В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Глас вопиющего

«Не туди б’єш, Iване!»

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 31 Июля, 2008 21:00
Известные современники протестуют против закрытия на Первом национальном телеканале авторской программы «В гостях у Дмитрия Гордона»
С момента закрытия на Первом национальном программы «В гостях у Дмитрия Гордона» прошло 120 дней. За это время публичный протест против этого выразили Евгений ЕВТУШЕНКО, Леонид КРАВЧУК, Виталий КОРОТИЧ, Евгения МИРОШНИЧЕНКО, Роман ВИКТЮК, Ада РОГОВЦЕВА, Виктор ЧЕРНОМЫРДИН, Иосиф КОБЗОН, Ян ТАБАЧНИК, Людмила ГУРЧЕНКО, Иван ДЗЮБА, Николай МОЗГОВОЙ, Мирослав ПОПОВИЧ, Валерий БОРЗОВ, Андрей ДАНИЛКО, Виталий КЛИЧКО, Владимир ЛИТВИН, Роман КАРЦЕВ, Борис БЕРЕЗОВСКИЙ, Павел ПОПОВИЧ, Юрий РЫБЧИНСКИЙ, Михаил ЗАДОРНОВ, Николай КАСЬЯН, Петр ТОЛОЧКО, Эдуард ЛИМОНОВ, Александр ЗИНЧЕНКО, Нестор ШУФРИЧ, Таисия ПОВАЛИЙ, Игорь ЛИХУТА, Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО, Михаил СВЕТИН, Святослав ПИСКУН, Леонид ЖАБОТИНСКИЙ, Дмитрий ТАБАЧНИК, Анатолий КАШПИРОВСКИЙ, Лариса КАДОЧНИКОВА, Сергей ПОЯРКОВ, Наталья МОГИЛЕВСКАЯ, Павел ГЛОБА, Михаил РЕЗНИКОВИЧ, Тарас ЧОРНОВИЛ, Виталий и Светлана БИЛОНОЖКО, Юрий КАРМАЗИН, Николай ПОДДУБНЫЙ, Павел ЗИБРОВ, Лариса СКОРИК, Анатолий ХОСТИКОЕВ, Виктор МИРОНЕНКО, Олег БАЗИЛЕВИЧ, Георгий КРЮЧКОВ, Борис ВОСКРЕСЕНСКИЙ, Зураб ХРОМАЕВ, Станислав САДАЛЬСКИЙ, Евгений БЕРЕЗНЯК, Владимир КУЛЕБА, Виктор ШЕНДЕРОВИЧ, Александр САВЕНКО, Игорь СТОРОЖУК и тысячи телезрителей ОФИЦИАЛЬНОЙ РЕАКЦИИ ВЛАСТЕЙ ДО СИХ ПОР НЕТ

Александр ЗИНЧЕНКО, политик, руководитель группы научных консультантов и референтов премьер-министра Украины, экс-госсекретарь Украины, экс-руководитель предвыборного штаба Виктора Ющенко: «Закрытие программы Дмитрия Гордона — не просто административная ошибка: это попытка построить СМИ по линиям предсказуемости и управляемости. Думаю, идет откат к печальной традиции вытеснения из прессы свободного мышления»

— Программа Дмитрия Гордона — это явление не только на украинском телевидении, но и вообще в культуре нашей страны. Не могу назвать аналога его передач, где бы так же делался акцент не на яркость и броскость внешних обстоятельств, не на импозантность ведущего или какие-то другие приманки для зрителей, а на единственную задачу — дать собеседнику максимальную возможность раскрыться. К сожалению, большинство журналистов работают сегодня в режиме «показать себя на фоне других».

В гостях у Дмитрия Гордона побывало множество людей глобализованного мышления — литераторов, военных, политиков. Здесь мы встречаемся с представителями не только разных профессий, но и разных, порой противоположных политических взглядов, однако это свидетельство отнюдь не «политической всеядности» ведущего, а его широкого кругозора.

Самое главное, что отличает программу Дмитрия Гордона от других, — это незаангажированность его вопросов. На наших глазах идет постепенный поиск истины, но никогда мы не присутствуем при реализации желания, присущего многим другим журналистам, самому выглядеть ее носителем. Отсутствие такого желания — уникальное качество Дмитрия: за это я особенно его ценю и с удовольствием смотрю его программы, кто бы ни был их гостем.

Разговаривать с Дмитрием легко и удивительно интересно, я даже поймал себя на мысли, что, беседуя с ним, был намного откровеннее, чем позволял себе в других передачах. Такова способность Гордона открывать собеседника.

Закрытие программы Дмитрия Гордона на Первом национальном канале подтверждает: со свободой слова у нас далеко не все в порядке. Многие процессы, связанные со средствами массовой информации, ничем не отличаются от тех, что происходили пять или десять лет назад.

Я не считаю, что закрытие программы — просто какая-то административная ошибка. Это как раз попытка построить СМИ по линиям предсказуемости, управляемости, как было во времена, от которых, казалось бы, мы уже отошли. Видимо, рано мы успокоились, решив, что свобода слова — наибольшее достижение последних лет в области средств массовой информации: думаю, идет откат к печальной традиции вытеснения из прессы свободного мышления.

Есть такие передачи, как «Свобода Савика Шустера» на «Интере» и «Свобода слова» на ICTV — там эта свобода проявляется в многочисленных высказываниях тех или иных политических или других деятелей. Все было бы хорошо, если бы резюме обсуждения зачастую не уходило в тень — бывает, что точка зрения того или иного участника остается так до конца и не проясненной. Некое хаотическое нагромождение разных точек зрения преподносят как свидетельство свободы суждений, а у Гордона всегда есть возможность увидеть точку зрения человека не фрагментарно, а целостно.

Гость, который пришел в студию, имеет возможность представить свои взгляды полно, с разных сторон — это обстоятельство выгодно отличает программу Дмитрия от других. Очень точно, отдельными ремарками, микроскопическими наводящими и оценочными вкраплениями в своих вопросах и репликах Гордон помогает собеседнику нарисовать целостную картину его мировоззрения. Тогда и зритель может сказать, что этого человека понял.

Я убежден: программа «В гостях у Дмитрия Гордона» должна присутствовать в эфире телекомпании, которая имеет возможность вещать на всю Украину. Общество страдает, когда его лишают общения с такими яркими авторами и их собеседниками.

Людмила ГУРЧЕНКО, народная артистка СССР: «Моя душа болит, «тяжко скривджена». «Схаменiться! Будьте люди, бо...»

— Я родилась в Харькове, закiнчила шосту жiночу середню українську школу, де всi предмети викладали українською мовою. Мне язык Шевченко, Франко, Котляревского, Мирного, музыка Лысенко и Гулака-Артемовского родные, а какое слово более родное, чем «родные»?

Увы, институт кинематографии (ВГИК) был один на всем советском пространстве, один на все 15 республик бывшего СССР. Вот мы и приезжали со всех концов необъятной страны со своим диалектом, со своими «родными акцентами». Да, надо было переучиваться, и порой я выдерживала насмешки «москалiв».

Я думаю: неужели что-то бы изменилось, если бы с Дмитрием Ильичом Гордоном я вела разговор на украинском? Неужели бы я стала другой, не самой собой?

Сейчас вдруг подумала: а если бы тогда, во время беседы, залетела бы мне шальная мысль: «Люся, поднатужься и отвечай по-украински, как в школе, а то у этой уникальной программы могут быть неприятности»? Я бы, ну, ей-Богу, с подсказками, но из положения вышла бы. Ну и что? Что бы изменилось?

В чем уникальность программы Гордона? В ней нет того, что исповедует желтая пресса, которой все, почти все без исключения обложены. Толпе нужны острые ощущения, добродетель пресна и скучна, она не в моде. Совесть, добро, взаимопонимание? Такие понятия сегодня — ну просто «жесть». Негатив и склоки — вот это схватывается, воспринимается и тут же разносится «сарафанным радио».

Как деликатно, мягко, осторожно, а главное — с уважением к человеку, который сидит напротив и отвечает на все-все-все вопросы, делает свою программу Дмитрий Гордон! Как поначалу я напряглась и приготовилась к бою: ну-ну, давайте, наносите удары, а мы будем отбиваться. И что? Да ничего такого! К концу программы я даже расстроилась, что так быстро закончилось время, — ведь вроде только начала раскрываться. Мне было так легко оттого, что ничего не надо было прятать, скрывать, — это большой, редкий талант открыть человека, актера, который весь в броне от постоянной жизни «на виду». Талант — взять и осторожно снять с него маску, и тогда миллионы могут увидеть его настоящее лицо, услышать его настоящий голос и даже заметить слезы.

Моя родная Украина, мощная, красивая страна, «промениcтi мiста, голубiнь легкокрила» — неужели русский язык вызывает такое яростное беспокойство? Ведь это же ограниченность! Ну, правда!

В русском языке нет такого прекрасного слова: «скривджена». «Скривджена тяжко душа...» — это из песни в фильме «Роман и Франческа». Стихи любимого Дмитра Павлычко.

Я верю в чудесную Украину, но сейчас моя душа болит и сильно «скривджена».

«Схаменiться! Будьте люди, бо...».

Иван ДЗЮБА, Герой Украины, академик Национальной академии наук Украины: «Гордон не себе показує, а розкриває спiврозмовника, дає йому можливiсть вичерпно себе виявити»

— Перебуваючи на операцiї в лiкарнi, я не знав про подiї навколо програми «В гостях у Дмитра Гордона» — довiдався лише тепер i хочу висловити свою точку зору.

Дмитро Гордон вигiдно вирiзняється з-помiж iнших авторiв програм, ведучих, iнтерв’юєрiв культурою ведення розмови. Вiн не себе показує, а розкриває спiврозмовника, дає йому можливiсть вичерпно себе виявити. Сам Дмитро нiби «вiдсутнiй» (майже), але продуманiсть системи його запитань i реплiк свiдчить про велику пiдготовчу роботу.

Звичайно, менi, як i багатьом українцям, прикро, що Дмитро Гордон мало коли звертається до дiячiв української культури, науки, але на це можна було йому вказати. Думаю, вiн знайшов би адекватну вiдповiдь — адже вiн достатньо орiєнтується в українському життi, щоб i тут знайти цiкавих спiврозмовникiв.

До речi: а хiба немає вартих нашої уваги людей у Бiлорусi, Грузiї, Вiрменiї, Казахстанi? А хiба серед представникiв української дiаспори, що приїздять до Києва, не буває iнтелектуалiв високої мiри i людей цiкавої долi? А iноземнi вченi, якi дослiджують Україну (поляки, нiмцi, французи та iншi)?

На мiй погляд, Дмитро мiг би розширити iнтелектуальний простiр своєї програми. Звичайно, це потребувало б додаткової роботи, але це ж i стимул для його зростання.

Так, вiн «працює» переважно з дiячами росiйської культури, але здебiльшого це тi, хто цiкавий i нам, українцям. У нього немає тiєї дешевої росiйської «попси» i пошлятини, якої аж надто багато на наших телеекранах, тому з приводу зняття його проекту менi згадується довженкове: «Не туди б’єш, Iване!».

Евгений БЕРЕЗНЯК, Герой Украины, прототип легендарного разведчика «майора Вихря»: «Решение о запрете программы Дмитрия Гордона приняли чиновники, которым потребности широких слоев населения безразличны»

— Я поддерживаю тесные связи с ветеранами военной разведки, с другими представителями военной профессии и знаю, что и они, и члены их семей с большим уважением относятся к телевизионной программе Дмитрия Гордона.

Изгнание ее с экрана равносильно проявлению неуважения к очень большому количеству людей, которые в нашей стране говорят по-русски, потому что это для них родной язык, язык их родителей и предков. Решение о запрете программы Дмитрия Гордона на Первом национальном канале приняли чиновники, которым потребности широких слоев населения безразличны.

Я — украинец и учился в родном городе Кировограде в железнодорожной трудовой политехнической школе, где все преподавание шло исключительно на украинском языке: русского в учебном плане этой школы вообще не было. Я с детства люблю наш украинский язык — правильный, чистый, без галицийского акцента, но в то же время владею и русским языком, хотя, может, не так совершенно, как украинским.

Принимая участие в работе ЮНЕСКО, объяснялся на русском, признанном одним из трех официальных языков общения наравне с английским и французским, и хочу сказать: вытравить, выкорчевать этот язык никому и никогда не удастся, как бы ни были в этом заинтересованы ненавистники всего русского. Свою ненависть они пытаются привить и всем нам — пусть не надеются! Такие действия не пойдут на пользу самой власти, она потеряет уважение многих из тех, кто еще недавно ее поддерживал.

Виталий КЛИЧКО, чемпион мира по боксу: «Программы Дмитрия Гордона будет не хватать не только мне, но и миллионам телезрителей, поэтому нужно как можно скорее вернуть ее на экран»

— Программу Дмитрия Гордона я всегда смотрел с огромным удовольствием: какие люди приходили к нему в студию! Каждый вправе высказывать свои мысли на том языке, на котором хочет, — самое главное, чтобы его понимали. Языковая цензура может быть для ведущих, но для их гостей в эфире не должно быть никакой цензуры и ограничений. Люди могут разговаривать на английском, немецком, русском — да на любом из языков. Если гость, приглашенный в студию, интересен зрителям, то, я уверен, он может выражать свои мысли так, как удобно ему.

Закрытием программы Дмитрия Гордона я опечален: ее будет не хватать не только мне, но и миллионам телезрителей, поэтому нужно как можно скорее вернуть ее на экран.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО, главный тренер национальной сборной Украины по футболу: «История — не параграф в учебнике, ее нельзя по чьей-либо прихоти вычеркнуть»

— Требование руководства Первого национального телеканала вести программу «В гостях у Дмитрия Гордона» только на украинском языке представляется мне ошибочным по существу.

Любому зрителю этой программы понятно, что если в течение девяти лет каждую неделю гостями Гордона были самые интересные и выдающиеся люди, то это никак не могли быть одни лишь украиноговорящие. Такого количества ярких звезд кино, эстрады, политики, спорта у нас просто не наберется, но разве из этого следует, что программа плоха? Наоборот, чем больше мы будем общаться с теми незаурядными людьми, которых Дмитрий сумеет пригласить в свою студию, тем скорее сами подтянемся до их высочайшего интеллектуального уровня.

То, что говорили приглашенные в программу Гордона, шло, как правило, от сердца. Высказывалось множество разных мнений, иногда они сталкивались, как бы подсвечивали проблемы современности с разных сторон, но это же интересно и важно для становления Украины. Кому же в таком случае руководство Первого национального телеканала сделало хуже?

Нет ничего зазорного в том, чтобы помнить: у нас общая история и русский язык для украинцев не чужой. История — это не параграф в учебнике, ее нельзя вычеркнуть по чьей-нибудь прихоти. Да, еще не так давно Украина входила в состав Советского Союза. Этого государства уже нет, но люди-то остались и помнят не только плохое. Программа Гордона как раз интересна своей открытостью, интернационализмом.

Может, руководители Первого канала считают, что, изгоняя программу, в которой звучал русский язык, придерживаются буквы своего контракта? Но контракт — всего лишь бумага, а нужная людям программа — жизнь. Не должно быть так, чтобы бумага оказалась выше жизни. К живому нельзя подходить формально, надо исходить из здравого смысла, а значит, для программы Дмитрия Гордона должно быть сделано исключение — ее необходимо вернуть в эфир Первого национального!

Александр САВЕНКО, экс-президент Национальной телекомпании Украины в 1994-1996, 2003-2005 годах: «Це гiрше, нiж злочин, це — помилка!»

— Можливо, програми, подiбнi до тiєї, яку робить Дмитро Гордон, на телебаченнi iнших країн є, але й там їх одиницi. В українськiй журналiстицi Дмитро Iллiч — унiкальне, так би мовити, «синтетичне» явище. У професiї блискучий газетяр i телеведучий, вiн може все, його телепрограму, як i газету «Бульвар Гордона», вирiзнює з-помiж багатьох iнших те, що називається власним обличчям.

Пам’ятаю, ще коли був студентом, зачитувався книжкою пiд назвою «25 iнтерв’ю» — над нею працювали такi вiдомi журналiсти, як Анатолiй Стрiляний, Тетяна Тесс, iншi високi фахiвцi. Те, що робить зараз Дмитро Гордон, є продовженням тiєї книжки, яка в мої студентськi роки вважалася бестселером.

Мабуть, мало хто знає «кухню» телебачення так, як я. Тi умови, на яких я розмiщував цю програму в ефiрi Першого нацiонального, були для каналу супервигiднi, адже не потрiбна студiя, не потрiбен монтаж. Гордон усе робив власними силами й коштом.

Передачi стороннiх для НТКУ виробникiв зазвичай приймають на художнiй радi, а я настiльки Дмитру довiряв, що його програми приймав без попереднього перегляду. Якщо журналiст такої височенної квалiфiкацiї, як Дмитро Гордон, робив програму, я на 150 вiдсоткiв був переконаний, що там усе абсолютно професiйно та естетично.

Це не значить, що Дмитро намагається обходити якiсь гострi кути, — iнакше вiн не брав би iнтерв`ю в Жириновського, не лiтав би до Лондона, щоб зустрiтися з Березовським. Як справжнiй журналiст, вiн часто ставить своїм гостям незручнi запитання, але настiльки висока мiра його тактовностi як ведучого, що спiврозмовник замiсть того, щоб обуритися, вiдверто розповiдає про те, що насправдi сталося. Таким чином, до речi, з багатьох скандалiв знiмаються неприємнi нашарування, глядачi краще розумiють мотиви поведiнки персонажiв.

Ми знайомi з Дмитром бiльше двох десятилiть — пам’ятаю, коли вiн ще починав у «Вечiрньому Києвi». Уже давно маю за честь називати його просто Дiма i переконаний: таких людей треба, як кажуть росiйською мовою, лелеять и беречь.

Дмитро не просто розумний, iнтелiгентний, талановитий чоловiк — вiн ще й поступливий, коли цього вимагає ситуацiя. Наприклад, у сiчнi 2005 року в нас, як завжди, за два тижнi, було пiдписано й опублiковано програму передач, у якiй було анонсовано iнтерв’ю Гордона з Жириновським, однак тодi ж стало вiдомо дату iнаугурацiї новообраного Президента України Вiктора Ющенка. Нiчого страшного в тому збiговi не було б, але я подумав про деяку незручнiсть для людей, якi тiльки-но прийшли в Адмiнiстрацiю Президента, й зателефонував Дмитровi: «Розумiєш, здається, залишити в цей день Жириновського буде не зовсiм правильно».

Дiма мiг би стати в позу, але вiн сказав: «Олександре Миколайовичу, нема питань, ставимо iншу програму». Пiсля цього почали дзвонити «згори». Першим зателефонував Томенко з Кабiнету мiнiстрiв, потiм з Адмiнiстрацiї Президента, яка невдовзi стала Секретарiатом. Кажуть, знiмiть Жириновського, а ми вже самi все вирiшили. Пiзнiше передача з Жириновським вийшла в ефiр, а я з тих пiр знаю, що немає такої теми, про яку не можна було б з Дмитром Iллiчем домовитися, — вiн усе розумiє з пiвслова.

Як колишнiй журналiст, який вiв свою авторську програму, знаю, яка титанiчна робота стоїть за пiдготовкою до кожної такої передачi, яку глядачi сприймають як дуже просту. Здавалося б, сидять два розумних чоловiка й розмовляють, але якщо вдуматися, вслухатися, проаналiзувати, дивуєшся, наскiльки Дмитровi вдається проникнути в глибину теми. Коли вiн говорить чи то з Євтушенком, чи з Коротичем, чи з Лимоновим, вiдчувається, що це розмова на рiвних. Розмовляючи з видатними спортсменами, Дмитро Iллiч — фахiвець зi спорту, з артистами — театро- i кiнознавець. Зiбрати матерiал, пiдготуватися до такого ефiру, — все це потребує дуже багато часу й силу силенну знань.

Не знаю, з яких мiркувань виконувач обов’язкiв президента НТКУ Василь Iлащук зняв програму «В гостях у Дмитра Гордона» з ефiру. Припускаю, що могли бути якiсь дзвiнки «згори», але менi не хотiлося б у це вiрити, тому що «помаранчева» команда каже, що сьогоднi цього абсолютно немає. Однак, якщо це й дзвiнки «згори», все одно як можна закривати таку вартiсну передачу, яка має дуже сильний духовний потенцiал?

Якою мовою ведеться розмова в студiї, для мене не має нiякого значення, — тим бiльше, наскiльки менi вiдомо, аж нiколи на Першому нацiональному не вирахували, скiльки й якою мовою хто говорить. Такої практики, принаймнi при менi або тих президентах телекомпанiї, яких я знаю, досi не було.

Я не є український нацiоналiст — я є просто український патрiот, тому таке ставлення до передач рiвня, яким може пишатися телебачення будь-якої країни, будь-який телевiзiйний канал, мене просто дивує. Те, що зробили з програмою Дмитра Гордона, нагадало менi висловлювання Бiсмарка: «Це гiрше, нiж злочин, це — помилка».

Хотiв би зараз звернутися до свого колеги Василя Степановича Iлащука, якому я бажаю успiху на нивi телебачення. Васечко, якщо ти зробив помилку, то сила i розум керiвника проявляється не в тому, щоб твердо стояти на своєму рiшеннi. Якщо розумiєш, що припустився помилки, її треба виправити — твiй авторитет вiд цього не програє, а виграє. Керiвник, який може визнати, що помилився, i цю помилку виправить, тiльки здобуде шану.

Игорь СТОРОЖУК, заместитель руководителя аппарата Верховной Рады Украины, экс-президент Национальной телекомпании Украины в 2001-2003 годах: «Если кому-то не нравится, что Гордон делает, не вопрос — сделайте лучше!»

— Когда я узнал, что временно исполняющий обязанности президента Национальной телекомпании Украины Василий Илащук закрыл программу «В гостях у Дмитрия Гордона», сразу вспомнил, что он смог возглавить НТКУ только после того, как именно его концепция создания Общественного телевидения победила в конкурсе. По крайней мере, так было сказано коллективу телекомпании во время представления нового руководителя, но в самом ли деле речь идет о том, что новое руководство НТКУ готово перестроить ее работу?

Отказ от программы Дмитрия Гордона говорит о том, что не готово. Общественное телевидение должно представлять зрителям различные точки зрения, разные языки и культуры, и если оно к этому не стремится, значит, говорить о создании Общественного телевидения рано.

Я отдаю себе отчет в том, что в Украине государственным языком является украинский, и, насколько помню, Дмитрий Гордон прекрасно беседует по-украински с теми, кто также является носителями этого языка, но он вежливо переходит на русский в случае, если его гости по-украински не говорят.

Проект «В гостях у Дмитрия Гордона» впервые увидел эфир в то время, когда НТКУ руководил я. Это решение принималось не единолично президентом компании, а коллегиально художественным советом, в который входили люди, всю жизнь проработавшие на телевидении, и я совершенно искренне был убежден в его необходимости.

Если хочется, чтобы украинский язык широко использовался и даже стал в нашей стране модным, чтобы это не был суржик и диалект, наверное, целесообразно не выбрасывать передачи, в которых достаточно много украиноговорящих участников, а ввести дополнительно интересные программы или уроки украинского языка для разных возрастных категорий зрителей. Не помешали бы уроки и других языков, но, как видим, этого нет.

Программа «В гостях у Дмитрия Гордона» имела высокий рейтинг на не самом рейтинговом канале. У нее как раз формат не коммерческого канала, а Общественного — именно по этой причине нужно было не закрывать ее, а рассмотреть вопрос о переводе с русского на украинский. На этом этапе хороший украинский перевод в виде титров вполне допустим — почему же непременно нужно было выплеснуть с водой младенца? При этом на Первом канале благополучно оставлены проекты, которые далеко не столь хороши. Значит, перспектива, по которой планируют преобразовать государственное телевидение в Общественное, не понятна.

Общественное телевидение, в котором присутствует передача Гордона, — это логично, а телевидение, в котором передача Гордона отсутствует, — вряд ли Общественное. Какие еще представители общества должны появиться в его студии, чтобы доказать, что этот проект хорош?

Я полагаю, что программу Дмитрия Гордона можно обсуждать и критиковать, но она является неотъемлемой частью культурной жизни Украины, а если каким-то критикам не нравится то, что он делает, не вопрос — сделайте лучше! Стоит, правда, подумать, почему многие люди, известные в мире своими достижениями в культуре, политике, спорте, музыке, поэзии, да практически во всех сферах, приходят на программу Гордона и не приходят на другие программы, производимые Национальной телекомпанией?

Мало кому из наших журналистов удается не выпячивать себя, а представлять гостя так, как это делает Дмитрий Гордон. Зрителям хорошо видно, что он не якает, — видимо, это одна из причин, по которым Гордон может приглашать к себе не маленьких, случайно взлетевших на яркий свет большой политики мотыльков, а людей, действительно определяющих судьбы культуры и науки.

Книги, которые, по сути, являются продолжением телепередач Дмитрия, останутся, я уверен, в истории нашей страны, и не потому, что их сделал Гордон, а потому, что ему удалось привлечь в свою программу людей, которые уже остались в истории Украины, в истории взаимоотношений Украины и России, Украины и мира. Это надо ценить, а не завидовать, поэтому я не понимаю, зачем нужно было устраивать низкопробное шоу с изгнанием программы. Обо всем можно нормально договариваться, если понятна цель, ради которой работаешь.

Надеюсь, что закрытие программы Дмитрия Гордона — нелепое недоразумение. Убежден, что как человек, имеющий отношение к культуре, народный артист Украины Василий Илащук придет к выводу: работа Гордона обществу необходима.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось