В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Пофестивалили!

Чужой среди "Своих"

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар» 5 Июля, 2004 21:00
На ХХVI Московском международном кинофестивале Богдан Ступка получил приз за лучшую мужскую роль
Любой культурный фестиваль - дело политической важности.
Юлия ПЯТЕЦКАЯ

Любой культурный фестиваль - дело политической важности. Поэтому неудивительно, что при награждении того или иного участника художественная ценность очень часто отходит на второй, а то и на более дальний план. Прежде всего учитываются моменты иного порядка.

Например, режиссер Майкл Мур получил "Золотую пальмовую ветвь" в последнем Канне не потому, что снял хороший фильм ("Фаренгейт 9.11"), а потому, что ненавидит американского президента Джорджа Буша. А поскольку родина Каннского фестиваля пребывает в явной оппозиции к Америке, то лучшего лауреата трудно представить.

В итоге талантливый Вонг Кар-Вай остался без награды, а посредственный Мур умчался, если это применимо к его тучной фигуре, с золотой веткой в руках и с ненавистью к Джорджу Бушу в сердце. Люди же, равнодушные к тонкостям политической ситуации, очередной раз испытали чувство легкой брезгливости.

Политических выкрутасов хватало и на недавно завершившемся ХХVI Московском международном кинофестивале. Имел место даже мини-скандал, связанный с Ксенией Собчак, сыгравшей в фильме Александра Сорокина "Воры и проститутки".

В последний момент картину Сорокина изъяли из фестивальной программы по весьма прозаической причине - на одном из светских раутов Ксюша появилась в обществе сына ливийского лидера Муаммара Каддафи. Я не очень отличаю Ксению Собчак от Анны Курниковой, но мне кажется странным смешивать чьи-либо личные предпочтения с профессиональной, так сказать, деятельностью. Это уже цензура, товарищи! Причем хорошего советского образца.

Зато на Московском фестивале был показан запрещенный на родине белорусский фильм "Оккупация. Мистерии", снятый независимыми кинематографистами во главе с Андреем Кудиненко. Кинолента по понятным причинам получилась крайне малобюджетной, и ее многочисленные минусы отчасти объясняются элементарной нехваткой денег. "Оккупация. Мистерии" - это альтернативный взгляд на события Великой Отечественной войны. Но поскольку в Беларуси давно не существует слова "альтернатива", а иметь там собственное мнение опасно для жизни, вряд ли Кудиненко со товарищи в ближайшем будущем смогут показать "Оккупацию" у себя дома.

Надо сказать, в последние годы в российском кинематографе, не говоря об украинском, наблюдается заметный всплеск патриотизма, замешенного на военной тематике (патриоты без шабли, кулемета или "Калашникова" пока почему-то не очень популярны).

Лидера конкурсной программы - фильм Дмитрия Месхиева "Свои", взявший три "Святых Георгия" (главный приз, за режиссуру и лучшую мужскую роль - Богдан Ступка!), - тоже можно отнести к альтернативному взгляду на историю ВОВ.

В принципе, повышенный интерес к военной теме вполне объясним. После Великой Отечественной прошло уже достаточно времени, чтобы отдохнуть от пафоса "воинов-освободителей", спасших мир от коричневой чумы, и попытаться осознать непостижимый национальный феномен, блестяще сформулированный когда-то Жванецким: "В драке не выручат, в войне победят". Народ, измученный с 1917 по 1941 год кровопролитной борьбой с самим собой, вдруг неожиданно объединился для борьбы с чужими, потеряв в ней, по последним данным, 27 с половиной миллионов своих. Жить с размахом не получалось, зато хорошо получалось умирать.

Картину Месхиева "Свои" (сценарий Валентина Черных "Русские вопросы") для англоязычного проката перевели как "Us", что означает "Нас". В столь свободном переводе при желании можно обнаружить неожиданный подтекст. Кто служил в армии, возможно, помнит смачную поговорку: "Нас е... а мы крепчаем". Собственно, фильм и об этом тоже.


Приз за лучшую мужскую роль Машкову все-таки не достался. Зато зрители, а особенно зрительницы, Владимира очень любят


Кошмарное лето 41-го. Грязь, страх, тучи пленных... Трое беглых пленников прячутся в доме деревенского старосты, который обязан их выдать оккупантам. Как будто все свои. Но свой не всегда лучше чужого.

Картина Месхиева попала в фавориты сразу же, и решение присудить ей главную награду и приз за режиссуру жюри вынесло единогласно. А вот относительно лучшей мужской роли разгорелись жаркие дебаты. Киноэксперты колебались между Владимиром Машковым, срежиссировавшим на деньги банкиров фильм "Папа!" (по "Матросской Тишине" Галича) и в нем же сыгравшим, и Богданом Ступкой. Уже после вручения киновед Армен Медведев в кулуарах жаловался Юлию Гусману, что его чуть "не сожрали", настаивая на кандидатуре украинского актера.

Машков же, который, по собственному признанию, "за наградами не гонится и ничего не понимает в конкурсах", получил утешительный приз зрительских симпатий, вполне адекватный его актерским и режиссерским заслугам. Машков - он вообще симпатичный...

Пока российская пресса не отошла еще от фестивальной лихорадки, забавно наблюдать, как в многочисленных публикациях, посвященных картине Месхиева, демонстративно игнорируется фамилия Ступка, а если и упоминается, то вскользь. Оказывается, кроме удачной режиссуры, темы и сценария, в "Своих" еще очень хороши актеры: Хабенский и Гармаш. И лишь один критик, делавший обзор в Интернет-издании, заметил, что Ступка своей игрой просто гипнотизирует зрителя - на протяжении всего фильма от него невозможно отвести глаз.


"Свои" Дмитрия Месхиева взяли целых три "Святых Георгия"


Кстати, нынешний год для Богдана Сильвестровича выдался урожайным на заметные кинороли - его московский триумф последовал за сочинским. На XV "Кинотавре" фильм Павла Чухрая "Водитель для Веры", где Ступка сыграл генерала Серова, получил четыре приза, в том числе главный - "Золотую Розу". Вроде бы все сошлись во мнении, что генерал получился гениальным, но "лучшая роль" все-таки уплыла к Абдулову.

Конечно, тянет съязвить, что на самом деле главным событием ХХVI Московского международного кинофорума стал приезд Квентина Тарантино, презентовавшего на открытии вторую - ей-богу, гениальную - часть "Билла". И хотя наряду с Квентином Москву посетили и другие мегазвезды ("убитый Билл" Дэвид Кэррадайн, культовые режиссеры Эмир Кустурица и Алан Паркер, неповторимая Мэрил Стрип, отметившая в России 55-летие, прекрасная Изабель Аджани), столько внимания, сколько Тарантино, не досталось никому. Для армии киноманов, боготворящих автора "Криминального чтива", лицезреть идола было превеликим счастьем. Если бы еще Гарри Поттер приехал...

Несмотря на ажиотаж вокруг своей нескромной персоны, Квентин рискнул гулять по Москве, общаться с народом и даже съездил сперва на дачу к Никите Михалкову, а потом в Переделкино к Борису Пастернаку, где живого гения в обнимку с памятником мертвому цинично фотографировали толпы отвратительных папарацци. Наверное, Тарантино на могиле Пастернака - почти так же трогательно, как Некрасов у постели умирающего Белинского.

Время от времени самый кровавый кинорежиссер современности легкомысленно отрывался от охраны и пускался в самоволку, не всегда находя общий язык с местным населением. Хотел, к примеру, кофе выпить в одном заведении, а ему говорят: "Закрыто!". А им говорят: "Так это ж Тарантино!". А те говорят: "А у нас расписание!". А им: "Фу, как некрасиво и нецивилизованно по отношению к заграничному гостю".

Я представила, как младший (или старший) Тодоровский ломится после закрытия в парижское кафе где-нибудь на Елисейских Полях: "Откройте, я младший (или старший) Тодоровский! Я известный российский режиссер! Я хочу кофе!". И цивилизованная Европа в восторге сбрасывает амбарный замок, и включает иллюминацию, и врубает музыку, и надевает кружевной фартук: "Ах, вы младший (или старший) Тодоровский?! Добро пожаловать!".

С чужими, в принципе, все понятно, поэтому еще пару слов о своих. Учитывая нынешний "расцвет" украинского кинематографа, должно быть, очень приятно вот так, нежданно-негаданно, победить на международном кинофестивале. Да и успех Богдана Ступки в российском кино еще раз подтвердил: Украина - это кладезь талантов. Не путать с кладбищем.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось