В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Звезда экрана

Актриса Людмила КАСАТКИНА: "В Канне меня принимали с таким восторгом! Обнимали, целовали... Даже порвали на мне мое единственное кружевное платье"

Людмила ГРАБЕНКО. «Бульвар» 6 Октября, 2004 21:00
Людмила Касаткина, одна из наиболее выдающихся актрис советского кино, принадлежит к тому поколению, о котором сегодня уважительно говорят: "Классики!". Ее многочисленных киногероинь не спутаешь ни с кем: как правило, эти маленькие женщины обладают не только миловидной внешностью, но и железным характером. Звезда Касаткиной взошла ровно 50 лет назад, в 1954 году, когда на экраны Советского Союза вышла лирическая комедия "Укротительница тигров".
Людмила ГРАБЕНКО
Людмила Касаткина, одна из наиболее выдающихся актрис советского кино, принадлежит к тому поколению, о котором сегодня уважительно говорят: "Классики!". Ее многочисленных киногероинь не спутаешь ни с кем: как правило, эти маленькие женщины обладают не только миловидной внешностью, но и железным характером. Звезда Касаткиной взошла ровно 50 лет назад, в 1954 году, когда на экраны Советского Союза вышла лирическая комедия "Укротительница тигров". Прежде всего хотелось поговорить с актрисой именно об этой картине, но застать ее дома оказалось не так просто, уговорить на интервью - еще сложнее. "Я сейчас очень тороплюсь, - голос в телефонной трубке был таким знакомым и на удивление юным, - в театре репетиция, потом спектакль! Позвоните через несколько дней". В назначенный срок изумилась: "Но я уже 100 раз рассказывала об этой картине!". Ничего не оставалось, как уговорить Людмилу Ивановну рассказать об этом в 101-й!

"ТРЕНЕР ЗАБЫЛ ЗАЛИТЬ В МОТОЦИКЛ КЕРОСИН, И МЫ, ВЗЛЕТЕВ ПОД КУПОЛ, УПАЛИ. РЕЗУЛЬТАТ - ТРЕЩИНА ПОЗВОНОЧНИКА"

- Наверное, самый главный вопрос, ответ на который интересует абсолютно всех: в клетку с тиграми вы сами входили?

- Практически во всех эпизодах это делала моя дублерша - замечательная дрессировщица, ассистентка другого известного дрессировщика, Бориса Афанасьевича Эдера, Маргарита Назарова. Зрители знают ее по картине "Полосатый рейс", где она играла главную роль. Изначально речи не было о том, чтобы мне заходить в клетку. Когда после восьми месяцев съемок просмотрели отснятый материал, решили оставить те кадры с ее участием, где Рита стоит спиной к камере. Если присмотреться, видно, что это не я: она выше ростом. Но и мне пришлось войти в клетку: два раза - к четырем и два - к одному тигру. Режиссер сказал, что фильм просто не выйдет, если не снимут меня рядом с ними.

- Страшно было?

- Надо же было спасать картину. К тому же меня убедили, что все меры предосторожности будут приняты. Помню, в тот день, когда я должна была войти в клетку, у входа в павильон меня ждали Кадочников и Филиппов: "Мы пришли вас поддержать!". Интересно, что как раз меня об этом и не предупредили: режиссер боялся, что я от страха ночью не усну. В общем, одели меня, загримировали. Эдер рассказал, что я должна делать, дал мне в руки палку и шамберьер (хлыст дрессировщика. - Прим. ред.) и буквально втолкнул в клетку. А там - два тигра. Борис Афанасьевич кричит: "Наступайте, бейте его!".

Я ударила тигра. "Еще!". Снова ударила. Тигр зарычал и встал на задние лапы. "Подходите ближе!". Я успела сделать шаг, и в это время тигр прыгнул на меня. "Падайте!" - кричит Эдер. Я упала, и тигр перескочил через меня. Во второй раз было еще страшнее. В клетке было уже не два, а четыре тигра, и допустить меня к ним дрессировщик не мог, он нес за артистов уголовную ответственность. Поэтому, чтобы максимально меня обезопасить, в вольере поставили стекло. И тигрица Рада, которая до этого гоняла трех тигров, бросилась на меня и разбила стекло. Эдер закричал: "Давайте воду!". В таких случаях на зверя направляют огромной силы струю воды из брандспойта. Но в этот раз то ли воды не было, то ли тот, кто должен был ее включить, растерялся. А Рада летела уже прямо на меня. И тогда Эдер сбил замок на клетке, в которой я была закрыта, чтобы тигры не ворвались, и буквально выхватил меня из вольера.

Кстати, входить в клетку пришлось и моему партнеру Павлу Кадочникову. Помните эпизод, где он борется с тигром, пытающимся открыть дверь? А Сергей Филиппов, игравший Казимира Алмазова, вовсе вел тигра на поводке. Рядом, по страховочной дорожке, шел Эдер. Но все равно актеру было страшно - об этом говорит его дрожащая рука. Зрители ее не видят, потому что смотрят в этот момент на лицо актера, но мы, те, кто присутствовал на съемках, заметили.

- А вы что же, без страховки работали?

- Рядышком всегда находился Борис Афанасьевич (в фильме он играет моего наставника в цирковом деле), но было страшно.

- Правда, что после съемок Эдер предлагал вам стать дрессировщицей?

- Было дело! Премьера картины состоялась на студии "Ленфильм", где она снималась, и прием коллег-кинематографистов был просто потрясающим! И вот тогда Борис Афанасьевич вышел на сцену и сказал, что предлагает актрисе Касаткиной стать укротительницей тигров: дескать, у меня есть кураж, характер и я способна властвовать. Предлагал мне взять 11 тигров.

- Вы не заинтересовались?

- Поблагодарила и отказалась. Сказала, что людей люблю больше, чем животных. Эдер рассердился: "Неужели вы в клетке не почувствовали власть, сильнее которой нет ничего на свете?". Но я не чувствовала никакой власти, только азарт.

- Ради съемок в этом фильме вы и на мотоцикле ездить научились?

- До этого я умела водить только велосипед, на котором, кстати, всегда отчаянно гоняла. Но надо было, и я научилась. Между прочим, мотоцикл мне очень нравился, и я с удовольствием на нем ездила, никакого героизма в этом не было. Тренировалась на гоночном мотоцикле, ездила на наклонном треке. Потом пришло время тренировки на местности.

Специально для этого место на набережной огородили. Села я на мотоцикл, тренер показал, как его включать, и я поехала. Так радостно стало! "Боже мой, - думаю, - я еду! Сама!". Подъезжаю к трамвайной линии, вижу надвигающийся на меня трамвай и понимаю, что не знаю, как остановить мотоцикл. Тренер мне этого не показал. Забыл, наверное.

- И чем этот экстрим закончился?

- Мотоцикл налетел на парапет, а я упала на тротуар. Слава Богу, в тот раз обошлось без серьезных последствий! Так, по мелочи - синяки, ссадины.

- Значит, был и другой раз?

- Одно время я так уверовала в свои гоночные силы, что выступала в цирке вместо жены тренера. Она была беременной, на девятом месяце, и ей, естественно, под куполом выступать было трудно. Пришел он ко мне, а сам чуть не плачет: "Помогите, а то не ровен час - снимут с программы!". Вот я с ним несколько дней и гоняла на мотоцикле. А потом он забыл залить в мотоцикл керосин, и мы, взлетев под купол, упали. Результат - трещина позвоночника. Мама мне тогда сказала: "Пообещай, что, пока я жива, ты ни за одну баранку больше не сядешь!". Мамы давно нет, но слово, данное ей, я держу.

- В этой картине у вас были прекрасные актеры - Павел Кадочников, Леонид Быков.

- Когда снимали "Укротительницу тигров", Ленечка Быков только начинал свою творческую карьеру. Но уже тогда найти актера, равного ему по обаянию, было практически невозможно! А каким был тружеником! Помню, он приходил даже на те эпизоды, в которых не был занят, и смотрел все репетиции и съемки от начала до конца. А Павел Петрович Кадочников, тогда известный и опытный актер, учил нас с Леней всему, что знал и умел сам.

Быков просто излучал доброту. Думаю, прекрасным он был и в любви. А какое у него было чувство юмора! В то время он, уроженец Херсонщины, работал в театре в Харькове и очень часто рассказывал нам местные истории - о базаре и тетушках, которые там торгуют. Говорил: "Когда-то Бабель написал "Одесские рассказы", вот бы кто-нибудь написал харьковские!". Жаль, что его век был таким недолгим. Вспыхнул и сгорел, как звезда...
"НАС С МУЖЕМ ПОСЕЛИЛИ В МОНАСТЫРСКОЙ ГОСТИНИЦЕ В РАЗНЫХ КОМНАТАХ"

- "Укротительницу тигров" безумно любили и любят зрители. А фестивальная судьба у этой картины была?

- Мы возили ее только на один фестиваль - Каннский, да и то вне конкурса. Каждая страна могла представить один фильм, не вошедший в конкурсную программу, вот и послали "Укротительницу тигров". И показывали не только в Канне, но и в Париже - повсюду! Зрители приняли фильм с таким восторгом! Меня узнавали на улицах, обнимали, целовали. И даже порвали на мне выходное платье, оно у меня было тогда одно-единственное - кружевное, красивое. Я его потом всю ночь зашивала.

- Плакали, наверное? Жалко же...

- Да какое-то странное было у меня тогда чувство: вроде бы и жаль, а с другой стороны, это ли не признак успеха и зрительского восхищения?

- Еще одна ваша не менее знаменитая роль - мать Мария в одноименном кинофильме.

- Во время съемок мой муж, режиссер Сергей Николаевич Колосов, заставлял меня много читать о событиях того времени, посчастливилось мне и встречаться с людьми, которые знали эту женщину. Когда началась работа над картиной, мы с Колосовым и съемочной группой приехали в Таллин, в Пюхтецкий монастырь, чтобы посмотреть, как живут настоящие монахини.

Как раз Троица была. Нас поселили в монастырской гостинице, но в разных комнатах. Сказали: "Хоть вы муж и жена, но вместе у нас не полагается!". На рассвете я проснулась оттого, что идет дождь - стучит по подоконнику. Выглянула в окно, а монахини уже в огороде работают, грядки полют. Вот тогда я и подумала, что Богу служить, оказывается, трудно. До этого я как-то думала: "Вот будет совсем невмоготу среди людей жить, уйду в монастырь!". Нет, не каждому это дано...

А снимали мы во Львове, маскируя его под Париж. В настоящем Париже ввиду отсутствия средств съемочная группа провела всего неделю. На самом деле, эти два города очень похожи... А какую битву выдержал тогда мой муж, чтобы получить возможность снять эту картину!

- Но ведь мать Мария - антифашистка, какую крамолу можно было усмотреть в таком сюжете?

- Она ведь монахиня! К тому же дворянка и эмигрантка. "Вы с ума сошли?! - сказало Колосову телевизионное руководство. - Нам нужны картины о рабочих и крестьянах!". И если вы внимательно посмотрите фильм, то заметите: моя героиня-монахиня крестится там всего один (!) раз.
"КОРЫТО РАЗОРВАЛОСЬ, И КУСКИ ТОЛСТОЙ ЖЕСТИ ПОЛЕТЕЛИ ПРЯМО В МЕНЯ"

- У вас все героини положительные?

- Нет, не все! Например, в картине "Операция "Трест" сыграла монархистку-террористку. Правда, это был совсем не тот терроризм, который мы знаем сейчас. И все же положительной ее трудно назвать. Но я старалась найти в ней качества, достойные уважения. И ведь нашла!

Мария Владиславовна Захарченко, племянница генерала Кутепова, любила родину так, как мало кто ее любит. Она даже ребенка не позволила себе родить, потому что все свои интересы посвящала борьбе. И мужей соответственных себе подбирала. И погибла. Возможно, нам ее дело и не представляется правым, но она-то в него верила.

- Насколько я знаю, на съемках этой картины вы тоже пострадали...

- Упала с лошади. Та чего-то испугалась и встала на дыбы, а я не удержалась да спиной об землю! С моей трещиной в позвонке это была катастрофа. Два месяца пролежала в больнице на доске. А потом снова села на лошадь.

Знаете, есть такое понятие: производственная необходимость. Надо было снять сцену, во время которой моя героиня пускает лошадь в галоп. Драматургически это было очень важно, поэтому нужно было именно мое лицо. Дублерша, которая снималась вместо меня в других сценах, здесь категорически не подходила. Врач был против: "У нее будет дикая боль, она не выдержит!". Но я рискнула.

На съемочную площадку "скорая" привезла меня на носилках. Там меня лежащую одели и помогли взобраться на лошадь. Я только попросила оператора: "Проверьте технику, чтобы все работало без сбоев. Думаю, второго дубля у нас не будет!". А дальше - полтора километра галопа. Снимали тремя камерами одновременно! Как проскакала, как сползла с лошади, не помню. От боли в глазах было темно. Да разве один такой случай был у меня!

На съемках картины "Вызываем огонь на себя" я вообще едва не погибла! Там был эпизод, когда советские самолеты бомбят фашистский аэродром. Съемки были комбинированными: хроника и художественные кадры. Пиротехники подложили взрывчатку, да, видно, чего-то не рассчитали. Взрывная волна пошла под мое корыто. Оно разорвалось, и куски толстой жести полетели прямо в меня. Меня спас осветитель: в последнюю секунду схватил за руку и с силой рванул. Да любой актер расскажет вам сотни таких примеров. К сожалению, не все они заканчиваются столь же счастливо.

- Наверное, вложив столько души в каждую из ролей, их забыть уже невозможно?

- А как вы думаете? Конечно! Мне мои роли до сих пор снятся: то бомбежка, то сына у меня отнимают, то в душегубку ведут, то в клетку к тиграм входить надо. Лучше об этом и не говорить...

- Почти все ваши главные роли сыграны в картинах вашего мужа - режиссера Сергея Колосова. Нетрудно предположить, что "доброжелатели" шептались у вас за спиной: "Ну, конечно, так легко сделать карьеру: ей же муж помогает!".

- А он мне действительно помогал, только совсем не так, как пытались представить дело эти самые "доброжелатели". Я ужасно боялась его подвести - сыграть плохо, завалить роль, и тянулась изо всех сил, работая днем и ночью. Так что, если в результате получалось что-то стоящее, это прежде всего его заслуга.

- Сейчас вы почти не снимаетесь...

- Честно говоря, я не в восторге от того, что сегодня происходит в кино. С одной стороны - менты, с другой - братки-бандиты. Мне в одном из сериалов предлагали сыграть... бандершу. Это после матери Марии и мамаши Кураж! Естественно, я отказалась. Какие раньше фильмы были! После них хотелось жить, любить, верить во что-то хорошее. А сейчас одну ерунду снимают.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось