В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Времена не выбирают

Мао не покажется...

Любовь ХАЗАН. «Бульвар Гордона» 6 Февраля, 2007 22:00
В Киеве открылась выставка, посвященная Мао Цзэдуну
Один из тех, кто мечтал слыть Великим Учителем, а стал великим мучителем.
Любовь ХАЗАН

"МОСКВА - ПЕКИН, МОСКВА - ПЕКИН, ИДУТ, ИДУТ ВПЕРЕД НАРОДЫ..."

Фамилия - Мао. Имя - Цзэдун. Происхождение - из крестьян. Партийность - коммунист. Хобби - любительский спорт. В возрасте 73 лет переплыл реку Янцзы. Автор двух десятков стихотворений. Один из тех, кто мечтал слыть Великим Учителем, а стал великим мучителем.

80 лет тому назад Мао Цзэдун возглавил в Китае "Восстание осеннего урожая". Четырежды женат. Сексуальную активность сохранял и в преклонном возрасте. Владел секретом обольщения народных масс и незаурядных женщин. Мао Цзэдун - властелин "красной" Поднебесной.

Если в свое время вам не представилось случая побывать в Китае, обагренном отсветами кроваво-красных полотнищ, зайдите в киевский Музей одной улицы на Андреевском спуске. Здесь открылась выставка плаката времен "большого скачка" и "культурной революции", инициированных Мао Цзэдуном. Вы испытаете трепет, а кто-то, возможно, и ужас, какой испытывали потомки мудрого Конфуция, оказавшись в клещах жестокого примитивизма революционной эпохи. Музейные сотрудники привезли плакаты из Китая и говорят, что в Киеве таких не найти. Так же, как и произведений некогда самого закадычного друга СССР.

Под звуки льющейся из динамика нехитрой песни "Москва - Пекин, Москва - Пекин, идут, идут вперед народы, Москва - Пекин, Москва - Пекин, под знаменем свободы", популярной в 50-е годы, часами можно рассматривать плакат "Вперед за великим Председателем Мао! Победа за нами!". Как и Сталиным, Мао Цзэдуном владела страсть к повелеванию массами. Оба умели приручать их, иногда маня пряником, чаще применяя палку. Но Мао был удачливее Сталина в личной жизни, хотя началась она не так, как ему бы хотелось. "Когда мне было 14, родители женили меня на 20-летней девушке, но мы с ней никогда не жили вместе. Я не считаю ее своей женой".

Диктатор дозрел до первой любви в свои 20. Предмету воздыханий, дочери его бывшего учителя, было тогда 12. Ее звали Ян Кайхуэй, а прозвали Гордым Топольком. Через пять лет их платонической переписки в стихах дело закончилось законным браком. В 1922 году у молодой пары появляется первый сын, которого назвали по-китайски Аньин и по-русски Сережа. Через полгода Мао преследуют, и он бежит из дома.

Потом семья воссоединилась, и на свет появился второй сын - Аньцин, по-русски Коля. В год "Восстания осеннего урожая" у Мао и Кайхуэй родился третий мальчик.

Восстание было подавлено войсками партии Гоминьдан под руководством Чан Кайши, и с остатками разгромленной армии красноармейцев Мао бежал в горы, а Кайхуэй попала в руки гоминьдановцев. Женщину пытали, она отказалась выдать местонахождение мужа и была расстреляна. Из всех детей Мао и Тополька выжил только Аньин. Впоследствии отец переправил его на учебу в СССР. Рассказывали, что на свадьбу Аньину любящий отец подарил свое старое пальто. Когда началась война в Корее, Мао послал Аньина на фронт, где тот и погиб в 1950 году.
В ТРЕТИЙ РАЗ МАО ЖЕНИЛСЯ, КОГДА ВТОРАЯ ЖЕНА ТОМИЛАСЬ В ЗАСТЕНКАХ

"Народная армия всегда бесстрашно идет вперед. Она полна решимости одолеть любого врага, сама же никогда не покорится врагу". Это - цитата из Мао. Десятки подобных бесцветных изречений, дословно - из речей вождя, были разобраны на цитатники - красные книжечки карманного формата, издававшиеся миллионными тиражами. С цитатниками никогда не расставались, их заучивали наизусть. Музей одной улицы собрал их образцы, в одной из витрин можно лицезреть обветшалую красную книжицу.


Фотодокумент той страшной эпохи: "Русский с китайцем - братья навек"



После длительных боев Чан Кайши сдал врагам-коммунистам большой древний город Яньан. В канун нового, 1937 года, во главе красных отрядов в него вошел Мао Цзэдун. Десятилетие, прожитое им в этом городе, китайские историки назвали Яньанским периодом. Здесь стали вырисовываться черты зрелого Мао. "В Яньане Мао не отказывал себе в "радостях жизни". Повсюду его окружали красивые образованные молодые женщины... Своему приятелю он признался, что мог обойтись без секса "самое большее сорок дней" (Из книги "Неизвестный Мао").

Мао не скрывал своего романа с эффектной и темпераментной 26-летней актрисой Лили У, хотя в это время был женат на фронтовой подруге Хэ Цзычжень, в объятиях которой и встретил известие о казни Гордого Тополька и гибели двоих сыновей. Некоторые источники утверждают, что в третий раз Мао стал новобрачным, когда вторая жена томилась в застенках Гоминьдана.

Третья супруга родила Мао шестерых детей. Муж подтрунивал над ней: мол, рожает так же легко, как курица несет яйца. Троих отправили в деревню, где их след затерялся, Хэ Цзычжэнь в одном из боев была ранена 17-тью осколками, угодившими в живот. Ее отправили в Москву на лечение, где она родила шестого ребенка, названного по-русски Львом. Через полгода он скончался в морозной России от пневмонии.

В Москве ей было суждено узнать, что муж женился в четвертый раз, причем при довольно необычных обстоятельствах - переводчик читал ей газетную статью режиссера Романа Кармена о его встрече с Мао. Кармен писал, как Мао с женой вышли его проводить... В этот момент Хэ Цзычжэнь захотелось крикнуть: "Жена - это я! Я! Я - здесь!". За год до нападения фашистов на СССР Мао отправил к матери их трехлетнюю дочь Ли Минь, а та отдала ее в Ивановский интернат. Через некоторое время Хэ сообщили, что дочь заболела пневмонией. Мать бросилась к ней, нашла ее в палате при морге, забрала и сама выходила. Возвращение домой телесно и душевно израненной женщины было еще более безрадостным. Ее мучили депрессии. Бывший муж и соратник по революционной борьбе отправил ненужную жену в психбольницу.

Ли Минь обвиняла отца в том, что он променял ее мать на актрису из Шанхая. Кстати, партия тоже была недовольна моральным обликом руководителя, то и дело менявшим жен и любовниц, и в 1939 году с трудом дала согласие на его развод и новый брак. У актрисы Лань Пин (Голубое Яблоко - таков ее странный сценический псевдоним) это тоже был далеко не первый брак, а, несмотря на молодость, третий. Мао стукнуло 46 лет, ей - 25.

Влюбленный Мао дал Голубому Яблоку новое имя - Цзян Цин, что означало Зеленая Река. Памятуя проблемы с однопартийцами, она, как написала в своих воспоминаниях, никогда не называла его мужем, а только Председателем. Кстати, это с ее легкой, "лилейной", как говаривал поэт Мао, руки он затеял в стране "культурную революцию". Под ее знамена встали 12 миллионов хунвейбинов - "красных охранников", истинных "детей дракона".

"ТЕ, КТО НОСЯТ ОЧКИ, СЛИШКОМ МНОГО ДУМАЮТ"

Зеленая Река, владевшая виллами, самолетом, лошадьми, напутствовала хунвейбинов на борьбу с буржуазностью: "Будьте сильными, разрушайте, уничтожайте, восставайте!". Бывшая актриса, она со знанием дела разгромила "реакционную" китайскую оперу. По ее указанию культурные оппортунисты устраивали аутодафе из старинных книг, вдребезги разбивали драгоценные статуи. Повсюду вывешивали лозунги-дацзыбао: "Десять лет упорного труда дадут десять тысяч лет счастья". В закон была возведена процедура ежевечерних исповедей перед трудовым коллективом о плохих поступках и неправильных мыслях.


Смерть диктатора оплакивали миллионы осчастливленных китайцев



Мао не отставал от супруги... "Те, кто носит очки, слишком много думают", - как-то обронил он, и хунвейбины объявили очкариков врагами народа, прописав им трудотерапию. Профессорам особенно эффективно помогало одно средство: после лекций их принудительно направляли драить сортиры.

Вождь выдвинул лозунг: "Огонь по штабам!" и развернул борьбу против неугодных партийных руководителей. "Если каждая китайская семья, - говорил диктатор, - во дворе своего дома построит небольшую плавильную печь, то за три месяца мы займем по производству стали первое место в мире!". Все китайцы стремительно переквалифицировались в сталевары. Вот только некому стало заниматься рисом, и наступил голод. Тогда Мао сказал: "Это воробьи поедают наш рис. Надо избавиться от этих вредных птиц", после чего все бросили плавить металл и принялись стучать в колотушки, чтобы ни один воробей не смог приземлиться на поле. Когда и после этого сытнее не стало, установили норму: каждая китайская семья к определенному сроку должна была сдавать мешок мертвых воробьев.

"Культурная революция" была своеобразным ответом Мао на хрущевскую "оттепель" и разоблачение культа личности Сталина. Опасаясь, что и его культ постигнет та же участь, Мао и красная императрица прибегли к революционному маневру, который унес жизни 34 тысяч человек. Сотни тысяч были брошены за решетку, подвергнуты травле и пыткам. Отношения между СССР и КНР были испорчены на десятилетия.

Престарелый "дракон" вел исключительно здоровый, как он считал, образ жизни: спал без матраца, зубы не чистил, а полоскал рот чаем, главным блюдом в своем меню считал дыню с перцем. Говорили, что у него молодая любовница...

"Культурная революция" упрочила позиции Цзян Цин, которую избрали членом Политбюро ЦК Компартии Китая. Но между нею и Мао пробежала черная кошка, и они разъехались в разные концы Пекина. В сердцах Мао сказал: "Цзян Цин - что бумажный тигр, ткни и разорвешь".

После кончины Мао Цзэдуна в 1976 году Цзян Цин попыталась встать на его место. Но однопартийцы воспротивились, арестовали ее и передали в суд дело о заговоре "банды четырех", где ей отводилась главная роль. На суде она сказала: "Я была собакой Мао и кусала того, на кого он указывал". Несмотря на это смягчающее вину обстоятельство, Зеленую Реку приговорили к смертной казни, но спустя некоторое время казнь заменили пожизненным заключением. Однако Цзян Цин все равно не смогла смириться и повесилась.

Можно сказать, что судьбы всех диктаторов очень похожи в одном - эти сильные мужчины не приносят счастья ни своим женам, ни своим народам.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось