В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Разбор полетов

Борис АПРЕЛЬ: «Я делал только то, что мне говорили. Как марионетка...»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 26 Мая, 2010 21:00
После своего возвращения на сцену Звездный воин дал «Бульвару Гордона» откровенное интервью
Анна ШЕСТАК
Его очень долго скрывали, и вот он триумфально появился. На гала-концерте «Фабрика. Суперфінал» выступление Бориса Апреля с новой песней «Инкогнито» произвело настоящий фурор. Так в прямом эфире он по-мужски жестко ответил всем своим обидчикам и недоброжелателям. Искали Борю все: родные, друзья, продюсер Наталья Могилевская, которую парень считает второй мамой. И вот, наконец, нашли. Но, вернувшись в Киев, Борис на неделю угодил в клинику с диагнозом «нервная анорексия». Почему так получилось и что именно выбило из колеи одного из самых ярких «фабрикантов», мы смогли выяснить лишь после того, как ему оказали необходимую помощь.

«ЗА ПОСЛЕДНИЙ ГОД Я НЕ НАПИСАЛ НИ ОДНОЙ ПЕСНИ, А ЗА ПОСЛЕДНИЙ МЕСЯЦ - УЖЕ НЕСКОЛЬКО!»

- Как себя чувствуешь, Боря?

- Спасибо, уже лучше - из клиники выписался. Конечно, я еще не совсем в форме, но постепенно восстанавливаюсь. Врачи рекомендуют пройти полный курс реабилитации. С одной стороны, меня уже тянет на сцену, с другой - понимаю, что пока нет сил ни петь, ни двигаться, как раньше. Но я стараюсь.

Занялся физкультурой - у меня несколько тренировок в день. Сам занимаюсь вокалом, записываюсь в студии. Все это благодаря психологу Владимиру Голубенко, который не то чтобы помог мне разобраться в себе, а дал ключ к тому, как это сделать. Я очень обязан этому человеку: у меня полностью пропал страх перед будущим! Теперь произошедшее за последний месяц воспринимаю как своеобразный толчок, у меня появилось вдохновение писать песни. За последний год я не написал ни одной, а за последний месяц - уже несколько!

- В больнице тебя проведывали друзья?

- Только Наташа Могилевская. Она приносила целые пакеты писем, открыток от поклонниц с пожеланиями скорейшего выздоровления. Это огромная моральная поддержка!

- Не хочу тебя разочаровывать, но есть люди, которые считают твое исчезновение пиар-ходом...

- Пускай говорят. Для артиста же главное, чтобы о нем говорили. Считаю, что мне ни перед кем не придется оправдываться - весь мой вид лучше меня говорит о моем состоянии. (Грустно улыбается).

Журналисты преследовали меня и после моего возвращения, бесцеремонно врывались в палату... Я не намерен больше давать им повод, пускать в свою личную жизнь, так как это огромный стресс для меня и моих близких.

- Какой урок ты извлек из ситуации?

- За это короткое время я очень повзрослел и уже не тот отрешенный мальчик, которого вы знали. Стал мыслить более трезво, многое осознал, ведь у меня было время подумать. Самое главное, что я вынес из этой ситуации, - нужно быть сильным. Как говорится, все, что не убивает, делает нас сильнее. А в шоу-бизнесе действительно надо иметь стальные нервы.

Я не впервые в жизни сталкиваюсь с жестокостью и полным неприятием меня как личности. Мой поступок спровоцировало то, что в телешоу нам не давали проявлять себя, петь свои песни, а мне очень сложно найти себя в творчестве и образе других.

«ТУЧИ СГУЩАЛИСЬ, СГУЩАЛИСЬ, И, КОГДА СТАЛО СОВСЕМ НЕВЫНОСИМО, Я СБЕЖАЛ»

- Я так понимаю, твой стресс накапливался постепенно: сначала - отбор на «Евровидение», где ты не попал в двадцатку, потом - «Фабрика. Суперфiнал», откуда вылетел... Почему ты решил, что будет лучше скрыться от всех? И где находился?

- Поначалу я закрылся в своей съемной киевской квартире. Но когда меня нашли сотрудники TALANT Group и моя подруга, я, признаюсь, обманул их и сбежал. Жил под Киевом на даче у родителей друга, потом уехал в Крым, ближе к дому и моим любимым горам, хотя домой в таком состоянии возвращаться тоже не хотелось... Но все-таки совесть замучила - позвонил маме, чтобы успокоить ее, сказать, что я в норме. Теперь вспоминаю все это, как кошмарный сон!

 

Человек, переживающий стрессовую ситуацию, вряд ли здраво осознает свое положение. Он просто погружается в депрессивное состояние. Мир виделся мне в черных красках. Тучи сгущались, сгущались, и, когда стало совсем невыносимо, я сбежал. Это не игра в прятки, а своеобразная защитная реакция. Мне хотелось скрыться от всего мира - никого не видеть, ничего не слышать. Я мечтал лишь о тишине и покое, ведь в суете, в погоне за славой никак не удавалось прислушаться к своим истинным желаниям. Я делал только то, что мне говорили. Как марионетка...

- Но тебя снова вернули на «Фабрику» - благодаря голосам поклонников. Как ты отреагировал?

- Пока я не могу смотреть телевизор - мне об этом рассказали. Честно говоря, сильно удивился, когда узнал.

- Теперь ты брюнет с короткой стрижкой. Почему сменил имидж?

- Я постригся, потому что хотел вернуться к истокам. И это, кажется, пошло мне на пользу. Многие люди, состригая волосы, испытывают незащищенность, чувство, будто их обнажили. Я же, наоборот, ощутил некое освобождение.

- Как на это все отреагировала твоя мама?

- Мама не всегда понимает мои творческие проявления, поэтому у нас часто случаются разногласия. Даже когда я ехал на кастинг «Фабрики», мне пришлось сбежать из дому! А сейчас мне очень стыдно перед мамой за свой поступок, поэтому, пользуясь случаем, хочу попросить у нее прощения - она, бедная, напереживалась!

- А что ты чувствовал, когда покинул суперфинал?

- Участие в шоу «Фабрика. Суперфiнал» и волна неприятия от окружающих, которая сопровождала меня на протяжении всего проекта, заставили засомневаться в себе и в том, что я правильно выбрал свое место в жизни.

Для меня очень важно, чтобы меня понимали и принимали таким, какой я есть. Но все чувства, эмоции, которые я отдавал на сцене, в итоге банально смешивались с грязью, насмешками, весьма красноречивыми недомолвками... А то, каким я сам видел себя на экране, меня просто пугало! Я выглядел слабой личностью, которой организаторы проекта при каждом удобном случае пытаются манипулировать. Меня охватило глубокое разочарование, огорчение, даже страх. Казалось, я больше не выйду на сцену никогда.

«БЫЛО ПОСТОЯННОЕ ЧУВСТВО, ЧТО МЕНЯ НИКТО НЕ ПОНИМАЕТ»

- Помимо музыки, у тебя есть любимое занятие?

- В последнее время я увлекся буддизмом, отсюда, кстати, и отказ от животной пищи. Но это не главное, меня увлек поиск смысла жизни, и именно в буддизме я нашел ответы на свои вопросы. Постепенно учусь медитировать. Возможно, после выздоровления займусь еще какими-то духовными практиками - считается, что они способствуют притоку идей.

- В гала-концерте ты уже выступил, а в тур с фабрикантами поедешь?

- В последнее время я сильно замкнулся, поэтому практически ни с кем из них не общался. Мне пришлось нелегко в этом проекте. Было постоянное чувство, что меня никто не слышит и не понимает. Единственный человек, который вызывал у меня доверие и уважение на проекте, - глава «Нового канала» Ирина Лысенко, к которой я в любой момент мог обратиться за советом. Мне жаль, что подвел ее. Я очень благодарен ей, что она позволила мне выступить на гала-концерте. Все очень глупо получилось. Я сожалею об этом и сделаю все возможное, чтобы оказаться в туре.

- А не кажется ли тебе, что соревнования между начинающими артистами ты уже просто перерос?

- Кажется! Но всему свое время. Во всем, что касается этого проекта, я полагаюсь на Наталью Могилевскую, поэтому не хочу забегать наперед.

- Кстати, что сказала тебе твой продюсер, когда нашла? Как убедила вернуться?

- Я долго не возвращался: боялся, что Борис Бронштейн и Наталья Могилевская прекратят со мной сотрудничать и вообще сотрут в порошок. Переживал, что по-человечески их очень обидел. Плюс ко всему мне было очень стыдно. Когда мы увиделись, не мог вымолвить и слова. После пережитого стресса мне вообще ни с кем говорить не хотелось. Но Наташа... Она просто молча меня обняла, и я почувствовал такое тепло! Понял, что мне еще есть за что побороться в этом мире.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось