В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Герой нашего времени

"Русский негр" Григорий СИЯТВИНДА: "Я чуть не убил жену Хабенского!"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар Гордона» 3 Июля, 2006 21:00
Григорий Сиятвинда - звезда "Сатирикона" и снимается в модных фильмах и сериалах.
Людмила ГРАБЕНКО
Григорий Сиятвинда - звезда "Сатирикона" и снимается в модных фильмах и сериалах. У него столько престижных театральных премий ("Чайка", "Кумир" и Государственная премия России 2003 года), что пора собирать коллекцию. Он - единственный темнокожий артист на российской сцене, хотя яркость его дарования определяется отнюдь не цветом кожи. А еще он даже мусорное ведро не выносит без паспорта, поскольку московским милиционерам кажется похожим на террориста. Он очень смешлив и обладает прекрасным чувством юмора. Может, поэтому так тяжело смотреть, как он умирает в "Жмурках"...

"ИЗ АРМИИ Я ВЕРНУЛСЯ КАКИМ-ТО... СТРАННЫМ"

- Гриша, вы не боитесь играть смерть?

- А что делать, если работа такая? Меня как только не убивали! Одни "Жмурки" чего стоят: пять пуль, и каждую я, можно сказать, пропустил через себя. Может, это знак какой?

- А вы верите в знаки?

- Верю! Более того, везде их ищу. Иногда случаются совершенно удивительные вещи. Например, идешь по улице, думаешь о чем-то, а потом поднимаешь глаза и читаешь вывеску, в которой... содержится ответ на мучающий тебя вопрос. Мистика! Возможно, кто-то скажет, что это совпадение, но я отношусь к таким вещам как к своеобразным зарубкам: ага, вот оно, значит, как!

- То, что вы стали актером, тоже знак сверху?

- Я выбрал эту профессию от безысходности, когда понял, что ни на что другое уже просто не способен. У меня всегда были аналитически-математические, склонные к технике мозги. Поэтому после школы совершенно логично поступил в Тюменский индустриальный институт на факультет технической кибернетики, выбрал серьезную специальность - "автоматизация производственных процессов". И наверное, благополучно окончил бы его, если бы после первого курса меня не призвали в армию. Интересно, что пошел я туда по доброй воле, мне тогда казалось, что служить - это так романтично. Наверное, сказалось воспитание деда, он у меня кадровый военный.

Вернулся я из армии каким-то... странным. До этого был отличником, во всех отношениях примерным мальчиком, а тут как подменили. Завалил несколько экзаменов и ушел. Мама устроила меня работать на местное телевидение: в межпрограммном пространстве заставки менять. Но поскольку тяга к высшему образованию у меня все-таки была, я понимал: нужен диплом! Вспомнил, что когда-то в школе играл в драмкружке и все вокруг говорили, что у меня неплохо получается. На свой страх и риск поехал в Москву, где неожиданно для себя сразу же поступил в Щукинское училище. С тех пор я здесь.

- И ни разу не пожалели о своем выборе?

- Да как вам сказать... Вообще-то, работа у нас интересная. Иногда даже поездки заграничные бывают. Правда, с риском для жизни.

- С этого места, пожалуйста, поподробнее!

- Так, на съемках фильма "Убойная сила" мне довелось побывать в Южной Африке. Страна эта, конечно, насквозь цивилизованная, сидят они уже несколько сот лет на алмазных копях и в ус не дуют. Но где мы там ни ездили, везде написано: "Колыбель человечества". В том смысле, что где-то там находится тот самый рай, в котором начались все наши неприятности. Кстати, нашей съемочной группы это тоже коснулось.

Нас поселили в специальном отеле для любителей сафари: стоит здание, а вокруг него на огромной территории совершенно спокойно гуляют дикие звери. Мы даже завтракали на небольшой лужайке в непосредственной близости от них. Андрюша Федорцов был единственным, кого искусала... зебра. Вообще-то, эти полосатые лошадки только траву едят, но мимо Федорцова ни одна зебра пройти не могла.

- Он что же, приставал к ним?

- Сфотографироваться решил, а она его - тяп! У меня тоже было несколько незабываемых эпизодов.

- Тоже с зебрами?

- Хуже! В фильме фигурирует большая красная машина - "бьюик". А поскольку мой герой, Петя Нгубиев, вождь очень богатого местного племени, ему без такой ну просто никак! И что вы думаете, отыскали "бьюик" в коллекции какого-то местного собирателя древних автомобилей - он белый человек, давно там живет. Уж не знаю, чем такие коллекционеры в этой жизни занимаются, если такое хобби им по карману. Свой раритет он согласился предоставить для съемок. Как-то его уломали: "Да нам только с десяток метров по асфальту проехать!". Естественно, наврали! А он так над своим "бьюиком" трясся, даже облокачиваться не разрешал. Не дай Бог дверцей хлопнуть, у него тут же волосы дыбом вставали. И тут посадили за руль меня. Я ему устроил!
"Я УЗНАЛ, ЧТО ПИСТОЛЕТ НЕ НАДО СНИЗУ РУКОЙ ПРИДЕРЖИВАТЬ"

- Звучит многообещающе!

- Так я тогда только-только водить научился, всего месяца три прошло. Причем у меня-то "жигули". А в них справа от водительского места специальная палка есть, чтобы скорости переключать. В "бьюике" же автоматическая коробка передач - кто его знает, как ею пользоваться. А самое главное, я не понял, на что надо нажимать, чтобы машина остановилась. Мне надо было только въехать в кадр. Я эти несколько метров проехал, а дальше - все, надо останавливаться. Впереди камень большой. Я жму на все кнопки, которые вижу, - никакой реакции! В результате эта роскошная машина через этот камень с жутким скрежетом переползла брюхом! Можете себе представить, что было с ее хозяином?

Это он еще как-то стерпел. И тут мы снимаем следующий кадр: мне надо было подъехать на машине к четырехметровой вышке, на которой стоял оператор, его ассистенты и камера, которая сама по себе очень недешевый инструмент. Мы останавливаемся, выходим из машины, и я... забываю поставить ее на ручной тормоз.

- И как это вас угораздило?

- Мне же надо было сыграть про искусство, а не думать о каких-то там тормозах! И машина медленно поползла назад, прямо на вышку с людьми. Могли быть серьезные неприятности. Спасибо, хозяин "бьюика" вовремя сориентировался: вскочил в нее на ходу и все, что нужно, нажал. Кстати, после этого случая он у нас машину отобрал и больше на съемки не давал. Я переживал страшно! Меня и до этого мандраж бил: "Такие ответственные съемки! Пореченков - о Боже мой! Хабенский - мама дорогая! И я с ними!". А тут я понимаю, что искалечил машину и почти что сорвал съемки! Но это был еще не конец моей автомобильной эпопеи.

- Что же вы еще учудили?

- Надо было быстро проехать через мостик без перил, который был всего на метр шире самой машины. Мне сказали: "Выжми максимальную скорость!". Интересно, пробовали ли они это делать на скользкой от грязи дороге? К тому же никто не подумал, что когда машина выедет из кадра, сразу остановить ее будет невозможно. И вся группа сгрудилась там, где... кончается кадр. Несусь я на бешеной скорости и вдруг понимаю, что сейчас в них врежусь. А вокруг джунгли, свернуть некуда. В общем, все прижались к обочинам, и я пролетел почти что впритык.

Костя Хабенский вышел из машины весь белый, потому что Настя, его жена, стояла буквально в 20 сантиметрах от нас. Я ее чуть не убил. Самое главное, пока ехал, у меня было ощущение, что я полностью контролирую ситуацию. А потом, когда понял, чем все могло бы закончиться, наступил жестокий отходняк!

- Насколько я знаю, вас ведь на этих съемках тоже чуть не убили...

- Да, мы с Федорцовым вполне могли изрядно обгореть. Наши герои попадают в плен к какому-то зулусскому племени, которое решает их казнить - сжечь на костре. Перед съемкой этой сцены нас облили водой, а изображающая костер горелка стояла достаточно далеко. Вот только никто почему-то не учел направление и силу ветра. Когда он переменился, мы поняли, что такое настоящее аутодафе, а вот группа не сразу сообразила, что произошло. Мы же и так - по сценарию - во всю дурь орали: "Помогите! Спасите!". Когда завопили с удвоенной силой, они подумали: "Надо же, как хорошо ребята играть стали!". Пока кто-то сообразил, что мы действительно горим!

- И часто вам приходится так мучиться?

- Вообще-то, это был первый фильм, где мне пришлось бегать, прыгать, гореть и тонуть. Но мне очень понравилось! Наверное, я и шел в актерскую профессию ради такого экстрима. Сейчас закончились съемки картины "Параграф 78", так там приключения по полной программе, с дракой, с боями. А мне с пистолетом побегать, если у каскадера что-то не заладилось, - милое дело! Стреляю я, кстати, достаточно неплохо, хоть и служил в танковых войсках, где это умение вроде бы и не нужно. Я там оружия почти в руках не держал, только в караулах.

- Выходит, сейчас наверстываете?

- У меня есть друзья среди военных, если удается поехать с ними на полигон, это такой кайф! Тебе дают ящик патронов - делай с ним что хочешь! А недавно я узнал, что не надо снизу придерживать пистолет рукой. Палец надо класть сбоку, там есть специальный крючочек, чтобы во время выстрела ствол не уходил вверх. Интересно, что даже наши инструкторы об этом не знали.

- Кто же вам подсказал?

- Пиротехник! И я посмотрел, а там действительно есть специальная выемка для пальца...
"В ГРАФЕ "НАЦИОНАЛЬНОСТЬ" У МЕНЯ НАПИСАНО: "РУССКИЙ"

- Что и говорить, грустные у вас воспоминания о съемках!

- Что вы! Это я рассказал, чтобы вас повеселить. На самом деле, съемки "Убойной силы" в Африке были очень приятным временем. Особенно мне запомнились вечеринки по поводу 100-го и 200-го кадра... Ужин на берегу африканского озера, когда на вертеле тебе жарят антилопу, наверху - совсем другие, южные звезды. Здорово! Думаю, если бы туда попал кто-нибудь из журналистов, ему было бы чем поживиться: могу представить себе эти заголовки в газетах! Но, не в обиду вам будь сказано, журналистов туда не пускали.

- У вас в прямом смысле слова незабываемая внешность. Как относитесь к тому, что из-за нее вас всегда будут использовать в кино в достаточно одноплановых ролях?

- Зато уж точно никогда без куска хлеба не останусь, потому что конкурентов у меня нет. А если говорить серьезно... Понимаю, что какие-то роли проходят мимо... Мне бы, например, очень хотелось сыграть Смердякова в "Братьях Карамазовых". Но это возможно только в театре, там допускаются условности. В кино же должен быть придуман какой-то ход, который оправдывал бы его африканское происхождение. Хотя как раз для этой роли тут нет проблем: неизвестно ведь, как в действительности выглядела Елизавета Смердящая. А вдруг она была из Южной Африки? И потом, сыграл же я Юсова в "Доходном месте" Островского. С другой стороны, это не только мой удел - у нас в кино всех актеров используют достаточно однобоко.

Лишь единицы могут позволить себе роскошь играть разноплановые роли. В основном все давно разбрелись по своим нишам: один специализируется на ролях военных, причем с определенным набором звездочек, второй - играет бандитов, третий - следователей. Так что я в этом смысле не одинок... И, так уж повелось с первого фильма, играю русских негров.

- Это, кажется, недалеко от реальности?

- Действительно, в паспорте в графе "национальность" у меня написано: "русский". А внешность, сами видите, какая. Так получилось, что мама у меня русская, а папа - из Замбии. Они познакомились, когда учились в университете в Харькове. Потом поженились, через некоторое время родился я. Всем семейством мы уехали в Замбию, но прожили там недолго. Мне было пять лет, когда родители развелись, и мы с мамой вернулись в Советский Союз. С тех пор жили на ее родине, в Тюмени. Мама и сейчас там, работает главным бухгалтером в лицее. О папе я, к сожалению, ничего не знаю. Даже обратился в программу "Жди меня", чтобы они помогли мне его найти.

- Вас в школе не дразнили?

- Поначалу, конечно, посматривали косо, даже пальцем показывали. А потом я заболел, и, пока меня не было, учительница побеседовала с классом, за что я ей по сей день благодарен. Видимо, она нашла нужные слова, потому что отношение одноклассников резко изменилось. Но самый смешной случай все-таки произошел со мной в армии. Можете себе представить, как удивилось высокое армейское начальство, когда на учениях из головного танка вылез я - отличник боевой и политической подготовки, ефрейтор Сиятвинда? Думаю, в первый момент они решили, что спятили. Или угодили на учения блока НАТО.

- А как вы попали в знаменитый "Сатирикон"?

- Да, в общем, неожиданно для самого себя. Я и еще несколько ребят из нашего училища, совершенно ни на что не надеясь, пришли показаться в этот театр. Видимо, понравились, потому что нас взяли.

- Вы сказали, что с первого же фильма играете русских негров. А что это был за фильм?

- "Не валяй дурака". Помните, там герой Михаила Евдокимова - царство ему небесное! - выиграл бочку спирта? Это был, кажется, 1997 год. На съемках Михаил Сергеевич шутейно называл меня сыном, да я и по сюжету ему сыном приходился. На премьере он подарил мне свою визитку и сказал: "Если будет нужно, обращайся, всегда помогу!". А я еще молодой был, только вчера театральное училище закончил, неудобно мне было такому человеку навязываться. Помню, положил эту визитку и подумал: "Ну, если уж совсем припрет, позвоню". Видно, не приперло. И более радостного повода для общения не представилось. А жаль...

Киев - Москва - Киев


Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось