В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Опиум для народа

Вагончик тронулся...

Юлия ПЯТЕЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 10 Января, 2008 22:00
В украинский прокат вышел фильм Тимура Бекмамбетова «Ирония судьбы. Продолжение».
Юлия ПЯТЕЦКАЯ

Пожалуй, больше всего в этом безобразии меня раздражает, что создатели и участники проекта Эрнста — Бекмамбетова делают вид, будто ничего не понимают. Будто не знают, на что руку подняли, на что посягнули...

«РИМЕЙК ПО АТМОСФЕРЕ»

«Главное, что фильм получился, — говорит продюсер и гендиректор Первого российского канала. — Наша картина — это римейк по атмосфере, но по сюжету — продолжение чистой воды. Ведь никто не сказал, что главные герои «Иронии судьбы» счастливо прожили 32 года и умерли в один день?».

Действительно, никто этого не говорил. И умерли не все. И не в один день. Умер Георгий Бурков и мамы Нади Шевелевой и Жени Лукашина — Любовь Добржанская и Любовь Соколова. Умер драматург Эмиль Брагинский. Слава Богу, он не увидит, в какое рекламное убожество превратили его сказку сказок господа капиталисты.

Говорят, «Ирония судьбы» нравилась Брежневу... Иначе, дескать, трудно объяснить, как такое аморальное кино, да еще с откровенной сатирой на советскую действительность, с польской актрисой в роли учительницы русского языка, с песнями на стихи Пастернака, Цветаевой, Ахмадулиной в исполнении малоизвестной эстрадной певички Пугачевой попало на экраны, а потом еще и получило Госпремию.

Я думаю, Брежнев тут ни при чем. В конце концов, «С легким паром» далеко не единственный советский несоветский фильм. Как ни крути, общество развитого социализма при всей его заданности, однозначности и беспросветной уверенности в завтрашнем дне постоянно удивляло чем-нибудь приятным. Чешским гарнитуром, югославскими сапогами... Товстоноговым, Смоктуновским, Тарковским, Высоцким... Но, на мой взгляд, феномен рязановского фильма совершенно иного рода.

Эта щемящая новогодняя лав стори о «соединеньи близких душ» шла не впереди времени, не поперек, не вопреки ему, не назло, а заодно с ним. Она была вся из этого времени соткана и слеплена, и все в ней было настоящим. И божественная музыка Таривердиева, и стихи, и березовый веник, и январский снег, и билет за 16 рублей на самолет Москва — Питер. И любовь. И лучшие на свете мамы.

Так душевно, без единого комплимента, реверанса, угодливого приседания, без капли какой бы то ни было морали, нравоучительной идеи и проповеди, воспеть Совок, затолкав в свой фильм все лучшее, что было в тех людях, в той стране, получилось только у Рязанова. И только один раз.

«Ирония судьбы, или С легким паром!» — энциклопедия советского быта и бытия. То, что нельзя ни изменить, ни переписать, ни переосмыслить. То, что нельзя трогать. Ни через 30, ни через 300 лет. Когда я в сотый раз смотрю, как Надя Шевелева надевает огромную мохнатую шапку, которая совершенно не вяжется ни с ее сапогами, ни с пальто, как она берет алюминиевый ковшик, чтобы сварить кофе, а Лукашин моет ершиком уродливую хрустальную салатницу, у меня сжимается сердце. И я не знаю, как нужно любить деньги и какую иметь бессовестную совесть, чтобы через 32 года ввалиться в этот уютный захламленный дом, построенный по типовому советскому проекту, со своими мобильными телефонами, косметикой «фаберлик», майонезом «калве» и прочей хренотенью.

Эльдар Александрович проект благословил и даже снялся в эпизоде. Снова в самолете, только на плече у него не Мягков, а Хабенский. И у Хабенского не алкогольная интоксикация, а алкогольная непереносимость, и влюбился он не в Надю Шевелеву, а в ее дочь Надю, и не случайно, а специально, и не ее это дочь, а дочь Боярского. Очень красивая девушка, которая носит стильное платье в горошек, пудрится пудрой «фаберлик», все время перемешивает салат оливье и разговаривает по мобильному с Сергеем Безруковым.

НЕ БУДЕТ ВАМ, РЕБЯТА, ЛЮБВИ. БУДУТ ТОЛЬКО ДЕНЬГИ...

По мобильным разговаривают все и практически непрерывно. Что и стало главным драматургическим ходом картины. «С появлением мобильной связи полностью изменилась наша жизнь: семейные отношения, дружба, адюльтер... Мало кто сегодня это философски артикулирует», — констатирует Константин Эрнст. В принципе, я согласна, что современное искусство почему-то стороной обходит историческую роль сотового телефона. Но, во-первых, вполне возможно, что не у всех мобильник влияет на дружбу и семейные отношения, не говоря уже об адюльтере... А во-вторых, не к праздничному столу будет сказано, существуют люди, у которых, представьте себе, нет и никогда не было мобильного. Существуют даже целые страны...


32 года спустя. Похмелье... Мягков, Ширвиндт, Белявский



Если уж решено было срубить денег, сыграв на чувствах недобитых капитализмом постсоветских граждан, то делать это нужно было трепетно и нежно, медленно и печально. А чтобы играть на чувствах, нужно иногда отключать мобильный телефон. Правда, у меня есть смутное подозрение, что Эрнст с Бекмамбетовым не только денег хотели. Они стремились к чему-то еще. Может, к любви миллионов? Ох, не будет вам, ребята, любви. Будут только деньги.

Надя вышла замуж за Ипполита, Женя женился на Гале. Нарожали детей, развелись... А через годы, через расстоянья сильно повзрослевший сын Лукашина Константин (Хабенский) в преддверии новогодней ночи вдруг остро захотел посмотреть на женщину, которую когда-то любил его отец. То есть на 66-летнюю питерскую учительницу русского языка и литературы...

Костя решил рвануть в Санкт-Петербург, а перед отлетом папины друзья напоили его в бане, несмотря на то, что мальчику пить категорически нельзя, у него идиосинкразия на алкоголь... Отравленный друзьями-убийцами, в состоянии глубокого обморока, Лукашин-младший все-таки приползает в Петербург на 3-ю улицу Строителей и обманным путем проникает в квартиру Нади Шевелевой, войдя в доверие то ли к дворнику, то ли к слесарю...

Мне кажется, по своей фантастической сюжетной нелепости, безумному количеству нестыковок и неувязок бекмамбетовский «римейк по атмосфере» может смело держать одно из первых мест в современном российском кинематографе.

«Я хочу, чтобы у папы все было хорошо, — загадывает Костя единственное желание Деду Морозу. — А у меня, как у папы». А не много будет — двое Лукашиных на одну пожилую Барбару Брыльску? Похоже, что и сюжет, и монологи с диалогами, и сценарий в целом сочинялись прямо на съемочной площадке, между делом, впопыхах... То ли дворником, то ли слесарем.

Но дело не только в этом. «Ирония судьбы. Продолжение» — вовсе не рядовое хулиганство киношников, а хулиганство с особым цинизмом. Самый страшный фрагмент картины — когда Мягков, покрытый толстым-толстым слоем крем-пудры, рассказывает Надежде Васильевне, Ипполиту Георгиевичу и их дочери Наде, что он счастливый человек. Такими счастливыми люди обычно выглядят в рекламе лекарств от старости...

Насколько я знаю, только Лия Ахеджакова наотрез отказалась участвовать в этом культурном мероприятии. За что ее услали в Израиль, и оставшаяся подруга Нади Шевелевой Валентина Талызина разговаривает с Израилем по мобильному...

Помнится, после первой «Иронии» Талызина годами публично возмущалась вопиющей несправедливостью: «Я озвучивала, Пугачева пела, а Брыльска получила Государственную премию!». Называется — не буди лихо, пока оно тихо. На этот раз Валентину Илларионовну просто оставили на лестничной клетке, захлопнув перед носом дверь. Рыночная экономика диктует свои правила этикета.

Александру Белявскому вообще текста не досталось — у артиста не восстановилась речь после инсульта, поэтому он тихо сидит в бане и тихо смеется. За всех лукашинских друзей отдувается полуобнаженный Александр Ширвиндт. Спасибо, что прикрыли его простыней...

ФИЛЬМ-КАТАСТРОФА

Если взять себя в руки, отрезать память, включить мобильный телефон, отбросить этические и эстетические претензии, если просто тупо смотреть на экран, где кружится и не тает ненастоящий снег, а в маршрутке трясется вечно пьяный Михаил Ефремов-Дед Мороз со Снегурочкой средних лет, можно попытаться что-нибудь философски сартикулировать. Или хотя бы определиться с жанром. «Ирония судьбы. Продолжение» — это фильм-катастрофа. О том, как мобильные телефоны вместе с майонезом «калве», кофе «нескафе» и косметикой «фаберлик» захватили власть над людьми... Если добавить жевательную резинку «орбит», стиральные машины «индезит» и лапшу быстрого приготовления, получится кинодокумент эпохи.

Когда-то Тимур Бекмамбетов снимал рекламные ролики, и у него это неплохо получалось. Сейчас он стал снимать большое кино, и у него неплохо получаются большие рекламные ролики. Основной принцип правильной рекламы — человек равен вещи. Сникерс и мальчик. Пиво и дядя. «Олвейз» и тетя. Бульонные кубики «Магги» и счастливая семья. С любимыми не расставайтесь! Всем сердцем прорастайте в них!

Костя Лукашин влюбился в дочь Нади Шевелевой, потому что у нее симпатичное платье, туфельки, ухоженные волосы, выразительные глаза, трогательный носик, а под носиком — рот... Он ее в него поцеловал. А она и не возражала, несмотря на то что собиралась замуж за Безрукова. Любовь — это загадка, и остается только гадать: что понравилось Наде Шевелевой в Косте Лукашине? Может быть, шарф? Может, если бы Сергей Безруков вместо розового галстука носил дорогой качественный шарф, все бы сложилось иначе?

В финальных титрах поет Пугачева. Не та, а эта — Алла Борисовна, Примадонна Легендовна, наше все... И не «Вагончик тронется», и не «Мне нравится», и не «По улице моей который год», а нечто гораздо более адекватное и себе, и времени. Ну а на прощанье золотой вязью во весь экран: «Эльдару Рязанову — с благодарностью». Почему же только Эльдару Рязанову? Я думаю, нам всем нужно сказать «спасибо». Потому что мы все очень сильно старались все эти 32 года, и вполне заслужили такую вот новогоднюю сказку. Так что всем — спасибо, все свободны... Каждому — по вере его. По любви. И по надежде. По одной Надежде в одни руки.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось