окончил историко-архивный институт, часто публикуется в журналах, пишет хорошие статьи.
"С ОБЕЗЬЯНОЙ ОТНОШЕНИЯ У МЕНЯ НЕ СКЛАДЫВАЛИСЬ КАТЕГОРИЧЕСКИ"

- На вашем счету более 80 ролей в кино, но, пожалуй, одна из самых знаменитых - немецкий шпион в картине Алова и Наумова "Тегеран-43". Говорят, вы там играли на французском?

- Господь с вами! Какой там французский? Я его и не знаю совсем. Мне действительно надо было один монолог произнести на этом языке, но там вышла очень смешная история. Снимали сцену, во время которой Ален Делон, игравший полицейского, встречает меня в аэропорту, прямо на трапе самолета надевает наручники и передает властям. Вот к нему-то мне и надо было обращаться по-французски.

Монолог я заучивал несколько ночей. Причем совершенно бездумно, просто как набор фраз. И вот стою на трапе, произношу заученные фразы и вижу, что Делон как-то изменился в лице. Подумал, что, наверное, что-то не так с произношением. Когда же режиссер скомандовал: "Стоп! Снято!", он начал мне аплодировать. Да так эмоционально, что поскользнулся и чуть не упал с трапа. Слава Богу, рядом стоял кто-то из съемочной группы, его успели подхватить.

До сих пор не знаю, что на Делона так подействовало - моя актерская игра или мой ломаный французский. Но на этом мой "бенефис" не закончился. Наумов сказал мне: "Теперь давай то же самое, только по-русски. А то нам придется озвучивать не только Делона, но и тебя!". И тут я с ужасом понял, что совсем не знаю, как этот монолог будет звучать на русском языке.

- ?!

- Фразы-то я заучивал механически, не понимая их смысла. Пришлось выкручиваться. Сказал режиссеру, что русский язык достаточно сложный, поэтому мне тяжело будет перевести текст дословно. В общем, обошлось.

- С Аленом Делоном вы с тех пор подружились?

- К сожалению, нет, хотя во время перерыва мне очень хотелось с ним поговорить. Мы стояли рядом: он - красивый и независимый, я - некрасивый, но тоже независимый. Улыбались друг другу. И все! Все дело, конечно, в языковом барьере, потому что Делон был абсолютно демократичен и доступен. И никакой охраны у него не было, хотя популярность просто сумасшедшая. Я в этом убедился, когда мы снимали на Елисейских полях. Съемка шла скрытой камерой, и пока ее не подготовили, режиссер во избежание излишнего ажиотажа просил Делона из микроавтобуса не выходить. Но он все-таки не удержался. Столпотворение было такое, что транспорт остановился. Снимать мы начали не скоро.

- Правда, что на роль в "Тегеране-43" вы согласились только потому, что вашим партнером был Делон?

- Ну, положим, причина была не только в этом, но я действительно дал согласие не сразу. До этого в моем послужном списке были только положительные, порой даже сказочные герои. Поэтому мне казалось, что, соглашаясь на отрицательную роль, я тем самым перехожу какой-то рубеж. Но сегодня я рад, что играл не только хороших и добрых людей. Что же до партнеров, то отношения с ними у меня, как правило, складывались нормально.

- Всегда?

- Ну почти... В одном из нелюбимых мною фильмов "Великий укротитель" (он прошел вторым экраном) моей партнершей была... обезьяна. Так вот, с ней у меня отношения не складывались категорически! И закончилось все тем, что она меня покусала.

- Насколько я знаю, вы недавно ушли из театра "Школа современной пьесы"...

- Это случилось из-за болезни: после инфаркта мне сложно выдерживать полную театральную нагрузку - ходить на репетиции, играть спектакли. Но потом меня попросили поиграть в некоторых спектаклях, режиссер Иосиф Райхельгауз предложил новую роль. И сегодня у меня прекрасное положение: с одной стороны, я абсолютно свободен, с другой - занят в тех спектаклях, работа в которых доставляет мне удовольствие. На репетиции порой прихожу во второй половине дня. Благодаря этому у меня появилось много свободного времени, и я могу посвятить его домашним делам и общению с дочерьми.

- Несколько лет вы преподавали в театральном вузе, а потом почему-то отказались.

- Преподавание не доставляло мне удовлетворения, которое мы хотим получать от хорошо сделанной работы. Мне вообще кажется, что актерское мастерство нельзя передать из рук в руки. Можно научить каким-то азам, но потом надо много работать, пробовать, перенимать какие-то навыки у актеров, с которыми работаешь. К тому же наши ребята не очень-то и рвутся учиться. Несколько лет у меня были английские студенты и я ездил преподавать в Англию, так там знания буквально вынимают из тебя, порой вместе с душой. А наши относятся к учебе с прохладцей. Из того, что ты в них вкладываешь, они порой не усваивают и половины.

- Поэтому вы свою творческую энергию направили в другое русло - начали писать пьесы?

- Ну, "Душечку" мы пока не играем. А мне очень хотелось бы ее издать, да и самому сыграть было бы здорово! Что же до литературных трудов, то меня давно уговаривают написать мемуары. Думаю, мне есть что рассказать, поэтому когда-нибудь я обязательно за них засяду. Пока же мне катастрофически не хватает на это времени.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось