В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Ищите женщину!

Татьяна НЕДЕЛЬСКАЯ: «Младший сын недавно попросил: «Если не можешь со мной лежать, хотя бы Памелу Андерсон положи»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 26 Марта, 2009 22:00
Популярная певица выпустила новый альбом «Давай останемся друзьями», для которого почти все песни сочинила сама.
Анна ШЕСТАК
«Женщина многолика», — убеждена Татьяна Недельская. Сама она — лучшее подтверждение этому, поскольку успевает быть и очаровательной любящей женой, и щепетильной хозяйкой дома, и заботливой мамой трех сыновей, и востребованной эстрадной артисткой. Хрупкая, изящная, словно фарфоровая статуэтка, и в то же время стойкая, выносливая, как сталь. Мне кажется, в ее сутках не 24, а, как минимум, 48 часов. Когда мы встретились, Татьяна первым делом показала мне снимки для обложки своего нового альбома. Признаюсь честно: романтичную синеглазую красавицу, к которой привыкли зрители, я на них не узнала. Теперь образ певицы совершенно иной — немного готичный, загадочный...

«Перед фотосессией я дала установку не делать меня красавицей»

— Это мое сегодняшнее внутреннее состояние, — объясняет Татьяна, — поскольку я устала быть слишком лиричной.

— Странно это слышать. Неужели надоело?

— Просто немного утомил сладкий безупречный образ. Уже давно никого не удивишь красивым лицом, вылизанным с помощью фотошопа. Нужна пусть маленькая, но провокация. В общем, перед фотосессией я дала установку... не делать меня красавицей. Кстати, многие меня к этой категории женщин не относят, и я с ними полностью согласна. Я просто умею казаться красивой.

— А кто придумал ваш новый образ?

— Это результат работы всей команды, но идея изначально моя. Понимаю: не обойдется без колкостей в мой адрес, но лучше выслушивать их по поводу «неудачного» имиджа, чем по поводу высосанных из пальца ссор с мужем или многомиллионных покупок. Ведь нередко артисты запускают именно такой пиар в преддверии выхода альбома.

— Новый диск называется «Давай останемся друзьями»...

— ...и, глядя на фото, в скобочках можно добавить: «По-хорошему!». (Смеется).

— Я о том, что название тоже может вызвать кривотолки: кому именно вы предлагаете друзьями остаться?

— Ну, я бы не стала ассоциировать мои песни с моей личной жизнью. Хотя, возможно, это комплимент мне как актрисе. Значит, исполняю так, что у людей возникает мысль: «Ага! О себе поет!». Но мне все же кажется, что слушатели понимают: песни — это песни, а семья — это семья. В конце концов, я могу писать под впечатлением прочитанного романа или услышав чужую трогательную историю.

— Почти все песни в новый альбом вы сочинили сами. Что заставило?

— Сложно найти свою песню. Интересных — во всяком случае, для меня — предложений очень мало. Вот я и решила: нужно браться за ручку, бумагу, диктофон и трудиться. А знаете, знаменитый композитор Ирвинг Берлин, автор множества хитов и саунд-треков к голливудским фильмам, с музыкальной грамотой был на вы! И это стало для журналистов страшным откровением, сенсацией. Он мог играть лишь в одной тональности, поэтому я, шутя, говорю: «Играю, как Берлин!».

Да, я окончила музыкальную школу по классу фортепиано, но назвать себя пианисткой не могу. Мне под силу, конечно, изобразить какую-то мысль, но, если слишком увлекусь, могу все испортить — пока найду нужный аккорд, забуду, что хотела сказать. Поэтому всегда под рукой диктофон: я себе и притопываю, и прихлопываю, а потом со всем этим ужасом прихожу к своему аранжировщику. (Смеется). Признаюсь, в первый раз было очень трудно показать ему, что я сочинила.

— И как он отреагировал?

— Смеялся, но взялся перевести в ноты!

— Тяжело было из исполнительницы перевоплотиться в композитора и поэтессу?

— Ой, я бы себя такими громкими словами не называла! Я просто излагала на бумаге свои мысли. Примеряла роль то счастливой женщины, то не очень, то брошенной, то такой, которая сама бросает, эгоистичной, ироничной, любящей... Поэтому надеюсь, каждая слушательница найдет свою песню.

Знаете, мне было бы гораздо легче существовать как женщине и как творческой личности, если бы у меня не было глубокого комплекса, который, наверное, уже не выкорчевать.

«На людях мужа называю только Яном Петровичем»

— Трудно поверить: вы — и комплексы!

— Да-да! Порой чувствую себя таким закомплексованным мудилой в юбке! И тут я некрасива, и там плохо спела, и по телевизору на себя смотреть не могу, и не так сказала... Бороться с комплексами бесполезно, каким-то образом их надо трансформировать в творчество. Возможно, поэтому в альбоме такая многоликость женщины. Как говорится, стой там, иди сюда. Это второе название диска! (Смеется).

— А ведь пресса давно окрестила вас маленькой железной леди.

— Вы знаете, это у меня, скорее всего, бравада. Так получается, что меня приглашают в концерты, что кому-то нравлюсь. Но кто-то меня за это ненавидит, вменяет мне в вину знаменитого мужа, достаток, ищет какую-то корысть. Видите, какая я корыстная? 13 лет назад вышла замуж за Яна Табачника, родила ему троих детей и все чего-то выжидаю!


«Хочется сказать: не надо ненавидеть кого-то за благополучие, которое он имеет. Просто подними свой зад и сделай хоть что-нибудь!»

Фото Дмитрия ПЕРЕТРУТОВА



— У вас большая семья. Заботы о ней наверняка заставляют забыть о собственной популярности?

— Знаете, уровень популярности во многом зависит от желания и приложенных усилий. Мне где-то не хватает наглости, где-то — умения толкаться локотками, где-то стыдно пойти и попросить, а иной раз просто противно...

Что поделаешь, есть люди, которые считают, что ты дышишь их воздухом, живешь в их доме и вообще заняла их место в жизни, но при этом они лежат в кровати и плюют в потолок! Так вот, хочется сказать: не надо ненавидеть кого-то за благополучие, которое он имеет. Просто подними свой зад и сделай хоть что-нибудь! Как в известном анекдоте: «Хотя бы лотерейный билет купи!».

Больнее, чем слово, ничто не ранит. Поверьте, когда я впервые прочла в интернете комментарии к статье о том, что я занимаюсь тхеквондо, у меня горели щеки от стыда за себя и за людей, которые это писали! Не знала, то ли мне плакать, то ли ругаться, то ли материться. Задавала себе вопрос: «За что?». Вспомнилась героиня Елены Соловей из фильма «Раба любви»: «Господа, вы звери!».

Хорошо, что я живу с нормальным мужчиной, который переживает, но все-таки делит это на сто, на тысячу. Всем, кто сомневается в нашем союзе с Яном Петровичем, хочу сказать: вам до такого мужика срать да срать! Извините, но другого слова сейчас просто подобрать не смогу.

— Многие считают, что любить надо за что-то...

— А я и не люблю просто так! Во-первых, мой муж очень импозантный мужчина. Во-вторых, он неимоверно талантлив. И в-третьих, я считаю его воплощением всех мужских достоинств. Восхищаюсь его умением находить общий язык с разными людьми, приходить на помощь, не требуя ничего взамен.

На людях не могу назвать его Яном, только Яном Петровичем — это, наверное, внутренняя мера уважения и субординации. Перестаю чувствовать себя женой и превращаюсь в поклонницу, которая слушает его с открытым ртом. В постели, конечно, называю мужа иначе, но на людях — по имени-отчеству.

— Как вам удается на протяжении стольких лет быть интересной такому мужчине?

— Я просто стараюсь соответствовать Яну Петровичу. Пусть он будет там, на вершине, а я к ней еще доберусь! Читаю то, что читает он, интересуюсь событиями, которые интересны ему, смотрю те же программы... Несмотря на это, у меня есть своя территория, на которую мужу лучше не заходить. И, будучи умным мужчиной, он не пытается это делать.

«Взяла за лацканы пиджака учительницу, которая не давала жизни маме, и пригрозила: «Блин! Не дай Бог!»

— А к вашему новому образу Ян Петрович как отнесся? И как восприняли его дети?

— Они сказали: «О! Мама-наруто!» (персонаж японского мультфильма.Авт.). А Ян Петрович: «Ну, красиво... Но я тебя люблю другой».

— Я смотрю, в этом кабинете много фотографий: и Яна Петровича, и ваших сыновей. Не хватает только вашего портрета кисти Сафронова или Глазунова.

— Рано пока! Возможно, когда мне стукнет 50, Ян Петрович и подарит мне такой портрет — щоб згадала баба, як дiвкою була!

— А ваши детские мечты осуществились уже сейчас?

— Да, я, как многие девочки, мечтала стать артисткой, но иметь хорошего мужа — это было за пределами детских фантазий. Это, считайте, лотерея! Не помышляла я и о трех сыновьях, но они у меня есть, потому что Ян Петрович всегда хотел большую семью...

— Удивительно, как вы при такой загруженности находите время еще и на занятия тхеквондо!

— Я, скорее, ни на что другое времени не нахожу! Тренируюсь каждый день до посинения!

— Сыновей приобщили?

— Вся троица ходит на тхеквондо. Повезло с тренером. Это так трогательно, когда сыновья после занятия равняются на флаг Украины и хором обещают любить родину, слушать маму с папой, хорошо учиться, заканчивать начатое дело, не обижать слабых! Я считаю это важным психологическим моментом.

Мои мальчики очень разные. Старший, Петя, умница, очень тонкий и добрый парень, мой дружочек. Средний, Пашка, боец по натуре. А самый маленький, шестилетний Мишка, — серый кардинал. Нередко он становится «центром управления полетами» в семье.

Хочется воспитать сыновей так, чтобы будущие невестки сказали нам спасибо.

— Восьмилетний сын моих знакомых заявил: «У меня в классе друзей нет. Одни женщины!».

— А мой младший недавно попросил: «Если ты, мама, не можешь со мной сейчас полежать, хотя бы Памелу Андерсон положи». В это время старший ехидно потирал ручки. Информация явно исходила от него.

Кстати, по поводу невесток есть замечательный анекдот. Сын говорит матери: «Я завтра познакомлю тебя со своей девушкой, но хочу, чтобы ты сама ее среди гостей узнала». После праздника сын спрашивает: «Ну, кто моя избранница?». — «Крайняя слева», — отвечает мать. «Как ты догадалась?». — «А она меня уже сейчас раздражает!». Считаю, что в моем случае такого не может быть. Я невесток заранее люблю!

— Все свободное время вы проводите с семьей, я правильно поняла?

— Почему? С подругами тоже. У меня прекрасные отношения со многими из коллег. И мне совершенно не понять тех людей, которые считают, что в шоу-бизнесе дружбы нет, есть только конкуренция.

Самый верный способ сохранить дружбу — не доверять своих тайн. Есть одно плечо, в которое я могу поплакать, — мамино. Когда с подругами слетаемся на наши девичники в сауне, никому не перемываем кости, не отягощаем друг друга страшными семейными тайнами, просто смеемся, шутим, одним словом, заряжаемся позитивом. Иногда, правда, забываем в парную сходить, но это не страшно!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось