В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Что наша жизнь? Игра...

Известный спортивный журналист Александр ЛИПЕНКО: "За полгода до смерти Лобановский сказал: "Ну все, ухожу с базара"

Михаил НАЗАРЕНКО. «Бульвар Гордона» 12 Декабря, 2006 22:00
300 раз выходил он перед футбольными трибунами с микрофоном, чтобы "завести" болельщиков перед матчем
У него богатая спортивная и журналистская биография. Не этим ли объясняется мастерство, с которым он не только ведет репортажи, берет интервью, но и общается с многоликими тысячными трибунами?
Михаил НАЗАРЕНКО
У него богатая спортивная и журналистская биография. Не этим ли объясняется мастерство, с которым он не только ведет репортажи, берет интервью, но и общается с многоликими тысячными трибунами? В 60-м году в составе киевского "Динамо" он стал чемпионом СССР по футболу среди юношей. Пятикратный чемпион Украины по регби. Мастер спорта. Работал в украинских газетах и спортивной редакции Укргостелерадио, на "Радио Зет", сейчас сотрудничает с газетой "Команда". Его голос почти каждое утро в 8.30 можно услышать на радио "Столица". И - работа в пресс-службе киевского "Динамо". Кстати, Александр Липенко вместе с легендарным Михаилом Команом - старейшие динамовцы: Коман пришел в клуб в 49-м, а Липенко - в 54-м.

"ЯЗЫК У МЕНЯ ЗАПАЛ, НАЧАЛОСЬ УДУШЬЕ. ЕЩЕ 30 СЕКУНД - И НАСТУПИЛА БЫ СМЕРТЬ"

- 2004 год. Третий квалификационный раунд Лиги чемпионов. Первая игра с турками - "Трабзонспором" - на своем поле. Мы уступили 1:2. Я очень перенервничал. После матча пошли с друзьями в ресторан, выпили. А дома мне стало плохо.

Продолжалось это несколько дней. Жена чувствовала, что мне паршиво, но я не хотел вызывать "скорую". Принимал какие-то лекарства. Это, видимо, сказалось на организме, и в один день открылось - язва и камни в почках. Подскочила температура, потом резко упала. И все равно думал: никаких "скорых", я никогда не болел, не знал, что это такое, сам справлюсь! Всю жизнь спортом себя укреплял - и сейчас в спортзал хожу, качаюсь.

На другой день стало еще хуже. В общем, попал в реанимацию. Ночь пролежал на клеенке. Зашел в туалет, потерял сознание, и у меня язык запал внутрь - началось удушье и отмирание мозга. Хорошо, жена как раз заглянула в палату. Видит: меня нет, подняла шум. Прибежала санитарка. Потом сказала: "Вам, Саша, оставалось жить еще 30 секунд. Если бы не ваше сильное здоровье, вас бы уже не было". В общем, кое-как выкарабкался. За неделю похудел на 11 килограммов. Когда с тобой такое неожиданно случается, начинаешь понимать цену жизни.

В прошлом году я тоже тяжело пережил неудачу киевского "Динамо" в матчах со швейцарским "Тюном", когда наш клуб впервые за многие годы не попал в Лигу чемпионов. Дело в том, что проигрыш команды привел к отставке главного тренера Леонида Буряка, с которым я дружу еще с 75-го.

Он после победы "Динамо" в Кубке кубков был одним из самых молодых заслуженных мастеров спорта. И я был молод. Как-то пришел к нему домой, окунули золотые медали чемпионата СССР в шампанское, выпили. И он сказал: "Саша, вспомнишь мои слова через много лет: такой команды, как нынешняя, у нас больше не будет"...

Я тогда работал в "Вечернем Киеве". Наши читатели определяли лучшего футболиста года, в итоге Блохин и Буряк набрали одинаковое количество голосов. Мне очень хотелось вручить победителю красивый приз. Поскольку у журналистов не было финансовой возможности приобрести что-либо стоящее, я подошел сначала к отцу Блохина.

"Владимир Иванович, - сказал я, объяснив ситуацию, - вот Олежка вроде бы становится лучшим футболистом по результатам нашего конкурса. Если у вас дома есть красивая ваза, не могли бы вы ее нам дать, чтобы мы под аплодисменты ему вручили? Все равно ведь к вам вернется". - "У нас ничего подходящего нет", - ответил Владимир Иванович.


"Но в нас горит еще желанье..."



"Ну, - думаю, - не быть Блохину первым". Обращаюсь к Жанне, жене Буряка. "Хорошо, - говорит она, - приходи". Я зашел к ней, когда Лени не было, и выбрал огромную хрустальную вазу. Вручил ее Буряку на торжественном вечере, который проходил во Дворце спорта. Все смотрели, ахали: какая ваза! Это ж чешский хрусталь! Леня принял ее с радостью, даже не подозревая, что она из его дома. Может, и до сих пор не знает, если Жанна ему не сказала...

К чему все это? К тому, что очень за Леонида Буряка переживал, когда он стал тренером киевского "Динамо". А ему страшно не повезло. Бразильцы по разным нефутбольным причинам вовремя не приехали. И на матчи с "Тюном" динамовцы вышли без пяти основных игроков. Информации о сопернике не было, думали: какая-то заурядная команда. А она оказалась даже очень приличная, с немалыми деньгами. В Киеве мы должны были побеждать с крупным счетом, а сыграли вничью. А Буряк говорил: "Вот выйдем в Лигу чемпионов, обязательно всех футболистов с женами приглашу к себе в дом, посидим". Не получилось.

"ДОЧКУ АРТИСТА ЛАВРОВА БАЗИЛЕВИЧ У МЕНЯ ОТБИЛ. У НЕГО ЖЕ "МОСКВИЧ" ИМЕЛСЯ!"

- Родился я в 42-м в Нижнем Тагиле, а через год семья из эвакуации переехала в Киев. Учился в 92-й школе - кстати, ее посещал и Виталий Коротич. Школа была мужская, первая украинско-английская. На переменках мы, мальчишки, соревновались во дворе, кто больше раз поднимет кирпич. Потом пошли секции. Были дни, когда у меня случалось по три тренировки: по футболу, академической гребле и водному поло. Футбол пересилил. Пришел в школу "Динамо". "Кем хочешь быть?" - спросили меня тренеры Николай Федорович Фоминых и Николай Павлович Мельниченко (царствие им небесное!). "Вратарем!". А почему вратарем, и сам объяснить не мог бы.

В 60-м в составе юношеской команды киевского "Динамо" я стал чемпионом Советского Союза. И букет цветов во время чествования на стадионе имени Хрущева вручил мне тогда еще молодой Валера Лобановский. Но я с ним и до этого был хорошо знаком.

Сейчас не поверят, но в связи с реконструкцией стадиона "Динамо" мы раздевались на крыше гаража. Ничего ж не было. Я оставался после тренировок. И Валера в стороне мячом жонглировал на своих длинных ногах. Элегантный, недаром его называли "балериной". Такой манеры игры, как у него, не было ни у кого. Однажды я набрался наглости и поспорил с ним на три литра яблочного сока, что из 10-ти пенальти он не забьет мне больше семи. Мне ж интересно, как он будет бить! Уже темнело. Ворот не было, я встал между кирпичами, и Валера спокойно заколотил мне все 10 мячей. За два года до его смерти я эти три литра сока вручил ему на пресс-конференции в Конче-Заспе. "Я ваш должник", - говорю. Он улыбнулся.

У меня вроде бы неплохо получалось в воротах. Тренировались мы тогда на Нивках, там была база. Стоял двухэтажный домик - для взрослых и для юношей. Часто опытные игроки наблюдали за молодыми. Про меня как-то знаменитый голкипер Олег Макаров сказал: "Что это за Тарзан тут распрыгался?".

Вообще, в те времена взрослые больше опекали молодых ребят, воспитывали их. Старший тренер Вячеслав Соловьев говорил, чтобы мы обращали внимание на свою внешность, ходили причесанными, не появлялись в столовой в тренировочной форме. А если я не был на тренировке, Николай Федорович Фоминых садился на свой мотоцикл с коляской (собственные машины тогда были редкостью) и ехал ко мне домой, чтобы узнать о причинах моего отсутствия.

Помню, что первые машины в "Динамо" появились у Олега Базилевича, Йожефа Сабо и Андрея Бибы. Это были "москвичи". Я в то время встречался с одной девочкой - Кирой Лавровой, дочкой Юрия Сергеевича Лаврова, знаменитого актера Театра русской драмы имени Леси Украинки. Так Базилевич ее у меня отбил. У него же "москвич" имелся и зарплата по тем меркам большая была! Кира сейчас живет в Америке.

Меня приглашали в дубль киевского "Динамо". Но мама настояла, что надо учиться дальше, раз я окончил английскую школу. И я поступил на отделение переводчиков филологического факультета Киевского госуниверситета. Играл за сборную факультета, а потом пришлось бросить...

В регби я преуспел больше, чем в футболе. И чемпионом был, и входил в число 33-х лучших страны. Хотя были травмы, нос ломали, ногу... Могли, простите, в зад иголку воткнуть во время схватки. Однажды команду, в которой я играл, пригласили на турнир в Нальчик. Денег для поездки не было, поэтому ребята решили добираться туда на крыше поезда. Я на это не пошел, остался дома, а они таки добрались до Нальчика и стали победителями. Хотя их милиция снимала с крыш. А питались как? Тогда в кафе и в столовых ставили на столах бесплатный хлеб. Так они его подбирали.

Это говорит о том, какая тогда была бескорыстная, фанатичная любовь к спорту. Мы собирали на стадионе "Динамо" на матчах чемпионата СССР до пяти тысяч и не думали ни о каком вознаграждении.

Раз уж я затронул эту тему, выскажусь откровенно. И раньше говорил, и сейчас утверждаю: большие деньги погубят футбол. И не только футбол. Игроки наших ведущих клубов получают, на мой взгляд, такие огромные суммы, которые даже не снились великим мастерам прошлого, хотя те выигрывали Кубок кубков, Суперкубок, становились серебряными призерами чемпионата Европы.

Игроки от таких шальных денег теряют почву под ногами. Иные умом не блещут, патриотизмом также и не могут адекватно относиться к реальности. Возьмем, к примеру, молодого динамовца Алиева, который и раньше отличался не лучшим образом, а недавно снова показал свой норов: ночью без разрешения покинул базу, где готовилась к серьезному матчу наша молодежная сборная. Как вы думаете, он понимает, что такое ответственность перед товарищами по команде, перед тренерами, перед болельщиками?

Ну не должно быть в нашей стране так, что известный хирург, который спасает пять жизней в день, получает в десятки раз меньше, чем неоперившийся юнец, который в пяти играх мяча не может забить!
"НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ПО ФУТБОЛУ СУПЕРФАН ПАРАМОН УСПЕШНО ЗАНИМАЛСЯ БИЗНЕСОМ"

- Я суеверный и в последнее время перестал считать, в каких странах побывал. Но думаю, что не меньше, чем в 50-ти. Моя первая поездка состоялась в 33 года в Польшу. Одна из самых памятных была в Америку - в Тусон (штат Аризона), где проходил международный женский турнир по футболу. Киевское "Динамо" представляло на нем Европу. Тогда был бум женского футбола.


Александр Липенко - вратарь "Динамо" (Киев), чемпион СССР среди юношей, 1960 год



Я много путешествовал по штату, знакомился с американским образом жизни. Посетил редакцию местной газеты. Они спросили меня, как я отношусь к Михаилу Горбачеву, который был тогда президентом СССР. Я честно ответил, что ему не верю. Почему? Дает одни обещания. И сказал, что очень скоро он останется без власти. Они все это напечатали. Прислали мне в "Вечерний Киев" газету, где были огромные заголовки: "Украинский журналист Липенко не верит Горбачеву! Он считает, что Горбачева скоро не будет!". Я думал, что у меня будут неприятности с властями, но обошлось. Потому что мое предсказание сбылось в том же году.

Меня трудно удивить, но чемпионат мира по футболу в Германии поразил так, что описать это невозможно. Буряк предупреждал: "Учти, будут огромные толпы, тебе на голову будет литься пиво, ты три часа не сможешь выйти со стадиона". Я к этому был готов. Но увиденное превзошло все ожидания. Это был мировой праздник! Только футбол может объединить людей всей планеты в единую семью. И я был счастлив, горд, что украинец. Раньше что видел на трибунах? Горсточку земляков. А сейчас их было так много, как никогда. Значит, в нашей стране все-таки налаживается жизнь, если у стольких людей появилась возможность приехать туда.

Олег Блохин, правда, какой-то фартовый: из сложнейших ситуаций выходит (недавний матч в Киеве со сборной Грузии - тому подтверждение)! Что наша сборная? Играет как может. Мы не можем утверждать, что по силе - восьмые в мире. Ну, конечно же, нет. Но мы действительно восьмые! И это подтверждает результат. Правильно говорил Лобановский: игра забывается, а счет на табло остается. Человек так устроен, что хочет помнить только хорошее, а не плохое. И больше, конечно, будет помниться игра со Швейцарией, а не с Испанией.

Позабавлю немного рассказом о бизнесе на чемпионате мира суперфана киевского "Динамо" Парамона. Ему 53 года, 40 лет на футбол ходит. Все к нему привыкли. Его и на выездные матчи берут - на фарт, выделяют для него отдельный номер в гостинице.

Там у них на стадионе масса пива пьется. Платишь три евро, и тебе дают его в хорошем пластиковом стаканчике. А потом ты можешь тут же сдать посуду, чтобы получить один евро обратно. Но многие ж не знают, стаканчики выбрасывают. А Парамон быстро сообразил: стал их собирать и сдавать. И так подсобирал где-то на 20 евриков.

Второй успешный бизнес Парамон осуществил, когда мы улетали с чемпионата. Каждый в аэропорту, как обычно, берет тачку для вещей. За нее надо заплатить один евро. Выложил вещи, тачка больше не нужна, оставляешь ее. И вот Парамон где-то пронюхал, что если тачку отвезти обратно, то евро возвращают. И снова он обогатился на целых 15 евро! Но он такой, что все деньги на сувениры тратит, а потом их раздает...

Забавный он человечек. Раз после матча в Берлине так его и не дождались. А он, оказывается, заблудился. Стоит, слезы льет. Подъехала какая-то группа украинских болельщиков, забрали его и стали искать гостиницу, где он жил. А Парамон название ее забыл. Всю ночь по городу колесили, гудели. В гостинице суперфан появился только в девять утра.

Организация на чемпионате была высочайшая. Еще матч не начался, а все места уже заняты. Опоздавших - единицы, потому что болельщики не хотят пропустить ни одного мгновения футбольного празднества. А у нас, когда бы матч ни начался - хоть в семь, хоть в восемь, хоть еще позже, - трибуны почти пустые. Те, кто пришел на игру, стоят под стадионом, пьют пиво, курят, лузгают семечки и базарят, базарят. Через 15-20 минут после начала матча начинают пробиваться к своим местам, мешая другим. Елки-палки, что происходит? Что мы за люди? Почему во всем мире так, как положено, а у нас иначе? И еще: столько у нас изданий, программ, каналов, рассказывающих о футболе, - никогда так много не было! - а люди на трибуны не идут. Что мы не так делаем?

"ЗАРУБЕЖНЫЙ ТРЕНЕР В "ДИНАМО"? МНЕ ЭТО КАЖЕТСЯ НЕПРИЕМЛЕМЫМ"

- Жаль, что Валерий Лобановский не дожил до этого чемпионата мира. Ведь и он закладывал фундамент в будущий успех сборной. В финале играли те, в кого он вложил свое профессиональное умение, душу, - Шевченко, Ребров, Шовковский, Ващук... Да и главного тренера-триумфатора Олега Блохина кто воспитал?

Григорий Михайлович и Игорь Михайлович Суркисы очень многое сделали, чтобы он вернулся в "Динамо". Я этих людей уважаю и люблю. И скажу, не умаляя достоинства других: не было бы их, и футбол бы у нас был на задворках. Ни о каких успехах на международной арене не могло быть и речи.

После матчей Лиги чемпионов на стадионе "Олимпийский" в раздевалке обычно засиживались допоздна. Компания одна и та же - в основном помощники главного тренера. И меня допускали, я был там единственным из журналистов. Помню, сидим после последней игры Лиги. К трем часам ночи я начал дремать. А они все говорили. И вдруг слышу слова Лобановского, которые меня сразу пробудили: "Ну все, ребята, я ухожу с "базара". Наверное, буду бросать. Уйду в сторону и буду за вами смотреть: станете ли вы пауками в банке?".

А сказал он так, потому что врачи его предупредили: "Или футбол, или жизнь. Вам надо закончить тренерскую карьеру. Иначе ваше сердце не выдержит". Но он все равно продолжал делать свое дело. Без футбола, я думаю, умер бы на следующий день.

Когда были похороны Лобановского, я заметил одну деталь. Установили гроб на стадионе "Динамо". И вдруг с неба опустился голубь и сел на штангу ворот. Гроб несут, а птица сидит. Спустя какое-то время сизарь прилетел во время матча (такого никогда не было!) и сел на ту же штангу. С ума можно было сойти!

Второго Лобановского быть не может. Конечно, он готовил себе замену. Первым его место занял Алексей Михайличенко. Помните слова Валерия Васильевича: "В команде должен быть один рыжий"? Но ему, наверное, нужно было еще немножко созреть, чтобы возглавлять такой клуб. Потом Йожеф Сабо, Леонид Буряк. Последнему, считаю, надо было дать больше времени для работы. Разве за месяц создашь классную команду? Теперь вот Анатолий Демьяненко...

Вариант, когда киевское "Динамо" может возглавить зарубежный тренер, кажется мне неприемлемым. У нас много своих талантливых тренеров. Просто надо в них верить, дать возможность поработать.

...Я вначале обижался, когда меня называли шоуменом. А сейчас привык. Почему этим занялся? Бывал на многих соревнованиях за рубежом и, наблюдая, как там умеют создавать предматчевую атмосферу (в Америке особенно), думал: а почему у нас этого нет? И решил тоже разговаривать с болельщиками. Так сказать, на общественных началах.

Выбрал музыку, под которую стал выходить. Это - мировой хит "Go west", похожий на Гимн Советского Союза. И вскоре прочитал в одной из наших газет: "Оце виходить людина i пiд ворожий гiмн на ворожiй мовi звертається до глядачiв". Вот такие оппоненты были среди коллег.

А я под этот гимн уже 300 раз появлялся перед трибунами. И это только на футболе! Если игра, начинаю: "Привет, футбольная Украина! Здравствуй, дружная фан-семья!". В ответ - гул голосов. Есть контакт! Продолжаю: "Давайте сейчас сделаем тишину, а потом загудим так, чтобы было слышно на Майдане! Считаю до пяти...". И стадион замирает. И вдруг взрывается. Это здорово!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось