В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Шут с нами

Юрий ГАЛЬЦЕВ: "Родители ждали царевну, а я им привел лягушку - маленькую, курносую и смешную"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 13 Марта, 2006 22:00
Есть такое понятие: любимец публики, это сказано о Гальцеве! Его появление на сцене вызывает у зрителей дикий восторг, а выступление - непрекращающийся хохот. Особой популярностью Гальцев пользуется у детей и стариков. "Это, наверное, оттого, - говорит артист, - что жанр у меня такой, он всем понятен". А может, все дело в том, что именно в этом возрасте проще отличать истинное от ложного?
Людмила ГРАБЕНКО
Есть такое понятие: любимец публики, это сказано о Гальцеве! Его появление на сцене вызывает у зрителей дикий восторг, а выступление - непрекращающийся хохот. Особой популярностью Гальцев пользуется у детей и стариков. "Это, наверное, оттого, - говорит артист, - что жанр у меня такой, он всем понятен". А может, все дело в том, что именно в этом возрасте проще отличать истинное от ложного?

"КОГДА Я РЕШИЛ СТАТЬ КЛОУНОМ, ОТЕЦ СКАЗАЛ: "НЕ ПОЗОРЬ ФАМИЛИЮ"

- Юрий, у вас совершенно выдающаяся дата рождения - 12 апреля 1961 года.

- Чем, собственно, и знаменит. Причем мама ходила мной беременная 10 месяцев вместо положенных девяти. Все ей говорили: "Давай, пора уже!". Но у нее все никак не получалось. А потом, утром 12 апреля, - раз, и я родился! Вес - четыре с половиной килограмма!

- Ничего себе!

- Это еще что, брат у меня вообще больше пяти килограммов родился... И надо же так, чтобы в тот момент, когда я появился на свет, Гагарин полетел в космос. Меня и Юрием-то назвали в его честь. В детстве я был абсолютно уверен, что он - мой родственник. У нас с ним даже инициалы одинаковые. Поэтому, когда спустя несколько лет он погиб, у нас в семье был настоящий траур. Я так плакал! Мне казалось, что я потерял очень близкого, родного мне человека.

- Наверное, тогда вы и решили стать летчиком?

- Да, это мы на семейном совете так постановили. Когда оканчивал школу, профессия военного была в большом почете, девочки их очень любили. Вот я и подал документы в три училища практически одновременно.

- Как вам это удалось?

- Не удалось - не поступил ни в одно. В Тамбовском летном училище прошел три медкомиссии, а на четвертой меня из-за какой-то ерунды забраковали. Я ведь здоровый парень был, спортом занимался: по утрам пробежка, турник. Очень сильно переживал... Потом решил в цирковое училище поступать, чтобы клоуном стать, у меня даже в школе кличка была - Клоун. Но тут уж родители воспротивились, документы спрятали. А отец сказал: "Не позорь фамилию!". Это был грустный период моей жизни, я о нем даже вспоминать не люблю. Не знаю, может, я был бы хорошим военным. Во всяком случае, форма мне очень шла. Но я над людьми этой профессии всегда откровенно стебался в хорошем смысле этого слова.

Позже, когда уже учился в Курганском машиностроительном институте, у нас на военной кафедре такие офицеры преподавали - можно было просто умереть со смеху! Какие там были типажи, а каким языком они разговаривали! Был у нас майор Ареев - серьезный человек маленького роста. Мы стояли в строю, а он подходил ко мне и долго-долго смотрел снизу вверх. Потом говорил: "Гальцев, выйти из строя!". И опять долго смотрел. Взвод буквально умирал со смеху! Наконец, Ареев спрашивал: "Почему не брит?". - "Да я брился, - говорю, - наверное, у меня опять вылезло!".

- Так и кто над кем, извините, издевался?

- А знаете, что он мне сказал, когда я подготовил реферат по тактической подготовке мотострелкового батальона? "Гальцев - молодец! Очень хорошо подготовил реферат, но был один недочет. Так что садись, два!". Это потом как анекдот рассказывали.

- В результате вы окончили два института и первое образование у вас техническое?

- Оно такое же техническое, как и театральное. Я очень много занимался в самодеятельности, а она была тогда в таком почете, что мне за многие курсовые не глядя ставили "отлично". Я был не просто заводилой, а помощником режиссера агиттеатра, в который входили и вокальная группа, и инструментальный ансамбль. Да тащил на себе всю институтскую самодеятельность!

- Солидно! А поработать по специальности вы успели?

- По этой - нет. Но кем и где я в свое время только не работал! И в книжном магазине "Букинист", и сторожем, и полы мыл. Но я получал деньги за самодеятельность - Ленинскую стипендию в размере 100 (!) рублей, по тем временам очень приличные деньги. Так что я, со всеми своими подработками, иной раз приносил домой больше денег, чем отец. Потом уже, когда учился в театральном, хотелось жить самостоятельно, не в общежитии. А кому тогда квартиры давали, знаете? Дворникам! Вот я и пошел метлой махать. С раннего утра улицы мел, потом на занятия бежал.

- Это когда же вы успели в театральный институт поступить?

- Да практически сразу же после машиностроительного. Причем поступил сразу в два - в московский ГИТИС и ленинградский ЛГИТМиК имени Черкасова, выбрал последний. В театральном я, что называется, отдохнул душой, там я чувствовал себя как рыба в воде. Нас учили и на лошадях скакать, и на рапирах драться. Мимикой занимались, животных изображали.
"ЧТОБЫ ПОКАЗАТЬ ЖИВОТНОЕ, НАДО БЫЛО ШЕВЕЛИТЬ УШАМИ, ВРАЩАТЬ ГЛАЗАМИ ИЛИ ДОСТАВАТЬ ГУБОЙ... ДО НОСА И УХА"

- Ваша выразительная мимика - результат тех самых тренировок?

- Нет, это у меня от природы. Но у нас были совершенно дивные этюды в институте: чтобы показать какое-то животное, надо было шевелить ушами, вращать глазами или доставать губой... до носа и уха. Со стороны, конечно, можно было подумать, что собрались дебилы. Но такие занятия накладывают на человека определенный отпечаток. Да и "Лицедеи", с которыми я одно время работал, дали мне в этом смысле большой опыт.

Я учился на специализированном актерско-режиссерском курсе, профессия у меня называлась: "Актер драмы со специализацией музыкально-речевой эстрады". Чего мы только не играли! Нет такого мужчины-актера, которому неинтересно было бы сыграть женщину. Я играю. Правда, как видите, волос почти не осталось, от париков все вылезли.

- Когда вы впервые почувствовали, что можете смешить?

- Классе в восьмом, наверное. У нас была очень строгая учительница, которая, по-моему, никогда не смеялась. А потом она увидела, как я показываю какую-то сценку, и хохотала до слез. С тех пор, едва завидев меня, начинала смеяться. Даже на экзаменах! У меня, кстати, с тех пор по ее предмету не было ни одной двойки. Тогда я и понял, что смех - великое благо, которое дается человеку. Не отдавать его людям смерти подобно.

Потихоньку начал всех разыгрывать. Но самые забойные розыгрыши все-таки приходятся на театральный институт. Помню, как-то мы со знаменитым нынче "ментом" Сережкой Селиным (он мой однокурсник) поспорили, что я смогу на улице подаяние просить и мне подадут. Замотался платком, надел перчатки, стал в подземном переходе и запел старушечьим голосом: "Милый мой, милый мой, дай копеечку!". Мы мелочь горстями гребли! В кино без денег проходили, квас брали бесплатно.

- Тоже в образе старушки?

- Нет, тут уже приходилось косить под идиота. Надо было подкрасться к тетке, которая продает квас, скорчить самую дурацкую рожу и заорать дурным голосом: "Дай квасу!". Обязательно найдется кто-то жалостливый, который скажет: "Да налей убогому!".

- Не стыдно?

- А что было делать? Питались мы в то время не очень хорошо. На стипендию-то не разгуляешься, купишь в столовой мясной бульон за 6 копеек, макароны и пирожок за 10 копеек (на котлеты никогда не хватало) - и на занятия!

- Вы придумываете образы, с которыми выходите на сцену, или берете их из жизни?

- Жизнь в этом смысле подбрасывает такие типажи, что только успевай запоминать. Правда, приходится их слегка преувеличивать, гиперболизировать. А иногда, наоборот, преуменьшать, сажать на место. Но мне нравится гротесковые вещи играть. Просто монолог про тещу и зятя сегодня уже выглядит дешево и не смешно. К тому же про это хорошо написали в свое время Зощенко, Аверченко, да тот же ранний Чехов. Надо только открыть книгу и прочитать. Мне хочется быть не похожим на других, делать что-то свое.

- Кто придумывает костюмы, в которых вы выступаете?

- Всегда подбираю вещи сам и, надо сказать, получаю от этого процесса большое удовольствие. Часто покупаю костюмы за границей. Например, знаменитые коричневые штаны, в которых я часто выступаю, купил в Америке за три с половиной доллара. Помню, примерил их, а продавщица-негритянка кричит: "Они на вас большие!". А как по мне, так в самый раз. Присмотрел себе рубашечку в тон, она опять за свое: "Маленькая!". Ну ничего не смыслит в сценических костюмах!
"ПО ДОЧКЕ ОЧЕНЬ СИЛЬНО СКУЧАЮ. ПОТОМ ПО СОБАКАМ. А ПОТОМ УЖЕ ПО ЖЕНЕ"

- Ваш сценический стиль - клоунада?

- У меня есть несколько клоунских номеров, но я себя клоуном не считаю. Для меня это высший пилотаж! Хороший клоун может сыграть все. И яркое тому свидетельство - Юрий Владимирович Никулин, которому были подвластны и комедия, и трагедия. А даже очень хороший актер никогда не сыграет клоунский номер, это будут поддавки, не более. Очень хорошие актеры, не буду сейчас называть их имена, пытались играть клоунов в кино и театре. Мимо! Потому что это совсем другой мир.

- Кстати, в последнее время вы много снимаетесь в кино.

- Играю много, но роли в основном небольшие. Меня так и называют - мастер эпизода. А мне бы, конечно, хотелось сыграть, как раньше говорили, героя нашего времени. Но не дают. Все мои роли - либо смешные люди, либо просто идиоты, не от мира сего. Еще обожаю все фильмы Ролана Быкова и с удовольствием сыграл бы в детской картине, жаль, их сейчас не делают. Правда, сейчас вот снялся у Масленникова в фильме по пьесе Островского "Волки и овцы", сыграл Лыняева. Когда будут показывать, посмотрите, там у меня очень неожиданная роль - совсем не смешная.

- Этак вы на драматические роли перейдете!

- Я вам так скажу: грустить надо дома! Как говорила моя мама: "Поделись печалью с подушкой, а не с любимой подружкой!". Но если ты выходишь на сцену, люди ждут от тебя другого. Особенно если ты - комик!

- В рекламе не снимаетесь?

- Снимался один раз. Согласился с одним условием: сценарий придумаю сам. И такого насочинял! Я там был и пионером, и узбеком, и военным. Тот ролик занял первое место в каком-то рекламном хит-параде. Вообще же, в рекламе, как и в любой другой работе, очень важно, как ты к ней относишься. Если считаешь халтурой, то она таковой и получится. А есть очень даже симпатичные ролики, например, у Саши Семчева: "Где ты был?". - "Пиво пил!". Мне очень понравилось.

- Бытует мнение, что юмористы в жизни не самые веселые люди. Вы согласны?

- Честно говоря, у меня не получается юморить в жизни. И не потому, что я не очень веселый человек. Просто чаще всего общаюсь с теми, с кем работаю, - с актерами своего театра. Когда мы уезжаем на гастроли, то видим друг друга с утра до вечера. Какой смысл шутить? Я вообще по жизни спокойный. Мои выступления расписаны на долгие месяцы вперед, поэтому берегу себя для сцены.

- Вы и дома такой?

- Сейчас я практически все свое время провожу в Москве. Недели три уходит только на съемки телевизионной программы "Веселые картинки" на Первом канале. А еще концерты, гастроли. Так что дома бываю дня два-три в месяц, затем опять уезжаю в другой город, а то и в другую страну. Мне бы отоспаться! Погулять с собакой. Тут уж не до шуток и розыгрышей. Я вот по дочке очень сильно скучаю. Потом по собакам. А потом уже по жене.

- Как она вас только терпит после таких признаний?

- Так мы с женой практически не видимся! Я иногда думаю, что если бы она меня видела чаще, уже бросила бы, а поскольку видит мужа раз в месяц, я для нее всегда новый человек. Можно даже светскую беседу завести: "Как дела? Как месяц прошел?".

Смотрю: то подстриглась по-новому, то цвет волос поменяла. Скандалы устраивать нам некогда. Даже если решили бы развестись, долго искали бы время на поход в загс, все-таки развод - процесс длительный. А она у меня тоже актриса - Ирина Ракшина, работает в Театре имени Ленсовета. Играла в картинах "Джек Восьмеркин - американец", "Про уродов и людей". Кстати, и там, и там мы вместе снимались.

- Вы с ней на съемках и познакомились?

- Знаете, мне дочь как-то сказала: "Пап, а о том, как вы с мамой познакомились, в интернете написано!". Я тогда сел, все прочитал.

- И как впечатление?

- Половина всего, что там написано, мимо! И главное, я не понял, откуда они все это берут, - я в интернет ничего не посылал. Наверное, есть фирма, которая определяет, что на эти сайты запихивать. Так хоть бы проверяли информацию!

- Бред?

- Сивой кобылы! Однажды в какой-то желтой газете появилась статья о дне рождения Лены Воробей, мне она попалась на глаза совершенно случайно. Читаю: "Гальцев напился так, что его выносили из кабака. А Ветров облевал диван". А еще мы якобы побили посуду в этом ресторане и только при помощи милиции нас удалось оттуда выдворить. Фигня какая-то! Во-первых, я не пью... до такой степени. А во-вторых, меня вообще не было на этом дне рождения. Лена меня действительно приглашала, но я как раз ехал в Питер и не смог прийти. И Ветрова не было! Были только Сережа Дроботенко и "Экс-ББ". Знаете, иногда бывает, что в написанной про тебя статье полуправда, а тут вообще вранье!

- Это самый страшный слух, который вы о себе слышали?

- Что вы! В том же интернете я прочитал, что, оказывается, вступил в Партию актеров - представителей сексуальных меньшинств.

- А вы не вступали?

- Может, и вступил бы, на вводные лекции походил (интересно все-таки!), но мне некогда!
"ПИТЬ МНЕ ПРОСТО НЕКОГДА"

- Так, может, вы про жену лучше сами расскажете?

- Ира - сирота (мама умерла, когда ей было три года, а в 12 потеряла и папу), приехала в Москву из Петропавловска-Камчатского, поступила в ГИТИС, чтобы как-то прожить, пошла работать горничной в гостиницу. Потом переехала в Питер, поступила в училище по пошиву верхней одежды. Правда, мне почему-то ничего не шьет. Если у меня что-то порвется, иду в ателье. Но, очевидно, тяга к искусству пересилила, поэтому она снова оказалась в театральном вузе - на этот раз в ЛГИТМиКе.

Познакомились мы с ней в стройотряде, была тогда такая форма привлечения студентов к строительству коммунизма. Причем учились в одном институте, только я на курсе у Свидерского, а она - у Владимирова. Он ее потом как самую способную оставил в своем театре. Но увидели друг друга почему-то именно там, в Казахстане, где мы строили домики для местного населения. Я сторожил стройматериалы, а Ира работала в столовой. В общем, понравилась она мне. И я стал думать, какой повод найти для знакомства.

- Придумали?

- А как же! Подошел после обеда и спросил, не осталось ли у нее... костей. Дело в том, что мозговые кости для меня с детства самое лучшее лакомство! Уж не знаю, что она там обо мне подумала, но буркнула: "Остались!". Ну а я давай дальше подъезжать: дескать, что вечером делаете? Не поверите, она меня прогнала. Сказала, что я бабник, на меня все девчонки заглядываются, а она некрасивая, поэтому не верит, что у меня к ней что-то серьезное.

И все-таки какую-то струну в ее сердце я затронул, потому что она стала подкармливать меня дополнительно, уже после того, как все поедят. А когда я заболел (там суховеи страшные!), лечила какими-то примочками. Я тогда был парень видный, и девочки с нашего курса меня к Ире ревновали. Потом, в Питере, наши отношения продолжились... Там, в казахских степях, много актерских пар образовалось. Очевидно, эти самые суховеи дули в нужную сторону.

- Как родители отнеслись к вашему выбору?

- Поначалу Ира родителям не понравилась, они ждали царевну, а я им привел лягушку - маленькую, курносую и смешную. Но мой папа, когда узнал, что Ира круглая сирота, отозвал меня на кухню и сказал: "Тронешь ее хоть пальцем - убью!". Я потом вспомнил, что отец сам из детдома, вот и почувствовал родную душу. Наверное, благодаря его "нежному" отцовскому напутствию мы и живем мирно, дочку вот родили. Маша вся в меня, она меня любит и понимает. И очень расстраивается, когда я уезжаю.

- Если она решит стать актрисой, будете ее в этом поддерживать?

- А что, пусть идет! У нее есть тяга к искусству: она играет на рояле, сочиняет музыку. А еще очень живая, бойкая девушка, из тех, про которых говорят: палец в рот не клади! Я в детстве такой же был разбитной, орал и бегал - не поймать. Но это хорошо, я не люблю спокойных детей, которые сидят в уголке и смотрят исподлобья. Как говорила моя бабушка: "В тихом омуте черти водятся!".

Маша, как и все современные дети, компьютерами увлекается, все что-то там по клавишам стучит. А я в этом дуб дубом. Подойду, посмотрю, поудивляюсь: мыши там какие-то! Может, я и понял бы чего, да нет времени сесть и спокойно разобраться. А еще Маша одно время хотела стать собачьим парикмахером, возилась с нашими собаками, прически им делала.

- У вас много собак?

- Две - лабрадор Чара (от слова чарка!) и джекрассел-терьер (собака этой породы снималась в фильме "Маска") Жаконя. Чара игривая и вечно голодная, Жаконя, хоть и намного меньше, тоже очень любит покушать.

- Кстати, о еде. Кто у вас дома готовит?

- В основном жена, конечно. Хотя я готовить и умею, и люблю. Иногда, под настроение или на праздник какой-то, могу и холодец сообразить, и селедку под шубой. Но особенно мне удаются блюда кавказской кухни - шашлык, люля-кебаб. Обычно я готовлю шашлык, когда мы с ребятами на мой день рождения выезжаем на автобусе за город. Но, к сожалению, чаще всего я живу в гостиницах, где никто не даст мне приготовить то, что я хочу. Спустишься в кафе, выпьешь кофе, съешь яичницу - вот и все кулинарные изыски. Говорят, по степени сложности актерская профессия занимает третье место из ста, уступая только космонавтам и летчикам.

- А как у вас с вредными привычками?

- Пить мне просто некогда. Единственное, что я могу позволить, - это 100 грамм коньяка, да и то изредка. Если на следующий день предстоит съемка, расслабляться нельзя. Пять лет не курил. Но поскольку работа нервная, опять начал. Правда, стараюсь выкуривать всего несколько сигарет в день и только перед выступлением.
"Я ЗНАЮ, КАК БЫСТРО И ДЕШЕВО ПРИВЕСТИ СЕБЯ В ПОРЯДОК, - ВЗЯТЬ СЫРОЕ ЯЙЦО И НАМАЗАТЬСЯ"

- Вы не только актер, но и руководитель театра "УТЮГ" ("Театр Юрия Гальцева"). На каких принципах строите отношения с труппой?

- Во-первых, труппа у нас небольшая, всего семь человек, а держится она на общей любви к работе. К тому же я человек неконфликтный и считаю, что все эти пресловутые театральные интриги - полная ерунда! Есть сцена, на которой ты за три минуты можешь показать, что из себя представляешь. Поэтому для меня так важна сцена.

- Вы выступаете не только в разных городах, но и в разных странах. Где ваш юмор понимают лучше всего?

- Везде по-разному, и никогда не угадаешь, где какой прием тебя ожидает. Мы недавно были на гастролях в Америке, так там ни один город на другой не похож: в первом все умирают со смеху, во втором воспринимают все очень серьезно. А расположены они рядом, например, как Нью-Йорк и Филадельфия. И публика везде одинаковая - наши эмигранты. Вообще, у людей, которые уехали из Союза на заре перестройки, очень странное представление о нашей нынешней жизни. Они почему-то уверены, что у нас жизнь по талонам, очереди за продуктами и ничего не достать. И очень удивляются, когда мы ведем себя явно не по-советски: например, много денег тратим на еду, что, на их взгляд, неразумно.

Публика там достаточно требовательная, чтобы не сказать - жестокая. Если твое выступление понравилось, будут вызывать на бис, а если нет, не пожалеют. С нашими как-то проще. Никогда не забуду, как приехали в Иваново. Уж не знаю, что я там ожидал увидеть, но в голове все время крутилась фраза: "Иваново - город невест". Какие там невесты! На улицах темно, фонарей нигде нет, сплошные колдобины, люди ходят в черном, все какие-то мрачные. Ну, думаю, пропал концерт, им всем не до смеха. А на концерт люди пришли и смеялись так, казалось, крыша обвалится. Правда, сидели все в пальто и шубах, потому что в зале не топили.

- Наверное, тяжело все время мотаться по гастролям?

- Знаете, я уже и привык! Даже знаю несколько секретов, как быстро и, что немаловажно, дешево привести себя в порядок после утомительного переезда или перелета. Бывает, в зеркало на себя посмотришь и ужаснешься: лицо помятое! Надо взять сырое яйцо и намазаться. А когда оно застынет, смыть теплой водой и намазать кремом "Театральный", везде продается и стоит копейки. Становишься как новенький!

- Ваша профессия часто вас выручала?

- Вы имеете в виду мою известность? Иногда к актерам относятся весьма своеобразно. Таксисты, например, считают, что мы очень богатые, поэтому стараются содрать три шкуры. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что иногда вообще подвозят бесплатно, но почему-то происходит такое гораздо реже. И конечно же, профессия мне часто помогает. Если человек смотрит телевизор и у него есть чувство юмора, я всегда найду с ним общий язык.

У меня был очень смешной случай. Мы летели на самолете, я сидел на своем месте, а в кабине пилотов меняли экипаж. Когда я услышал, о чем они говорят, у меня от ужаса волосы встали дыбом! Кто-то спрашивает: "Ну, как там тумблер?". Другой отвечает: "Да что-то неважно!". - "А полоса?". - "Не очень!". - "А предохранительная система навигационного вестибулярного оповещения?". - "Тоже какая-то лажа!". В общем, ничего не понятно, но страшно! И так мне хреново стало! Думаю: "Мама родная, писец мне пришел! Этот самолет точно упадет!".

Постучался я к ним в кабину и робко так говорю: "Знаете, я актер". Они смеются: "Мы тебя узнали!". - "Можно, - говорю, - я с вами в кабине полечу? Вы о чем-то таком сейчас говорили, мне показалось, будто с самолетом не все в порядке". Мужики от смеха чуть не умерли! Но я все равно напросился с ними и всю дорогу от Петропавловска-Камчатского до Питера (10 часов лету!) смешил их как мог. Мне почему-то казалось, что со смехом у нас больше шансов долететь.

- У вас есть профессиональные, актерские суеверия?

- Да какие-то прибабахи у всех есть! Я, например, никогда не выхожу из левой кулисы, да еще и прошу, чтобы меня кто-нибудь подтолкнул. Как-то вышел из правой, так пошло наперекосяк: текст забыл, потом с микрофоном что-то приключилось. С тех пор не рискую. Еще никогда не снимаю с себя образок Николая Чудотворца. А уж выступление мое целиком и полностью зависит от зрителей. Я за ними внимательно наблюдаю и если вижу, что что-то не нравится, могу в течение пяти минут полностью, на 180 градусов, поменять программу.
"ПОДХОДЯТ ДВА МУЖИКА: "ЮРИК, МЫ ХОТИМ ВАМ ПОДАРИТЬ УЧАСТОК НА ЛУНЕ!"

- Вы хорошо поете. О певческой карьере не задумывались?

- Я еще и музыку пишу. У меня уже несколько дисков вышло, где музыка моя, а стихи как знаменитых поэтов, так и моих друзей. Думаю, можно будет использовать мое пение в фильмах или спектаклях, но заниматься только вокалом мне неинтересно. Мне кажется, актер должен быть синтетическим и уметь все - петь, играть, танцевать.

- Чем любите заниматься в свободное время?

- Помимо музыки, картины пишу, дома их много. Книгу пытаюсь писать, но она у меня пока в разобранном состоянии: лежат стопочкой отдельные рассказики. Вот выйду на пенсию, допишу. Читать очень люблю, причем все - от Довлатова до лирической поэзии. Часто садимся вместе с Машкой, я люблю ей вслух читать. Или набираю много кассет с фильмами, в основном старыми, советскими, и часами их смотрю.

Еще очень люблю бывать в деревне, иногда летом удается ненадолго уехать в Сибирь, к брату жены. Как там спокойно! Нет суеты, можно отдохнуть, восстановиться. Делай что хочешь! Можно рыбу половить, мы с отцом в свое время часто ездили на рыбалку, по всем рекам попутешествовали. Или земляники наесться, она с детства мое любимое лакомство.

- Говорят, у вас есть участок на Луне?

- Истинная правда! Представляете, сижу в кафе, кушаю. Подходят два каких-то мужика, по виду бизнесмены, и говорят: "Юрик, мы хотим подарить вам участок на Луне!". - "Дарите!" - говорю. Честно говоря, думал, они шутят. А люди вытаскивают карту Луны, показывают: "Вот ваша точка, будете жить рядом с тем-то и тем-то!". И документы оформлены честь по чести: на бланках, с печатями. Может, думаю, умалишенные? Вроде бы нет. А с другой стороны, чем черт не шутит, может, внуки полетят?

- У вас трепетное отношение к умалишенным?

- А разве актеры не умалишенные? Если актер хороший, он всегда с приветом. К тому же в эту профессию не идут просто так, потому что актер - это диагноз. Например, мой брат, которого приглашали стать актером, отказался, хотя у него и были способности. Почему? Да потому, что у него этого диагноза не было, он - нормальный человек. Мне понравилось, как сказал когда-то Бондарчук: "Скажи актеру, что он ради роли должен башкой об стенку биться, и он будет биться!". Вот и скажите, нормальные мы после этого люди?



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось