В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Как на духу

Оксана БАЮЛ: "Все, что обо мне писали, - чистейшая правда. От жуткой тоски я начала выпивать, и мои пьянки-гулянки в 20 лет привели меня в больницу, где лечат от алкоголизма"

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар» 6 Октября, 2004 21:00
Голливудская улыбка, американский акцент и напор - такой мы увидели недавно Оксану Баюл.
Дмитрий ГОРДОН
Голливудская улыбка, американский акцент и напор - такой мы увидели недавно Оксану Баюл. Сегодня в ней трудно узнать ту худенькую, угловатую украинскую Золушку, которую 10 лет назад всем миром собирали на бал - на Олимпийские игры-94. Когда в норвежском Лиллехаммере Оксана неожиданно для всех обошла опытных соперниц и завоевала первую в истории независимой Украины золотую медаль, о ней заговорили во весь голос. Даже самые черствые сердца были растроганы историей бедной сироты, у которой сначала умерла бабушка, а через полтора года сгорела от рака мама (с отцом Оксаны, который пил и дебоширил, она развелась вскоре после рождения дочери). В 13 лет Оксана осталась одна в этом неуютном мире. Потом был переезд в США, всеобщее обожание, звездная болезнь... Едва научившись объясняться по-английски не на пальцах, Баюл купила себе 10-комнатный дом за 450 тысяч долларов и порвала с тренером Галиной Змиевской, в семье которой жила в Украине и в Америке. Строптивая фигуристка меняла наставников как перчатки, но ни с кем не могла ужиться. Никто не знал, что эта девчонка выкинет в следующий момент. Она могла появиться на соревнованиях в платье от Кристиана Диора с оторванным подолом и в нечищеной обуви. Могла заорать после удачного прыжка на весь зал и виртуозно выругаться матом как по-русски, так и по-английски. Могла, изрядно выпив, разгуливать по гостинице голышом. Могла, заработав за год два миллиона, тут же спустить деньги на ветер. Но публика по-прежнему боготворила ее, прощая своей любимице и скандалы, и 10-килограммовую прибавку в весе, и плохонькое катание, никак не соответствующее статусу олимпийской чемпионки. Так продолжалось до 12 января 1997 года. В тот день, сидя за рулем машины в нетрезвом виде, Оксана Баюл врезалась в дерево на обочине. Приятель, который был с ней, не пострадал, а вот она потеряла много крови, получила сотрясение мозга, в больнице ей наложили швы. Суд приговорил олимпийскую чемпионку к общественным работам и принудительному лечению от алкоголизма. К 26-ти годам, когда большинство людей только делает первые самостоятельные шаги, она уже успела многое пережить...

"Я БЫСТРО КАТАЛАСЬ, ВЫСОКО ПРЫГАЛА И ОЧЕНЬ БОЛЬНО ПАДАЛА. НО ВСЕГДА ПОДНИМАЛАСЬ С УЛЫБКОЙ"

- Оксана, я, признаться, польщен тем, что, только-только прилетев из Соединенных Штатов, где сейчас живешь и работаешь, ты сразу пришла в "Бульвар"...

- Дима, если честно, я думала, что здесь обо мне мало кто помнит... Сам посуди: когда я выиграла первую олимпийскую медаль в фигурном катании для независимой Украины, меня сразу же увезли в Америку. За 10 прошедших лет это мой второй приезд на родину. Год назад я заглянула в Днепропетровск буквально на 48 часов - и сразу же улетела. Меня тогда так потрясли земляки, мне так понравилось в спорткомплексе "Метеор", где я когда-то начинала свой великолепный путь (смеется)...

Я пообещала детям, маленьким фигуристам в клубе, что обязательно вернусь и проведу для них мастер-класс. Поэтому я сейчас здесь, и мне будет очень приятно с тобой поговорить, рассказать о себе.

- Есть такое определение: человек непростой судьбы. По-моему, к тебе оно применимо в полной мере. Ты была двухлетней крошкой, когда из семьи ушел отец. Прошло немного времени, и умерла бабушка, потом болезнь забрала у тебя маму. Наверное, тяжело было?

- Я начала свою карьеру в три с половиной года. В 80-х годах днепропетровский завод "Южмаш" построил для своих работников шикарный, огромный спорткомплекс. Там можно было заниматься и плаванием, и фигурным катанием, даже в футбол играть, а в нашей семье в то время никак не могли решить, куда пойдет и кем будет Оксана. Бабушка, дедушка и мама все меня "делили", пока кто-то не сказал: "Сейчас открывается спорткомплекс "Метеор". Давайте нашего ребенка отведем туда на фигурное катание". Привели! А меня в секцию не взяли...

- Почему?

- Тесты не прошла (смеется). Я была толстенькая, маленькая... Бабушка кормила меня усердно, приговаривала: "Кушай, детка, кушай!" (смеется). В "Метеоре" мне сказали: "Пробеги 30 метров, заберись на шведскую стенку". - "Хорошо, хорошо", - говорю. Вот только получалось у меня все плохо. Под конец я расплакалась, но не сдалась. Снова туда пошла, и наконец меня зачислили в группу не очень как бы...

-...перспективную?

- Да, мой первый тренер, Антонина Васильевна, надо мной сжалилась. В прошлом году я ее видела, мы поплакали... Я и в Америке о ней вспоминала, всем рассказывала: "Это человек, который согласился взять меня в группу". Так я начала кататься...

Лет в семь я попала в юношескую сборную СССР по фигурному катанию, и уже тогда начал проявляться мой талант фигуристки. Я отличалась тем, что была очень артистична, безумно любила выступать и страшно ненавидела тренироваться, когда на лед выходили все дети (смеется).

В Америке уроки проходят один на один: тренер и спортсмен, а здесь были только групповые занятия. Я считаю, что индивидуальные тренировки и групповые должны чередоваться, потому что, когда работаешь в группе, волей-неволей ты соревнуешься с другими детьми и быстрее растешь.

С семи лет уже начали проявляться мои бойцовские качества. Я очень быстро каталась, очень высоко прыгала и очень сильно падала, но всегда поднималась со льда с улыбкой на все лицо...

- Это врожденное было или этому учили?

- Думаю, врожденное. Мне кажется, талант артиста у человека - от мамы с папой.

- В те годы фигурное катание для советских людей было религией. Вся страна боготворила Пахомову и Горшкова, Роднину и Зайцева, Линичук и Карпоносова, Бестемьянову и Букина, Водорезову, Бобрина, Волкова, Ковалева... Это были имена, это были герои! Я помню слезы Родниной на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, когда после рождения ребенка она в третий раз подряд выиграла золото. Ты понимала, что в то время фигурное катание было витриной социалистического уклада, частью национальной идеологии?

- Конечно. Всех этих людей я очень хорошо знала, со многими работала в Америке. Совсем недавно Игорь Бобрин ставил мне индивидуальный номер для шоу, в котором я буду выступать в 2005 году. Мы планируем турне по 60 американским городам. Полгода будем колесить по стране, постоянно переезжая на автобусе из гостиницы в гостиницу. Это нелегко, но мне нравится выступать. Если бы я не любила кататься, высоко прыгать, больно падать (смеется) и опять подниматься, думаю, не занималась бы этим.
"САМОЕ СТРАШНОЕ ДЛЯ МЕНЯ - ПОЙТИ НА МОГИЛУ МАТЕРИ"

- Оксана, по моим наблюдениям, обласканные дети из благополучных семей, как правило, каких-то вершин не достигают. Успеха добиваются как раз те, кто пытается что-то сделать вопреки обстоятельствам. Ты в 13 лет оказалась предоставлена самой себе и должна была что-то доказывать окружающим. Так или нет?

- Я всю жизнь что-то себе доказываю, при малейшей возможности стремлюсь вперед и вперед. Так меня учили с детства: никогда не останавливайся! Если у тебя неудача, не расстраивайся, а найди в себе силы, поднимись и иди. Так и стараюсь делать. У меня было очень много взлетов и падений, вся моя жизнь состоит из таких перепадов: то рывок вверх, то пике...

- В 93-м году ты стала чемпионкой мира и на Олимпиаду в Лиллехаммер в 94-м приехала, в общем-то, как один из фаворитов. Тем не менее и судьи, и публика отдавали предпочтение американским фигуристкам Ненси Керриган и Тони Хардинг. Ну что им Оксана Баюл из Украины? Многие даже страну такую не знали. Дальше началась драма, уже многократно описанная, в том числе и в твоей автобиографической книге "Моя история"...

- На Олимпиаде происходило очень много интересного, такого, чего до сих пор никто не знает. К примеру, никто не ожидал, что я выиграю, поэтому организаторы не приготовили наш флаг - даже не знали, как он выглядит. Ведь я была первой украинской спортсменкой, которая завоевала золото...

Конечно же, мне повезло, что СССР в 91-м году распался. Если бы я выступала за Союз, должна была бы, как говорится, в очереди стоять, а так получилось, что прямо из юниорской сборной я попала во взрослую.

В Лиллехаммер поехали две спортсменки, которые представляли Украину, и я была одной из них. Годом раньше, в 93-м, на чемпионате Европы я заняла второе место вслед за француженкой Сурией Бонали, затем победила на чемпионате мира. Впрочем, хотя и считалась на Олимпийских играх фаворитом, мое имя знали только специалисты, которые имеют отношение к фигурному катанию. Весь мир услышал обо мне после того, как я выиграла золотую медаль на Олимпиаде, причем обо мне заговорили не как о хорошем человеке и талантливой фигуристке, а - в первую очередь! - как о неординарной личности, которая прошла огонь, воду и медные трубы без мамы, без папы...

- Ты что, при живом отце была сиротой?

- Понимаешь, из-за того, что мама с ним разошлась, я отца отвергла. Первый и последний раз видела его, когда мама умирала, а после Олимпийских игр, когда меня 16-летней увезли жить в Америку (вздыхает), папа меня найти не мог. Мы оказались как бы на разных полюсах: он жил в Днепропетровске, я - в Штатах.

- А у тебя не возникало желания найти отца самой?

- Год назад возникло.

- И что?

- Тогда я буквально на два дня прилетела в Днепропетровск...

-...и не нашла его?

- Нашла, конечно. И с папочкой познакомилась, и с бабулей.

- И какое осталось впечатление?

- Непередаваемое, непредсказуемое! Все прошло хорошо, классно! Сейчас мы поддерживаем отношения. Завтра я уезжаю в Днепропетровск, и мы, конечно, опять встретимся.

...Знаешь, самое страшное для меня - это пойти на могилу матери. Последний раз я была там в 14 лет, и так получилось, что только год назад снова туда попала. Я думала, что перенесу это намного легче, что рана, которую жизнь нанесла мне тогда, уже зажила. Оказывается, ничего подобного. Я рыдала там, как ребенок, у которого забрали любимую игрушку и никогда уже ее не отдадут. Даже не знаю, с чем это можно сравнить. Наверное, ни с чем. Было очень больно...

Я думала о покойной мамочке, когда стояла на олимпийском пьедестале, на самой высокой ступени, куда может подняться спортсмен (выше золотой олимпийской медали ничего не существует, и титул олимпийского чемпиона дается на всю жизнь - экс-чемпионов не бывает). Потом поднимался украинский флаг, который повесили вверх ногами (смеется)...

- Нашли в конце концов?

- С трудом, но нашли. Гимн Украины, кстати, тоже искали минут 45...

- И все это время откладывали награждение?

- Естественно, церемонию задержали, и Ненси Керриган, и всем остальным пришлось ждать. Оргкомитет не мог ничего поделать: по правилам Олимпийских игр нужно было поднять украинский флаг и сыграть украинский гимн. Конечно, когда все это произошло, я стояла на пьедестале и плакала. Я была очень счастлива, что закончилось все это сумасшествие, и мысленно говорила огромное спасибо моей матери. "Мамочка, - думала я, - очень жаль, что ты сейчас не со мной, потому что это была мечта твоей жизни. Но я сделала это для тебя".
"НА ПРИСЛАННОМ МНЕ ЛИСТЕ КАКАШКАМИ БЫЛ НАРИСОВАН КРЕСТ"

- Тогда, я помню, во время тренировки в тебя врезалась Таня Шевченко. Она это специально сделала?

- Скорее всего, нет. После короткой программы нам дали выходной день. Мне тренироваться не надо было, но я захотела еще раз проверить себя. Когда вышла на лед и начала кататься, мы с Шевченко заходили на один и тот же прыжок...

- Прости, она тоже украинка?

- Немка с украинскими корнями, и в то время выступала за сборную Германии. Все произошло совершенно случайно, то есть, когда я прыгнула в левую сторону, а она - в правую, получилось как бы зеркальное отражение... Ни я ее, ни она меня - мы обе ничего не видели. Заметили друг друга, только когда делали откатку на этот прыжок.

Столкнулись мы спинами... Я очень сильно упала, повредила позвоночник и ногу, на которую наложили три шва. Когда все уже произошло, тренеры не знали, как быть, но я решила идти до конца, то есть выступать на следующий день в произвольной программе.

- Больно было?

- Напряжение на Олимпиаде такое сумасшедшее, что физической боли не ощущаешь. Может, потом, когда немножко расслабляешься. Нет, никакой боли я в тот момент не чувствовала. Более того, если ты скажешь: "Опиши тот день", я, как ни странно, расскажу тебе все. Я была в шоке оттого, что выступаю на Олимпиаде и вопрос стоит так: сегодня или никогда. И еще. Знаешь, в судьбе каждого спортсмена существует везуха, удача. В тот день она меня, конечно, не подвела. Так звезды сошлись (смеется) - они повернулись в мою сторону.

- Не знаю, правда это или легенда, но я слышал, будто накануне решающих соревнований в твой адрес пришло странное письмо...

- В Лиллехаммере я получила просто неимоверную кучу писем. Столько, что все невозможно было прочитать. И вот представь: из всего огромного вороха я вытащила один конверт, открыла... Боже, как же была разочарована! Туда был вложен лист, на котором кто-то какашками нарисовал крест и написал английские ругательства. Я отнесла это мерзкое послание своему тренеру. "Что это?" - спрашиваю. Она улыбнулась: "Не переживай: это к удаче!".

- И к деньгам...

- Позднее я выяснила, что Кате Гордеевой и Сергею Гринькову кто-то из "поклонников" прислал точно такое же письмо. Но это было уже потом.

- Ну что ж, для тебя это было письмо удачи...

- Не знаю, удачи или еще чего-то, но в ту минуту я была очень расстроена. И как только кто-то додумался такую гадость прислать?!
"В ЛЮБОЙ ЖЕНЩИНЕ, КОТОРАЯ БЫЛА НЕМНОЖКО СТАРШЕ, Я ХОТЕЛА НАЙТИ МАМУ"

- Прошла Олимпиада, для Украины была завоевана первая золотая олимпийская медаль. Как родина встретила? Оценила твой подвиг?

- Родина встретила замечательно. Все вокруг завертелось, закружилось (вздыхает)... И конечно, я не была к этому готова.

Мне было 16 лет. В то время я, честно говоря, думала, что олимпийская медаль мою жизнь совершенно не изменит, а получилось наоборот. Я даже не могу перечислить, что поменялось: круг общения, друзья - все, вплоть до места жительства. Я жила и росла в Днепропетровске, много времени провела в Одессе, в Харькове, в Киеве, и вдруг - ба-бах! "Ты поедешь жить в Америку?" - спросили у меня. "Ну что ж, в Америку так в Америку. Поеду!".

- А почему надо было туда ехать?

- Ты знаешь, у меня в то время было два тренера: Валентин Алексеевич Николаев и Галина Яковлевна Змиевская, - и так получилось, что в Лиллехаммере был подписан контракт о нашем переезде в Америку, в штат Коннектикут, неподалеку от Нью-Йорка. Когда Олимпийские игры закончились, мне об этом сообщили.

- То есть уехать из страны хотели тренеры?

- Подписала контракт Змиевская. Она тогда за меня принимала решение, взвешивала все за и против. Ко мне с такими вопросами не обращались, потому что я была маленькой девочкой.

- Это вообще нормально или не очень?

- (Вздыхает). Как показала жизнь, родную мать никто никогда не заменит. Я это поняла, когда мы приехали в Америку. Ты знаешь, что такое потерянная, неприкаянная душа? В любой женщине, которая была немножко постарше меня, я все хотела найти маму, но... Так получилось, что со Змиевской мы расстались: я стала жить по своему разумению, на свои заработки, она осталась со своими...

- Американцы очень любят душеспасительные истории, наполненные какими-то запутанными коллизиями в судьбе, а тут невыдуманный сюжет: девочка-сирота из далекой Украины выигрывает золотую олимпийскую медаль. Америка пыталась сделать из этого шоу?

- Если честно, я не могу сказать, что это было какое-то шоу. Они понимали и продолжают все понимать как историю, но не фигуристки, а неординарной личности. Ой, у меня такой характер... Если из 10 человек девять назовут что-то черным, а я считаю это белым, выйду на улицу и буду кричать: "Нет, вы не правы! Что бы ни говорили, этот цвет белый!". Я не боюсь идти наперекор всем, и, думаю, Америка любит меня за это ничуть не меньше, чем за то, что я неординарная личность и хорошая фигуристка. Они умиляются... Ой, как Оксаночка себя любит! (смеется). Ну и вдобавок душещипательная история... Все в комплексе получилось, и я очень благодарна Господу Богу за то, что такая, а не другая.

- В 16 лет на тебя свалилась немыслимая слава, а это ведь самое сложное - пройти испытание медными трубами. Многие люди и в 30, и в 40 его не выдерживают, ломаются. Как через это прошла маленькая девочка, которая и жизни-то, по сути, не видела?

- Когда я приехала в Америку, ничего не понимала, по-английски не говорила.

- Совсем?

- Ну конечно: до 16 лет у меня были тренировки, тренировки, тренировки. Катание, хореография, плавание... От украинского языка я была освобождена, поэтому и не говорю по-украински. К тому же буквально через три года после того, как Союз распался и Украина стала независимой державой, мы уехали в Америку. Чтобы говорить по-украински, у меня не было никакой базы, хотя я все понимаю, как собака. Я даже знаю, что когда здесь, в Украине, меня узнают, говорят: "Це наша зiрка! Це наша Оксанка". Мне это очень приятно.
"В КАКОЙ-ТО МОМЕНТ ПОЧУВСТВОВАЛА: МНЕ КРЫШКА!"

-...Когда мы приехали в Америку, ту жизнь, что была прежде, надо было забыть и все начинать заново. Немудрено было запутаться. Особенно когда у тебя нет семьи, нет людей, которые любят тебя не за то, что ты олимпийский чемпион или одаренный фигурист, а за то, что ты хороший, что ты их ребенок. Вокруг меня были менеджеры, агенты, тренеры...

-...и всем что-то нужно...

- Да. Я такой человек, что всегда в людях стараюсь найти какую-то хорошую сторону, и даже когда они где-то накалывают или что-то нехорошее по отношению ко мне задумывают, я все равно быстро залечиваю свои раны. Я оптимистка и не люблю сдаваться. Ну типичный Скорпион (это мой знак зодиака): ты мне отрежешь хвост, а он заново отрастает.


Когда я жила здесь, у меня были тренер по технике фигурного катания Николаев и Змиевская - мой менеджер. И вот мы поехали за кордон (по-украински так это называется? Видишь, я уже учу украинский язык). Прилетели в Лас-Вегас - первый для нас город Америки...

- Из огня да в полымя...

- Я взяла пять долларов, разменяла их по 25 центов. Только подошла к автомату, установленному в отеле, чтобы сыграть - копеечки побросать в машину, меня остановил полицейский. Я думаю: "Чего он от меня хочет? Вроде бы все нормально, вроде бы только сюда прилетела". Он что-то мне говорит, а я ни слова не понимаю (смеется). Оказывается, в Штатах есть закон, который запрещает играть тем, кому не исполнилось 18 лет. В общем, я сильно расстроилась, разобиделась и ушла.

- Оксана, я понимаю, что надо было все по новой учить, ко всему привыкать... Чем приятно и чем неприятно поразила тебя Америка? Что было там для души очень хорошо и что совершенно неприемлемо?

- Я не думаю, что то или иное свойственно только Америке. А что меня больше всего поразило? Если честно, я никогда не думала, что у золотой олимпийской медали две стороны: черная и белая. Давай лучше скажем: красная и желтая.

- Подробнее, пожалуйста, о второй стороне...

- Конечно, стать знаменитой и популярной очень приятно, потому что, когда люди видят в тебе артиста, они ценят твою работу и охотно ее покупают. С другой стороны, у тебя отнимают твою частную жизнь. Во всяком случае, у меня ее совершенно не стало. В 16 лет я весьма неуютно чувствовала себя без мамы, без папы, со всеми этими менеджерами, агентами, с целой свитой...

- И надо ведь было принимать решения...

- В тот момент я их не принимала. За меня это делали другие, а затем говорили мне, что делать, куда идти...

-...как улыбаться, что отвечать...

-...как одеваться, с кем общаться. И ты знаешь, в какой-то момент почувствовала, что мне крышка.

"НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ: "Я НЕ БУДУ ПИТЬ НИКОГДА!". НАДО ТАК: "СЕГОДНЯ Я НЕ ПЬЮ, А ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА - НЕ ЗНАЮ"

- В чем это выражалось? Началась депрессия или что-то еще?

- Мне кажется, я перестала понимать, в чем смысл и ценность жизни. Я перепутала, что для меня хорошо, а что плохо, не могла для себя самой различать правильные и неправильные решения. Я стала марионеткой, причем это случилось не потому, что я этого хотела, - просто так сложилась моя судьба. Не зря говорят: "Опасайся того, чего больше всего хочешь". Все, к чему я стремилась: олимпийские успехи, награды, деньги, обеспеченная жизнь, казино, - передо мной раскрылось. Пока ничего не было, этого хотелось, но когда все заполучила, то думаешь...

-...а дальше что?

- Да. И это ценность в жизни? И этого ты больше всего хотела? От жуткой тоски я начала выпивать, и мои пьянки-гулянки в 20 лет привели меня в больницу, где лечат от алкоголизма.

- Что значит: начала выпивать? Ты совершала какие-то экстраординарные поступки?

- Ну, давай скажем так... Например, какое-то торжество. Кто-то говорит: "Ребята, соберемся в номере, отметим день рождения"... Потом все это перестало меня устраивать, потому что пристрастие к алкоголю начало перерастать в страшную зависимость.

...У меня был психолог. Он взял меня, 20-летнюю, за шкирку и отвез в больницу. Я сидела в машине и тряслась. "Френк, - говорю, - как ты думаешь, если я попаду в эту больницу, умру там?". Он в ответ: "Оксана, вот если ты туда не попадешь, то, может быть, и умрешь". Понимаешь, я очень открытый человек и, если что-то затеваю, иду ва-банк. Буду работать, пока у меня это не получится, буду о стену головой биться: тук, тук, тук! Ну такой у меня характер! Поэтому он сказал: "Если ты туда не попадешь, можешь очень плохо закончить: или самоубийством, или еще чем-нибудь. Ты слишком эмоциональная"...

Это уже потом, в больнице, я многое о себе узнала, когда немножко раскрылась. Там я поработала с психоаналитиками, с психологами, которые мне объяснили, что... Вернее, я сама для себя приняла решение, что мое personality такое открытое.

- О том, что ты лечишься от алкоголизма, все газеты писать начали, и ни спрятаться было от них, ни укрыться...

- У журналистов работа такая - писать, но в конце каждого дня я остаюсь наедине с собой. Статьи, интервью - это замечательно, фигурное катание - тоже хорошо, но мне-то надо жить в ладу с собой, а для этого следовало остановиться, склеить жизнь как-то, понять, куда я попала, что со мной происходит. Взять хотя бы это personality... Оно у меня такое: вау! Во мне хорошо развиты эти все драматические таланты, и надо стараться держаться золотой середины, потому что, когда на это personality накладывается алкоголь, получается кошмар и ужас.

- Оксан, а не было обид на весь белый свет, когда по миру запестрели газетные заголовки: "Оксана Баюл - алкоголичка", "Баюл попала в больницу" и так далее? Что ты в тот момент ощущала? Недавно ты была золотой девочкой, олицетворением светлой сказки про Золушку, и вдруг такая разительная перемена...

- Ты знаешь, я живу свою жизнь. Не думаю, что человек меняется. Да, с годами у него появляются какие-то навыки, взрослея, он что-то приобретает и что-то теряет, но когда он молод и перед ним жизнь во всей ее полноте, испробовать все это на глазах у людей нелегко... Тем не менее это моя жизнь! Там я на виду, приезжаю в Украину - здесь меня тоже знают. Я не могу от самой себя убежать - понимаешь?

Все, что обо мне писали, - это чистейшая правда. Они же не выдумали, что я люблю девочек, - правильно? Да, у меня действительно была проблема с алкоголем, я этого не отрицаю. Все было, и никто из моих американских друзей (а их очень много) из-за этого не отвернулся. Женщины, которые любят женщин, мужчины, которые любят мужчин...

- Их много в Америке?

- Я думаю, их везде много.

- Просто в Штатах этого не стесняются...

- В Америке приветствуют то, что ты - это ты, и вот кем хочешь быть, тем и должен. Ой, самое смешное... Когда я попала с больницу, мне сказали: "Ты здесь должна пробыть две недели", но после двух недель стало ясно: чтобы поправить мою жизнь, поставить все обратно на рельсы, этого срока совершенно недостаточно. В результате я провела в больнице, в своей маленькой каморке, три с половиной месяца. Я очень хотела, выйдя оттуда, начать жизнь заново (смеется).

...Если так и дальше пойдет, скоро придется писать книжку "Оксана Баюл и ее 13 жизней" (смеется). Мне ведь опять надо было учиться жить трезвым человеком.

- Получилось?

- Получается. Как учат в этой больнице, не надо говорить: "Все! Я закончил пить и не буду пить никогда!". Надо говорить так: "Сегодня я не пью, а что будет завтра, не знаю". Пока - тьфу-тьфу! C 24 апреля (не помню точно, какого года, но это страшная дата) я держусь.

Помню, мне исполнился 21 год. По американским законам с этого возраста ты официально можешь заходить по driving licence (водительским правам. - Д. Г.) в клубы, бары. А у меня - как в том анекдоте.

Петька приводит Анку к своим родителям познакомиться. "Мама, папа! Это Анка, моя будущая жена. Она не курит и не пьет". - "А почему?" - спрашивают родители. Анка кричит: "Да не могу я уже больше, не могу!". Вот и у меня так было: когда по закону пить стало можно, я уже все это прошла, забыла, зачеркнула и выбросила себе за спину.
"СЫГРАТЬ СВАДЬБУ НА ЛЬДУ - КЛАССНАЯ ИДЕЯ, НО КАК БАТЮШКУ НА КОНЬКИ ПОСТАВИМ?"

- Оксана, нас читают самые разные женщины, в том числе и те, которые пристрастились к спиртному. Как известно, женщины гораздо тяжелее мужчин переносят алкогольную зависимость. Что бы ты им посоветовала?

- В Америке существуют анонимные группы поддержки. Я не знаю, есть ли они здесь, в Украине, но в России уже появились. Это новая методика, которую только начали внедрять в жизнь. Именно в группы поддержки приходят люди с такими проблемами. Они собираются в закрытом помещении, обсуждают свои дела и как бы держатся друг за друга.

Увы, все это передается на генетическом уровне. Я имею в виду не только алкоголизм, но и addiction (наркотическая зависимость. - Д. Г.)... Как это по-русски? Дима, эта болезнь возникает, когда ты имеешь то, что сильно любишь. Тебе оно вроде уже не надо, но ты не можешь с этим расстаться, постоянно его употребляешь. То есть злоупотребляешь... Увлечения есть хорошие и плохие. Я твердо знаю, что алкоголь, наркотики - это плохо.

- В Америке у тебя прорезалась предпринимательская жилка, которой, слава Богу, нашлось применение. Ты и две книги выпустила, которые, насколько я знаю, разошлись огромными тиражами, имели большой успех, популярность, у тебя было много телепередач на лучших американских каналах, а сейчас, я слышал, появилась своя линия одежды для фигурного катания...

- Ты знаешь, я благодарна Богу за то, что он дал мне эту маленькую предпринимательскую жилку. Я очень много перепробовала и, как говорится, по запаху чувствую: с этими людьми мне стоит затевать бизнес, а с этими лучше не связываться (смеется). Не всегда все получается, но в большинстве случаев в выборе я...

-...не ошибалась?

- Да, а не ошибаюсь я в людях только потому, что в раннем возрасте столько всего перепробовала, у меня такой опыт общения - просто уму непостижимо... Я даже не представляю, как это написать, как рассказать. Моя история действительно обошла в Америке все телеканалы, обо мне сняли кучу всяких программ: утренних, вечерних, дневных, но сейчас самая-самая важная для меня отдушина - это моя линия одежды. Она создана мною и моим будущим мужем Женей, с которым мы живем вместе уже три с половиной года. Люди нас постоянно спрашивают: когда свадьба? когда будет тусовка? когда?.. Скоро, скоро! Мы очень заняты...

Вчера я встречалась в Киеве с новым президентом Федерации фигурного катания. Она предложила мне замечательную идею: "Давай свадьбу в Украине сыграем, на коньках" (смеется).

- Хорошая мысль!

- Вот и я говорю: "Классная идея!". Правда... Я представляю себя, гостей... Страховку мы для всех, конечно, возьмем, потому что все напьются и попадают, головы себе порасшибают, но что с батюшкой делать, когда он на коньки встанет?..
"В ШКОЛУ Я НЕ ХОДИЛА, ПРОФЕССИИ НИКАКОЙ... НУ ПОЛНАЯ ДУРА!"

- А кто такой Женя, расскажи подробнее...

- Женечка Суник - это мой будущий муж, моя вторая половина. Мы с ним совершенно разные: я плюс - он минус, но друг у друга многому учимся. То, чего мне не хватает, есть у него, и я у него это перенимаю.

- Он тоже отсюда?

- Да, родился в Украине, в Харькове. В четыре годика его увезли в Америку. Когда мы с Женей познакомились, он был такой, как я. Все по-украински понимал, но сам не говорил. Как собака: только глазами хлопал...

- Он знал, что ты олимпийская чемпионка?

- Нет! Я сама ему об этом рассказала, потому что чувствовала: он со мной разговаривает не как с олимпийской чемпионкой, а как с простой девчонкой. "Ты вообще-то знаешь, кто я такая?" - спрашиваю. "Нет!". - "Я такая, такая...". - "Ну хорошо, - он похлопал меня по плечу, - а что ты сейчас делаешь? Как зарабатываешь деньги?". Я: "Та-а!". Это было смешно...

- Тебя подкупило в нем то, что он заинтересовался не олимпийской чемпионкой, а просто Оксанкой?

- Конечно! Это был весомый фактор. После всего, через что я прошла и что пережила, это был первый человек, которому я понравилась как хорошая девчонка. Может, он полюбил меня за мои большие глаза, может, за что-то еще...

- Он тебе говорит, что любит?

- Это я ему говорю, что люблю, а он во мне души не чает, балует меня...

...Сейчас я нахожусь здесь, в Украине. Признаюсь: я обалдела от Киева, от того, как его расстроили и дальше расстраивают. После того как закончу это интервью, поеду в Днепропетровск, где буду давать мастер-классы нашим маленьким подрастающим Оксаночкам. Честно скажу тебе, Дима: я нахожусь здесь для того, чтобы помочь фигурному катанию снова встать на ноги. Поэтому мы планируем в конце декабря сделать четыре шоу: по два в Киеве и Днепропетровске.

- Это будет шоу профессионалов, с которыми ты работаешь?

- Да! Сейчас ведем переговоры с Госкомспортом, с Федерацией фигурного катания. Там эту идею поддерживают. Кроме того, я очень хочу, чтобы украинские дети опять начали заниматься фигурным катанием. Это замечательный вид спорта, и я благодарна своим родителям за то, что когда-то они привели меня на "Метеор"...

- Оксана, чемпионские судьбы складываются по-разному. Я знаю немало примеров, когда и двукратные, и трехкратные олимпийские чемпионы бедствуют, не находят себя, спиваются, трагически уходят из жизни... Твоя судьба, несмотря на все коллизии, сложилась, я считаю, счастливо. А ты как думаешь?

- Дима, я человек открытый. Меня иногда спрашивают: "Ты веришь в приметы?". Да, верю. Я всегда ношу на шее или крест, подаренный мамой, или иконку Богоматери. Я верю в Бога, в то, что он есть, но считаю, что каждый человек сам строит свою жизнь и принимает решения. Конечно, что-то свыше существует, но я знаю: свою судьбу и двукратные, и трехкратные олимпийские чемпионы создают сами.

Передо мной стояла та же проблема. Я выиграла олимпийскую медаль, а что дальше? В школу не ходила, профессии никакой не было... Ну полная дура (смеется)! Никто не мог подсказать, куда податься... Надеюсь, я стану для кого-то примером! Во всяком случае, если кому-то надо помочь, я первый кандидат.

Я с удовольствием придумываю что-то, занимаюсь чем-то новым. Сейчас мечтаю создать школу фигурного катания имени Оксаны Баюл, приезжать сюда со своим тренером Валентином Алексеевичем Николаевым... У нас большие планы. Мы хотим расширить олимпийские центры подготовки или восстановить те из них, которые были закрыты. Дай Бог, чтобы все получилось. Поверь, я занимаюсь этим совершенно без какого-то коммерческого умысла. Ты меня спроси, куда я попросилась первым делом, когда приехала в Киев?

- Куда ты попросилась первым делом?

- Дима, я сказала водителю: "Остановите у "Льдинки".

- Это искусственный каток?

- Да. Слава Богу, его не закрыли, как школы фигурного катания в Донецке, Северодонецке, Одессе, и сейчас туда отовсюду съехались тренеры. Я вот Ленку Ляшенко видела, свою подружку, мы с ней сразу планы какие-то наметили. С Димкой Дмитренко тоже поговорила.

Да, я живу в Америке, да, выучила американские законы, но на себя смотрю как на человека, который живет по всему белому свету.

- Человек мира!

- Сегодня я в Германии выступаю, завтра в Мексике, но корни-то мои здесь, в Украине, и с этим я ничего не могу поделать.

- Оксана, ты удивительный, неординарный человек, и твоя золотая олимпийская медаль - это, на мой взгляд, не единственное, что тебя красит. Я очень хочу, чтобы ты никогда не забывала о том, что здесь твоя родина, что здесь ты добилась первых успехов, и, конечно, желаю, чтобы твоя родина тоже о тебе помнила...

- Я благодарна множеству людей в Украине, которые помогали мне, когда у меня ничего не было. Хореографам, которые ставили мне номера, костюмерам, которые бесплатно шили мне платье, чтобы отправить на Олимпийские игры. Я хочу этим людям - простите, если кого-то забыла упомянуть, - всем, всем, всем сказать огромное спасибо.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось