В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка

Наша цель не погибнуть, а выжить

Виталий КОРОТИЧ 30 Ноября, 2004 22:00
Мир убедился, что Украина способна влиять на свою судьбу. После столетий, прожитых украинским народом под властью навязанных ему руководителей, он вдруг показал, насколько эти руководители могут быть от него зависимы.
Виталий КОРОТИЧ

"На майданi коло церкви революцiя iде"
Павло Тичина
БОЛВАНЫ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ ПОХОЖИ, КАК БЛИЗНЕЦЫ

Мир убедился, что Украина способна влиять на свою судьбу. После столетий, прожитых украинским народом под властью навязанных ему руководителей, он вдруг показал, насколько эти руководители могут быть от него зависимы. Он еще не умеет их выдвигать, он слишком доверчив, но отношение к власти меняется на глазах, становясь все более взыскательным и предметным. Пока что у нас больше ораторов, чем лидеров, и сегодня в гуле противостоящих толп не все ораторы понимают, что при любом президенте украинцы должны остаться единым народом. Походя, суетливо, в эти дни недопустимо много делалось для разделения Украины. Новым руководителям в первую очередь придется сращивать разорванные связи, но такова реальность.

Мы любим вспоминать поля битв и тех, кто погиб за народ. Иногда кажется, что мы не представляем себе никакого будущего без трагедий и кровопролитий. На самом же деле, в нормальных условиях народ должен беречь себя, приводя во власть только тех лидеров, которые его хранят.

Известен случай с американским генералом Паттоном, который в конце Второй мировой войны в ответ на заявление бравого солдата о немедленной готовности погибнуть во имя победы сказал: "Дурак! Наша цель не погибнуть, а победить и выжить, возвратиться домой победителями...".

Безжалостное отношение к собственному народу - самое страшное, что может продемонстрировать человек, получивший власть. Еще страшнее, если такое отношение становится нормой и народ не может ничего с этим поделать.

Сегодня Украина обязана победить без жертв - едва ли не первый раз за свою историю победить празднично и красиво. Во многом это будет победа над собой и горечью исторической традиции.

Мы очень разнообразны. Давно выяснилось, что мудрецы у каждого народа свои, неповторимые, зато недотепы разных национальностей похожи, как близнецы. Когда в одной из тиражных московских газет я увидел подпись "Американский спецназ" под фотографией столпотворения на киевском Майданi Незалежностi, то подумал, что автор этого текста - духовный брат болвану, намаравшему на стене во Львове только что показанный мне в теленовостях лозунг: "Пора бити жидiв i москалiв!". Крайности совпадают.
В КИЕВЕ НЕ ПОВТОРИЛИСЬ НИ ВИЛЬНЮС, НИ БАКУ, НИ МОСКВА, НИ ТБИЛИСИ

Не совпадают другие приметы. Я совершенно уверен, что в большинстве стран Европы, не говоря уже о так называемом постсоветском пространстве, события, подобные происшедшим в послевыборной Украине, закончились бы изрядным кровопролитием. Но в Киеве не повторились ни Вильнюс, ни Баку, ни Москва, ни Тбилиси времен распада бывшей страны. Люди показали такое высокое чувство собственного достоинства, которого не ждали ни на западе, ни на востоке от Украины. Многие именно в это время впервые увидели украинский народ, до поры до времени скрывавшийся в тени трибун и трибунов.

Нас ведь - и рядовых, и лидеров - почти не знают. Это мой упрек самому себе и тому, что мы пишем. Пресса и телевидение уже не раз забывали, что контроль над властью - это не только умение заглядывать под кровать президентам с премьерами. Наши лидеры отделены, даже изолированы от общества и поэтому всегда уязвимы. Мы вообразить не можем, чтобы наш руководитель, как Рейган, лично посещал семью каждого человека, погибшего при выполнении приказа Отечества или, как Картер, возделывал для продажи фисташки на своем собственном поле.

Однажды мне повезло - я поговорил с Виктором Ющенко, и даже короткий разговор позволил ощутить патриота, мыслящего ответственно и ярко, знающего, что делать. Он готов принять на себя устрашающую ответственность, рискуя не только добрым именем, не только репутацией, но и жизнью. Немногие так мыслят. Но окружающий мир не знает Виктора Ющенко - его разве что видели с трибун. Он, как и большинство наших политиков, неразличим в связях с повседневной народной жизнью, он не является частью такой жизни, и это плохо.

Мало кто из голосовавших за или против Виктора Януковича на самом деле его знает. Он почти неразличим в мути политической болтовни и выглядит сейчас, как дитя, нежданно получившее подзатыльник.

Юлия Тимошенко окружена множеством сплетен и слухов, но к повседневной жизни мало причастна. Все привыкли, что она выглядит комиссаршей из старых революционных пьес, способной раздать всем сестрам по серьгам, не отходя от трибуны. Но это ведь не все...

Расскажите мне о лидерах, способных возглавить нацию в поворотный момент! Если говорить по так называемому "большому счету", то их в Украине не было со дня обретения государственной независимости. Кстати, в такой ситуации неожиданно оказалась и положительная сторона.

Раскол, распад Украины на несколько государств или даже автономий, которым так сегодня пугают, в реальности невозможен еще и потому, что у народа нет достаточного количества авторитетных личностей, способных возглавить разделение или объединение. Мы еще долго будем выкашливать свою безгосударственность, свое неумение беречь и выращивать лидеров. Еще Кобзарь вздыхал по поводу того, что эпоха славных гетманов давно миновала, а мы не чета им...

Надо лучше знать себя и тех, кому хотим вверить народную долю, свои судьбы. Надо понять, что именно сейчас мир пристально вглядывается в нас, пытаясь угадать возможности манипулирования украинской толпой, которая еще недавно, в советские времена, являлась символом покорности и безразличия. Оказалось, что мы не такие.

На днях мне звонил приятель из провинциального американского штата Висконсин, восхищаясь украинцами, которые сутками стояли на морозе и за это время не убили, не растоптали, даже не поранили ни одного человека. Позвонил приятель-поэт, годами не интересовавшийся ничем в своем дрейфе между романтическим вдохновением и белой горячкой. Вдруг он начал шептать, что ему противно так жить, что теперь напишет замечательные стихи и бросит пить. Украинские события взволновали и пристыдили многих. Сегодня многим надо учиться не только национальной гордости, но и стыду перед своим народом - собранным и серьезным, таким, каким он поучительно предстал в эти дни.

Мы свалились в Европу, как метеорит, хотя живем в ее центре с незапамятных времен. Многим мы все еще непривычны прежде всего потому, что к нам издавна не хотели привыкать всерьез. От нас отмахивались несколько столетий подряд, а затем - до самых последних дней, на Востоке, и на Западе - верили, что одно только обещание чего-то большого и вкусного сможет организовать украинский марш в указанном направлении, а также вызвать ожидаемое слюнотечение у народа.

Оказалось, что если такое слюноотделение и наблюдалось, то исключительно из желания всенародно наплевать на непрошеных советчиков. Но у многих людей, идущих во власть, свои представления о том, на что им плевать, у многих из них собственные оракулы, и глядят они в разные стороны. Сказка о единении народа и власти никак не сбывается.
РОССИЯ НЕ ИМЕЕТ ПРАВА БЫТЬ СУДЬЕЙ В УКРАИНСКИХ ДЕЛАХ

Долгое время и Западу, и России было не до деталей украинского выбора: те и другие прежде всего старались перетянуть Украину в свою сферу влияния, не жалея ни обещаний, ни угроз. Теперь руководители нескольких соседних стран задумались, глубоко вздохнули и приехали, как арбитры, как равные к равным.

Россия не имеет права быть судьей в украинских делах. Нахрапистое и запоздалое вмешательство в выборы, откровенная тенденциозность убивают во многих украинцах уважение к народу-соседу, и возродить его будет непросто. В России не пожелали заметить, как в Украине зреет гражданское общество, как сформировалась и выросла молодежь, поколение людей, никогда не живших в Советском Союзе, готовых защитить нынешний государственный выбор своего народа и его достоинство.

Кстати, русский язык и Россия - это далеко не синонимы, так же как английский язык и Англия, испанский и Испания. Я просмотрел статистики, из которых следует, что больше половины граждан современной Украины по-прежнему считают русский язык своим главным. Но в то же время чуть ли не девять из десяти опрошенных сказали, что если бы сегодня происходил референдум о независимости, они бы голосовали за суверенное украинское государство.

Независимость для них не филологическое понятие. Народ еще заговорит по-украински, но сегодня главное в том, что он уже чтит свое государство и не дает его в обиду. Украинцами по своему гражданству, патриотами Украины становятся карпатские мадьяры и русские из Крыма, галицкие поляки, одесские евреи и буковинские молдоване. Происходит все по формуле, изреченной когда-то Гарибальди, объединившим Италию: "Мы создали Италию, теперь будем создавать итальянцев". Украина уже есть, но радостно осознавать, что есть и украинцы, хотя процесс формирования новой нации продолжается. По-моему, это самое важное, что разглядел мир в последние дни.

...Никто не знает, что произойдет дальше. Ублюдок любой национальности может выстрелить в толпу или бросить туда петарду. О том, что может случиться в многотысячной человеческой массе после этого, страшно подумать. Никто не знает, как будет работать завтра руководство Украины, прошедшее сквозь горнило нынешних событий. Но народ, не позволивший в эти раскаленные дни развернуться ни одному провокатору и показавший, что им нельзя манипулировать безнаказанно, достоин доброй судьбы.

На одном из митингов Виктор Ющенко процитировал стихи Василя Симоненко о том, что все Америки с Россиями должны отодвинуться, когда дети Украины стоят к ней лицом. Так и должно быть. Никого не презирая и ни от кого не отворачиваясь, Украина хочет войти в человечество достойно и равноправно. Нас долго выталкивали из него. Мир научился жить, не замечая нас. Сегодня Украину заметили и, кажется, зауважали. Впредь я посоветовал бы вывешивать в чиновничьих кабинетах не портреты переменчивого начальства, а фотографии Майдана Незалежностi, заполненного решительными людьми. Чтобы помнили: термин "демократия" составлен из греческих слов "демос" и "кратос", то есть "народ" и "власть". Слава Богу, у нас эти понятия начинают срастаться...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось