В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Александр ЗИНЧЕНКО: "Роман с Юлией Тимошенко? Неужели, если у людей нормальные отношения и тем более они друг друга поддерживали, иначе как любовной интрижкой это нельзя объяснить?"

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 13 Марта, 2006 22:00
Александр Алексеевич - один из немногих, кто имеет смелость радикально менять свои взгляды, разворачиваясь на 180 градусов, но совсем не как по команде: "Кругом! Шагом марш!". Свои поворотные решения он тщательно продумывал (все-таки кандидат физмат наук и телевизионный академик), а затем отстаивал, отметая обвинения в "предательстве идеалов".
Дмитрий ГОРДОН


"ТЕ, КТО СЕЙЧАС ПИШУТ ДЕСЯТКИ КНИГ О "ПОМАРАНЧЕВОЙ РЕВОЛЮЦИИ" И РАССКАЗЫВАЮТ О ТЩАТЕЛЬНО РАЗРАБОТАННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ, КРИВЯТ ДУШОЙ - ПРЕДВИДЕТЬ ЭТО БЫЛО НЕВОЗМОЖНО"

- Думаю, что наивысшей точкой, пиком вашей политической карьеры, да и жизни, наверное, тоже, стало руководство штабом Виктора Ющенко во время "помаранчевой революции"...

- Безусловно...

- На мой взгляд, до вашего появления в команде Виктора Андреевича предвыборная кампания будущего Президента Украины напоминала хаотичное броуновское движение - были перемешаны толковые и бестолковые идеи, не хватало математически точного анализа. С вашим приходом ситуация обрела системность и упорядоченность. Почему вы туда пришли и с чем на новом посту столкнулись?

- На этот счет (улыбается) есть любопытное высказывание Романа Петровича Бессмертного: мол, если бы Зинченко не возглавил штаб Ющенко, Виктор Андреевич победил бы еще в первом туре... Говоря же серьезно, перед тем как дать будущему Президенту согласие возглавить его кампанию (хочу подчеркнуть - ему лично, не его окружению), полтора года я был беспартийным, работал вице-спикером. Наверное, стоит вспомнить мукачевские события и мое предостережение с трибуны Верховной Рады о планирующейся фальсификации выборов - после ряда встреч я предвидел эту опасность, понимая, какие могут быть задействованы механизмы...

Мы много беседовали с народным депутатом Александром Морозовым и обсуждали, что будет со страной, как развивается выборный процесс. Морозов - не из лидеров "Нашей Украины", но он хорошо знал людей, готовивших кампанию Ющенко....

Особенно обострились мои тревожные ощущения после упомянутого инцидента в Мукачево и голосования в Конституционном суде по поводу возможного очередного президентства Кучмы. Стало понятно: идет новая волна, готовится эпицентр...

-...предвыборных технологий?

- Да, в том числе очень острых событий... Тогда-то и прозвучала известная фраза моего бывшего партнера по СДПУ(о): мол, Ющенко не победит никогда. Эта предопределенность свидетельствовала: у власти уже есть схема решения всех вопросов.

В те дни у меня состоялось несколько встреч, после одной из которых Виктор Андреевич предложил мне возглавить свою кампанию, а потом и штаб (сначала эти должности были разделены).

Работа оказалась очень многогранной, но я совершенно не присваиваю, не приписываю себе победу. Более того, многие решения рождались по ходу - как реакция на происходящее, причем спонтанного оказалось больше, чем просчитанного. Хочу развенчать миф, что за три месяца революция была предсказана, продумана и осуществлена...

-...да еще и по американскому плану...


Александр Зинченко: "Хочу развенчать миф, что за три месяца революция была предсказана, продумана и осуществлена. Все эти выдумки - от лукавого". На трибуне Майдана



- Все это выдумки - от лукавого.

Мы пытались ответить на самые простые вопросы. Во-первых, как выиграть кампанию, если лидер не может использовать средства массовой информации, которые, откровенно говоря, были сосредоточены в руках другой стороны и всячески противились любым позитивным упоминаниям о Ющенко. Реагировать нам следовало только нестандартно, и когда говорят, что "помаранчевая революция" явилась результатом интернет-технологий, отчасти это правда. Не потому, что лишь интернет стал проводником наших идей, а из-за невозможности достучаться до граждан с помощью традиционных СМИ. Действительно, первый информационный удар был сконцентрирован в онлайне - вечерние новости телеканалов становились неактуальными, скучными, потому что в течение дня люди уже знали из электронных изданий ответы на три-четыре самых актуальных вопроса главных действующих лиц. Жизнь оказалась переведенной в более динамичный темп, поэтому газеты, телевидение и радио отставали от событий.

Во-вторых, вся политическая активность переместилась из залов на улицы и майданы - кампания Ющенко проходила под открытым небом (нам повезло, что стояло лето). Сначала собирались тысячи людей, потом десятки и сотни тысяч...

- Реально ли было предсказать именно такой ход событий?

- Ну конечно же, нет! Те, кто сейчас пишут десятки книг о "помаранчевой революции" и рассказывают о тщательно разработанных технологиях, кривят душой - предвидеть это было невозможно.

- Как руководитель штаба вы предполагали, что победы в избирательной кампании может не получиться и Президентом Ющенко может не стать?

- Я возглавил штаб, когда рейтинг Виктора Андреевича ежемесячно падал на четыре процента, - было очевидно, что нужно предпринимать совершенно неординарные меры. Напомню, кампания "Ющенко - народный президент" стартовала 4 июля 2004 года в Киеве на Спiвочому полi. В первый раз 75 тысяч человек собрались под открытым небом, а потом вся эта огромная масса людей отправилась к зданию ЦИК. Был предложен нестандартный тип работы - даже строители в оранжевых касках, встречавшиеся нам по пути на столичную площадь Леси Украинки, стали элементом избирательной кампании. Помаранчевый цвет и драйв появились уже примерно к августу, когда кампания начала набирать темп и была доказана правильность этой концепции.

Каждый день нужно было искать информационный повод для агитации - им становились активные действия всех сторонников Ющенко, и все это переросло в идею коалиции "Сила народа". Я стал руководителем коалиции, инициатором создания которой выступили две партии, но уже ко второму туру в "Силу народа" влились 20 партий и около сотни организаций - поднялось колоссальное общественное движение, очень активно подключилась молодежь. У кампании был мощный внутренний энергетический стержень, поэтому в августе я уже не беспокоился за результат - было ощущение, что мы непременно победим.

Когда я говорю о кампании "явно выигрышная", не имею в виду проценты отрыва от конкурента. Самое важное, что люди, вставшие на нашу сторону, перестали бояться высказывать свою точку зрения, отказались быть заложниками намеренно искажаемой информации.

Помните, политологи говорили, что рейтинг Виктора Ющенко - 60 процентов, а верили в его победу только 22-23 процента избирателей? Колоссальная разница в цифрах была следствием страха перед властью и убежденности, что победить власть законными методами нельзя. Тем не менее наши действия в июле-августе дали возможность сократить дистанцию между этими двумя показателями.

- Накануне выборов один из лидеров фракции "Наша Украина" доверительно сказал мне: "Ты не представляешь, какие у нас постоянно идут дебаты и споры, как на заседаниях фракции Ющенко то снимают с поста руководителя "Нашей Украины", то вновь назначают, сколько дураков путается под ногами". Вы тоже столкнулись с обилием дураков в собственном лагере?

- Думаю, массу людей можно называть примкнувшими (помните, "и примкнувший к ним Шепилов"?) - они хотели просто "присутствовать при лидере", но не были способны ни на какое не то что оригинальное, а просто цельное действие, приводящее к результату. Это вообще чудовищное испытание, которое редко может выдержать нормальная психика...

- Таких людей было много?

- Очень. Как правило, они навязчиво свое присутствие демонстрировали, а если я пытался дать им конкретное задание или просил немного подвинуться, это воспринималось как личное оскорбление. Слава Богу, в кампании участвовало достаточное количество энергетически сильных, целеустремленных людей, что дало возможность оперативно менять правила игры в соответствии с обстоятельствами. Еще раз подчеркну: избирательная кампания оказалась невыносимо трудной, а особенно напряженными, просто безумными были те 40 дней, когда Виктор Андреевич практически оставался вне игры.

Я не знаю ни одной другой президентской кампании (а в них соревнуются ведь не партии, а личности), где бы лидер отсутствовал почти полтора месяца! Ющенко не было в эфире, мы ограничивались его заочными пресс-конференциями и заявлениями, телефонными интервью. Удержаться в таком режиме было чрезвычайно сложно, если учесть к тому же действия другой стороны, которая работала весьма активно и жестко. Тем не менее уже в октябре ситуация постепенно нормализовалась...

"В СУПЕРКРИЗИСНЫХ СИТУАЦИЯХ МЫ СКИДЫВАЛИСЬ ПО СКОЛЬКУ МОГЛИ: ОДИН ПРИНОСИЛ ТЫСЯЧУ ГРИВЕН, ДРУГОЙ - 10 ТЫСЯЧ... ТАКОЙ ПОРЫВ НЕВОЗМОЖЕН, ЕСЛИ НА КАМПАНИЮ РАБОТАЮТ ДЕНЬГИ ОЛИГАРХОВ"

- Это правда, что ближайшее окружение Ющенко долго сомневалось: привлекать ли в коалицию Юлию Тимошенко?

- Формула "Силы народа" обсуждалась до последнего, и, нужно отметить, Виктор Андреевич сам достаточно жестко выступил за создание такого объединения. 2 июля на пресс-конференции, проходившей в штабе на улице Боричев Ток, обсуждалось разное видение соглашения, как будут представлены две политические силы - "Наша Україна" (фундамент коалиции) и "Батькiвщина", которая по масштабу все-таки была второй.


"Юлия Владимировна - яркая женщина и яркий политик, но я человек семейный и верный"

Я не был членом ни "Нашої України", ни "Батькiвщини" - с одной стороны, это давало возможность объективно оценивать обе политические команды, а с другой - заведомо настраивало на компромисс и поиски благоприятных сочетаний. Для меня было совершенно очевидно: результат даст только объединение усилий, и в итоге был приобретен опыт того, как нужно уметь договариваться...

- От представителей политической элиты мне приходилось слышать, что у вас был роман с Юлией Тимошенко. Врут?

- Конечно. Юлия Владимировна - яркая женщина и яркий политик, но неужели, если у людей нормальные отношения и тем более если они друг друга поддерживали, иначе как любовной интрижкой это нельзя объяснить? Нет, все это домыслы и разговоры. Разве не видно, что я - человек семейный и верный? Говорю так не потому, что чего-то боюсь: у нас с женой великолепные отношения. Она ровно и спокойно на все смотрит и вообще у меня неревнивая.

- Спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе говорила мне, что когда, приехав в Москву, она в первый раз встретилась с Путиным, президент России ее уверял: революция в Грузии была сделана американцами по американскому сценарию и на американские деньги. Когда Нино Анзоровна попыталась было возразить, Путин сказал: "Да вы просто об этом не знаете - я точно вам говорю, все происходило именно так!". И высокие российские руководители, и средства массовой информации некогда братской и дружественной нам страны утверждают, что и украинская "помаранчевая революция" была частью дьявольского американского плана. Это правда?

- Ну безусловно, нет. Не стану утверждать, что среди поддерживающих нас людей не было граждан Соединенных Штатов, - помогали и россияне, и американцы, и европейцы, но со всей определенностью заявляю: наша революция была народной. Хочу также развеять миф о пресыщении чужими деньгами - это неправда.

Как руководитель штаба я пережил, как минимум, четыре момента жесткого, просто полного отсутствия средств, когда проходят сутки, вторые, третьи, а денег нет вообще. Останавливалась не только штабная, но и "полевая" работа, как мы называли выезды на места бригад в составе человек 30-ти. Нужно ведь было платить за транспорт, бензин, гостиницы, работу киноустановок, монтаж агитационных материалов, аренду залов для встреч с избирателями и пресс-конференций - никто никому ничего не дарил. В суперкризисных ситуациях мы реально скидывались по скольку могли: один приносил тысячу гривен, другой - 10 тысяч... Такой порыв, наверное, невозможен, если на кампанию работают деньги олигархов - на всем готовом народной революции не произойдет...

Помните, в первые дни массового протеста теплых вещей для стоящих на Майдане людей киевляне принесли сверх необходимого? Это тоже эффект народного участия. Кофе, чая, пирожков и бутербродов было намного больше, чем могли съесть и выпить остававшиеся на ночь революционеры. Атмосфера истинно народной инициативы, идущей от сердца, дает мне основание утверждать: это был самый яркий и незабываемый период в политической биографии страны...

- Думаю, при нашей жизни вряд ли что-то более высокое возможно...

- Да, я согласен: такого масштабного события в новейшей истории, видимо, уже не произойдет.

- А вы сознаете, Александр Алексеевич, что и сами стали уже исторической личностью? Вы ведь не просто участвовали в революции - руководили ее штабом! Ума не приложу: как вы и ваши соратники не падали в те дни с ног от усталости - по-моему, подобные нагрузки выдержать невозможно... Впрочем, у вас был драйв, особый какой-то "завод"...

- Ну конечно! С огромной благодарностью я вспоминаю коллег по штабу, с которыми без сна и отдыха, сутки напролет мы выполняли эту тяжелейшую работу. Как-то в час или два ночи заходит ко мне обитавший за стеной, в соседнем кабинете, Саша Турчинов, и говорит: "Сань, отдохни, хоть немного поспи". Я возражаю, мол, не могу - еще столько дел, а он в ответ: "Хорошо, беру их тогда на себя - у тебя же пресс-конференция утром...".

Александр понимал: кроме штабной деятельности, необходимо еще "работать лицом" - выходить на публику, улыбаться и хорошо выглядеть, но чтобы излучать энергию, нужно хоть немного восстанавливаться. Спали мы, конечно, почти в "походном" режиме, как грустно шутили мои родные. Иногда удавалось вырываться не домой (живу я за городом), а к дочери, где мог прилечь ровно на полчаса...

Все было настолько подчинено главной идее, физические и психологические ресурсы настолько тщательно распределялись... Естественно, ничего подобного прежде мне испытывать не приходилось. Ощущения остались очень яркие, и вы правильно заметили: в нормальной, естественной жизни таких перегрузок человеку не выдержать...

- Поражала удивительная уверенность членов команды Ющенко и в первую очередь самого будущего Президента в том, что задуманное обязательно свершится, что власть можно победить. Бывший мэр Киева Иван Николаевич Салий рассказывал мне совершенно потрясающий случай. Летом 2004 года он оказался в театре неподалеку от Виктора Андреевича и его супруги, и когда зрители выходили из зала, подошел к Ющенко и сказал: "Виктор Андреевич, наверное, пора уже с Януковичем договариваться - ситуация ведь понятная, власть они не отдадут...". Ющенко посмотрел Салию прямо в глаза и сказал: "Иван Николаевич, мы все равно выиграем". Тот не поверил. Разве можно, подумал, пересилить административный ресурс, государственную машину, российскую, в конце концов, поддержку? На инаугурации нового Президента Салий сидел во дворце "Украина" в 17 ряду с краю, и в самом конце, проходя к выходу мимо него, Ющенко остановился и произнес: "А все-таки мы победили!". На чем базировалась такая уверенность?

- На знании собственного народа. На ежедневных наблюдениях за происходившим. Очень яркий пример: дней, наверное, за 15-20 до начала первого тура в Национальной опере завершалось какое-то торжество, и по традиции на сцену выносили цветы от официальных лиц. Зал тогда свистом встретил икебану от премьер-министра Януковича и шквалом аплодисментов - букет от Виктора Андреевича Ющенко. Жизнь на глазах переходила в другое качество, такие проявления истинного отношения к кандидатам становились массовыми.


Герои Майдана. Пока еще все вместе...



В начале октября приобрели популярность оранжевые ленточки (хотя еще не такую, как в дни революции), а числа третьего-четвертого произошло достаточно известное, неоднократно "цитируемое" в масс-медиа событие: на двух киевских автостоянках неизвестные прокололи шины всех машин с помаранчевой символикой. FM-радиостанции заговорили об этой новости с шести часов утра, а я ехал в машине и думал: "Интересно, выстоят люди или сдадутся?"...

- Тут же весь Киев стал оранжевым!

- Буквально к обеду - в отместку... В тот день оранжевая символика сама разошлась в народе: нам уже не нужно было завязывать ленточки, и они тысячами разбирались в агитационных пунктах. Такой оказалась реакция людей, осознавших: силой их уже не возьмешь. Внешнее проявление несогласия с властями и предопределило, собственно говоря, успех кампании.

Помните, как 24 ноября завершился второй тур и председатель ЦИК Кивалов по кличке Серега Пидрахуй объявил, что выборы выиграл Янукович? В зале одни радовались (вздыхает), у других был шок. Тогда в течение часа мне нужно было заехать в несколько мест, и я видел киевлян, которые с огромной печалью, буквально со слезами отреагировали на заявление Центральной избирательной комиссии. И все-таки даже тогда у нас с коллегами не было ощущения, что все закончилось. Казалось бы, пора ставить точку: результаты объявлены...

-...осталось взять пистолет и застрелиться...

- Ничего подобного! Вечером состоялось заседание штаба - мы определяли, что делать дальше. Подключилась Верховная Рада, 27-го были приняты необходимые решения, и события опять стали развиваться с калейдоскопической быстротой...

"ПУТИНА ПОДВЕЛИ АНАЛИТИКИ - В ОСНОВНОЙ МАССЕ ДОКУМЕНТОВ, КОТОРЫЕ КЛАЛИ РОССИЙСКОМУ ПРЕЗИДЕНТУ НА СТОЛ, УКРАИНСКАЯ СИТУАЦИЯ ТРАКТОВАЛАСЬ ОШИБОЧНО"

- В последние годы в политику пришло очень много людей, что называется, с улицы. Раньше, в советские годы, нужно было методично подниматься по ступенькам кадровой лестницы, руководящие кадры тщательно готовили и подбирали, на каждую должность существовал жесточайший отбор - как естественный, так иногда и противоестественный. Как идеолог еще с тех времен, имеющий огромный политический опыт, отличное чутье и базирующийся на глубоком образовании интеллект, скажите: в чем заключались ошибки команды Януковича и проколы президента России Путина, активно вмешавшегося в украинский избирательный процесс?

- Самая главная ошибка тех, кто выдвинул на пост президента премьер-министра, - это, безусловно, неправильный выбор лидера. Признаюсь откровенно: после того как единым кандидатом от власти был объявлен Янукович, я спокойно вздохнул. Первый прокол наших оппонентов - решение, не мудрствуя лукаво, идти в лоб. Такой расклад президентской избирательной кампании предопределил поражение наших соперников, а нам облегчил поиски тактики и стратегии...


Ирина и Александр. Впереди целая жизнь...

- Вот интересно: а если бы на месте Януковича оказался кто-то другой? У кого, кстати, было больше шансов?

- Думаю, претендентов была целая обойма...

- Например...

- Рассматривались кандидатуры Кирпы, Тигипко... Многие, вероятно, готовы были возглавить список.

- Тогда борьба предстояла бы посерьезнее?

- Разумеется, ситуация была бы очень трудной. Мне кажется, если бы ставку сделали на интеллектуально сильного лидера с умеренными взглядами, который бы недвусмысленно выражал свои мысли (при том преимуществе в масс-медиа и прочих возможностях, имеющихся у оппонентов)...

-...выиграла бы власть?

- Просто кампания оказалась бы совершенно другой - мы ведь тоже боролись с полной отдачей...

Вторая ошибка - незнание психологии собственных граждан, преднамеренное неточное позиционирование их приоритетов. Народу отвели второстепенную роль - он должен был просто наблюдать за битвой гигантов, не вмешиваясь в сложившийся расклад сил. На самом же деле, люди показали, что могут оказать решающее воздействие на избирательный процесс.

Третья ошибка - ставка на жестко определенную систему аргументов, например, выплату повышенных пенсий. Пенсионная волна дала результат в сентябре-октябре, но уже ко второму туру явно схлынула - люди быстро разобрались, что к чему.

И еще одна важная деталь - непонимание властью, что обман нельзя утаить: рано или поздно ложь становится явной и увеличивает сопротивление народа. Началась лавина звонков и электронных писем - сначала десятки, потом сотни и тысячи людей сообщали о массовых нарушениях и становились участниками сопротивления. Их возмущала "зухвалiсть" (есть такое хорошее украинское слово), цинизм и наглость власть предержащих, административный беспредел...

- Не оправдала себя и ставка на российских политологов и политтехнологов, которые совершенно, мне кажется, не владели ситуацией, но зато очень любили деньги...

- Ну, это вообще как дважды два: специалисты, не живущие в Украине, не чувствующие ее на клеточном уровне, не могли предвидеть реакцию грубо списанных со счетов масс. Если в других странах народ по каким-то причинам не играл первую скрипку, это не значит, что украинцы не были на это способны.

- Почему же ошибся Путин?

- Считаю, что его подвела часть ключевых аналитиков, готовивших для него материалы, - в основной массе документов, которые клали российскому президенту на стол, украинская ситуация трактовалась ошибочно. Глубоко ошибочно!

- Вы много раз встречались с Путиным, причем с глазу на глаз, не один час с ним беседовали. Чем характерны переговоры с президентом Российской Федерации?

- Он очень серьезный и внимательный собеседник - умело использует аргументы, предпочитает предметный разговор, а не эмоциональный пинг-понг. Человек, который тщательно готовится к встречам, мыслит системно и, видимо, очень уважает противоположную сильную позицию. У меня создалось впечатление, что Путину неинтересно общаться с людьми, которые не дают серьезного повода для размышлений, - он теряет к подобным беседам интерес...

- Не хочет тратить время...


Жена Александра Зинченко Ирина и дочь Екатерина по-прежнему занимаются телевидением



- Вероятно.... В противном случае заинтересованность проявляется явно, и тогда служба протокола делает замечание, что время истекает, но он сам контролирует ситуацию, задавая уже иное течение беседы. Говорить с ним занимательно - это все-таки лидер России. Вообще, обсуждать вопросы защиты национальных интересов с серьезным собеседником не просто любопытно, а очень ответственно, поэтому эти встречи отложились в моей памяти.

- Стилю его разговора присуща авторитарность, которая, на мой взгляд, характерна для российской как внутренней, так и внешней политики?

- Это, по-моему, зависит от типа беседы (она ведь двусторонний процесс), и если визави Путина занимает позицию, не допускающую авторитарного давления, разговор происходит на равных...

- Общаясь с вами, Путин предпринимал попытки перевести разговор в авторитарное русло?

- Первая обстоятельная беседа с глазу на глаз произошла у нас в марте 2005 года. 24 января первую после инаугурации встречу Президента Украины с Путиным полностью вел Виктор Андреевич - я только присутствовал, а 19 марта, когда президент России приехал в Киев с ответным визитом, мы действительно проговорили часа полтора, и я не заметил авторитарных тенденций. Мне кажется, переговоры сложились достаточно удачно, можно даже сказать - мягко, легко, без напряжения. Возможно, это стало результатом правильного предварительного позиционирования...

Вообще, Виктор Андреевич очень удачно, психологически точно построил беседу с Путиным в январе, что сделало возможным изменение структуры отношений как с Российской Федерацией, так и с ее лидером. Поэтому в марте разговор был практическим, речь шла уже о дорожной карте действий двух стран на 2005 год, был определен вектор решения сложных вопросов. Тогда ничто не предвещало серьезных осложнений межгосударственной ситуации в конце прошлого года...

"ПРОСТЕЦКИЙ РАСЧЕТ МОИХ ОППОНЕНТОВ ЗАКЛЮЧАЛСЯ В ТОМ, ЧТО Я ПРОСТО ПО ФАКТУ ПРИМУ ПРАВИЛА ИГРЫ. МЫСЛЕННО МНЕ ПРЕДЛАГАЛИ: НЕ ВЫДЕЛЫВАЙСЯ! ТЫ ЖЕ ВИДИШЬ - ТАК ПРИНЯТО"

- Многие спортсмены, выигрывая Олимпийские игры, признаются: когда они всходят на пьедестал почета, у них уже не остается никаких сил для проявления радости. Помните свои эмоции в ту минуту, когда вы поняли: Ющенко уже стал Президентом и цель достигнута?

- Экспрессии было мало: для меня третий тур не закончился 26 декабря - нужно было подводить итоги выборов. Как вы помните, объявление результатов пришлось почти на Рождественские дни, и все это время штаб работал, мы готовились к инаугурации. Практически я не отдыхал вообще, поэтому, откровенно говоря, было не до эмоций...

1 января наша команда разъехалась по домам в пять утра - после того как встретили Новый год на Майдане, зашли в "Украинский Дом" и все вместе его отметили. Это был единственный день, когда я не показался на службе. Уже 2 января вернулся в штаб. Изменились внешние проявления нашей работы - она стала скрытой от посторонних глаз, но по-прежнему оставалась огромной. Штабной комплекс вообще похож на айсберг, девять десятых которого на поверхности не видны....

- Политики бывают разные: те, чья стихия - подковерные игры (такие никогда в лобовое столкновение не пойдут), и те, кто, как Хрущев, сделавший на ХХ съезде КПСС доклад о культе личности Сталина, способны на поступок, свидетельствующий о смелости, решительности и, безусловно, харизме. Вы, на мой взгляд, тоже из числа решительных и смелых - созвали знаменитую пресс-конференцию, посвященную вашему конфликту с Петром Порошенко, рассказали о своих претензиях к окружению Президента Ющенко, после чего ушли с поста главы cекретариата Президента, громко хлопнув на прощание дверью... Трудно ли было пойти на подобное и не означала ли эта пресс-конференция, что в вашей карьере и жизни наступил очередной перелом?

- Решиться на такое было, конечно, непросто - это очень серьезный, тщательно взвешенный шаг. Около двух суток, вне контактов с кем-либо, дома, наедине я глубоко продумывал все детали своего выступления. Оно не было плодом подготовленных кем-то материалов - с информацией работал я сам. Никто из журналистов не знал, о чем я буду говорить. Ни-кто! Подчеркиваю: ни один человек!

Стало ли это переломным моментом? Наверное, но человек должен пройти все испытания, данные ему Господом Богом. Выбор - это не только право, но и обязанность. Человек, разумеется, может уклониться от каких-либо сложных моментов, но тогда пусть уж не ропщет...

Безусловно, простецкий расчет моих оппонентов заключался в том, что я просто по факту приму правила игры, дескать, мне как бы не останется ничего другого: все так поступают - значит, и я должен. Они как бы мысленно мне предлагали: мол, не выделывайся, ты же видишь - так принято. Смолчи, если уже не хочешь вступить в долю...

Меня совершенно не волновало, как кто воспримет мои слова, осудят меня или нет... Достаточно, что я был абсолютно уверен: говорю правду...

Еще раз подчеркну: мое заявление не было импровизацией, оно стало итогом глубоких размышлений о том, что затягивание процесса очищения приведет к огромным осложнениям и больше откладывать его невозможно.

Считаю, что в отличие от власть предержащих, отреагировавших истерикой, львиная доля наших людей (и я имею тысячи тому подтверждений) меня поняли...

- Как расценил вашу пресс-конференцию Президент и поддерживаете ли вы с ним сейчас отношения?

- С Президентом мы общались после моей отставки несколько раз, в том числе 3-го, 4-го и 5 сентября утром. После этого не виделись 94 дня, затем снова беседовали. С другой стороны, предмет моих разговоров с Президентом - вещь деликатная, и я не хотел бы об этом распространяться.

- Вы не жалеете сегодня о том выступлении?

- Нет! (Твердо). Нет! Можно, наверное, было переставить какие-то слова или абзацы, но содержание я бы совершенно не менял...
"КАКАЯ-ТО НЕВЕДОМАЯ СИЛА ПОДХВАТИЛА МЕНЯ И МОЮ СУПРУГУ, И МЫ ЗАКРУЖИЛИСЬ ПО ДОМУ ПОД ЛЮБИМЫЕ ПЕСНИ "БИТЛЗ"

- Если бы не эта пресс-конференция, думаю, вы совершенно спокойно оставались бы сейчас на своем посту, шли бы в числе прочих соратников Виктора Андреевича на выборы, имели бы совершенно другие, радужные горизонты. Мне кажется, сегодня вы фактически отошли от активной политики. Что это - очередная переоценка ценностей?

- В жизни бывают моменты, когда нужно что-то накапливать, в том числе и энергию - чтобы потом ее излучать. Хотя сейчас я занимаюсь и предметной политикой (участвую в избирательном процессе как лидер Партии патриотических сил Украины), и некоторыми серьезными проектами, разговор о которых пока преждевременен, но станет понятен через некоторое время, когда предъявлю результаты. Не очень хочу говорить о гипотетических возможностях - люблю сдавать работу под ключ...

У моего любимого автора - барда Олега Митяева - в последнем диске "Запах снега" есть песня со словами: "Но свобода и чистая совесть - это лучшее, что может быть"... Конечно, теперь я живу достаточно раскованно, в полном согласии с собой. Моя жизнь свободна, у меня прекрасные отношения в семье, я много читаю. Жизнь дарит мне массу интересных встреч, и самое большое счастье, что увеличивается не ворох бумаг, а количество событий, делающих меня мудрее и лучше. Работа над собой продолжается, за последнее время я встретил массу удивительных людей. У-ди-ви-тель-ней-ших!


С Дмитрием Гордоном

Наконец появилось время заняться простыми вещами - не только почитать книгу, но и послушать любимую музыку, сказать супруге слова, которых она давно не слышала. Не потому что я не хотел ей их говорить (я, например, всегда стараюсь дарить Ирине цветы), а просто редко бывал дома. Приходил, когда дом уже спал, уходил, когда еще спал...

Недавно случайно увидел в магазине диск в МР3-формате "Сто песен о любви" и сразу купил - такое ощущение, что сам составлял этот сборник. Мы с Ириной и дочками совершенно потрясающе провели вечер - поставили эту музыку и поняли, что вся она наша, когда-то пропущенная через сердце. Уже давно я не переживал подобного состояния - какая-то неведомая сила подхватила меня и мою супругу, и мы закружились по дому в танце под любимые песни "Битлз". Такие моменты и делают жизнь прекрасной.

Нет, я счастливый человек - у меня великолепная семья, любящие дети: это и есть самое ценное! Политические хитросплетения все-таки явления второго порядка. Да, важно, как народу определиться, и я буду этим заниматься - просто должен исполнить перед людьми свои обязательства, данные на Майдане... Наверное, уйти из политики уже не смогу, но нужно уметь отделять зерна от плевел и жить настоящей жизнью - подлинной. Не хочу опускать глаза перед людьми, когда с ними встречаюсь, и - говорю совершенно искренне - даже если они высказывают мне какие-то критические замечания, это делает меня сильнее и лучше...

- Вслед за вами канал "Интер" покинули в свое время и супруга (ведущая телепрограммы "Уик-энд с Ириной Зинченко"), и дочь (ведущая спортивных новостей Екатерина Зинченко). Где они сейчас, чем занимаются?

- По-прежнему работают в профессии и заняты телевидением, обе готовят собственные проекты. Думаю, они в предвкушении нового шага, и я этому очень рад.

- Последний вопрос: не предали ли, на ваш взгляд, лидеры "помаранчевой революции" миллионы людей, доверивших им самое святое - нетронутые цинизмом души?

- Я никогда не забуду глаза наших соотечественников, потрясающую атмосферу Майдана, царившие там дух, настроение. Ну разве можно заставить кого-нибудь дважды за вечер вдохновенно петь гимн своей родины? Поэтому я не могу позволить себе этих людей обмануть. Других, стоявших на трибуне Майдана, пусть они оценивают сами. Лично я собственные выводы уже сделал...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось